В теле злейшего врага. Глава 1.Утренняя неожиданность


Автор — small pretty witch (natali3362651@yandex.ru или вконтакте: http://vk.com/id182612336);
Персонажи: Драко Малфой/Гермиона Грейнджер
Рейтинг — PG-13
Жанры — Гет, Романтика, Юмор, Фэнтези, Фантастика, POV
Размер — Макси, 96 страниц
Статус — Закончен
Саммари — Закончился пятый год в Хогвартсе, но что-то пошло не так. Гермиона проснулась в теле своего злейшего врага Драко Малфоя, а он, в свою очередь проснулся в ее теле. Пока они привыкают к новой жизни, Темный Лорд набирается сил. Крестражи уничтожены, но он не умер…
Светлая история любви Драко и Гермионы..

Глава 1.Утренняя неожиданность.

Ну, вот и закончился пятый год обучения в школе чародейства и волшебства Хогвартс. Все ученики собрались на «Прощальном ужине», как любила говорить Гермиона. Директор желал всем удачно отдохнуть. Как только ужин закончился, Драко Малфой подошел к Золотому Трио. Он был очень не доволен тем, что его отца посадили в Азкабан по вине Поттера.

– Удачных тебе каникул, Поттер. А если говорить прямо: чтоб ты сдох! – притворно весело говорил Малфой. Но так только казалось. На самом деле он очень переживал за отца. Не то, чтобы он его любил. Малфои никого не любят. Драко позволял себе любить только одного человека: Нарциссу Малфой. А в остальном, любовь – это чувство. Малфои не проявляют чувств. Чувства – это слабость.
– Малфой! – рявкнул Поттер и даже успел приблизиться к Драко, но договорить он не смог. Грязнокровка Грейнджер громко сказала:
– Гарри, это просто Малфой. Успокойся, – Поттер отошел обратно.
– Да, Гарри, успокойся, – Малфой умело изобразил интонацию Гермионы. – Подружка. Это все, что у тебя осталось, Поттер. Хм… У тебя же еще был крестный… Ах, да. Он же умер. Так что эта грязнокровка и осквернитель крови – это все, что у тебя есть.
На самом деле Драко просто скрывал все свое отчаяние за этими оскорблениями. Проще сказать «грязнокровка», чем «мне так одиноко».
– Малфой, ты хоть раз можешь спокойно пройти мимо, как будто тебя и вовсе не существует? Или тебе так приятна наша компания? – спросила Гермиона.
– Не льсти себе, Грейнджер, – сказал Драко и ушел.
Все это время директор наблюдал за этими четырьмя людьми.
Поттер. Про Гарри он знал все. Все, что его мучило и тревожило. И Дамблдор изо всех сил старался помочь ему.
Уизли. Про Рона он тоже знал все. И также усердно старался помочь ему.
Грейнджер. Гермиона. Умная магглорожденная девочка. Дамблдор знал, что Гермиона стерла память своим родителям сразу же после того случая в Министерстве Магии. Она даже ничего не сказала друзьям. А сердце ее каждый раз ныло, когда она вспоминала о родителях. А они даже не узнают ее. Гермиона теперь жила у бабушки и дедушки со стороны матери. Они знали о том, что Гермиона волшебница, но в их семье не принято было говорить об этом. Как будто Гермиона каждый год уезжала в обычную школу. Сначала она хотела стереть память и бабушке с дедом, но бабка у нее была умная и хитрая («Училась бы в слизерине», – как любила говорить Гермиона). Она сразу поняла, что замышляет внучка, и сказала, что готова умереть ради Гермионы. Бабушка и дед были уже далеко немолодыми, а жить Гермионе было негде. Только после долгих уговоров она согласилась. Она чувствовала себя совсем чужой в их доме. Она очень волновалась за своих родителей. Только поэтому и решилась на такой отчаянный шаг.
Малфой. Драко. Очень нервный на первый взгляд подросток. Но на самом деле он очень боялся. Боялся за своего отца. Он, как никак, его отец. За мать, которая после того, как Люциуса посадили в Азкабан, совсем перестала нормально есть и спать, а еще много пила. Его очень волновало то, что скоро он получит метку. Может даже этим летом. Он не хотел этой метки. Вообще, он не очень-то хотел быть Пожирателем Смерти. Но как можно противостоять ему?..
Дамблдор прекрасно понимал, что все они по-своему страдают. Но больше всего его волновали Гермиона и Драко. Он так хотел помочь им. Двоим сразу. По сути, ничего сложного и непоправимого нет в их ситуации. Просто подросткам свойственно драматизировать. И чтобы они поняли, что ничего плохого в их ситуации нет, у директора созрел план…

–––––––––––––––––––
Хочу представиться вам, меня зовут Гермиона Грейнджер. Также известная, как гриффиндорская заучка, назойливая всезнайка или просто грязнокровка Грейнджер. Только не надо мне говорить, что вы бы на моем месте даже не обижались и просто игнорировали бы эти высказывания! Когда на тебя обзываются, это очень даже обидно! Я, конечно, стараюсь не показывать, что мне больно это слышать…
Уже к шести вечера я была дома у бабушки и деда. Они как-то холодно меня приняли. Но я вежливо сделала вид, что не заметила этого. Дом у родителей моей матери был не очень большим. Мне выделили собственную спальню, но ванную приходилось делить с бабушкой. Как только я вспомнила о родителях, из глаз полились слезы. Как же так? Как я буду жить без родителей? А если эта война затянется? Все эти вопросы так и лезли в голову. Я достала свой личный дневник и записала туда все, что мучило. Стало легче… Потом без сил рухнула на кровать и заснула, даже не переодевшись.
Утро выдалось тяжелым…
Я проснулась рано и сладко потянулась, поправив белокурый локон. Стоп. Белокурый? Нет… Такого не может быть. Наверное, свет так падает. Я потерла руками лицо и почесала щеку, на которой за ночь появилась щетина. Щетина?! Нет! Такого точно не могло произойти! Я вскочила с кровати и подошла к зеркалу. На меня смотрел Драко Малфой. Я закричала глухим мужским голосом. Я просто не верила. Потом подняла руку и Малфой зеркале тоже поднял руку. Я зажмурилась, а потом опять резко открыла глаза. На меня все так же испуганно смотрел Малфой.
– Что за черт?! – прокричала я, но голос был Малфоя.
– Драко, милый, все нормально? – спросил женский голос. «Мать, – подумала я».
– Да, мам. Все хорошо.
«Что же со мной происходит? Я – Малфой?!» – эти мысли безостановочно крутились у меня в голове. Я рассмотрела комнату, в которой проснулась. Все выполнено в зелено-серых тонах. «Истинный слизеринец», – подумала я и хмыкнула. Я была в Малфой-мэноре. Сомнений не было. Но как такое могло произойти? Даже в мире магов такого не могло быть! Разве что Оборотное Зелье, но тогда почему я в Малфой-мэноре? Что-то явно было не так… Нужно срочно что-то делать! Нужно найти мое тело! Нужно ехать домой!
– Драко, иди завтракать, – прокричала его мама.
– Иду! – сказала я. Я поняла, что была одета, но мне нужно было в душ. – Только приму душ и спущусь.
Когда я начала раздеваться, то поняла, что лучше мне не принимать душ. Я была еще не готова увидеть Драко Малфоя голым…
Я спустилась в, как мне показалось, столовую. Там было совсем не уютно…
– Драко, милый, как спалось? – спросила его мама. Нарцисса… Кажется, так ее звали.
– Н-нормально, – неуверенно ответила я.
– Домовые эльфы уже приготовили завтрак. Кушай, – я откусила кусок от яичницы. Нарцисса испуганно на меня посмотрела. Только сейчас я поняла, что в их доме было принято есть вилкой и ножом. Я пробормотала извинения и уже начала есть, как подобает Малфоям.
– Мам, мне нужно кое-куда сегодня сходить, ты не против? – аккуратно спросила я.
– Иди. С каких это пор ты начал спрашивать у меня на это разрешение? – удивилась Нарцисса.
Я пожала плечами и продолжала поглощать невероятно вкусную яичницу с беконом.
– Пока, мама. Я не знаю, когда вернусь, так что ты не волнуйся.
Она сухо кивнула и углубилась в газету.
Я побрела в непонятном направлении, как Нарцисса, рассмеявшись и указывая в противоположную сторону, сказала:
– Выход там, Драко.
Я пробормотала что-то нечленораздельное. Я понятия не имела, куда же мне пойти. Я даже не знала, где находится этот Малфой-мэнор! Тогда я поняла, что нужно делать.
– Я забыл, – сказала я, когда Нарцисса удивилась моему скорому возвращению. – Мне нужно воспользоваться камином. Не помнишь, где лежит Летучий Порох?
– Вот он, – Нарцисса очень удивилась и протянула мне горшочек с Летучим Порохом.
Я отошла подальше и еле слышно прошептала:
– Малиновая Улица, дом шестьдесят пять, – и зеленое пламя поглотило меня. Слава Богу, я успела попросить Дамблдора подключить дом моих предков к сети.
***
Здравствуйте. Я – Драко Малфой. Самый обаятельный, привлекательный, самый умный… проще перечислить мои недостатки, чем достоинства. Ой… их же нет, простите.
Я вошел в Малфой-мэнор, сразу, как приехал из Хогвартса. Моя мама бросилась ко мне:
– Драко! Как хорошо, что ты дома… Но я думала, что ты приедешь позже… – она икнула. Моя мама опять пьет!
– Ты пила?
– Нет, что ты? – она еле связывала слова. – Совсем чуть-чуть…
Я увидел на столе наполовину выпитую бутылку огневиски. Я быстро убрал ее.
– Драко! Верни бу… бу… бутылку! – она и так была пьяная в стельку, поэтому я просто отнес Нарциссу в ее комнату.
Но в последнее время мне было очень одиноко… Да, друзья у меня были, но… Меня уже достали эти лживые улыбки. Все подлизываются и унижаются… Но не сейчас. Сейчас все боятся и осуждают. Да, мой отец в Азкабане, но не надо же судить меня по нему! Даже Блейз Забини и Панси Паркинсон перестали со мной общаться. Боятся и думают, что я Пожиратель Смерти. За этими мыслями я и уснул в своей шикарной кровати в Малфой-мэноре.
Утро выдалось просто ужасным… Я проснулся и сразу почувствовал дикую боль в спине. Не может быть. Я же спал на этой супер удобной кровати уже больше пятнадцати лет, и мне всегда было удобно! Я почесал свою спину. Какая-то она маленькая… Кудрявые темные волосы так и закрывали мне обзор. Стоп!.. Кудрявые темные волосы?! Да быть такого не может! О, Мерлин, у меня, что появилась грудь?! Я вскочил с кровати. Это была не моя комната! Все было каким-то старым и… не волшебным? Да. Именно. Не волшебным. Может, я заснул у какой-нибудь красивой телочки, а она сейчас в душе? Нет… Я задумчиво потер руки. Какие-то они слишком маленькие! И на них… золотой лак?! Быть такого не может! Я подбежал к зеркалу.
– Грейнджер, а ты что здесь делаешь? – спросил я, но голос был не мой. Голос был Грейнджер. Я зажал рот ладонью, и Грейнджер сделала то же самое… Этого не может быть… Я – Грейнджер? Смешно! – Наверное, это просто сон! Или зеркало зачаровано! Точно! Нужно найти другое зеркало. Ванная… Я открыл дверь, но на меня оттуда уставилась какая-то старуха. Странная, между прочим.
– Черт! – выругался я. Неужели у этой телочки я остался ночевать?!
– Дорогая, как тебе спалось у нас? Не мучили кошмары? – я просто был в шоке.
– М… Мучили, – очень тихо ответил я. – И до сих пор мучают…
– Что ты сказала? Я не услышала.
– Нет. Не мучили. Все хорошо, – неуверенно ответил я. А эта старуха умылась водой и ушла, напоследок проговорив:
– Вот и славно…
Я зашел в ванную. Из этого зеркала на меня все также испуганно пялилась Грейнджер. Да и ванная мне показалась странной. Нет ничего волшебного… Это, наверное, дом родителей Грейнджер. Но почему я встретил там эту старуху? Очень странно…
Нужно срочно посетить Малфой-мэнор. Нужно найти мое тело, в конце концов!
– Внученька, завтрак готов, – так значит это ее бабушка. Хм…
– Иду!
Я спустился вниз. Дом этот был просто крохотный. Я вообще не привык к такому! Это было ужасно…
– Ты сама приготовила еду? А эльфы-домовики на что? – спросил я, не подумав. Они же магглы! У них нет домовиков!
– Кого-кого? – непонимающе спросила бабка Грейнджер.
В самый подходящий момент в кухню вошел ее дед.
– Привет, Гермиона. Как дела? – спросил он.
– Отлично, – я не понимал, что происходит. А когда я не понимаю, что происходит, я начинаю злиться. – Я всего лишь попал в дом магглов. Мало того, что они магглы, они еще родственники моего врага. Ах, да, забыл упомянуть, утром я проснулся в теле этой гриффиндорской всезнайки. А в остальном, все прекрасно!
Бабка Грейнджер подавилась. Ее дед чуть не упал со стула. А я пожалел о том, что наговорил. Мало того, что в их глазах Грейнджер отзывается о себе в мужском роде, так она еще говорит не понятные для них слова.
– Гермиона, с тобой все нормально? – спросила бабка.
– Я же говорю: если для вас все это нормально, то да, со мной все отлично!
Вдруг из камина вышел я. Выглядел я неважно. Волосы не были зализаны назад. Одежда была все та же, в которой я ложился спать. А лицо озаряла улыбка.
– Малфой? Это ты? – спросил я. Это так странно… я сам у себя что-то спрашиваю.
– Я. А ты – Грейнджер? – ответил я, который стоял около камина.
– Да. Нам нужно поговорить, – предложила Грейнджер. Но она была в моем теле. А я был в ее.
– Это и так ясно… – я неодобрительно хмыкнул.
– Гермиона! Объясни сейчас же, что происходит! – взревела бабушка Грейнджер.
– Я сейчас объясню, бабушка… – сказала Грейнджер, но потом поняла свою ошибку: – То есть… я хотел сказать бабушка Гермионы. То есть… не важно… Нам с вашей внучкой нужно срочно уйти. Это очень важно. Не волнуйтесь. Мы скоро вернемся.
– Гермиона! – потребовал дед. – Мне нужны твои объяснения, а не этого сомнительного юноши. Кстати, кто он?
– Это… мой друг, – сказал я. – Да. Нам нужно срочно уйти.
– До свидания, мистер и миссис Книстрс, – вежливо проговорил я (то есть Грейнджер) и потянул себя к выходу. Когда мы оказались на безлюдной улице, Грейнджер начала кричать:
– Объясни, что происходит, Малфой! Это ты сделал, я знаю!
– Успокойся, – сухо попросил я. – Зачем мне это? Думаешь, мне приятно торчать в твоем теле?
– Это даже теоретически невозможно! А уж, тем более, гипотетически и практически! – воскликнула она.
– Что будем делать? – спросил я. – Мерлин, Грейнджер, почему ты не приняла душ? От тебя воняет!
– Поправочка: воняю не я, а ты. А я не приняла душ, потому что я не горю желанием видеть тебя без одежды! – сказала она и немного покраснела.
– Точно! Тогда вообще не принимай душ, Грейнджер! Никогда! Пусть лучше от тебя воняет…
– Я думаю, что нам нужно отправиться прямиком к Дамблдору. Он, наверное, будет знать, что делать.
– Надеюсь… А где сейчас Дамблдор? Думаешь, он еще в Хогвартсе?
– Думаю, что да. Воспользуемся камином, – сказала Грейнджер, и мы вернулись в дом ее магглов. Она быстренько объяснила, что мы возвращаемся в Хогвартс. Ее дед и бабка неодобрительно на нее смотрели. Видите ли, в их дом врывается какой-то белобрысый паренек да еще он с их внучкой исчезает в камине. Дурдом какой-то!
Мы очутились в кабинете Минервы МакГонагалл.
– Почему у нас получилось? – недоумевал я.
– Я что одна слушала директора на последнем ужине? Он сказал, что все, кто забыл какие-то вещи, могут вернуться через камин. Но это только на этот день, так что нам очень повезло…
– Я не могу назвать пребывание в твоем теле везением! – воскликнул я.
– Абсолютно с тобой согласна, слизеринский хорек! – зло сказала Грейнджер и ее, то есть мое, лицо перекосилось от ненависти.
– У меня все время такое лицо? – спросил я.
Она взглянула на меня, а потом посмотрелась в зеркало.
– Да. Именно такое лицо у тебя всегда, – сказала она и довольно ухмыльнулась.
– Напомни мне, чтобы я больше скрывал свою ненависть, хорошо? – если честно, я в любом своем виде прекрасен, но я решил больше не проявлять такое количество ненависти. Уж больно неприятно от этого становиться. – Подожди. А ну-ка попробуй чуть меньше ненависти. Она сделала то, что я просил. – Вот теперь то, что надо. И не сильно пугает, и не портит мою репутацию слизеринского негодяя.
Грейнджер фыркнула.
Мы уже пришли к кабинету Дамблдора.
– Мы же не знаем пароля… – вспомнила она. – Лимонный пирог? Леденцы? Торт?
– Да пустите вы нас! – воскликнул я, стукнув своим маленьким кулачком. Теперь и силы у меня намного меньше…
И тут к нам вышел директор:
– О, мистер Малфой, мисс Грейнджер, чем обязан? Забыли кое-какие вещи?
– Нет, профессор. У нас тут есть кое-какая проблема… – начала Грейнджер.
Мы рассказали директору все. Все, что мы знали.
– Мисс Грейнджер, я даже не знаю, что делать… – задумчиво проговорил Дамблдор. – Или мне лучше называть вас «мистер Малфой»?
– Мерлиновы кальсоны, мне все равно! – воскликнул я. – Что нам делать?
– Я никогда еще не видел ничего подобного, – заявил он. – Я не знаю… Ни одно заклятье или зелье, кроме, конечно, Оборотного, не может сделать такое! Это нонсенс, я бы даже сказал! Я предлагаю вам пока ничего никому не говорить. Вас сразу же положат в больницу Св. Мунго на неопределенный срок. А это вам надо? – мы с Грейнджер отрицательно покачали головами. – Вот и я так думаю. Пусть все думают, что ничего не изменилось. Пока я буду искать способ помочь вам, вы будите жить жизнью другого. Я думаю, что это все же лучше, чем пролежать в больнице не один год…
– Оу-оу! Стоп! Тайм-аут! Баста! – остановил его я. – Вы хотите, чтобы я пожил годик другой в теле этой грязнокровки?!
– Выбирайте выражения, мистер Малфой, – резко оборвал директор. – Если вы хотите, мы с мисс Грейнджер можем отправить вас в больницу Св. Мунго. Но вы не можете решать судьбу мисс Грейнджер. Предоставьте это ей самой.
– Я могу просто заявить всем, что я – Малфой, – просто объяснил я. – Что мы с Грейнджер поменялись телами.
– Да. И тогда вас поместят в отдел для душевно больных, – директор добродушно улыбнулся.
– Ладно… хорошо… – я понял, что это лучший выход из ситуации. – Но не говорите моей матери, пожалуйста. У нее и так пошатнулась психика после того, как отца посадили…
– Хорошо. И вот еще, я хотел вам кое-что дать, – он покопался в серебряном сундуке и вытащил оттуда маленькую шкатулочку.
– Что это? – спросила Грейнджер. Она открыла крышку шкатулки. Там лежали два кольца. – Вы хотите, чтобы у нас состоялась помолвка? – она рассмеялась.
– Нет. Вовсе нет. Это особые кольца. Вы сможете передавать друг другу мысленные сообщения, как только дотронетесь до кольца. Вот здесь есть небольшая инструкция по применению этих колец, – он протянул нам два конверта.
– Скажите, вы что знали, что у нас будет экстренная пересадка тел или у вас в этом сундуке куча таких колец и сотня инструкций к ним?
Директор пристально посмотрел на меня. У меня даже мурашки забегали по спине.
– Ладно. Спасибо, директор, – Грейнджер взяла два кольца и потянула меня за собой.
– Спасибо, профессор, – отчеканил я и позволил ей себя увести.

В теле злейшего врага. Глава 1.Утренняя неожиданность: 3 комментария

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.