Квиддич уходит в небо. Часть первая


Название: Квиддич уходит в небо.
Автор: Велилла Скалинская velilla @ mail . ru
Герои: Гарри Поттер, Джеймс Поттер, все-все-все
Рейтинг: PG-13
Жанр: Humour
Размер: Мини
Статус: Закончен
Саммари: Волан-де-морт живёт у туземцев, мёртвые возвращаются с Того света, для Гарри Поттера не осталось ничего святого в жизни… Мир сходит с ума. Что же делать обычным людям? Присоединяться к этому бедламу!

— Знаешь, Том, мы ведь можем отправить тебя не в ад, а в чистилище. Так, для профилактики, — лениво отметила Гермиона Грейнджер.
— А к-к-какая разница? — заикаясь, спросил несчастный.
— Просто из чистилища можно попасть в рай, — мудро заметил Драко Малфой, — Правда, тебе это не светит, но не будем же мы огорчать несчастного свергнутого Лорда. Мы же не изверги какие-нибудь…
А вот с этим Волан-де-морт был категорически не согласен. День для него явно не задался. Неприятности Реддла начались с того, что утром он не смог принять душ по причине отсутствия горячей воды, а своего единственного сантехника Тёмный лорд убил ещё неделю назад. Потом миссис Реддл явилась пред светлы очи мужа и заявила, что подала на развод. Затем у Северуса Снейпа начался очередной приступ мара… сарказма. Пришлось подарить несчастному портал до Антарктиды — пущай остынет. А теперь это… Могучая кучка «Хогвартса», включающая в себя Драко Малфоя, Гермиону Грейнджер, Рональда Уизли, Гарри Поттера и Невилла Лонгботтома, перебила всю его армию (700 Пожирателей, 400 оборотней, 200 вампиров и ещё кучу всякой мелочи). Затем детишки ворвались к нему прямо в душ, где Том как раз наслаждался вновь обретённой горячей водой, привязали банным полотенцем к унитазу и теперь шумно решали, что с ним делать дальше…
Дети — цветы жизни. У Волан-де-морта с младенчества аллергия на цветочную пыльцу…
— Ну так что, в чистилище или сразу в ад? — с нехорошей улыбкой поинтересовался Рон.
— В чистилище, — из последних сил выдохнул Реддл.
— А что нам за это будет? — невинно спросил Гарри.
— Я верну на землю души четырёх убитых мною и моими слугами людей.
— Семи, — мгновенно отреагировал Невилл.
— Трёх, — не уступал Лорд.
— Всё, пяти, — начальственным голосом произнесла Гермиона, — и точка.
Волан-де-морт угрюмо кивнул. Со счастливыми улыбками Драко, Гарри и Невилл оторвали «трон» Тёмного лорда от пола ванной и понесли его в гостиную. Следом за ними шли Гермиона и Рон с летучим порохом в руках.
— Чтобы вернуть души умерших, — пробормотал Реддл в надежде, что его не услышат, — нужно чётко и внятно сказать имя человека, а перед ним произнести заклинание «Ctrl-Alt-Delete».
— Да ну? — поразился Рон, — Ctrl-Alt-Delete, Миссис Норрис. Ух ты, получается… Чёрт! Эванеско, кошка ты драная.
— Так-с, ребята, опускаем, — скомандовал Драко.
Юноши внесли унитаз в камин.
— Эй, эй, дайте мне переодеться хотя бы! — завопил Том.
— В морге тебя переоденут, — философски заметил Гарри, — Рон, летучий порох!
— Высыпь весь мешочек, — посоветовала Гермиона, — для верности.
— На фиг, — махнул рукой Гарри. Зачем?…
Мешочек с летучим порохом выскользнул у Поттера из рук и упал прямо в заботливо разожжённое Невиллом пламя в камине. С громким криком Волан-де-морт исчез. «Малыши» сгрудились у камина и недоумённо смотрели на пламя.
— Ну и куда он ушёл? — почесал затылок Гарри.
— Куда ты велел, туда и ушёл, — глубокомысленно ответил Драко, — Да-а-а, вежливый ты, Поттер, мне бы твоё воспитание…
— Интересно, — наморщил лоб Невилл, — «на фиг» — это где?
— Тебе лучше не знать, — наставительно проговорил Рон.
— Заткнитесь уже! — возмутилась Гермиона, — как добычу делить будем?
— По-братски! — радостно предложил Невилл, — в смысле, каждый возвращает по одному человеку.
— А зачем пятерых только? Волан-де-морт смылся, извиняюсь за каламбур. Почему бы нам не воспользоваться его заклятием и не вернуть всех кого угодно? — спросил Рон.
— Что-то мне подсказывает, что Том поставил на него блокировку специально для нас, — нахмурилась Гермиона, — так что лучше не рисковать.
— Вот зараза! — в сердцах воскликнул Драко, — ладно, хрен с ним. Не больно-то и хотелось. В общем, не знаю, как вы, а я так буду своего двоюродного дядю возвращать. Старшего.
— А почему не отца? — распахнул глаза Невилл, — Ладно, Нарциссу авроры поймали, но Люциуса-то Волан-де-морт убил. Кажется.
— А на кой он мне? Будет сидеть и нотации читать с утра до вечера, приправляя Круциатусом. Не-е-ет, у меня продуман свой злодейский план, — расплылся в улыбке Драко, — Мне нравилось быть Пожирателем? Нет. Кто меня мсье Вольди посоветовал? Тётя Белла. Ей стоит отомстить за такую подлянку? А то как же. Беллатрикс, между прочим, этот молодой человек, я имею в виду Сириуса Блэка, уже полгода как в кошмарах снится. Вот пусть теперь наяву помучает. От моего имени. Гы-гы-гы!
— Злой ты, Драко, — вздохнула Гермиона.
— Зато ты такая добрая — уписаться можно! Кстати говоря, послать Лорда по каминной сети было твоей идеей.
— Моя бы воля — я бы его просто послала, без всяких каминов.
— Да заткнитесь уже! — нахмурился Невилл, — надоели! Вообще я буду Дамблдора возвращать. Бабушка меня уже который год третирует, чтобы я стал аврором, так может хоть он её переубедит.
— А кем ты хочешь быть? — поинтересовался Гарри.
— Учёным-ботаником.
— А это разве не одно и то же? — захихикал Малфой.
— Драко, — возмутилась Гермиона, — не обижай одноклассника… Вот я, пожалуй, верну Седрика Диггори.
— Та-а-ак, начинается! — рявкнул Рон, — С чего бы это вдруг, позволь поинтересоваться?
Гермиона надела маску типа «Рон-ты-тупой-как-дрова».
— Седрик — умный, добрый, перспективный юноша. К тому же, совсем молодой.
— Ага, — поддакнул Драко, — и красивый впридачу.
Девушка покраснела и пробормотала что-то вроде «Причём здесь это?»
— Да ладно, Рон, не беспокойся, — добродушно улыбнулся Невилл, — не станет же наша Гермиона обращать внимание на двадцатилетнего молодого человека, который даже ЖАБА не сдавал.
Рон немедленно успокоился.
Гарри в сей высокоинтеллектуальной беседе участия не принимал. В то время, когда его товарищи занимались решением насущных вопросов типа «Сколько лет Седрику Диггори», Мальчик-который-ещё-с-нами тихонько сидел в уголке и о чём-то сосредоточенно думал, заснув в рот указательный пальчик.
— Гарри, что с тобой? — участливо спросила Гермиона.
— А-а-а, вам-то хорошо-о-о, — плаксивым голосом протянул Избранный, — кого хотите — того и возвращаете-е-е. А мне что дела-а-ать?
— Ой, обидели дитё! — в священном ужасе схватился за голову Малфой, — Милый Гарричка, не плачь: я куплю тебе калач. Всё будет хорошо: мы пойдём на компромиссик — кинем монеточку. Если выпадет орёлик — возвращаем малышу папусю, если решечка — мамусю, если встанет на рёбрышко — забираем ход у Рончика и возвращаем обоих, а если зависнет в воздухе — то наоборот, у нашего Ронюси появится дополнительная жизнюся.
(Грамотному обращению с детьми Драко явно учился у своей кем-то уважаемой тёти Беллы.)
Невилл достал из кармана галеон, подкинул в воздух и…
— Рональд Артур Уизли!!! Немедленно убери заклинание левитации!!!
«Ронюся», скривившись, опустил палочку. Монета звякнула об пол. Орёл.
— Так, что же делать мне? — глубоко задумался Рон, когда стенания Поттера, посвящённые категорически отказавшейся вставать на ребро монете, наконец затихли. Правда, случилось это только после сверхгениального предложения Драко заткнуть гриффиндорцу рот заранее найденными в ванной плавкам Тёмного лорда.
— Да-а, вот дилемма, кого же выбрать? Что-то не припомню ни одного подходящего персонажа, — продолжил с хитрой усмешкой Уизли, время от времени поглядывая на сморщившего нос и сложившего губы трубочкой Гарри. Видимо, в его понимании это выражение лица называлось умоляющим.
— Ладно, Гарри, — наконец сжалился Рональд над другом, — так и быть, я сегодня добрый. Относительно.
— Даже не знаю как тебя благодарить! — запрыгал доблестный гриффиндорец. Этажом ниже в столовой с громким грохотом упала люстра…
— Да чего уж там, какие счёты между друзьями?… С тебя бутылка и коробка конфет. Конфеты, так и быть, можешь съесть сам, но коробка чтобы была — я их коллекционирую.
— Да, а твой отец собирает штепсели, — ввернул Малфой, — Видимо, это заразно.
— Встанем рядом, друзья мои! — с пафосом произнёс Невилл, — Давайте избавим наконец Лучших из лучших, избранных нами, от ужасной смертной муки!!! Давайте вернём им возможность жить и радоваться каждому мгновению!!! И давайте уже уберёмся из этой паршивой вонючей дыры, называемой замком, и пусть она катится к чертям собачьим и больше не смеет плодить всяких отродий, вроде этого мерзопакостного Тёмного засранца!!!
В ответ на столь проникновенную речь учащиеся Хогвартса молча зааплодировали. Гермиона даже прослезилась.
Четыре гриффиндорца и один слизеринец сосредоточились. Прозвучало одновременно пять голосов, произносивших волшебные слова «Ctrl-Alt-Delete» и имена пятерых колдунов. Зазвучала небесной красоты музыка и комната засветилась всеми цветами радуги. «Дискотека!» — прошептала Гермиона. Наконец, перед ребятами материализовались Джеймс и Лили Поттер, Седрик Диггори, Сириус Блэк и Альбус Дамблдор.
— А что это здесь происходит? — после пятиминутного молчания спросил Джеймс.

* * *

Небеса разверзлись, и Волан-де-морт наконец избавился от бешеной гонки по каминной сети. Сколько времени Том провёл в подвешенном состоянии, он не знал. Так же, как несчастный не знал того, что дерево, на котором он в настоящее время висел, было тем самым фиговым деревом, росшим на небольшом острове где-то в Индийском океане, возле которого, по библейской легенде, располагался рай. Единственной вещью, интересовавшей сейчас Тёмного лорда, являлся привязанный к нему унитаз. Мало того, что висеть с ним было чертовски неудобно, он был ещё и очень тяжёлым. А фиг, на время приютивший Волан-де-морта, за тысячелетия вымахал до невообразимых размеров. Так что Реддл предполагал, что падать с него больно, хотя проверять не решился. После того, как Том понял, что зубами ему до завязанного узлом полотенца не дотянуться, он решился зацепиться ногами за надёжный с виду сук и повиснуть вниз головой, развязывая освободившимися руками махровую тряпку на пузе. Детишки постарались на славу: полотенце долго не хотело распутываться. Наконец послышался звук упавшего с десятиметровой высоты санфаянса. «Дьявол, похоже, смывной бачок разбился. Придётся новый покупать», — недовольно поморщился Волан-де-морт и попытался поудобнее устроиться на ветке. Зря…
КРАК! БАХ! БАХ! БАХ! БАЦ! О-О-О! ЁКЛМН!
«Да-а-а, — подумал Волан-де-морт, с трудом поднимаясь с земли и потирая ушибленную спину, — Вот если бы у меня были мозги, то я бы сейчас получил сотрясение мозга. А так — ничего, всё в порядке».
Отряхиваясь и попутно решая проблему, как вернуться в Британию, Тёмный лорд огляделся.
— А ничего, жить можно.
Том довольно ухмыльнулся и принял позу завоевателя: взялся правой рукой за отворот чёрного банного халата, левой упёрся в бок и поставил ногу на разбитый унитаз. Пейзаж в самом деле впечатлял. Бескрайние зелёные луга вокруг одинокого фигового дерева, где-то на юге виднелся неопознанный водоём, а несколько правее на горизонте показалось облачко пыли… Реддл слегка забеспокоился. С каждой секундой его беспокойство нарастало всё сильнее, ибо вышеупомянутая пыль медленно, но верно трансфигурировалась в огромную толпу людей. Пара секунд — и люди окружили Волан-де-морта. При более близком рассмотрении выяснилось, что перед Томом стояло какое-то туземное племя: чернокожие полуголые гуманоиды увешанные клыками и шкурами зверей и с первобытными копьями, зажатыми в передних конечностях, причём преимущественно самцы. Некоторое время Тёмный лорд и туземцы смотрели друг на друга, а затем последние бухнулись на колени. Особо крупная особь с неопознанной дубинкой в руках, очевидно, главарь этого сборища, что-то прокричала, и вся компания завыла, как перед кабинетом дантиста. «Они меня что, за бога приняли?» — подумалось Реддлу. Туземцы поспешили подтвердить сие предположение: они подхватили Тёмного лорда, его полотенце, унитаз и даже осколки от смывного бачка и всей толпой отправились восвояси. «А что, мне здесь нравится, — решил Волан-де-морт, с комфортом устроившись на плечах двух амбалов, — да ну её, эту Англию, не любят меня там».
И, тихонько подвывая, Тёмный лорд отправился на встречу новой жизни.

Квиддич уходит в небо. Часть первая: 11 комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.