Гарри Поттер и Занавес Безвременья — Глава 58. Прежнее русло.


— Ну что, принёс?
— Да, — пискнул домовой эльф, доставая такой долгожданный комок травы.
Гарри схватил слизкое переплетение стеблей трясущимися руками. Хорошо, что Рон с Гермионой куда-то запропастились, всё достанется только ему…
Он ощущал себя рыбой… Нет! Чем-то более человечным, но с плавниками и жабрами… он нёсся сквозь грязную мутную воду озера, которое служило канализацией Хогвартса уже тысячу лет, пока не наткнулся на белую полупрозрачную полуголую девицу, коей оказалась Миртл. После этого он стал нестись, как самоубийца от санитара психбольницы. Вскоре вопящее приведение отстало, но появилась толпа более телесных, но не менее голых тел с зелёными волосами, пучками торчащие из самых неожиданных мест.
С дикими, невразумительными, но преобладающе страстными воплями, жительницы глубин канализации бросились к нему.
С перепугу, Поттер рванул ещё в три раза быстрее, чем водомерки от прыгуна-камикадзе. Пока на горизонте не показались плавающие в толще воды тела. Одетые.
Обрадовавшись, он собрал остатки сил и порулил туда. Когда расстояние сократилось раза в два, он понял что это были Рон с Гермионой. Заклиная себя, что больше никогда не будет пробовать траву, и не только, без них, гриффиндорский лев, в данном случае русал, подплывал всё ближе. И всё ярче становилось понимание того, что он видит…

— 100 балов с Гриффиндора! — завопил Снейп.
Гарри с перепугу упал с кровати, запутался в одеяле и стукнулся головой о прикроватную тумбочку, уронив с неё кувшин с водой. И только потом вспомнил, что сейчас лето, а это был будильник.
Полностью мокрый, но с целым кувшином в руках, Гарри поднялся и попытался найти свои очки.
— С добрым утром, — сказал Невилл, который тоже не остался равнодушен к будильнику. Однако с кровати не упал.
Поттер не успел ответить, как в комнату ворвалась Гермиона, принося с собой ароматы с кухни. Поздоровавшись, она отметила, что рыжая шевелюра всё ещё нежится между подушкой и одеялом, и это её совсем не устроило. Девушка грозно направилась в сторону сони с ярым намерением исправить ситуацию.
Гарри, улыбнувшись и молча пожелав подруге удачи, подошёл к шкафу и начал одеваться. Через пару минут, когда он в очередной раз попытался причесать волосы, появился запах жжёных перьев и сразу после этого недовольный вопль. Обернувшись, гриффиндорец обнаружил мокрого и жутко недовольного Рона, сидящего на полу с чем-то дымящимся.
Видимо Гермиона случайно подожгла подушку Рональда очередной неконтролируемой маленькой молнией, из немногочисленных, но метких, которыми она успела спалить несколько вещей в доме. И, спасая ситуацию, наколдовала литра два воды, которые обрушились на несчастного Уизли.
Такие неконтролируемые всплески магии Филипп Вельде объяснил ребятам тем, что природа, обделившая ближайших предков Гермионы магией, «отыгралась» на самой девушке, наделив её большим количеством, чем следовало. Это объясняло то, что гриффиндорка быстрее осиливала трудные заклинания, изучаемые в школе. Да и просто считалась одной из сильнейших юных ведьм в Хогвартсе. А после того, как Филипп передал ей силы Кандиды Когтевран единым «переливанием», то эта небольшая надбавка, данная природой, переливалась изредка через край. Это происходило при эмоциональных всплесках, как сейчас. И чаще всего выражалось это крошечными синеватыми молниями, от которых загоралась практически любая вещь.
Своим водопадом Гермиона убила двух зайцев — и «пожар» погасила, и Рона разбудила, который после ледяной воды уж точно распрощался с остатками сна. И пока он не пришёл в себя и не убил виновницу всего, девушка поспешно ретировалась.
— Завтрак через пять минут! И надо поторопиться, что бы всё успеть! — сказала гриффиндорка, поспешно закрывая дверь. В следующий момент, в то место где она только что стояла, врезалась именитая подпаленная, но мокрая подушка, забрызгав всё вокруг.

Умывшись, ребята присоединились на кухне к девушкам, которые сварганили что-то аппетитно пахнущее на весь дом. Это оказался банановый кекс, по одному из рецептов, в данном случае с Карибских островов, которые Джинни нашла в домашней библиотеке Поттеров.
— Сегодня надо забрать зелье из дома Сириуса. Скоро полнолуние…
— Да! И мне надо на Косую Аллею. Докупить ингредиенты и ещё несколько вещей посмотреть. И заскочить в магазин электроники, — перебила Гермиона Гарри. — Ремус сказал, что сопроводит меня.
— Хорошо, потом пусть остаётся здесь. Надо его проинструктировать. Да и не стоит ему перед полной луной лишний раз дёргаться. — Запив кекс тёплым молоком, проговорил Гарри. — И сегодня с Дамблдором договорились провести обряд Хранителя…
Все оторвались от еды и повернулись в сторону Поттера.
— Не надо так на меня смотреть! Я только имел в виду, что надо будет уйти всем. Дом должен быть пуст.
— А хранитель… — начал было Рон.
— А хранителем буду я. Не хочу подвергать кого-то излишней опасности. Да, ритуал будет усложнён и всё такое…

Через не менее чем полчаса, ребята попарно трансгрессировали в дом на площади Гримо. Люпин уже ждал их.
Дамблдор будет через минут десять, — сказал он Гарри. Потом обратился к Гермионе. — Идём прямо сейчас?
— Да-да, конечно, — ответила девушка, пытаясь что-то найти в безразмерной сумке. — Вот, держи. — протянула она Рону аккуратно свёрнутый лист бумаги. — Там список книг, которые надо найти в библиотеке Блэков. Ищите внимательно!
И сказав что-то ещё Николь, девушка ушла вместе с Ремусом.
— Мы с Невиллом пойдём проверим зелье и «упакуем» его для транспортировки. — Сказала Киотто и, взяв за руку гриффиндорца, потащила его наверх.
— Ну я тогда пока с вами, — сказал Гарри и пошёл первым в библиотеку.
Оказавшись в большом, немного затхлом и пыльном помещении, окна которого были закрыты тяжёлыми темно-зелеными шторами. Как бы ни вычищался весь дом, библиотека всегда оставалась неизменной…
— Что там Гермиона хотела найти?
Рон стал медленно и лениво разворачивать список. Не успел он прочитать первое название, как вошёл Дамблдор.
— Не отвлекаю? — лукаво поблёскивая очками-половинками, спросил он.
Рон смущённо запнулся и опустил руки.
— Добрый день, профессор Дамблдор. — улыбнулась Джинни.
— Добрый, добрый… — Закивал директор. — Ну что, Гарри, пойдём?
Гриффиндорец закивал в такт, чем вызвал у всех улыбки, и вышел вслед за Дамблдором.

* * *

Одну унцию златоглазок и один мелко рубленый сушённый корень мандрагоры варить на слабом огне от новолуния. Мешать в течении четверти часа левым клыком Василиска (далее им же).

На десятый день влить 15 капель свежего сока Зирмига и мешать полчаса против часовой стрелки, после чего добавить волос из хвоста самки Единорога.

Через 72 часа влить 10 мл крови Саламандры-Солнечной, добавив половой орган неполовозрелого самца. Увеличить огонь на час. По его истечении убавить огонь и добавить Безоаров камень.

За девять дней до полнолуния добавить две унции толчёных сколопендр и кусок кожи Василиска. Мешать пять полных оборотов по часовой стрелке и десять против часовой.

В полнолуние снять котёл с огня и вынуть не растворившиеся элементы.

На второй день после полнолуния вернуть котёл на огонь.

Через 47 часов добавить полторы унции толчёного в пыль боярышника.
Зелье должно иметь светло-серебристый оттенок и пузыриться очень мелко.

В новолуние добавить пять капель слёз феникса, после чего зелье должно стать золотым. Мешать три раза по часовой и три против. Повторить семь раз, после чего добавить ещё три капли.

На второй день добавить 7 капель крови дракона и снять с огня, поместив в холодное светонепроницаемое место.

На восьмой день достать зелье. Оно должно приобрести светло-синий оттенок.

За пять ночей до полнолуния добавить кровь оборотня. Если зелье станет темнее — добавить три капли слёз феникса.

За день до полнолуния дать оборотню испить 200 мл настоя валерьяны с пятнадцатью каплями зелья.

В полнолуние на закате дать испить 150 мл зелья, сделав ножевые разрезы на тыльной стороне рук, поместив туда крупнорубленые листья мандрагоры, вымоченные в смеси из 10 мл зелья и трёх капель слёз феникса.

Гермиона стояла у прилавка и перечитывала рецепт, записанный простым языком без вычурных слов, и вспоминая, не забыла ли чего…
— Что вам? — освободившись, продавец подошёл к ней.
— Настой валерьяны и листья Мандрогоры, пожалуйста. — Отвлеклась девушка.
— Сколько? — терпеливо уточнил мужчина, немного нахмурив брови.
— Ах да… Два пузырька валерьяны и одну унцию листьев.
Получив ингредиенты и расплатившись, гриффиндорка вышла на улицу и осмотрелась. Людей было крайне мало, и Ремуса видно не было. Не долго думая, девушка пошла в книжный магазин напротив, где они договорились встретиться, если она справится раньше.

* * *

Невилл следил, как Киотто аккуратно наколдовывает сферу вокруг небольшого медного котла с синеватым зельем. Движения девушки были плавные, но в то же время по точной траектории. И казалось, что ничто не сможет помешать рукам двигаться именно по этим линям, составляющим какой-то простой, но красивый рисунок.
Немного вспыхнув, сфера уплотнилась и стала практически непрозрачной. Это вернуло Долгопупса с небес на землю и он вернулся к сбору остальных принадлежностей и оставшихся ингредиентов.
— Как думаешь, у них всё получится?
— Не «у них», а «у нас», Невилл, — немного отрешённо сказала Николь, заканчивая со сферой. — И не сомневайся. Тут главное верить. И всё получится наилучшим образом

===
Прислал(а) О-о-о

Гарри Поттер и Занавес Безвременья — Глава 57. Филипп Эдуард Жанере ди-Сер Вельде.


Ребята сидели невдалеке от беседки и ждали, когда её оформление примет другой внешний вид. Яркий шар солнца, уже побывав в зените, медленно спускался к горизонту. Лёгкий тёплый ветерок разносил по саду аромат цветущих деревьев. Шелест листьев, журчание воды и пение птиц… От всего этого уже начинало клонить в сон.
На дорожке показалась Марэна. Она несла небольшую корзину и что-то длинное. Подойдя к ребятам, наследница аккуратно поставила корзину на землю. Таинственный длинный предмет оказался скрученной соломенной подстилкой, которую девушка лёгким движением рук развернула и постелила в тени раскидистого дерева.
— Садитесь! — улыбнулась она и сама грациозно опустилась на соломенную подстилку, на которой были изображены пара, исполняющих диковинный танец, павлинов. — Мы же не знаем, сколько вам придется ждать. Так что подкрепиться нужно!
Николь, а за ней и гриффиндорцы, последовали совету наследницы.
— И на сколько мы можем тут застрять? — спросил Гарри, беря небольшой кусочек манго.
— Не думаю, что надолго. Уверена, в ближайшие пару часов, вы уже будете знакомиться с наследницей Когтевран.
— Почему тогда беседка до сих пор не изменилась?
— Возможно потому, что для перемещения нас в ваше время, было израсходовано довольно большое количество энергии? И сейчас она восстанавливается? — предположила Гермиона. И тут же добавила — Хотя возможно задан определённый лимит времени?
— Возможны оба варианта. — Улыбнулась Марэна.
Ребята ещё долго болтали на различные темы с девушкой, и Гарри стал замечать, на сколько Николь и Марэна похожи. Не только внешне, но и характерами, манерой разговора, мимикой. Они могли одновременно начать говорить одно и то же, а потом из-за этого рассмеяться и при этом одинаково запустить руку в волосы и прикрыть глаза. Жесты, взгляды, реакция на те или иные вещи… Гарри даже подумал, что не удивится, если Киотто через пару лет будет точнейшей копией своей пра-пра-пра… В общем, Марэны.
В какой-то момент в парне проснулось лёгкое чувство зависти. Почему ему нельзя увидеть кого-нибудь из своих предков? Кроме тёти Петуньи, он не видел ни одного своего кровного родственника. Да и то, миссис Дурсль — магла. А как бы хотелось познакомиться хотя бы с одним предком магом! Конечно, в первую очередь Поттер хотел бы увидеть родителей, но…

Солнце уже начало прятаться за горизонт. Чуть больше половины золотого диска ещё освещало своими последними лучами вишнёвый сад, но продлиться это должно было, от силы, ещё минут двадцать…
Марэна уже начала предлагать ночлег, предварительно поставив оповещающее заклинание на беседку, как вдруг Гарри показалось, что контуры беседки стали будто бы зыбкими… А в следующую минуту дерево стало медленно преобразовываться в камень, менялся силуэт+ через минуту, на месте лёгкой, изящной беседки, стояла массивная каменная беседище.
Запоздало просвистело оповещающее заклинание. Теперь уже все смотрели на появившееся чудо архитектуры.
— Кажется вам пора… — каким-то сдавленным голосом сказала Марэна.
Гарри искоса взглянул на неё. Девушка стояла в лёгком шоковом состоянии, глядя на то, что сменило её беседку.
— Да, пора. — сказала Гермиона и сделала решительный шаг вперёд. Но потом развернулась и, улыбнувшись, добавила — Спасибо за всё, Марэна. Было очень приятно с Вами познакомиться.
— Сказала бы, заходите ещё, но увы это не возможно. — грустно улыбнулась в ответ наследница.
— Да, спасибо за всё. — хором сказали Гарри и Николь.
— Всего вам хорошего, — добавила Киотто.
— И вам. Желаю удачи! Надеюсь у вас всё получиться! — говорила девушка, пока ребята забирались в беседку. — И… Гарри!
Парень остановился на ступенях и вопросительно взглянул на Марэну.
— Только ты сможешь найти книгу. Книгу тройки. Сначала её нашла наследница Когтевран, к которой вы отправляетесь сейчас. Потом книга пропала. И лишь много времени спустя её нашла я. Уверена, вскоре книга снова исчезнет. И попасть в руки она должна именно тебе! Не пропусти момент. Ищи!
Гарри кивнул и шагнул внутрь беседки. В следующий миг всё погрузилось во тьму.

— Как это произошло? — тихо спросил Дамблдор.
Невилл и Рон молчали, понурив головы. Под пронзительным взглядом директора, они ощущали себя подопытными кроликами. Уж лучше бы он кричал.
Джинни подняла на директора покрасневшие глаза и постаралась как можно точнее описать всё, что произошло с того момента как она с Гарри сидела в беседке и до исчезновения троих однокурсников.
С того времени уже прошло несколько часов. Сразу после исчезновения гриффиндорцы были в ступоре, после чего началась паника. Всё же придя в себя, ребята стали решать с кем лучше связаться. Выбор пал на Дамблдора. Он прибыл почти моментально и тут же отправил Фоукса на поиски. Где-то через 15 минут вернулся феникс с вестью, что Поттера нигде нет. А если феникс не может найти собрата, то значит он мёртв… или же отсутствует в этом времени+ или мире. Последнее почти нереально…
И вот теперь директор выяснял подробности. Выслушав мисс Уизли, он глубоко задумался.
— Гарри… Николь… Гермиона… — тихо бормотал величайший маг современности. — Гриффиндор… Пуффендуй… и… — его брови сошлись к переносице. — Когтевран?..
Дамблдор прикрыл глаза ладонями. Когда же он отнял руки от лица, ребята увидели, что он улыбается.
— С ним всё в порядке. — сказал он, вставая с кресла. — Однако стоит проверить. Оставайтесь в доме. Не высовывайтесь. И следите за беседкой. Если будут наблюдаться какие-либо изменения — срочно связывайтесь со мной!
И схватившись за хвост Фоукса, директор Хогвартса исчез в золотых искрах.

— Почему так темно? — раздался голос Николь. — В тот раз была бешенная игра цветов, а сейчас — тьма…
— Потому что в камне нет просветов. — сердито сказала Гермиона. — как можно было додуматься сделать ТАКУЮ беседку?
В следующий момент раздался звук удара и ребят подбросило в воздух, а через секунду появился дверной проём.
Гарри выглянул наружу и тут же, на подсознательном уровне понял, что в него что-то летит.
— Ложись! — крикнула Гермиона и потянула его за рукав вниз.
Мгновением позже, в том месте, где была голова парня, что-то просвистело и, врезавшись в стенку, расплылось бесформенной, кислотно-синей, кляксой.
— Это Залады! Они обычно просто так не нападают, лишь могут забросать тебя грязью или обрызгать водой, забавы ради. Но ядом плюются только для самообороны…
— Герми, ты уверена, что шестьсот лет назад они не были более агрессивными, чем такие, как ты рассказываешь? — поинтересовался Поттер, аккуратно вяглядывая из-за стенки.
Не далеко от беседки стояло три существа. Они имели маленькую овальную голову с длинным скрученным носом, как у бабочки, и маленькие ярко-жёлтые глаза. Прямо из головы росли длиннющие тонкие ноги, которые одновременно сгибались в трёх местах, гармошкой. Лапы были с перепонками и длинными когтями. Существа были фиолетового цвета.
— Прелестные создания. — пробормотала, молчавшая до сих пор, Николь. — И что, нам теперь тут до скончания века сидеть? А если они решат сюда пробраться? Что делать?
— Ну против них есть какое-то заклинание. — нахмурилась Гермиона. — А вообще, надо звать хозяина. Пусть отгоняет своих зверушек. Как можно так наследников встречать?
Сразу после этих слов, раздался свист и удаляющееся цоканье когтей по камню.
— Выходите. — раздался мужской голос.
Гарри, за ним и Гермиона с Николь, медленно вышли на наружу и остановились на каменной лестнице. Перед ними стоял высокий статный мужчина, лет тридцати. Он был безумно похож на Грэйнджер, и у Гарри возникло подозрение, что…
— Я, Филипп Эдуард Жанере ди-Сер Вельде, потомок Кандиды Когтевран в тринадцатом колене. — представился он, приветственно склонив голову.
Повисло молчание. Гермиона удивлённо хлопала глазами, заворожено глядя на своего предка. Николь изучающее склонила голову набок.
— Гарри Поттер, наследник Годрика Гриффиндора, — решил нарушить тишину мальчик-который-выжил.
Сир Вельде кивнул ему и повернулся к девушкам.
— Николь Киотто. — улыбнулась блондинка. — Наследница Пенелопы Пуффендуй.
— Гермиона Грейнджер, — начало было гриффиндорка, но замолкла, как только лицо мужчины озарила улыбка. Такой контраст после строго и немного надменного выражения…
Увидев лица прибывших, наследник Когтевран рассмеялся.
— Вы бы видели себя со стороны! И не стоит так смотреть. Просто положение обязывает. Я должен быть строгим, но справедливым. Но а на самом то деле я тоже человек! — сказал он и весело улыбнулся. — И можете меня звать просто Филипп. Не надо занудных почестей. Ребята рассмеялись. Филипп Вельде будто помолодел на глазах. Теперь ему можно было дать не больше двадцати, особенно когда он улыбался
— И уж извините за холодный приём моими заладами. Они какие-то нервные стали… Ну что ж, пойдёмте в мой донжон…
— Куда? — непонимающе переспросила пуффендуйка.
— Донжон! Хмммм… Думаю краткий курс истории не будет лишним. Хмммм… В качестве основы замка используют оставшиеся от римского времени сторожевые башни и небольшие римские лагерные стоянки. Поэтому основной постройкой в замке — жилищем сеньора — является донжон. То есть высокая башня посреди двора. Нижний этаж донжона занимают кладовые, второй — жилье владельца, на третьем этаже находятся помещения для слуг и охраны, подземелье занято темницей, а крыша остаётся свободной для дозорных. Поскольку донжон является последним убежищем обитателей замка, то вход в него устроен сразу на второй этаж. Туда ведёт легкая, поднимаемая при осаде, лестница.
Филипп внезапно остановился.
— Что-то у меня с памятью не то в последнее время. По привычке в донжон приглашаю. — хмыкнул он. — Хмммм, думаю вы догадались что всё время в башне жить неудобно? Так вот, с недавних пор принято строить рядом с донжоном отдельный дом, так сказать, дом феодала. Он включает в себя так же отдельную капеллу для молений, но думаю это уже не столь важно… В общем, мы пришли.

Гарри Поттер и Занавес Безвременья — Глава 56. Марэна.


— Добро пожаловать, наследники. — сказала незнакомка мгновение спустя.
Повисла напряжённая тишина.
— Наследники? — первой пришла в себя Николь.
Девушка улыбнулась и поманила их за собой.
— Пойдём. Я вам всё объясню. — но заметив, как Гермиона нервно повела плечом, добавила — Вам совершенно нечего опасаться.
Киотто оглянулась на гриффинлорцев и первая направилась вслед за незнакомкой.
Спустя пару минут все вышли из сада и, пройдя через деревянный дугообразный мостик, под которым весело журчал и переливался на солнце ручей, оказались перед небольшим деревянным домом с характерно выгнутой крышей. Гарри мог поклясться, что ещё секунду назад, когда они находились на мостике, дома не было. Он будто возник в бликах солнца, играющих на листьях каких-то кустарников, в тот момент, когда ноги парня коснулись земли.
Гарри поражённо замер.
— Разновидность древней охранной магии. — раздался справа шёпот Гермионы. — Непосредственно связан с водой. Дом можно увидеть и попасть в него, только благодаря добровольному разрешению владельца, и только после пересечения водоёма, находящегося перед входом. Наиболее эффективно, если это будет речка. В наше время это недоступно из-за того, что информация об обряде утеряна.
Парень уставился на подругу. Иногда складывалось впечатление, что Гермиона Грейнджер знает всё. Ну почти…
Тем временем, незнакомка с Николь уже заходили в дом и гриффиндорцы поспешили догнать их.
— Меня зовут Марэна. — наконец представилась девушка и махнула в сторону невысоких плетёных кресел, стоящих вокруг низкого круглого стола. — Присаживайтесь.
Когда ребята расселись и выжидательно замерли, смотря на неё, девушка спросила.
— Почему вы удивились, когда я назвала вас наследниками?
Гарри хотел ответит, но его опередила Гермиона.
— Вы ведь имели в виду наследников великой четвёрки?
— Да.
— Но лично я не наследница. Они — да. А я маглорожденная. Я не могу ею быть по определению.
— Позволь тебя переубедить. У меня есть минимум два аргумента, которые абсолютно точно указывают, что и ты наследница. — Марэна немного наклонила голову и продолжила. — Если хотя бы один из вас не был бы наследником, беседка не перенесла бы вас сюда. И второе, если бы ты была не истинной наследницей, ты бы не понимала мою речь, а ты, безусловно, её понимаешь. Так что поверь, ты наследница.
— Наследница Кандиды Когтевран. — тихо сказал Гарри, обращаясь скорее к себе самому, чем к кому-либо из окружающих. — А я то до сих пор ломал голову, кого она мне так напомнила…
— Когтевран? Тогда безошибочно могу сказать, что ты наследник Гриффиндора. А ты, — она повернулась в сторону Николь, — наследница Пуффендуй. И моя.
— Ваша? — Киотто немного нахмурилась, но через мгновение её лицо вновь разгладилось, и девушка улыбнулась.
— Но каким образом я могу быть наследницей Когтевран? — Гермиона никак не могла осознать этот факт. Ведь она маглорожденная! И в её семье определённо не было магов. Уж она бы это знала. — Да и последним её наследником был Мэшер Ведон. Он был целителем и погиб в 1833 году, когда пытался спасти какую-то ведьму от смертельной порчи. Но что-то пошло не так и проклятие перекинулось на него самого. Детей у него не было, поэтому линия Когтевран на нём и обрывается!
— Но пророчества… — начал было Гарри, но замолк.
— Точно не помню сколько лет назад, один из наследников Когтевран был сквибом. — заговорила Марэна. — После стычки с тёмными магами, он едва не погиб. И что бы обезопасить своё существование — перебрался к маглам. Там и женился. Его дети и внуки не обладали магическими силами, поэтому вскоре их след потеряли. Это всё что я знаю. И, видимо, ты первая, по его линии, в ком проснулась магия.
— Но я учусь в Гриффиндоре… — пробормотала девушка. — Шляпа отправила меня туда!
— Человек — это не набор качеств, а сделанный им выбор. — сказал Гарри, вспоминая слова Дамблдора. — Вспомни, ты говорила, что сначала шляпа хотела отправить тебя в Когтевран!
Гермиона подняла глаза на юношу и кивнула. Но потом опять опустила голову и задумалась.
— А каким образом беседка перенесла нас сюда? И откуда вы знали, кто мы и что появимся тут? — спросила Николь.
— И какой сейчас год? — очнулась Герми.
Марэна снова улыбнулась и откинулась на спинку кресла.
— С этого и надо было начинать. Сейчас 1637 год. Как вы догадались, мы в Японии. Переехала сюда недавно. Я последняя наследница Пенелопы Пуффендуй, что бы не соврать, не скажу в каком колене. Как-то мне попала в руки одна книга. И я уверена, что не случайно. В ней говорилось, что три определённых наследника великой четвёрки, живущие в разное время, создадут временной портал. Причём завершающий «штрих» будет сделан неосознанно. А активизируется портал при взаимодействии с тремя последними наследниками, живущими в одно время. Что за портал и как он выглядит — там написано не было. Но в конце я нашла вложенный кусок пергамента, на котором было написано слово «беседка», а чуть ниже «1301 год». Я и сделала вывод, что это написано наследницей Кандиды. Ведь каждый должен быть из другого рода.
Спустя некоторое время на меня напали, почему я и перебралась в Японию. Обустраиваясь здесь, я создала беседку, как говорилось в книге. Спустя пару дней, её оформление изменилось. Тогда я и наложила оповещающие чары на неё, что бы сразу узнать, когда вы прибудете.
— А для чего это всё?
— Я должна передать все знания, полученные мной по наследству от Пенелопы Пуффендуй, соответственно своей наследнице. После чего вы отправитесь в 1301 год. Ну а после этого, вернётесь в своё время и свершите предначертанное.
— А я? — вдруг спросил Гарри.
— А ты уже в процессе получения. — дружелюбно улыбнулась Марэна. — Гриффиндор был магом сильнее остальных и смог точно определить временную преграду для передачи своих сил. Да и срок довольно приличный. Пенелопа и Кандида были приблизительно равных сил, но всё же слабее Годрика. А почему тогда не определили передачу в один период? А для перестраховки. Они разделили время на три периода. Приблизительно, разумееться. В конце первого силу получал потомок Когтевран. В конце второго — я. Ну а конец третьего — это ваше время и для него было уже всё решено.
Воцарилось молчание. Каждый обдумывал услышанное. Тут хозяйка дома кашлянула, привлекая их внимание. Все подняли головы.
— Думаю надо провести ритуал. Сейчас. Чем скорее, тем лучше. — сказала она, глядя на Николь.
Та лишь кивнула. Марэна грациозно встала с кресла и пошла куда-то вглубь дома. Киотто вскоре последовала за ней.
— Тебе не кажется, что всё как-то подозрительно? — спросила Гермиона, спустя полчаса. Всё это время они просидели в тишине, нарушаемой только пением птиц и шумом воды.
— Она знает про передачу сил… — задумчиво пробормотал Гарри.
— И ещё меня интересует та книга…
— Герми! Снова книги…
— Просто там слишком много написано. Я имею в виду, много важного! Если эта книга попала бы не в те руки, трудно представить, что повлекло бы это за собой…
— Да, там действительно море важной информации. Но она не попадёт. — раздался голос Марэны. За ней стояла Николь, которая будто светилась изнутри.
— Почему? — быстро спросила лучшая ученица Хогвартса.
— Потому что книга заколдована так, что её могут прочитать только истинные наследники Великой Четвёрки. Точнее Тройки.
— Тройки?
— Да. От Слизерина и его потомков стоит своеобразная блокировка… В общем, всех, в ком нет крови Гриффиндора, Когтевран и Пуффендуй, и они не отмечены судьбой, книга будет отталкивать от себя. Но даже если кто-либо всё же сможет найти к ней подход, а этого можно достичь исключительно с помощью сильнейшей тёмной магии, он будет проклят. И только смерть послужит ему спасением…

Гарри Поттер и Занавес Безвременья — Глава 55. Беседка.


Джинни уже перестала взбрыкивать и только негромко пыхтя, пыталась выбраться из чьих-то сильных рук.
— Да прекрати же ты! — послышался возмущённый голос возле её левого уха.
Гарри?!
— А кто ж ещё…
— Ты меня перепугал до смерти! Я уже думала, что меня украл какой-нибудь Драко Малфой…
— Не вспоминай при мне этого хорька! — в голосе парня кроме возмущения теперь явно прослушивалось раздражение.
Спустя пару секунд, Джинни уже стояла на твёрдой земле и наблюдала, как из неоткуда проявляется силуэт гриффиндорца.
— Зачем ты это сделал?
— Хотел побыть с тобой вдвоём.
— А почему нельзя было уйти по нормальному? — нахмурилась девушка.
— Так не интересно. — даже не глядя, можно было определить, что юношу ухмыляется.
— Ах, ну да… Надо было обязательно меня перепугать…
— Джин!..
— И навести переполох в наших нестройных и малочисленных рядах…
Гарри возмущённо зарычал. Потом слабо улыбнулся и посмотрел в глаза гриффиндорке, которые блестели в свете почти полной луны, только что вышедшей из-за туч.
Спустя минуту, не сговариваясь, парень с девушкой превратились в двух сияющих птиц…

— Она только что стояла тут! — поражённо сказала Гермиона.
— Может она пошла вперёд? — предположила Николь, — Кажется ей не очень понравилось общество тех фиф.
— Кто бы сомневался… — пробормотала девушка в ответ.
— А чего Гарри так долго нет? — спросил Невилл.
— Слушайте… Пойдёмте домой. Может они уже там…
— Конечно, Рон. — саркастически улыбнулась гриффиндорка. — Секунду назад были здесь и уже там. Точнее Джинни была здесь, а Гарри ещё даже не выходил из кафе…
— Ну не там, а по пути туда. — гнул свою палку парень. — А Гарри… Короче, пойдём! С ними всё будет в порядке.
У него был такой решительный вид, что в кои-то веки, с ним решили не спорить, а послушаться…

— Да… Николь была права. — улыбнулась рыжеволосая красавица. — Беседка очень красиво оформлена…
— Мммм?
— Гарри, очнись. — улыбнулась Джинни. — Я говорю, ты очень красиво сделал беседку. Резьба в японском стиле… и нигде нет повторов, везде всё по разному! Мне нравиться вот этот кусочек, — она провела рукой по небольшой выступающей части чуть выше уровня глаз.
Гарри придвинулся ближе и удивлённо замер.
— Я этого не делал…
— Ну как это, — растерялась девушка. — Ты же сказал, что сделал эту беседку сам!
— Да, но я ещё тогда сказал, что оформление было абстрактное… Меня удивили слова Николь, но я не придал им большого значения…
— Вот вы где! — раздался возмущённый голос Гермионы.
— Сейчас что-то будет… — смущённо пробормотал гриффиндорец.
— Я понимаю, что Гарри у нас безответственный и делает что захочет… и постоянно ввязывается непонятно во что… знаю… Но Джинни! Ты же прекрасно всё понимаешь… Иди сюда!
Младшая Уизли смешно хрюкнула, выбралась из беседки и неспешно пошла к грозной старосте.
А Николь наоборот пошла к Гарри и что-то ему стала оживлённо говорить.
Через какое-то время девушка выглянула оттуда.
— Герми, подойди сюда на минуту!
Гриффиндорка недовольно оторвалась от любимого занятия и пошла по направлению к беседке и зашла вовнутрь.
А в следующий момент, что-то вспыхнуло и стало как-то неестественно тихо.
— Гарри? — дрожащим голосом спросила Джинни, внутри неё будто всё сжалось.
Нет ответа.
— Герми? Николь?
Тишина.
Девушка бросилась в беседку. За ней её брат и Невилл. В беседке никого не было.
— Что произошло? Почему их нет? — к Рону вернулась зеленоватость на лице и его опять затошнило. — Это же не может быть связано с Волан-де-мортом?..
— Не знаю… — прошептала Джинни и села на то место, где ещё пару минут назад сидела с Гарри. — Не знаю…
Девушка провела рукой по стенке беседки, но не ощутила островатых уголков японской резьбы. Она перевела взгляд выше и поражённо застыла. Стены были выполнены полностью абстрактно…

— Гарри, я продолжаю восхищаться твоей беседкой! — воскликнула Николь, которая подошла почти сразу после того, как Гермиона позвала Джинни.
— Но я не делал этого… — парень всё ещё удивлённо таращился в то место, на которое указала младшая Уизли.
— Как это? — реакция была та же.
— Я не представлял ничего подобного… Когда я создавал это, в голове был совершенно другой образ… с более округлыми и немного бесформенными силуэтами…
— То есть это не твоя беседка?
— Нет, моя… или не моя?..
— Герми, подойди сюда на минуту! — выглянула пуффендука.
Через пару секунд Гермиона была рядом с ними.
— Что такое?
Внезапно их ослепила яркая вспышка и они будто понеслись куда-то.
— Что происходит? — из недовольно, тон гриффиндорки переменился в удивлённый.
— Не знаю… — испуганно пробормотала Киотто, пытаясь не потерять равновесие.
Гарри глянул в сторону выхода, но его не было… Стена была сплошной. Но благодаря небольшим отверстиям в резьбе, парень видел вокруг них мельтешения ярких красок и вспышек, которые очень приглушались, так что внутри всё равно царил полумрак.
Так же внезапно, как и началось, перемещение прекратилось. Вспышка. И вот за пределами беседки вновь кипит жизнь… Но тут не ночь, а день. Ярко светит солнце, поют птицы…
Подул лёгкий ветерок и трое студентов почувствовали сладковатый аромат, а к их ногам упали розоватые лепестки цветущей вишни…
— Сакура. — пробормотала Ники. И непонятно каким образом придя к такому выводу, добавила — Мне кажется мы в Японии…
Девушка осторожно выглянула. Осмотревшись, она вышла и поманила гриффиндорцев. Те последовали за ней.
Они очутились в очень красивом парке, полном цветущих деревьев. Невдалеке мелодично звенел ручей, а от входа в беседку вела куда-то в глубь парка аккуратная песчаная дорожка. И по ней кто-то шёл…
Гарри настороженно сжал палочку, предварительно нащупав её в своём кармане.
К ним шла девушка лет двадцати пяти. Её кимоно было ярко белого цвета с красивой красной вышивкой на рукавах. Раскосые глаза манили… а волосы… они были красивого светло-золотистого оттенка… Необычного для этих мест. Ведь у японок гладкие чёрные, как смоль, волосы. А эта… но вновь посмотрев в её глаза, все мысли улетучивались… на душе стоновилось спокойной…
Она была уже близко… вот уже рядом с ними, остановилась… улыбнулась…
Она напоминала кого-то… Николь… и… Гарри напряг память, вызывая чей-то ускользающий образ… образ Пенелопы Пуффендуй…

Гарри Поттер и Занавес Безвременья — Глава 54. Похищение.


— Гарррррр-ик! Наливааааааа-ИК! — в стельку пьяный Рон под осуждающими взглядами сестры и Гермионы, которых он даже не замечал, толкнул в плечо именинника.
Ребята решили отметить семнадцатилетние Поттера в небольшой маггловской кафешке, находящейся в Лощине Годрика.
— Нуууууу! Давай же, ты…
Взрыв хохота заглушил окончание фразы. За соседним столиком кучковалась ещё одна компания. Помимо них, в кафе были несколько парочек и странного вида бабулька, которая то и дело раздражённо смотрела на шумящих.
Гарри, не надо. — Пробормотала на ухо юноше Гермиона. — Посмотри на него. Мы же его не доведём!
— Значит донесём!
— Не смешно! Как ты его нести собираешься?
— Герми, расслабься. У меня с собой отрезвляющее зелье.
— На основе чего?
— Эээээ… слизи соплохвоста…
— Так его же просто вывернет наизнанку!
— Ну надо же чем-то жертвовать.
— Но это…
— Да и он нам завтра спасибо скажет. Не будет похмелья со всеми вытекающими последствиями.
— Эй! Ну что вы там шушукаетесь? Наливай, грю! — крикнул Рон.
Гермиона только печально вздохнула.
— Ксссссстати, Гарри. — Уизли наклонился к другу. — Воооон та блондинка на тебе смотрит. А она, ничего так…
Джинни, услышав слова брата, будто бы случайно взглянула на соседний столик, после чего демонстративно повернулась к Невиллу.
Гарри обернулся. И действительно, какая-то девушка из соседней компании, смотрела на мальчика-который-выжил. Заметив, что он на неё тоже смотрит, она подмигнула и кокетливо опустила глаза.
Мальчик-которому-только-что-подмигнули смущённо отвернулся.
— Наливай! — тут же крикнул Рон, за секунду до того, выдув очередной стакан.
Поттер, взглянув на часы, незаметно налил другу протрезвляющую настойку. Тот выпил её залпом и даже ничего не заметил.
— Тигра, пойдём ещё чего-то закажем. — С некоторых пор, Гарри стал называть Уизли соответственно с его анимагической формой превращения.
— Пошли! — с огромным энтузиазмом откликнулся «хищник».
Парни встали и направились между столиков к барной стойке. Рон, не переставая, громко молол какую-то чушь. Будто случайно, Гарри задержался возле коридорчика, ведущего к комнатам определённого назначения. Спустя пару секунд, Уизли резко замолчал и позеленел. А ещё через мгновение он рванул в тот самый коридорчик. Юноша пошёл следом, что бы проверить состояние друга, и удостовериться, что не напутал с составом зелья…
Он зашёл в комнату со значком перевёрнутого треугольника с шариком. Из-за внутренней двери раздавались малоприятные звуки.
— Ты как?
— Я? Буэээээ…
Гарри не сдержался и хрюкнул.
— Так это ты мне подлил какую-то гадость???
— Нет! — сыграл парень возмущение.
— Не ври! Я знаю, буээээээээ…
Гриффиндорец, посмеиваясь, вышел из туалета. Раз Рон так возмущается, значит с ним всё в порядке. Ну почти…
Юноша закрыл дверь и, развернувшись, нос к носу столкнулся с той самой блондинкой.
— Привет, красавчик.
— П-привет.
— Мне показалось, что ты заскучал. — проворковала она.
— Я…
— А по каком поводу застолье? — на пару секунд прикусив губу, спросила девушка.
— По поводу моего дня рождения…
— Мммм… Так дай мне тебя поздравить надлежащим образом.
— Я… — Гарри не понял, что блондинка имела в виду, и хотел сказать, что ему уже пора, но, почувствовав её руки у себя на груди, замолк. В следующий момент ладони медленно поползли выше.
— У тебя есть планы на сегодня?… — прошептала блондинка.
Поттер сделал шаг назад и врезался в открывающуюся дверь туалета.
— Осторожней! — крикнул Рон.
Его лицо уже не было зелёного цвета, но всё равно оставляло желать лучшего.
Гарри шарахнулся в сторону и влетел в женскую уборную. Блондинка не растерялась и последовала за ним.
Рон, смекнув что к чему, решил уже удалиться. Но вовремя вспомнила про Джинни, и в нём взыграли благородные братские чувства. Поэтому он последовал за другом с довольно решительным видом.

Через пять минут красный Гарри с ухмыляющимся другом вернулись за свой столик.
— Вы же за пополнением ходили. — невнятно толи сказал, толи спросил Невилл.
— Пойдёмте лучше домой. — вяло ответил Поттер.
Он мимолётно взглянул на соседний столик, к которому как раз подошла та самая блондинка. Сев возле какой-то девушки, она что-то яро зашептала ей на ухо, неотрывно смотря на грриффиндорца. Через минуту та тоже подняла заинтересованный взгляд, накрутив на палец прядь чёрных как смоль волос.
Гарри не знал, о чём именно они говорили, но по их выражению лиц… В общем, юноше захотелось как можно быстрее оказаться подальше отсюда. Мимолётно взглянув на себя в висящее не далеко зеркало, Поттер в ужасе обнаружил, что его лицо просто пылает от красного цвета.
— Какой хороший, здоровый румянец! — умилённо воскликнула бы миссис Уизли, подложив попутно пару тройку лишних сарделек…
Гриффиндорец же почувствовал, что у него начинают краснеть уши, по всем традициям Рона…
— Пойдёмте скорее! — тихо сказал он Гермиона, которая непонятно зачем рылась в сумке.
— Оооо… Хорошо. Пошли.
Юноша облегчённо вздохнув, медленно повернулся к выходу, но успел заметить, как давешняя блондинка с подругой, быстро выскользнули за дверь.
Гарри шепнул что-то Рону на ухо, и свернул в уже знакомый коридорчик. Никто не обратил на него внимания, кроме одного парня из второй компании, который проводил его настороженным взглядом.
— Эй, рыжик! — крикнула блондинка, когда гриффиндорцы вместе с Николь вышли за кафе. — А где твой соблазнительный друг?
— Мой соблазнительный друг всегда со мной. — хохотнул Рон. Смоляная брюнетка расплылась в улыбке, многозначительно подмигнув, но Тигра демонстративно приобнял за талию Гермиону, которая в свою очередь, тоже демонстративно опустила голову на широкое плечё парня.
Брюнетка не демонстративно сдулась.
— Но если ты имеешь в виду Гарри, — как ни в чём не бывало, продолжал Рональд, — то он забежал кой-куда по кой-каким делам…
Джинни исподлобья взглянула на брата и отвернулась. В ней бурлили противоречивые чувства. Незаметно отделившись от остальных, она пошла по тёмной улице, размышляя о своей скромной участи и жизни вообще.
Через минуту вздрогнув оттого, что ощутила чьё-то прикосновение, девушка хотела было закричать, но некто невидимый закрыл ей рот рукой. Пнув ногой наугад, гриффиндорка рванулась, но её бесцеремонно обняли и быстро подняли на руки.
Пару раз взбрыкнув, Джинни так и не добилась никакого эффекта. Её продолжали куда-то быстро нести. Мгновение, и они свернули за угол дома…

— Чего они к нему приклеелись? — спросила у Рона Гермиона, как только блондинка под ручку с брюнеткой поплыли в сторону кафе.
— Ну наша знаменитость видимо ещё и симпатичная…
— Уху… Повезло Джинни. — сказала Николь.
Ран только хмыкнул, ожидая какой-нибудь колкости от сестры.
— А где она? — вдруг спросил Невилл.

Гарри Поттер и Занавес Безвременья — Глава 53. Абсурдность бытия.


Шум в ушах становился всё громче. Перед глазами прыгали красные и зелёные точки и носились чёрные силуэты. При этом веки были зажмурены…
Шум медленно перерос в гул голосов. Слышались вскрики и стук копыт. К зелёным и красным цветам добавились жёлтые и фиолетовые…
Ливень… Стук капель, падающих с неба на землю сплошной стеной, заглушал голоса. Треск ломающегося дерева и ещё более громкий крик…
Все цвета померкли… остался только чёрный. Всепоглощающий чёрный цвет… Звук дождя пошёл на убыль… вот уже слышно, как ветер колышет деревья… тихие шаги… не громко треснул сучок.
Внезапно, совсем близко, раздался волчий вой. Протяжный, щемящий сердце вой, будто предостерегал кого-то…
— Авада Кедавра!

Гарри резко открыл глаза и втянул носом воздух.
Что это? Воспоминание? Но тогда чьё? Волан-де-морта? Возможно… Да какая разница?!
Поттеру вдруг стало совершенно всё равно.
А зачем я живу? — вдруг врезалась ему в мозг внезапная мысль. Что меня держит?
Парень сел и обхватил голову руками.
— Гарри? — раздался над ухом тихий голос.
Он нехотя поднял взгляд. Прямо перед ним, на коленях, стояла Гермиона и внимательно смотрела ему прямо в глаза.
— Как ты себя чувствуешь?
Юноша неопределённо пожал плечами.
Дамблдор сказал, что такое возможно при проведении ритуала. По его словам, после того, как в Питтегрю врезалась молния, ты потерял сознание. Вроде это было из-за Святыни Лжи… Гарри, ты уверен, что с тобой всё в порядке? — девушка оборвала себя на полуслове, взглянув на побледневшее лицо друга.
Дамблдор… ритуал… Питтегрю… молния…
Он вспомнил. Серая стена, будто преграждающая путь в воспоминания, рухнула… Теперь этот странный сон не был первым и последним…
Парень встал и, сделав пару шагов, покачнулся. По телу разлилась странная слабость и если бы не стоящее рядом кресло, то он бы упал на пол.
— Я сейчас. — быстро сказал Гермиона и куда-то убежала.
Гарри огляделся. Он только сейчас задумался о том, где находится. Гриффиндорская гостиная… Нет. Это гостиная его дома.
— Вот. Возьми. — рядом опять появилась Гермиона и протянула ему чашку.
Не глядя, парень отпил немного. Горячий шоколад. По всему телу тут же побежали мурашки, и по рукам и ногам поползло приятное тепло. Но в голове всё ещё роились странные мысли.
Абсурдность бытия… Что такое, собственно говоря, человеческая жизнь? Это период времени, который человек существует. Всё его существование сводится к удовлетворению своих нужд. Тот же голод, скука, похоть…
Чтобы человек не делал, всё вызвано потребностями существования. Исполняя свои желания, люди не задумываются о том, к чему это может привести. Они, как зомби, делают только то, что нужно именно им…
А природа?.. Человек берёт у неё почти всё, медленно уничтожая. Но ведь он сам — её часть! Даже лучше сказать — частица. Столь важная и в то же время бессмысленная частица, возомнившая себя властелином прародительницы…
*Но ведь не все такие!* — раздался внезапно в голове парня чужой голос.
От неожиданности он вздрогнул. Это был голос Гермионы.
*Да, бывают исключения… Два здравомыслящих на сотню баранов.* — помедлив, ответил он.
*Но если убрать это стадо?..*
*Ничего не изменится. Более сильные и наглые будут ущемлять остальных. Те же в свою очередь, борясь за свою ничтожную жизнь и пытаясь доказать свою значимость, в конечном итоге всё же переступят черту…
И среди них найдутся козлы отпущения и идиоты… Возможно будут и самоотверженные, и честные, и более здравомыслящие, но таковых единицы…*
*А если отобрать…*
*Нет! Если всё время отбирать — ничего не останется!*
*Но…*
*Да и мир не может существовать без таких людей… без, хоть и мелкого, но проявления зла. Одно добро в конечном итоге породит ещё большее зло. Так же, как и среди бесконечного зла вспыхивает искра совершенно противоположного…
В таком мире не будет чувств. И этот мир придёт к неизбежному концу…*
*А любовь?*
*А что такое любовь? Чувство зависимости друг от друга, возникающее между двумя людьми. Недолговременная страсть… влечение…*
*А искренняя, чистая любовь? Это же не миф!*
*Миф… не миф… Да, её можно встретить, но одну среди миллиона глупых страстей…*
*Но ради этого и нужно жить! Если считать, что бытие абсурдно, то так оно и будет! Если считать, что конец неизбежен, то само существование от безысходности придёт к этому самому концу!..* — пошла в атаку девушка.
*Ничто не вечно. Всему, не важно когда, но придёт конец…*
*… и после конца будет новое начало…*
— Возможно… — вслух пробормотал парень.
*… возможно…* — эхом отозвался голос Гермионы у него в голове.
Оба сидели молча, глядя на пляшущие языки пламени в камине, который разжег Гарри.
Гриффиндорка думала о только что услышанном. А Поттер…
Он не мог понять, как Гермиона смогла прорваться в его мысли. Раньше это мог сделать только Дамблдор. И один раз получилось у Джинни. Впрочем случайно. Может и это случайность? Нет… здесь что-то не то… не так всё просто…
— Как… как прошло лето? — нерешительно нарушил тишину юноша.
— Что? А… хорошо. Родители потащили меня в Японию. Помимо всяких интересных маггловских изобретений, там огромная куча и магических! Иногда они очень переплетены между собой. Кажется, впервые именно японские волшебники совместили действие магии и электричества. Я вначале очень удивилась, как это возможно? Ведь волшебство исключает все проявления маггловской техники. Явный пример — Хогвартс. Если ты попробуешь включить обыкновенный фонарик на батарейках — ничего не выйдет.
Вначале, Гарри слушал в пол-уха, но потом…
— … Теперь в Хогвартс можно принести даже ноутбук, и он будет работать! Или ещё что-нибудь, оснащённое преобразовывающим механизмом…
— Герми…
— Что?
— Можно взять телефоны. Ведь с помощью галеонов связываться не удобно! Да и через них можно передать минимум информации!!!
— Можно ещё немного над ними поколдовать и… можно будет даже видеть друг друга!
Глаза девушки загорелись. Поэкспериментировать и сделать что-то новое…
Вдруг на улице послышалось множество голосов.
— А вот и мы! — крикнул Рон, распахивая дверь.
— Супер! — выдохнула Джинни, осматриваясь.
— Класс! Прямо гриффиндорская гостиная! — снова крикнул рыжий.
— Уютно.. — улыбнулся Невилл, появляясь из-за спин впередистоящих.
— А тут есть потайные ходы? — подмигнув, спросил Рональд.
— Так я тебе и скажу. — хмыкнул Поттер, вставая с кресла.
— Гарри! Твоя беседка… это просто отпад! — воскликнула Николь, последней появляясь в дверном проёме.
— А что там такого? — не понял парень.
— Японские фигурная резьба!!!
— Эээээ… Но я не пытался создать какой-то определённый стиль! Да и ещё вчера оно мне напоминало какую-то абстракцию…
— Да что там беседка… Гостиная то какая… прям и не вылазил из школы… — поиграл бровями Рон.
— Это ещё папа сделал. — помолчав, сказал Гарри. — Дом я не менял.
— Как это? Он же был… разрушен. — от удивления брови Гермионы оказались вдвое дальше от глаз, чем обычно.
— Был… но он восстановился…
— Сам, что ли? — не понял Рон.
— Нет. Я не знаю, как. Никакая магия на это не способна… — пробормотал зеленоглазый брюнет.
— Не забывай, ты наследник Гриффиндора. — сказала Николь.
— А он был самым величайшим магом. — улыбнулась Гермиона.
— Ну не самым. — хмыкнул гриффиндорец. — Кандида и Пенелопа были тоже ничего.
— Ну и Салазара не забывай. Как ни как, но они вчетвером были огого!
— Да… были… и их наследники тоже огого… будут… причём скоро. Очень скоро… — тихо сказал Гарри, смотря в камин.
Языки пламени метались, играя почти всеми цветами… синим у основания… красным… ораньжевым… и ярко-жёлтым на концах. Обжигающий жёлтый, по сравнению с которым, синий — едва тёплый…

Гарри Поттер и Занавес Безвременья — Глава 52. Там.


— Пчхи!
Какой-то странный приторный запах и вот снова в носу защипало.
— АПЧХИ!
Гарри открыл глаза и уставился на зелёную траву с какими-то светло-сиреневыми цветочками. Именно от них исходил этот резкий аромат.
Парень ещё раз чихнул и резко сел.
Вокруг — огромный луг, покрытый высокой травой. И весь пестрит разнообразием полевых цветов.
Поттер встал, мимолётно взглянув на руки, и замер. Пореза не было. Юноша выпрямился и медленно вдохнул полной грудью. На такой высоте запах цветов был не так слышен…
Наследник Гриффиндора ещё пару раз глубоко вздохнул и огляделся. С одной стороны луг переходил в небольшой перелесок, а с другой — сверкал на солнце небольшой ручей. Парень и двинулся к нему.
С каждым шагом всё громче становилось бурление воды. Когда же до водоёма осталось всего пару метров, Гарри понял, что это не небольшой ручей, как ему показалось ранее, а целая река.
Шум воды успокаивал и парень, сев на большой валун, стал вспоминать, что с ним произошло. Параллельно он опустил руку в воду, и как он и хотел, она оказалась немного прохладной. Хотя внешне, складывалось такое впечатление, что этот водный поток — ледяной…
Эсто пиа фраус… Шаровая молния… Туман… Да, это был ритуал, а потом?
Гарри тогда показалось, что его огрели обухом по голове. Потом в глазах потемнело и вот он здесь. Но где здесь?..
— Гарри? — раздался до боли знакомы голос…
Парень обернулся и застыл. Прямо перед ним стояла Лили Поттер. Живая. И не пятнадцатилетняя, а такая, как на свадебной фотографии, даже чуть старше…
— Ма… — у Поттера сорвался голос и он нервно глотнул.
— Но как? Ты же не… нет! Ты не мог! — у женщины был немного растерянный и в то же время напуганный вид.
— Что?.. — не мог понять такой реакции наследник Гриффиндора.
— Как ты здесь оказался???
— Я…
— Лили!
Гарри обернулся и увидел отца. Через минуту, когда тот понял, что перед ним младший Поттер, его глаза удивлённо округлились.
— Как? Ты же не умер?!
— Не должен был… — как-то неуверенно пробормотал юноша.
— Ну тогда, как ты здесь оказался?
— Может… хм… кома? — предположил наследник Гриффиндора.
— Чево? — вытаращился Джеймс.
Гарри с Лили переглянулись и рассмеялись…
— Эй! Вы чего?
— А Сириус здесь? — вдруг спросил мальчик-который-выжил.
— Да. — помедлив, кивнул Сохатый.
— А+ — заикнулся было Гарри и умолк.
Что противоречиво сжалось внутри.
— Я бы хотел его увидеть.
Джеймс и Лили переглянулись.
— Пойдём.
Они аккуратно вышли на тропинку, которую совершенно не было видно за высокими травами и пошли куда-то вперёд.
— Так вы мне скажите, что такое кома? — нарушил молчание Сохатый через пару минут.
Его жена и сын снова рассмеялись. Но через пару минут они уже путано рассказывали про маггловскую медицину и всё связанное с комой.
— Ой! — Гарри резко остановился и уставился на небольшой посёлок, появившийся из-за деревьев. — Что это?
— А ты думал, где мы живём? — вопросом на вопрос ответил Джеймс.
Парень смущённо потупился. Он то всё представлял иначе…
— Ах, вот вы где!.. ГАРРИ?!
Юноша обернулся и увидел приближающегося к ним Сириуса. Через минуту он оказался в его объятиях.
— Крестник ты мой… эх… ты не умер, я знаю… ты каким-то образом попал сюда+ наш разговор тогда так резко прервался, и ты после этого больше со мной не связался. Почему?
— Наш разговор? — не понял Гарри. И тут до него дошло… Вот что его так мучило последнее время. Это чувство, будто ты забыл что-то очень важное… и вот оно. Он же смог связаться с Сириусом через зеркало! Но Малфой их нагло прервал и отправил к Волан-де-морту!!! Чёрт…
— Я склеротик. У меня всё просто повылетало из головы…
— Тогда ладно… А я то думал, что-то случилось…
— Ты тогда говорил про своего брата, Рудольфуса. Что он что-то такое знает… Что Волан-де-морт убил его не из-за трусости…
— Да! Как я забыл… И ты ещё говоришь, что это ты склеротик. — улыбнулся Бродяга.
— Ну это наверно у меня в крови. — хмыкнул Гарри.
Он хотел ещё что-то сказать, но…
— Поттер+ — протянул кто-то недалеко.
Все обернулись на голос.
— Вот мы снова встретились, Поттер. — на этот раз Лестрейндж будто выплюнула фамилию.
Да, это была именно она.
— Белла? — удивлённо пробормотал Блэк.
— Да, это я, братец. Не рад меня видеть? — ухмыльнулась женщина. — Можешь даже кое-кому сказать спасибо, что я здесь очутилась.
Тот молча продолжал смотреть на сестру.
— Гарри, ну чего же ты молчишь? Мы же с тобой ещё день назад разговаривали. И вот, ты здесь. Кто же это тебя так?
Парень молчал и, лишь глаза сузились, неотрывно смотря прямо в зрачки Беллатрикс.
— Молчишь? Не скажешь ничего своим родственничкам? Нет?
— А что я должен сказать? — сыграв удивление, спросил Гарри.
Пожирательница расхохоталась.
— Играем, малыш Поттер? Я здесь благодаря тебе. Это же ты меня убил.
— Я мстил. — коротко ответил парень, не отводя взгляда от безумных глаз Лестрейндж. — И ты знаешь за что.
— Действительно. — со смешком сказала женщина. — Как по гриффиндорски. Но а теперь мне интересно, кто тебя отправил сюда? Неужто…
— Нет. — ухмыльнулся наследник Гриффиндора. — Не твой босс. Эта навозная крыса, именующая себя Волан-де-мортом не…
— НЕ СМЕЙ НАЗЫВАТЬ ВЕЛИЧАЙШЕГО ТЁМНОГО ЛОРДА ТАК! Он скоро избавит мир от таких как ты и твоя мамочка гразнокровка.
Джеймс дёрнулся, но был остановлен женой. Гарри же никто не останавливал.
Он молниеносно вытащил палочку и направил на пожирательницу смерти.
Та лишь опять расхохоталась.
— Здесь не действует магия, Гарри. — тихо сказал Сириус.
Он всё ещё удивлённо смотрел на крестника. Но причиной этого удивления, скорее всего, были слова Беллатрикс…
Магия не действует… как же так…
Но тут рука парня окуталась слабоватым сиреневым сиянием и вместо палочки появился талисман Гриффиндора. Ещё мгновение, и вот в руке зеленоглазого брюнета со шрамом на лбу зажат золотой меч. Рубины переливались на солнце, как маленькие озёрца крови. И тут меч, как своенравное существо, рванулся вперёд.
Гарри с трудом смог удержать его.
Все поражённо смотрели на него.
— Но здесь же нельзя убить… — как-то неуверенно пробормотал Бродяга. — Мы же и так… мёртвые…
— Можно лишить сущности. — тихо сказал гриффиндорец и удивился, откуда он может это знать.
Удар и вновь перед глазами всё заволакивает туманом.
— Гарри… — шепчет Лили, протягивая руку к тающей фигуре сына.
Полная темнота и тишина… кап… кап… кап…

Юноша дёрнулся, как только почувствовал, что может двигаться, и тут же туман рассеялся.
Вот по руке тонкой струйкой течёт кровь и немного саднит в районе пореза. Вот круглый стол с чашей и руническими символами. А вот и сам Дамблдор с Ремусом.
Голова опять закружилась и парень, сделав несколько шагов назад, врезался спиной в стену. Через минуту он осел на пол…

Гарри Поттер и Занавес Безвременья — Глава 51. Ритуал.


— Неужели вернулась наша знаменитость? — раздался с порога ехидный голос зельевара.
— Да, профессор. Вижу вы очень рады меня видеть. Я тоже за вами соскучился. — сказал Гарри.
Рон резко повернулся и уставился на друга, но заметив в его глазах смешинки, успокоился и сел на диван.
Снегг удивлённо свёл брови к переносице.
— Вы хорошо себя чувствуете? — с подозрением спросил он.
— Лучше не бывает. Очень приятно, что вы обо мне беспокоитесь.— хмыкнул Поттер.
Как раз в этот момент в комнату вошёл Дамблдор. Он очень внимательно и укоризненно посмотрел на парня.
Гарри смущённо потупил взгляд.
*Простите, профессор.* — мысленно послал он директору.
*Просто в следующий раз хоть как-то уведомь меня, хорошо? А то зря заставил нервничать большое количество людей.* — ответил тот.
*Хорошо.* — смиренно согласился наследник Гриффиндора.
*Так, а теперь главный вопрос повестки дня. Где ты был?*
*Лощина Годрика.* — коротко ответил юноша.
*Теперь ясно, почему даже мои специальные устройства не смогли тебя отыскать.* — почти не заметно кивнув, сказал величайший маг современности.
*Профессор, мне нужно провести обратный ритуал Хранителя.* — медленно произнёс Поттер.
*Чтобы сделать Хранителем своего дома самого себя?* — понимающе спросил Дамблдор.
*Вы ведь проводили первоначальный ритуал?*
*Да. Свидетелями были Питер и Ремус…*
*Постойте! Свидетели были Сириус и Рэм!* — перебил Гарри.
Альбус слабо улыбнулся, а Поттер удивлённо на него уставился. Окружающие же вообще не могли понять, что происходит. Сначала директор смотрит на своего ученика укоризненно. Потом ни с того, ни с сего кивает. А через некоторое время он уже улыбается, а юноша смотрит на него поражённым взглядом. Да и всё это как в немом кино — ни слова не произнесено.
*А ну-ка, вспомни условия ритуала. Осведомлены ли все стороны о всех условиях?*
Гарри задумался. А ведь точно! Если бы и Дамблдор, и Ремус знали, что Хранитель Питтегрю, то не были бы уверены в виновности Сириуса! Значит, во время ритуала была наложена секретная связь между Поттерами и Хвостом! И об изменении решения знали соответственно они и Сириус, а Ремус и Дамблдор просто вносили лепту в ритуал…
*Теперь я понял…*
*Вот и хорошо. Закругляем наш разговор, а то все решат, что мы сошли с ума.*
Гарри хмыкнул и посмотрел на директора. В глазах того, прыгали чёртики.
— Артур, если ты не против, может мы пройдём на кухню? — спросил он.
— Конечно-конечно. — немного удивлённо ответил мистер Уизли и первым вышел из гостиной.
В полном молчании вся компания прошла по короткому коридору и расселась за круглым столом.
— Ох… — вдруг вздохнул Дамблдор. — Старею…
Гарри хмыкнул, чем вызвал злобный взгляд Снегга.
— Я же мог очень лёгким способом найти тебя. — улыбнувшись, сказал директор и посмотрел на парня.
Тот только ещё раз хмыкнул в ответ. Действительно, почему Дамблдор не догадался послать на поиски Фоукса? Ведь фениксы очень быстро находят себе подобных.
— Но не будем более задерживаться на этой теме. Волан-де-морт… — но тут слова профессора были прерваны.
В камине с негромким хлопком появилась голова Диггори.
— Министр хотел… О! Гарри…
— Да, Амос. Гарри в полном порядке. Передай Корнелиусу, что бы прекратил поиски. — сказал директор.
Через секунду камин опустел.
— Так о чём бишь я… Эммюэ… Волан-де-морт хочет завершить начатое и таки добраться до Долгопупсов. Нам нужно найти для них хорошее укрытие.
Взгляд зеленоглазого брюнета упёрся в переносицу Дамблдора.
*Можно ко мне. Но лучше в разных местах. Как говорится, не кладите яйца в одну корзину.*
— Отлично. Вопрос решён.
Недоумённые взгляды окружающих. Ещё никто ничего не говорил, а тут уже всё решено…
Лишь Люпин повернулся в сторону Гарри с немым вопросом в глазах, и, получив от него слабый кивок, более спокойно посмотрел на директора.
— Тогда другая проблема, но это уже касается только двух присутствующих людей. Гарри, Ремус, думаю сделать всё лучше сейчас. Пойдёмте. Это не займёт много времени.
Все трое встали и двинулись к двери, оставляя присутствующих в полном замешательстве.

— Питтегрю до сих пор в доме Сириуса? — спросил Гарри.
— В твоём доме. — исправил его Дамблдор. — Да. До сих пор.
— Постойте. — затормозил Люпин. — Вы хотите провести ритуал сейчас?
— Да, сейчас.
— Тогда следующий завтра?
— Да. Ведь нельзя запастись энергией сразу на два серьёзных ритуала. — пробормотал величайший маг современности. — За то сегодня вечером, все спокойно смогут прийти к тебе и отпраздновать твоё совершеннолетие, Гарри.
— Моё совершеннолетие? Ах, да… — парень как-то совершенно забыл про это. Да и вообще, что-то он в этом году слишком многое забывает, при чём довольно важное…
Они вышли на просёлочную дорогу возле Норы, и Альбус достал из кармана погнутый черпак с каким-то странным узором. Коснулся его палочкой и взглядом приказал всем взяться за новоиспеченный портал.
Рывок и через пару секунд они стоят в коридоре дома на площади Гримо 12.
— Вниз. — кивком головы он указал на неприметную дубовую дверь, и, отворив её, стал спускаться по пыльной лестнице. Через пару тройку ступенек стала видна дверь. Где-то за метр до неё, Гарри почувствовал, будто проходит через невидимую магическую преграду. Он чуть прищурил глаза и увидел очень слабое свечение возле пола, но как раз в этот момент, Дамблдор открыл дверь и раздавшийся возглас отвлёк парня.
Он последний зашёл в комнату, где находился Хвост. Она мало напоминала камеру в Азкабане, и это не понравилось Поттеру. Небольшая, с удобной кроватью, двумя стульями и письменным столом и наколдованным окном, за которым был красивый солнечный закат. Прям дом отдыха, отсюда и сбегать не захочется.
Питер сидел на кровати и читал какую-то книгу. Вид у него был немного удивлённым, но как только он заметил Гарри, по щекам расползлась бледность.
Парень хмуро уставился на предателя, который медленно закрыл книгу и более ровно сел на кровати, свесив ноги.
— Питер, — заговорил директор. — Нам надо провести обратный ритуал Хранителя, в котором твоё присутствие необходимо. И согласие собственно тоже.
— Я+ — заикнулся Хвост. — Я на всё согласен.
— Вот и хорошо. Тогда начнём. Как ни странно, но нужные вещи со мной. — сказал профессор, доставая палочку и небольшую чашу откуда то из недр своей пышной мантии.
Люпин избегал смотреть на Питтегрю, так же как и тот. Гарри же предпочёл вообще никого не видеть и перевёл свой взгляд на окно. Солнце там уже почти село, и на горизонте алела широкая полоса, намного золотясь в центре.
— Кровь Хранителя и охраняемого. — бормотал Дамблдор. — Заклинание чистосердечности, обратное доверенности, добровольного отречения, перо феникса…
При последних словах он многозначительно взглянул на Гарри.
*Можешь пожертвовать одним своим пером?*
Кивком головы, парень показал, что согласен и поспешно вышел из комнаты. В его планы не входило демонстрировать своё превращение перед Питтегрю.
Закрыв за собой дверь, он перевёл дух. Последние минуты он провёл в постоянном напряжении, ожидая, что Хвост что-нибудь такое да выкинет. Мгновение, и вот на его месте стоит красивый сияющий феникс. Он пару раз взмахнул крыльями, как-то почти по-кошачьи потянулся и потом очень быстро выдернул клювом небольшое хвостовое перо. Секунда, и вот опять на лестнице стоит гриффиндорский лев, разбивший множество девичьих сердец, и даже об этом не подозревающий…
Когда он зашёл обратно в комнату, то замети небольшую перестановку, произошедшую в его короткое отсутствие. Стулья и кровать исчезли, а в центре комнаты находился стол, который приобрёл круглую форму. На нём стояла та сама чаша, которую вытащил Дамблдор, а вокруг неё слабо золотились странные иероглифы. С краю лежал небольшой нож с иссиня чёрной рукоятью и острыми символами, идущими по контуру.
Дамблдор взял из рук юноши перо и положил в чашу. Потом он поднял нож и подошёл к Питтегрю. Тот, немного дрожа, подал левую руку. Блик лезвия и вот на золотое перо капает кровь. Через минуту директор подошёл к Поттеру. Мимолетное движение, и ярко-алая жидкость быстро покрыла покрасневшее перо.
Мгновение и вот чаща стоит в центре стола, а все присутствующие, на равном расстоянии вокруг.
— Алоувэ симавэро синоум тиф. — заговорил грудным голосом Дамблдор.
Все руны на столе тут же вспыхнули.
— Рэнос люрэно мэт. — с каждым словом голос величайшего мага современности становился всё громче и ощущалась вибрация магического поля вокруг.
— Синтола фините рэкумо.
При последних словах Питер как-то странно пискнул и покачнулся.
— Эсто пиа фраус…
Но тут шаровая молния, взявшаяся из неоткуда, врезалась в Питтегрю. Тот взревел не хуже раненого мамонта и кулем рухнул вниз.
Люпин сделал к нему осторожный шаг, но был остановлен рукой Дамблдора.
Внезапно всё заволокло дымкой. Гарри удивлённо уставился в пространство, но тут внезапное головокружение заставило его ухватиться за столешницу и опустить голову. Тишина…
Кап… кап… кап…
Легкий порез ритуальным ножом всё ещё кровоточил…

Гарри Поттер и Занавес Безвременья — Глава 50. Хранитель?


— Класс. — выдохнул юноша, сидящий на резной скамейке, находящейся в небольшой красивой беседке.
Когда Поттер решил улучшить сад вокруг дома, на него напало вдохновение и он сделал всё так мастерски, что даже не ожидал от себя такого вообще.
Теперь уютный двухэтажный домик был окружен не только невысокими деревцами. Все бурьяны исчезли и стали видны красивые низкорослые полевые цветы. С правой стороны от двери был куст роз, жёлтых с бордовыми серединками. Джиннины любимые… Невысокие деревца приобрели более аккуратную форму.
От ворот к входной двери вела гравиевая дорожка с ответвлением, уходящим к беседке. Её Гарри создал, как окончательный штрих. Деревянная, оплетённая диким виноградом, с маленьким резным столиком и такими же скамьями, она находилась почти в углу, недалеко от выхода. Рядом стояло самое высокое на этом участке вишнёвое дерево, которое очень удачно бросало тень на вход в беседку. А листья дикого винограда, вообще скрывали сидящего внутри зелёноглазого брюнета.

— И вы его не задержали? — вскричала миссис Уизли.
— Молли, мы его за руки за ноги должны были держать? — немного резко спросила Тонкс. — Он уже взрослый парень…
— Нет, он ребёнок! Да и как ты так можешь говорить?! Он убил человека! Ну и пусть, что пожирательницу…
— Он мстил. — сказал до сих пор молчавший Люпин.
— Это не повод… — начала было миссис Уизли.
— Мам! Если бы не Гарри, я бы дважды уже была мертва! И первый раз, когда меня он спас, умерло 6 пожирателей, а во второй и того больше! — крикнула Джинни. — Лучше найдите его!
В этот момент на кухню Норы зашёл отец семейства.
— Его нет у его родственников. Самих Дурслей тоже нет. В Дырявом Котле он не появлялся, в Гринготсе денег не брал. Да и вообще в косом переулке замечен не был…
Джинни всхлипнула и прижала голову к плечу брата. Тот лишь продолжил напряжённо слушать отца.
— … Северус доложил, что Сами-Знаете-Кому местонахождение Гарри тоже не известно.
— Но надо что-то делать! — воскликнул Рон. — А почему в Министерстве не могут проверить, где в последний раз им была применена магия?
— Он уже совершеннолетний. И даже то, что по первым пяти заклинаниям ещё можно было бы определить его местонахождение, нам не помогло. Он их воспроизвёл около десяти часов утра в доме 4 на Тисовой улице. Ими были заклинание чистки и по два левитации и уменьшения. Далее контроль его палочки был окончен.
— Ну а что он сказал, перед тем как выйти из дома на площади Гримо?
— Он сказал, что полетит домой. — тихо пробормотал Ремус.
— В Литл Уининг? — спросил Рон.
— Нет. — покачал головой Люпин. Он сосредоточенно над чем-то думал и его взгляд неотрывно смотрел в окно. — Дом его дяди и тёти никогда не был его домом.
— Куда тогда? — подняла заплаканные глаза Джинни. — Он говорил, что его дом Хогвартс. Но сомневаюсь, что он полетел туда. И кроме нашего дома ему больше некуда идти…
— Есть. — перевёл на неё свой взгляд оборотень. — И я это сейчас проверю.
Не говоря больше не слова, Люпин быстро вышел из Норы. Минута и все услышали хлопок — он трансгрессировал.

Наследник Гриффиндора развалившись, сидел в беседке и вдыхал свежий воздух, в котором улавливался слабый запах различных полевых цветов и трав. Раза два, за эти несколько часов, которые он провёл здесь, было слышно, как проехала машина. И потом вновь тишина и не громкое пение птиц, стрекот кузнечиков.
Парень почти было задремал, как на улице раздался хлопок, заставивший его резко сесть и насторожиться. Через мгновение юноша почти физически ощутил, как кто-то посторонний пытается попасть сюда — дом предупреждал своего хазяина…
Скрип калитки и удивлённый возглас. Поттер тихо выглянул наружу, держа в руках палочку.
— Ремус?
Оборотень вздрогнул и повернул голову в сторону беседки.
— Как? — осипшим голосом спросил он. — Как ты это сделал? Я помню, тут были только развалины…
— Я не знаю. — честно ответил гриффиндорец. — Мне только интересно, всё ли тут такое же, как и было…
— Ну, беседки не было.
— Я знаю. Я сам её создал.
— А внутри… — Люпин замялся. — Гарри, хм…
— Рэм, мой дом — это и твой дом. — просто ответил юноша и слабо улыбнулся.
Он не мог злиться на Лунатика. Вот он стоит такой добрый, с искренней улыбкой и всё ещё с удивлённым выражением лица. Он не отчитывает его ни за что…
— Да… Всё так и было. — улыбнулся Люпин, когда они зашли вовнутрь дома. — Помню, как Джеймс, еще когда был в школе, говорил, что обязательно сделает в своём доме гостиную такую же, как и гриффиндорскую.
Они сели на диван перед камином, который Гарри тут же не преминул зажечь.
— А ещё, помню, как он с Сириусом хотели сделать кучу потайных ходов. Но на счёт этого не уверен. Сохатый ничего не говорил…
Гарри молча смотрел на языки пламени. Ведь они тоже с Роном говорили, что сделают пару потайных ходов, когда у них будут свои дома. Люпин тоже не нарушал тишину. Его охватили воспоминания и он даже не старался из них вынырнуть.
— Мне нужен Петтигрю. — вдруг сказал Поттер.
Оборотень удивлённо уставился на юношу.
— Зачем?
— Он до сих пор остаётся Хранителем. Надо провести ритуал. Я не хочу что бы мой дом хоть как-то зависел от него…
— Но… но договорённость заключённая ритуалом Хранителя может разорвать только смерть одной из сторон. — тихо ответил Ремус.
— Нет. — уверенно возразил Гарри. — Ритуал есть. Но он ещё сложнее первоначального. Надо присутствие тех, кто учувствовал тогда…
— Но… — как-то неуверенно заговорил оборотень. — Но это не возможно…
— Я представитель охраняемой стороны. Хвост — Хранитель. Дамблдор, проводил ритуал. Вот только свидетели… Надо хотя бы одного, но кто они были…
— Хватает только одного представителя из всех сторон?
Парень кивнул, не отрывая взгляд от камина.
— Свидетелями были я и Сириус. — помолчав, сказал Лунатик. — И знаешь, — продолжил он, когда юноша посмотрел на него, — как-то странно, что ты вот мне объясняешь ритуал. А совсем недавно, я тебя ещё учил…
— Да. — слабо улыбнулся Гарри. — Но ещё более странно было что-либо объяснять Снеггу.
— Оооо… Как он это допустил? — в глазах Люпина запрыгали смешинки.
— Да как-то само собой это произошло. — стал вспоминать гриффиндорец. — У нас тогда с ним была дуэль, и я применил к нему своё собственное заклинание Авада Кедава. Ну, он, конечно же, решил, что это всеми любимое смертельное заклинание. Я удивился, что он не обратил внимание на отсутствие буквы Р, и цвет луча был светло-зелёный. Да и как Аваду можно отбить обычным зеркальным щитом? И как можно поймать голыми руками и испарить? Да… Он меня тогда удивил. Пришлось объяснить, что и как.
Оборотень опять улыбнулся, а потом вдруг посерьёзнел.
— Я же к тебе по делу. Тебя ищут все: и Министерство, и Орден, и Дамблдор лично. Про потерю Беллы Волан-де-морт уже знает…
— Я слышал. — кивнул парень. — А что он устроил?
— Он попытался напасть на Долгопупсов. Но они к счастью тогда были в клинике св. Мунго.
— Но почему на них?
— Не понятно. Но Северус сказал, что это не последняя попытка. Так что им нужно укрытие. Ах да, Августа вступила в Орден Феникса.
— Ясно. — закусил Гарри губу.
— И нам желательно сейчас поехать в Нору…
— Кстати, Рэм, я так и не спросил. Как ты догадался, что я здесь?
— Ну… Ты сказал, что пойдёшь домой. — опять улыбнулся Лунатик. — Большинство решило, что ты поехал в Литл Уининг. Но я то знаю, что ты никогда не считал своим домом, дом дяди и тёти. Площадь Гримо тоже отпадает, хотя и принадлежит тебе. Джинни говорила, что ты всегда считал своим домом Хогвартс. Но мы бы знали, если бы ты туда прилетел. В Норе тебя тоже не было. Вот я и решил, что СВОИМ домом ты мог назвать только действительно свой дом. А этот ни смотря не на что, таковом является. А теперь пойдём. Все с ума сходят уже…
Поттер грустно оглядел комнату. Ему так не хотелось отсюда уходить, даже если не на долго…
— Ох, да… Прости Гарри. С днём рождения! — немного виновато посмотрел на парня Люпин. — Подарок отдам потом.

— Куда он отправился?
— Джин, ну хватит уже. Тебе десять раз сказали, что никто не знает! — раздражённо оборвал сестру Рон.
Как только хлопнула дверь, все тут же подняли головы и посмотрели в сторону приближающихся шагов. Но это был всего лишь Снегг. Он нашёл взглядом мистера Уизли и кивком головы указал в сторону кухни. Через минуту оба мужчины покинули комнату.
— Ох… боже мой… — вдруг запричитала миссис Уизли. — бедный мальчик… Он же наверно не кушал! А он такой худенький…
— Ма! Может, ему не до еды было. — мотнул головой Рон.
— Я вас говорю, с ним всё нормально! Если бы что-то случилось, мы бы знали! — громко сказала Тонкс. — Лично я понимаю парня, заперли его у этих магглов одного…
— Но мы же писали ему! А он не отвечал!
— Белла перехватывала все письма. — раздался голос с порога.
— Гарри! — вскрикнула Джинни и повисла на шее у юноши.
— Прости, что заставил волноваться. — тихо прошептал на ухо девушке тот.

Гарри Поттер и Занавес Безвременья — Глава 49. Дом.


В течение часа он блуждал по небу, которое медленно, но уверено меняло свой окрас. Солнце уже садилось за горизонт. Вот перед глазами мелькнуло знакомое высотное строение, за ним начинался частный сектор. Вот и площадь Гримо…
Гарри кругами опустился на землю, смотря на промежуток между 11 и 13 домом. Через минуту стали проявляться стены такого знакомого здания.
Сняв с себя чары Хамелеона, парень поднялся по ступенькам и, помедлив, дёрнул дверную ручку в виде змеиной головы. В коридоре было как всегда темно. А из-за двери, ведущей в кухню, раздавались голоса.
— Но почему сегодня?
— Вот это то нас и заинтересовало…
— Тот-Кого-Нельзя-Называть был в бешенстве… после того, как ему что-то доложили…
Поттер переступил порог, и тут же в коридоре зажглись все лампы. В следующий момент раздался какой-то странный звон. Дверь на кухню распахнулась, и несколько человек с палочками наготове выскочили наружу.
— Гарри???
— Что ты здесь делаешь?!
— Какого чёрта… — прохрипел Грюм.
Лишь Люпин ничего не сказал. Он как-то подозрительно посмотрел прямо в лицо юноше.
Тот медленно вытащил чёрную розу и бросил к ногам перед ним стоящих. Те непонимающе уставились на неё. Тут раздались тихие шаги, и из кухни показался ещё один человек.
— Что вы уже натворили, Поттер? — спросил Снегг.
Ничего не ответив, парень плавно повёл палочкой и цветок медленно превратился в Беллатрикс Лестрейндж. Лица присутствующих пораженно вытянулись. Только зельевар скрыл удивление.
— Теперь понятно, почему Тёмный Лорд был так зол. — пробормотал он.
— Несомненно. — тихо ответил Гарри. — И я его предупреждал…
— Предупреждал? — не понял профессор.
— Где это всё произошло? — грозно рыкнул Грюм, заглушив слова Снега.
— Ну не в Литл Уининге. — ответил ему Поттер.
— И как ты объяснишь своё отсутствие дома? Почему это ты не у Дурслей???
— А вы их спросите.
Тут взгляд гриффиндорца скользнул вниз, и он с удивлением увидел торчащие из кармана мёртвой пожирательницы уголки конвертов, на одном из которых можно было различить каракули Хагрида.
— Акцио! — быстро взмахнул палочкой Гарри. — Так вот почему я не получал письма.
— Вы не имеете права использовать магию вне школы… — начал было Снегг.
— Ох, профессор, сегодня случилась такая мелочь. — саркастически заговорил наследник Гриффиндора. — Я стал совершеннолетним. И если память мне не отказывает, я даже получил письмо из Министерства. Там мне официально разрешили колдовать. Ну ладно. Я тут видимо лишний. Полечу я домой…
И больше ни слова не говоря, Поттер быстро покинул дом на площади Гримо 12. Его грызло какое-то разочарование. Дом Сириуса уже не казался таким дружелюбным или хотя бы родным…
Вскочив на метлу и развив огромную скорость, парень помчался прочь. Летел он чисто интуитивно и добрался до Лищины Годрика быстрее, чем думал. Опустившись на дорогу перед пустующим сквериком, Гарри стал наблюдать, как из пустоты перед ним появляется забор, а за ним всё те же развалины дома.
Он толкнул калитку и спокойно зашёл внутрь. Никакая сила уже не препятствовала ему. С минуту он стоял и осматривал всё, что было вокруг. А потом подошёл к дому и положил руки на ту самую стену, возле которой стоял ещё несколько часов назад.
Сильно желая, что бы дом стал прежним, юноша вложил все силы, всю любовь и хорошие эмоции, которые сейчас смог пробудить в себе. Так, совершенно не двигаясь и ища в себе всё больше хороших воспоминаний, хоть как-то связанных с родителями, юный Поттер простоял несколько часов.
Только глубокой ночью, когда почти полная луна ярко освещала всю округу, гриффиндорец убрал руки и отошёл на пару шагов от дома. Тот, как будто только что построенный, гордо возвышался перед ним. Двухэтажный, аккуратный, окружённый не сильно высокими деревцами и полностью освещённый серебристым лунным светом… да… Гарри даже не мог представить, что это его дом…
Помедлив ещё несколько минут, парень, не спеша, открыл входную дверь и вошёл вовнутрь. Маленькая прихожая и вот сразу начинается гостиная. Диванчик и два кресла перед камином, почти как в гриффиндорской башне… вот дверь, скорее всего на кухню, а рядом лестница на второй этаж. Поттер хотел было подняться наверх, но почувствовал дикую усталость и рухнул на диван. Через пару минут он забылся во сне…

БАМС!
Со всего размаху, на голову Гарри опустилась подушка.
— Пааааздравляю! — крикнул Рон, продолжая разрывать упаковки своих подарков. Пока зеленоглазый брюнет надевал очки, Уизли закончил со своими и стал присматриваться к подаркам друга.
Тот всё делал не спеша, будто дразня рыжего, а последний с каждой секундой всё нервнее ковырялся в ухе, что грозило скорой потерей данного органа. Наконец все немногочисленные подарки были пересмотрены и остался последний — длинный тонкий свёрток в ярко-красное сердечко непонятно от кого.
— Ну, давай! Не томи! Смотри! — крикнул Рон, как раз в тот момент, когда зашла в комнату Гермиона в халатике выше некуда.
Мальчик-который-почему-то-до-сих-пор-жив разорвал упаковку и уставился на метлу с очень длинной, гладкой и в меру тонкой рукоятью. Ребята одновременно протянули к ней руки, и в тот же момент метла завибрировала. Гарри и Рон удивлённо отдёрнули свои конечности, а вот Гермиона в отличие от них убрала руку нехотя. Метла повисла в воздухе, прямо перед лицом девушки, горящий взгляд которой неотрывно наблюдал за ней. Парни, не меняя удивлённое выражение лица, уставились на подругу. Та, спохватившись, надела на себя супер-маску серьёзности и подозрительности.
— Кто тебе прислал это? — спросила она.
— Ээээ… не знаю. — честно ответил Гарри.
— Это же может быть что-то опасное! Я должна у тебя это забрать. — не подлежащим обсуждению тоном, сказала девочка-зубрилочка и схватив, всё ещё вибрирующую метлу, выбежала из спальни.
— Эээээ… — лицо Рона было более чем удивлённое, а палец левой руки до сих пор торчал в ухе.
И тут из-за двери раздалось:
— Оооооооаааааах…

Поттер проснулся оттого, что свалился на пол. Всё таки не удобно спать на узком диване, а ещё эта серия снов…
Через пару минут парень сидел на кресле и доставал из кармана свой уменьшенный чемодан. Но тут он решил всё-таки осмотреть для начала дом и, засунув всё обратно в карман, подошёл к лестнице.

— Лили, бери Гарри и беги! Это он! Я задержу его! — крикнул Джеймс, выхватывая волшебную палочку.
Рыжеволосая женщина поспешно выбегает из комнаты и быстро поднимается по лестнице. Позади слышен шум открывающейся двери и высокий пронзительный хохот…

Гарри помотал головой, отгоняя непонятно откуда взявшееся воспоминание. Как же это ужасно… Через мгновение он продолжил подниматься наверх. Небольшая комната, с противоположных сторон которой находятся по две двери. Парень открыл ближайшую и увидел маленькую детскую кроватку.

Лили вбежала в комнату и захлопнула за собой дверь. На мгновение помедлив, женщина схватила на руки только что проснувшегося младенца с пронзительно зелёными глазами. Сзади раздался звук выбиваемой двери.
— Отойди, глупая девчонка!
— Нет! Только не Гарри! Всё что угодно! Но только не Гарри!
— Не мешай!
— Нет!
Зелёная вспышка и женщина падает на пол, продолжая держать сына, который совершенно спокойно смотрит на человека со змеиным лицом. Тот с хохотом поднимает палочку.
— Авада Кедавра!
Зелёный луч летит прямо в младенца, но, соприкоснувшись с его лбом, отражается и летит обратно к Тёмному Лорду. Взрыв и темнота…

Гарри широко открыл глаза. Он впервые видел это в таких подробностях… так точно… и почему?
Но тут же его мысли переключились на Волан-де-морта. Как же он его ненавидит… этого слизняка в человеческой плоти… убийцу его родителей…
Постояв ещё несколько минут, осматривая свою детскую комнатку, наследник Гриффиндора вошёл в следующую дверь. Там оказалась довольно просторная спальня. Резной высокий шкаф, стол из чёрного стекла, двуспальная кровать и большое зеркало. Парень прошёл дальше и, открыв ещё одну дверь, оказался в помещении, в которое попал, поднявшись по лестнице.
Пройдя к противоположной стене, Гарри открыл очередную дверь. Там, видимо, находилась гостевая. Соседняя же дверь вела в ванную комнату.
Спустившись обратно в гостиную, Поттер зашёл в кухню. Большой столовый стол и восемь стульев, маггловская плита, холодильник и раковина. На стенке висело три шкафчика, сразу за которыми виднелась дверь. Юноша заинтересованно открыл её. Небольшой коридорчик и три двери — две сбоку и одна прямо. Распахнув ближайшую, Гарри увидел ещё одну гостевую комнату. За следующей было то же самое. А вот за последней была лестница. Она вела вниз, и гриффиндорец не замедлил спуститься по ней. Внизу оказалась ещё одна дверь.
Открыв её, зеленоглазый брюнет замер на пороге. Там была большая библиотека. Конечно не такая, как в Хогвартсе, но всё равно впечатляющая, учитывая, что она принадлежит теперь только ему. Оставив её изучение на будущее, Гарри решил поподробней осмотреть прилежащую территорию.
На улице уже вовсю светило солнце. При таком освещении было хорошо видно, на сколько запущен сад.
Достав палочку, Гарри стал исправлять положение.

1 с 6123456