Гарри Поттер и Законы Крови. Глава 27. Часть 3


* * *

— Я его убью! — бабах — и пара склянок превратилась в сверкающий песочек, — Нет, не убью. Это слишком просто. Я его сварю, нет, изжарю, наделаю стейков и скормлю дементорам на ланч! Нет, лучше мантикорам! Самому Министру — это, по крайней мере, позорно, быть съеденным столь пустоголовым кретином! — письменный стол не выдержал напора Огненного дождя и отчего-то превратился в несколько очаровательных обугленных головёшек.
— Ого, запахло жареным, — усмехнулся Люциус, с некоторой меланхоличностью рассматривая развернувшийся перед ним натюрморт.
Северус зарычал, да так, что передёрнуло самого бывшего Пожирателя вне порядка, а это показатель, и продолжил разорять комнату. В следующие пятнадцать минут до сведения светловолосого графа было доведено минимум шесть рецептов долгой и мучительной смерти, которой, по мнению Северуса Октавиуса Снейпа, можно и нужно было подвергнуть несчастного лорда Волдеморта. Причём наиболее добрым и невинным способом бывший профессор, очевидно, счёл тот, который предполагал: публичное вываливание в перьях, зачарованных заклятьем Вечного приклеивания, колесование, четвертование, поджаривание на гриле, отрезание всех пальцев на руках и ногах, а также выкалывание глаз, сдирание с живого тела кожи (точнее того, что от неё осталось после всего этого), отпаивание пресловутым «Полётом бабочки» и, поскольку Волдеморт всё равно бессмертный, и на его существование все эти издевательства никак не повлияют, последним последует завёртывание их величества в собственную снятую ранее кожу и закапывание живьём в землю на глубину не менее пяти миль. От такого предложения у Люциуса даже дыхание перехватило. Ну и фантазии! А Северус-то, оказывается, Пожиратель от бога…
Между тем, пока Малфой нагло посмеивался в усы, которых у него не было, Северус злился не на шутку. Конечно, не каждый день на твоих глазах твой босс зверски убивает твою же родню! Тут кого хочешь закоротит! Мужчина оглядел комнату, прикидывая, что бы такого ещё разбить… Волдеморту об голову… Под руки попался только некий фолиант немалых размеров, увы, неразбиваемый. Ну не страшно, Северус и ему быстро нашёл применение — запустил в окно. Книга резво отскочила от специально зачарованного для такого случая стекла и шлёпнулась Пожирателю на ногу. Снейп злобно зашипел, но сие небольшое происшествие ни в коей мере не охладило его пыл.
— Северус, как насчёт того, чтобы угомониться? — невинно поинтересовался Малфой. Ответом ему послужило многообещающее рычание: мол, если не заткнёшься… Люциус равнодушно пожал плечами и поудобнее уселся в кресле. Ничего, он может и ещё подождать, времени у него — пропасть.
— …Василиск сопливый!!! Йети побритый!!! Тритон бесхвостый!!! Тролль беременный!!! Чтоб тебя дементорами засосало, флоббер-червь ползучий!!!
Люциус недобро ухмыльнулся: надо думать, представил себе, как Волдеморта засасывают дементоры. Северус как заведённый метался по комнате, очевидно, не в силах придумать новые ругательства.
— Ну что, всё? Или ещё нет?
— Люциус… — угрожающе прошипел Снейп: похоже, ещё не всё.
— Да что ты, с ума сошёл? — и без того небогатому терпению Малфоя, как и всему в этом бренном мире, пришёл конец. Да, конечно, это всё очень забавно, но, как говорится, пора и честь знать.
— Слушай-ка… — что именно граф должен был выслушать, осталось неизвестно широкой аудитории.
— Северус, если ты не успокоишься в ближайшие сорок пять секунд, я решу, что всё-таки Шляпа в своё время пыталась распределить тебя в Гриффиндор. Уж больно ты разгорячился. Это не по-нашему.
— Малфой!
— Что, угадал? Неужели? — самодовольно хмыкнул Люциус, — Да, мы с Тони Ноттом и Беллой долго смеялись. Мы, конечно, близко сели к учительскому столу, но не настолько, чтобы услышать ещё чьи-то пререкания со Шляпой. Ты был единственный в своём роде…
— Значит, у вас хреново с чувством юмора, — прорычал Снейп.
— А знаешь, я со временем всё больше убеждаюсь, что этот факультет был бы тебе как нельзя кстати. Представляешь, ночевать в одной спальне с Сириусом Блэком, варить зелья с Питером Петтигрю, выгуливать ночами Римуса Люпина, горланить милые, добрые запрещённые песенки с Джеймсом… Кстати, ты хорошо поёшь? Почему я ни разу не слышал? — Малфой откровенно издевался.
— Потому что я тебя сейчас убью! — Северусу явно было не очень смешно, тогда как Люциус, напротив, гаденько так хихикал.
— Да ладно, не стесняйся, все свои. Давай, может быть, какой-нибудь рождественский гимн? Как насчёт «Храни тебя Господь, весёлый гиппогриф»? Начинай, я, так и быть, подпою… — в открытую хохотал Люциус.
Бывший слизеринский декан с перекошенным от злости лицом ринулся на умирающего со смеху старого друга с явным намерением задушить последнего и вдруг застыл как вкопанный. Смех Малфоя оборвался.
С полсекунды Северус невидящим взглядом сверлил стену за спиной Пожирателя, затем, испустив Особо Ужасный Злобный Рык, развернулся на каблуках и продефилировал к выходу. Наверняка именно с такими лицами питекантропы в своё время собирались на охоту.
— Aquaz, — раздалось у него за спиной, и Мастера зелий окатило ледяной водой.
— Остынь, дружище, — уже абсолютно серьёзный тоном проговорил Люциус Малфой, обогнув замершего в трёх шагах от двери Снейпа и вставая прямо напротив него.
— Отойди, — Северус довольно быстро взял себя в руки, одним движением палочки высушил мантию и теперь посылал убийственные взгляды один за другим в непонятно что забывшую у него на пути преграду. Впрочем, надо признать, внезапная ванна пошла ему на пользу: мужчина был уже вполовину не так зол, как, например, пять минут назад.
— Нет. Пока ты не успокоишься. Остановись и приди в себя для начала. Ты не можешь выйти отсюда в таком состоянии, — Снейп попытался было что-то возразить, но Малфой не дал ему такой возможности, — Северус, я тебя отлично понимаю. Я тоже разозлился за Джессику…
— Ты не…
— Молчи. Но если ты хотя бы попытаешься выполнить хоть десятую часть того, что ты тут наобещал в последние четверть часа… Вызывает, да? — Люциус правильно истолковал появившуюся у Северуса на лице гримасу отвращения, — У тебя пока что нет на всё это ни сил, ни возможностей. Хотя, признаю, в том, что ты только что так красочно описывал, было рациональное зерно, и не одно, — Малфой ухмыльнулся и многозначительно подмигнул, — Может, чуть позже у нас будет шанс. Но не сейчас, пока нет.
— Предлагаешь начать с малого? — Снейп, кажется, понял друга без слов, — Но это будет смешно смотреться. Как-то слишком мелочно.
— Зато эффективно, и, если постараться, так даже и надолго. Выиграешь время… Ты — слизеринец, Северус, тебе можно и даже нужно быть смешным, бесчестным или слишком осторожным, если это приносит пользу.
— Перестань обращать против меня мои же слова! Это я обычно своим ученикам говорю…
— Так нелишне будет сейчас вспомнить, профессор.
Люциус и Северус нехорошо ухмыльнулись.
Тёмный лорд будет очень зол, — констатировал очевидное Снейп.
— Тем лучше, — равнодушно пожал плечами Малфой.
Северус саркастично хмыкнул, одёрнул мантию и, обогнув Люциуса, вышел из комнаты. Волдеморт и в самом деле звал его и, по мнению зельевара, как-то слишком поздно. Всё-таки Малфой прав, после того, как Пожиратели ушли из Хогсмида, прошло не менее четверти часа. А Тёмный лорд, это Северус хорошо запомнил, был ранен…
— Да где ты бродишь, чёрт бы тебя взял?!
Северус безразлично проследил траекторию падения старинной вазы девятого века. Она ударилась об стену в полуметре от его головы, но мужчину это мало волновало. То, что Волдеморт промажет, не вызывало сомнений: Северус — единственный имеющийся в наличии более-менее компетентный специалист в области разнообразных травм и их лечения, другого такого придётся слишком долго искать (всё же не каждому встречному разрешается спускаться в личные покои Тёмного лорда). А если начать уворачиваться, то гражданин больной может разозлиться ещё больше, и уж вторая ваза попадёт точно в цель. Северус мысленно ухмыльнулся: моментальная смена ролей — каких-то пять минут назад он сам разорял собственную комнату, мечтая запустить чем-нибудь в дорогого хозяина, а вот уже сейчас упомянутый дорогой хозяин уже кидается в него.
— Прошу прощения, милорд, — максимально вежливо проговорил Пожиратель, — вы велели проконтролировать…
— Хватит болтать! — да, Волдеморт был очень зол, — Немедленно исправь мою руку, или…
— Конечно, милорд, сию секунду, если вы соизволите постоять минутку спокойно. А ещё лучше — присядьте. Но, главное, постарайтесь не шевелить рукой, это может быть опасно.
Северус задумчиво поводил палочкой над пострадавшей конечностью, состроил гримасу лёгкого недоумения и нерешительно произнёс:
— Милорд, кажется, у нас небольшая неприятность.
Нет, Волдеморт не был зол, он был просто в ярости. Тяжёлый у него сегодня денёк выдался: то малолетки обижают, появляются из ниоткуда, хоркруксы похищают и руки ломают, то вот теперь любимый слуга собирается смолоть какую-то чушь…
— Что ещё? — угрожающе рыкнул он.
— Боюсь, я не смогу срастить вам кость.
— Так найди того, кто сможет, олух! — Волдеморт вскочил с кресла, в которое было уселся. Северус почёл за лучшее склониться в полупоклоне. Вот теперь надо быть осторожнее…
— Вы не поняли, милорд. Осмелюсь доложить, что этого никто не сможет. Она раздроблена.
— Ну и что?
— Если просто заклинать кость, велик риск, что она срастётся неправильно. Тогда придётся её ломать и проводить довольно болезненные процедуры. К тому же, в этом случае осколки кости могут перебить кровеносные сосуды, и откроется внутреннее кровотечение. При этом, придётся также учесть возможный риск заражения крови… — Северус с каким-то садистским наслаждением принялся перечислять, что ждёт Волдеморта в случае пресловутого заражения крови.
— Лжёшь! — в Снейпа полетел старый добрый Круциатус, но боль не продлилась и двух секунд. Видно, Лорду и в самом деле рука доставляла… м-м-м, сильные неудобства.
— Я могу достать целителей из святого Мунго, если вам будет угодно, но вы просто потеряете время: они скажут то же самое, — *ага, учитывая, что Империусы на них так и так буду я накладывать,* — эту часть реплики Северус решил оставить при себе.
— Так делай же что-нибудь! Мне нужна моя рука не позднее завтрашнего утра, — кажется, Волдеморт хотел подкрепить свою просьбу ещё одним Круциатусом, но раздумал, очевидно, из боязни потерять ценного врача. Ну ничего, он своё завтра наверстает, когда рука восстановится… Если восстановится…
— Это несложно, милорд, но несколько неприятно. Придётся воспользоваться Костеростом.
— Что?!? Чёрт, нет!
— Как пожелаете, милорд. В таком случае, я попытаюсь срастить кость, других вариантов всё равно нет, но в случае, э-э-э, отрицательного результата ваша рука может отказать…
— Ты что, издеваешься надо мной?! — задыхаясь от бешенства, прохрипел Тёмный лорд: всё-таки он удивительно быстро схватывает основные настроения, даже в невменяемом состоянии.
— Как я смею, милорд? — зашёлся в священном ужасе Северус.
Волдеморт сверлил негодующим взглядом своего первого помощника, очевидно, пытаясь выяснить, что же у него на уме. Снейп невозмутимо стоял рядом, ожидая новых приказаний, нимало не заботясь о том, что же будет дальше: он сумеет устроить любимому хозяину весёлую ночку в любом случае.
— Ладно, давай, тащи свою отраву, — наконец злобно прошипел Волдеморт.
— Сию секунду, сейчас принесу, — отвесил полунасмешливый поклон Северус, одновременно прикидывая, стоит ли ему по пути завернуть на кухню попить водички или лучше сразу прикончить обед из трёх блюд.
— Нет, Хвост принесёт, — распорядился Тёмный лорд, повыше закатывая рукав повреждённой руки, — а ты лучше займись делом. Живо!
*Ах, даже так? Хвост? Ещё лучше. Положительно, мне сегодня везёт. Ну-ну, Питер, давай, попрыгай, я и тебе сейчас устрою сладкую жизнь…*
— Я объясню ему, где искать.
Волдеморт раздражённо кивнул. Северус ещё раз поклонился и тихо вышел в коридор, поискать Хвоста. Губы Пожирателя расплылись в многозначительной ухмылке, не предвещающей ничего хорошего. *Интересно, откуда я знаю, что Хвост перепутает зелья?.. Да, милорд, как же вы всё-таки меня достали, я и не представлял… Я, конечно, не Поппи Помфри, но если вы проваляетесь с переломами, бронхитами и диареями меньше месяца, то я сдамся властям!..*
— «…храни тебя Господь, весёлый гиппогриф…». Чёрт, Малфой, чтоб тебя…!!!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.