Становление тьмы. — Часть третья. Право выбора. — Глава 13. Прекрасный день, чтобы умереть. Часть 3.


После короткого посещения Лецифера Сириус, не считая легкой боли в животе, остался полностью невредим. Но визит профессионалов Вольдеморта не оставил и тени иллюзии относительно его дальнейшей участи. Пожиратели быстро и умело допросили его. Сначала достаточно гуманно, с помощью Веритасерума и Легилименции, а потом, удовлетворившись полученными сведениями, просто выместили на нем свою ярость от смерти Умбры. На втором этапе допроса речь шла только о возможности причинить ему как можно большую боль.
Он не знал, сколько прошло времени, когда они, наконец, ушли. Он несколько раз терял сознание и, вероятно, в последний раз они не стали приводить его в чувство, а просто оставили висеть. Тело горело, как в огне, но больших повреждений не было. Пожиратели были истинными профессионалами.
Краем сознания он отметил скрип двери и обреченно застонал. Чья-то рука приподняла его подбородок и приставила к губам край сосуда. Зелье.
– Пей, Бродяга.
Бродяга? Это было его тайное имя у мародеров. И он доверчиво глотнул. Новое зелье и новый глоток. Он чувствовал, как отступает боль, и возвращаются силы. Неизвестный отступил от него и проговорил несколько заклинаний. Он увидел, как очищается и ремонтируется его мантия.
Зелья, наконец, полностью подействовали, и Сириус сумел поднять голову, с надеждой вглядываясь в спасителя.
– Лунатик?
– Привет, дружище. – Ремус слегка улыбнулся. – Давно не виделись.
– Верно, – Сириус обрадовано улыбался. – Лецифер так странно говорил о тебе. Я уже опасался, что ты мертв или хуже. Итак, когда мы свалим отсюда?
Ремус вздрогнул, как от удара в лицо. Он беспомощно смотрел на своего побратима и спрашивал себя, чем заслужили они такую судьбу? Насколько это неправильно, помогать своим? Насколько неправильно из-за одного подвергнуть риску всю стаю? Все их будущее?
– Ремус? Все в порядке? – Чистокровный волшебник ощутил какое-то странное шевеление в животе, как предчувствие чего-то плохого.
– Нет, Бродяга. Все не в порядке. Мы не можем бежать. – Ремус собрался с силами ответить. – Я пришел, чтобы доставить тебя в Косой переулок.
Ремус видел, как в глазах друга гаснет надежда и растет непонимание.
– … почему?
– Потому что… – Что можно указать, как причину. Что сочтет Сириус важнее собственной жизни? Была только жестокая правда, и никакие слова не могли облегчить ее вес.
– Потому что я предатель, Сириус. Я тот, кто убил Грейбека и стал вожаком всех оборотней Англии. Тот, кто приносит страх и ужас.
Сириус только пристально смотрел на него. В его глазах отражалась лишь абсолютная растерянность. Потом она исчезла. Он бессмысленно рванул цепи, стремясь ударить бывшего друга, и закричал.
– Нет, это не правда. Мой друг не мог предать меня. Почему… чем они шантажируют тебя? Это… это Империус!
Люпин чувствовал себя одновременно героем трагедии и фарса. Он в жизни не желал ничего больше, чем просто улыбнуться Сириусу и сказать, что это была лишь шутка. Но он стоял, как окаменевший. Убежденный его неподвижностью в собственной правоте, Сириус страстно продолжил.
– Лунатик, приди в себя. Борись с этим. Подумай о Джеймсе и Лили, обо мне. И твой крестник, Джим! Что будет с ним?
– Сириус, это не Империус.
– Чепуха. Ты не смог бы предать нас, – анимаг перестал рвать цепи и пристально смотрел на Люпина, не в силах принять правду. – Что сделали с тобой эти ублюдки? Ты сам никогда бы…
– Но он сделал это, – холодный голос прервал его слова. Лецифер аккуратно прикрыл за собой дверь. – Ремус, ты слишком медлителен. Лорд не будет рад задержке.
– Знаю, – оборотень подумал, что причина появления Лецифера совсем другая, чем просто поторопить его. Мальчик не смог противиться желанию еще раз увидеть своего крестного.
– Лецифер! – Сириус яростно кричал, выплескивая гнев и страх. – Что ты сделал с Ремусом?
– Ничего. Ремус идет на это ради всех оборотней Англии. Он вожак. А я делаю это ради вампиров, – очень тихо добавил Лецифер. – Еще вопросы, Сириус Блэк?
Аврор обернулся к другу, по-новому глядя на него. Скорбь и растерянность на лице Ремуса больше всего убеждали в правдивости слов Лецифера. Сейчас у него не было той раскаленной ненависти, как при известии о предательстве Гарри. Только понимание, что умрет от руки лучшего друга. Понимание этого заморозило мир вокруг, превращая его в нереальное отражение злого кошмара. Мир потемнел, оставляя на свету лишь один вопрос.
– Тогда… тогда это конец, Лунатик?
Конец так многого. Его жизни. Но что страшнее, их дружбы. Был ли он готов к концу? Сириус судорожно цеплялся за веру, что в итоге, всему нашелся бы смысл и объяснение. Его Ремус никогда бы не смог предать так… хладнокровно и бессовестно.
– Боюсь, что так. – Второй мародер улыбнулся дрожащими губами. – Поверь мне, я продал бы душу, лишь бы спасти тебя… но я не могу просто так… из-за тебя ввергнуть в беду всех оборотней. Я просто не могу. Прости меня.
– Я жертва для будущего оборотней? – Сириус тихо рассмеялся. Звенело невесело и фальшиво, отражаясь эхом от голых стен. – Тогда пообещай, что поставишь мне памятник. – Он все еще не мог поверить в происходящее. И не хотел умирать просто так, без смысла и без цели. Друг или предатель был слишком много должен ему.
– Обещаю.
– Время, – Лецифер вновь прервал разговор.
Сириус внезапно вспомнил свою просьбу. – Где Гарри? Он один из твоих людей!
Молчание наполнило камеру, Лецифер повернулся, коротко бросив через плечо.
– Ремус, я подожду снаружи.
– Где Гарри!!!
Сириус видел только ссутулившуюся спину Лецифера, когда услышал ответ. – Здесь.
Сириус пристально смотрел вслед Лециферу. – Что..? – Он завертел головой. Никого больше не было. И сомнительно, что кто-то был под мантией-невидимкой. – Где?
– Прощай, крестный. Ты был прекрасным человеком. – Лецифер, не оборачиваясь, вышел из камеры, игнорируя сверлящий спину растерянный взгляд Блэка. Тяжелая металлическая дверь с лязгом захлопнулась за ним.
Анимаг судорожно сглотнул. – Лецифер… Гарри… это правда? – Звучало не слишком то умно, но это не заботило бывшего аврора.
– Да, – Ремус возился с цепями. – Лецифер сказал, что Питер мертв?
Сириус занятый лишь собственными мыслями, ответил с отсутствующим видом. – Его убил Снейп, после ограбления Леци… Гарри.
– Жаль, я бы охотно поговорил с ним. – Ремус чертыхнулся, перестегивая кандалы. – Но, вероятно, так лучше. На моих руках будет кровь только одного друга.
– Ремус, ты не сделал бы этого, если бы был другой выход? – Сириус с отчаянием улыбался. – Но ты служишь темному лорду? Или?
– Я верен моим волкам и таким образом лорду.
– А если судьба поставит тебя перед выбором или-или. Кого ты выберешь?
Ремус помедлил. Нельзя было исключать варианта, что за камерой наблюдают. Он слабо улыбнулся. – Тебе известны мои моральные принципы, Сириус.
Это не было настоящим ответом, но Блэк облегченно вздохнул. Он знал Ремуса и знал, что тот всегда тянется к свету. Даже в детстве Сириус знал, что сторона, к которой примкнул Ремус – правильна. Поэтому так больно было увидеть Лунатика здесь. Пожиратель смерти… не смешно ли?
Он знал, что должен ненавидеть его за измену. Но он видел, что получал Ремус за свою преданность в Ордене. Он видел, как тяжело давалось ему жить даже полулегально, под гнетом несправедливых законов Министерства. И видел его сомнения, его страх и боль.
Сириус закрыл глаза.
Ремус боролся за свою расу, за своих людей. Это была их ошибка, оттолкнуть оборотней от общества, и теперь они были у Вольдеморта.
Не только оборотни, вдруг пришло на ум Блэка. Вампиры… Гарри. Он сказал, что делает это ради вампиров. Не поэтому ли он убил Дамблдора? Не поэтому ли он предал?
«Я не хороший, но я и не плохой. Я необходим».
Не объяснил ли Гарри этими словами всю свою жизнь и свои поступки?
Тогда Сириус не понял этого. Не придал значения его словам. Сейчас он все понял. Только две стороны – хорошие и плохие… И оборотни, вампиры и остальные навеки заклеймены.
Для ярости было уже слишком поздно. Ошибка сделана и судьба предопределена.
– Гарри, как он? – Звучало глупо, и Сириус поторопился дальше. – Он раскаивается, что убил Дамблдора?
– Он сильно устает. О Дамблдоре он сказал однажды, что сожалеет. – Ремус поднял волшебную палочку. – Нам пора, Бродяга. Я буду рядом.
– До конца?
– До самого конца, – подтвердил Ремус.
– Прощай, Лунатик, – Сириус протянул ему скованные руки. – Надеюсь, что все это не зря.
– Твоя жертва не будет напрасной. Я позабочусь об этом. – Ремус опустил глаза.
– Silencio! Тебе запрещено говорить. Нас ждут. – Он прижал руку ко лбу Сириуса. – Казнь котла. – Портключ сработал.
Прежде чем Сириус успел удивиться странному паролю, они уже появились у «Дырявого Котла». Анимаг сразу узнал место своей казни. Помост со столбом в центре.
Напротив помоста стоял ряд кресел для высокопоставленных гостей. Там уже расположились Вольдеморт и Лецифер. За ними стояли телохранители… Момент, Сириус мог поклясться, что вампир за спиной Лецифера был, судя по описанию Джеймса, верховным вампиром Лондона, а значит приемным отцом Лецифера.
– Следите за ним, – холодно приказал Ремус. Сириус почти любовался поведением своего друга. Всякий видел в нем только безжалостного оборотня. Всякий, кто не обращал внимания на судорожно сжатую руку с палочкой.
– Слушаюсь, – рыкнул пожиратель, принимая цепь Сириуса.
Сириус смотрел, как Ремус накладывает на себя сложное заклинание неприметности. Теперь никому не казалось странным, что он, спустившись с помоста, направился к ряду кресел и занял одно из них. Никто из вероятно присутствующих членов Ордена феникса не должен был заподозрить в нем вожака оборотней. Толпа у основания помоста притихла. Сириус не мог разглядеть лиц, но почувствовал напряжение в воздухе и занервничал. Нет, поправил он сам себя. Он не нервничал, он боялся. К нему пришел страх смерти. Сириус закрыл глаза и попробовал глубоко дышать, стремясь вернуть контроль. Может быть, его освободит Орден? Он открыл глаза и осмотрелся. Только охраны вокруг него было человек десять… нет никакого шанса. Пытаться освободить его может только самоубийца. У Ордена не было достаточно надежных людей, чтобы даже сделать попытку его освобождения.
Министерства здесь точно не было. Они уже несколько недель назад издали указ о запрещении любых спасательных акций для отдельных личностей. «В целях борьбы с терроризмом и шантажом». Сириус со свистом втянул воздух. Он умрет. Он знает это. Смерть. Потом ничего не будет. Ничего. Только пустота или небо? Ад? О чем он, к черту думает?
– Пора начинать. – Один из охранников подошел к Сириусу, намереваясь приковать его к столбу. Сириус попытался воспользоваться моментом и рванулся. Заклинание, сказанное спокойным голосом, швырнуло его на пол.
Он лежал и смутно слышал, как кто-то невнятно зачитывает речь, как ликует толпа… потом стало тихо. Кто говорил, о чем? Безразлично.
Вероятно, обвинительная речь, его мнимые прегрешения… Сириус не хотел умирать. Он был Блэком. А Блэки не умирают на помосте от руки палача… хотя собственно многие из его предков были казнены. Чудесно, он продолжает традиции семьи. Вот маменька обрадуется. Она бы даже гордилась им, если бы это был приказ Министерства, а не темного лорда.
Кто-то поднял его и подвел к столбу. Он немного споткнулся, и его заботливо придержали за плечи.
Перед ним стояла огромная толпа людей. Он не мог заставить себя не смотреть на них.
Там, в первом ряду. Сестры… Беллатрикс и Нарцисса с сыном. Сириус горько усмехнулся. Его единственные родственники рады его смерти. Он всегда знал это, но не мог и предсказать, как тяжело воочию увидеть подтверждение своих догадок.
Слева, на некотором отстранении он увидел людей, закутанных в черные балахоны. Вампиры, прячущиеся от солнца. Были ли у Гарри подобные проблемы? Если да, то как он справляется с ними? Ему уже никогда не узнать об этом.
Взгляд скользнул по толпе и зацепился за рыжие волосы. Уизли. К сожалению так далеко, что он не мог узнать лица. Сириус прикрыл глаза. К чему все это. Кто-то опять сказал что-то и толпа снова закричала. Сириус обернулся к говорящему и узнал его. Люциус Малфой. Он как раз садился на место между Ремусом и Вольдемортом.
Сириус искал взгляд Гарри, сидящего справа от лорда. Тень под его капюшоном делала бесполезной эту затею. Тогда Сириус посмотрел на Ремуса, и их взгляды встретились.
Оборотень был бледен, но выглядел уверенным и спокойным. Сириус признал внезапно, что весь этот спектакль для Ремуса намного страшнее, чем даже для него, смертника. Тем более что как бывший аврор, он всегда был готов к смерти. Всегда ожидал ее.
И он ободряюще кивнул другу.
Ремус предал его, так же, как и Гарри, но это было теперь понятно. А какие причины были у Питера? Только ли предал он из-за тяги к власти, или было еще что-нибудь? Никто никогда и не думал разобраться в причинах его поступка.
Все становится каким-то другим, когда жить тебе остаются минуты. Ярость, гнев, зависть, гордость… все это исчезло, оставив лишь замечательную ясность.
Они были предателями.
Но кто предал первым?
Вампиры, оборотни… Они, волшебники, вышвырнули их из собственной жизни и общества, обвиняли их, а потом ожидали понимания и смирения? Как наивно.
Сириус глубоко дышал. Было неправильно, что он умрет. Он не должен был умирать. Он был не готов. Он так много не успел еще сделать… он так хотел выполнить свои желания и свои планы. Поздно. Его мечты умрут вместе с ним.
Кто-то подошел ближе. Два пожирателя. Справа и слева. Они держали направленные на него волшебные палочки.
Сириус стиснул зубы и прищурился. В конце концов, он гриффиндорец и Блэк. Гордость запретила ему показать свой страх. И в последнем отчаянном порыве смелости, он улыбнулся своим палачам.
Вольдеморт поднялся.
– Я требую справедливого наказания убийце Умбры и предателю крови. Но, в нашей милости, я отказываюсь от принятого Министерством варварского способа казни через поцелуй. Уважая его род и честь чистокровного волшебника, я приказываю уничтожить его тело Авадой Кедаврой. И пусть он послужит примером того, что случится с волшебниками, выбравшими неправильный путь.
Темный лорд поднял руку и резко опустил ее.
– Avada Kedavra, – в унисон произнесли два голоса и две зеленые молнии ударили в грудь Сириусу. Он смотрел вверх, выше толпы, выше крыш, в лучезарное синее небо.
Молнии ударили в его грудь, швыряя его назад.
Последнее, что он видел, было бесконечное небо. Последнее, что он сделал, было улыбкой.
Какой все же сегодня прекрасный день.
Какой прекрасный день, чтобы умереть.

Становление тьмы. — Часть третья. Право выбора. — Глава 13. Прекрасный день, чтобы умереть. Часть 3.: 3 комментария

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.