Почему Я? Глава 2. Корабль и всякие разные «приятности». Часть 4.


— Ну вот, располагайтесь, чувствуйте себя как дома. Хотите чаю, лимонных долек, пока мы ждем остальных? — предложил директор Хогвартса, а то, что это он, Вета уже не сомневалась, так как увешанный портретами презентабельных дедушек и бабушек кабинет, а также заваленный различными фолиантами и книгами стол, могли принадлежать, пожалуй, только ему.
Завулон, по-хозяйски развалившись в предложенном ему кресле, отрицательно покачал головой, и закинул ногу на ногу:
— Остальных. Но я бы предпочел заключать сделку с глазу на глаз, без участия посторонних, директор Дамблдор.
— О, поверьте мне, те, кого мы ждем, никак не посторонние, это напрямую касается и их. И как бы мне ни хотелось посвятить в наш уговор наименьшее количество людей, я не могу утаить это от моих, ммм, соратников.
— Дело Ваше, свое условие я уже поставил, от его выполнения зависит, получите ли вы то, что вам нужно, — с этими словами Завулон взял со столика лежавший ближе всего к нему свиток и стал со скучающим видом просматривать его.
— Ну, а Вы, дорогая, не ходите чаю? — небесно-голубые глаза посмотрели в зеленые Ветины, и девушке сразу стало так спокойно и тепло, как бывало только, когда ее обнимала мама.
«Странный волшебник, недобрый и незлой. Я бы сказала — серый».
— С лимонными дольками?
— Конечно, куда же без них, не правда ли, Минерва, — и волшебник посмотрел куда-то Вете за спину.
Девушка обернулась и увидела первого, а точнее первую входящую в кабинет «соратницу».
— Минерва МакГонагалл, моя заместительница и профессор Трансфигурации.
— Благодарю, Альбус, но без меня, — ответила женщина в зеленой мантии.
За ней последовал человек с хмурым, осунувшимся лицом, одетый во все черное: наглухо застегнутый сюртук и обвивающую ноги мантию.
— И, как Вы знаете, директор, без меня.
Северус, я рад, что ты вернулся. Северус Снейп, профессор Зельеварения, — маг кивнул и, хотя и пытался не показать этого, тяжело опустился в кресло около камина, тот тут же вспыхнул и весело затрещал, поедая сухие поленья.
Зельевар поплотнее закутался в свою, напоминающую крылья летучей мыши, мантию и устало прикрыл глаза. Женщина заняла место около Завулона, который также безразлично просматривал фолиант.
В комнате воцарилась тишина, нарушаемая лишь звяканьем чашек о блюдца, треском поленьев и иногда возней сидевшего на шесте феникса. Птица заинтересовала Вету, и между глотками чая, любезно поданного ей директором Хогвартса, она стала наблюдать за ней: вот феникс взъерошил холку и переступил с ноги на ногу, усаживаясь поудобнее, вот приподнял крыло и уложил его обратно, чуть повернувшись боком к людям.
«Да, птичка, тебе тоже неуютно в этой комнате, заполненной людьми, которые при других обстоятельствах никогда бы не собрались в одном месте».
Феникс вдруг открыл левый глаз и пристально посмотрел на девушку, потом, видимо что-то решив для себя, взлетел с шеста и опустился Вете на плечо.
— Ой! — когти птицы больно впились в кожу, тонкая мантия из дорогого китайского шелка не была предусмотрена для защиты владельца от таких неожиданностей.
— Фоукс, ты что безобразничаешь? — Дамблдор нахмурился, но Вета, взглянув в глаза волшебнику, поняла, что тот, наоборот, очень доволен этим событием. — Вообще-то, Фоукс не ведет себя так вольно с незнакомыми людьми, но, похоже, Вы чем-то ему приглянулись.
— Ничего, директор, он же не понимает, — Вета посмотрела на заглядывающего ей в лицо феникса и в его глазах прочла насмешку «не понимаю?» — Хорошая птичка, — девушка погладила птицу по загривку.
В этот момент дверь в кабинет открылась и в нее с шумом влетел черноволосый парень в смешных круглых очках. Феникс, радостно вскрикнув, тут же сорвался с плеча Веты и уселся на подставленную темноволосым юношей руку.
— А вот и один из тех, кого мы ожидаем. Вета, господин Завулон, позвольте вам представить: Гарри, — темноволосый юноша улыбнулся Вете, и подозрительно посмотрел на Завулона:
— Рада познакомиться, — улыбнулась девушка растрепанному парню, гладившему птицу.
— Гарри, рассаживайся, сейчас придут остальные и мы начнем.
Мальчик с птицей на руке прошел мимо сидящего в кресле у камина мага, и как показалось Вете, специально задел того ногой, в ответ на что, маг прошипел что-то похожее на: «Поттер, где Ваши манеры, десять баллов с Гриффиндора», уселся на стул около директорского стола.
— И сколько мы будем еще ждать? При всем моем уважении к Вам, директор, я не могу надолго оставлять свой Дозор. У нас, конечно, мирное время, но всякое бывает, — вдруг подал голос Завулон, впрочем, как показалось Вете, без особого раздражения.
— Простите, это я виновата, пришлось, кхм, оформить больше бумаг, чем мы рассчитывали, — в кабинет вошла странная девушка с розовыми волосами, следом за ней с надменным видом проследовал высокий светловолосый парень с хищным лицом и взрослым взглядом стальных серых глаз, замыкал процессию русоволосый помятого вида немолодой мужчина.
— Нимфадора, Драко, Ремус, — по очереди представил вошедших директор, — а это наши гости леди Вета и господин Завулон. Итак, все в сборе. Господин Завулон, прошу.
— Мессир Завулон. Начну с представления. Я — Глава Дневного Дозора города Москвы, Россия, для тех, кто не знаком с магической не очень жизнью данной страны, поясню — это что-то вроде вашего Аврората, только наоборот, и мы не относимся к Магическому миру, существуем обособленно, по возможности.
— Как это?
— Мистер Поттер, Вам никто слова не давал. Вас пригласили сюда исключительно из вежливости, — маг у камина зашевелился, открыл глаза и зло посмотрел на покрасневшего то ли от смущения, то ли от злости парня.
— Ничего, юноша мне не мешает, — скучающим голосом произнес Темный маг.
Вета усмехнулась, но так, чтобы никто не видел.
«Еще бы тебе мешало, ты на копошащееся там, внизу, и внимания не обращаешь, но не упускаешь момента сказать или сделать в их адрес гадость просто ради развлечения».
Тем временем, Завулон продолжал:
— А моя внучка, Веталина Вилени, — кивок головы в сторону Веты, — является последним прямым потомком Рода Вилени и носит титул…
«Ну и зачем эта помпезность «носит титул и бла-бла-бла»
— … княгиня Вилени, Берегиня Перуна.
«Что?! А это еще что такое, не только княгиня, но и Берегиня? Не жирно ли мне будет, бедной?»
Вета обвела взглядом собравшихся: директор Хогвартса легко кивал головой, как бы подтверждая сказанные слова.
«Для него, по всей видимости, это не новость. И, правда, он же, похоже, вел переговоры обо всем этом с дедом».
Гарри заинтересованно, но без особых эмоций принялся рассматривать ее, дама в зеленом хмурилась и бросала взгляды на директора, Ремус и Нимфодора были скорее сосредоточенны на белобрысом парне, который безразлично окинул девушку своим высокомерным взглядом, как будто говоря: «ну и что, и не с такими общались», маг у камина с именем, похожим на имя отца Веты, только слегка побледнел и вцепился в поручни кресла, но через секунду опять закрыл глаза и отстранился от присутствующих какими-то своими думами.
— Как некоторым из вас должно быть известно, ее фамилия и титул означают, что она ведет совой род на прямую от бога Перуна-Громовержца. Не буду перечислять остальную ее родню… Для вас сейчас главное, что только моя внучка может найти одни очень интересующие и меня и Альбус артефакт. Господин Дамблдор, — Завулон склонил голову и посмотрел на старого волшебника.
— Да, артефакты. Как известно из дошедших до нас источников Доспехи, Перстень и Рог Перуна были уничтожены, а оставшиеся два утеряны в веках, однако, до меня дошли сведения, что Стрелы и Книга все же нет-нет, да мелькали в летописях. Это наводит на мысль, что артефакты сохранились до сих пор, нужно только найти их, — старый волшебник немного помолчал, обведя взглядом собравшихся, потом продолжил: — Надо сказать, что после неудачи с хоркруксами, последняя возможность победить Тома — это Стрелы Перуна.
— Директор, неужели от какого-то, по сути, маггловского оружия Волдеморт умрет окончательно? Ведь хоркруксы были его душой, а их уничтожение не только не убило его, но и сделало сильнее, — Вета обернулась к черноволосому мальчику: Гарри вскочил с кресла и теперь пристально смотрел на Альбуса Дамблдора.
Но ответил ему Завулон:
— По сути, юный Поттер, хоркруксы — ничто иное, как человеческая сущность живого существа, простите меня за тавтологию… если этот ваш Темный Лорд, — на этих словах Завулон фыркнул, — был воскрешен, то для него они остались не более, чем воспоминанием о прежней жизни. И, скорее всего, мешали своим существованием, так что вы своими действиями даже помогли ему обрести новую силу, не омраченную привязанностью к старым воспоминаниям.
— То есть что, хоркруксы ограничивали его силу после воскрешения, — Гарри недоуменно уставился на Завулона, и даже Северус слегка наклонился вперед и немигающим взглядом черных глаз смотрел на Темного.
— Тогда зачем он их вообще создавал? — подала голос девушка с розовыми волосами.
— Все элементарно, Ватсон, как проводник в мир живых. Хоркруксы помогли ему не умереть окончательно, а потом при обряде воскрешения найти путь обратно и даже получить половину силы, которой он обладал до своей смерти. После этого они стали ему мешать, так как блокировали своим существованием остальную часть силы, — пояснила Вета.
Все взгляды обратились на нее. Завулон приподнял бровь.
— Я не только «Дыбы и пытки» читаю на досуге.
— Но и книги по Высшей Некромантии. Мессир Завулон, Вы уверены, что подобные знания уместны в таком возрасте? — женщина в зеленой мантии, Минерва МакГонагалл, неодобрительно поджала губы.
— Воспитание этой юной леди — не моя обязанность. Она — глава Рода после смерти своих родных, а что они позволяли ей читать, а что нет, пока были живы — это на их совести.
Вета про себя фыркнула.
«А кто мне подарил Высшую Некромантию Древнего Египта на Beltane?*»
— Минерва, тише, моя дорогая. Главное то, что убить… Да, именно убить, и на этот раз навсегда, возможно, с помощью Стрел. Конечно, если поискать, найдется и другой способ…
— Только вот времени на поиски у нас почти не осталось, директор, — Поттер потер лоб и тяжело вздохнул.
Вета пригляделась к парню и поняла, что он, как в общем-то, и все здесь, если внимательно приглядеться, очень уставший человек, да и не ребенок уже.
— Да, Гарри — нет. Поэтому я пригласил сюда Мессира Завулона и его внучку. Княгиня Веталина, если верить легендам, а оснований не верить им пока нет, может определить место нахождения артефактов и найти их, но…, — у людей собравшихся в комнате при этом «но» вытянулись лица — только что они почти нашли способ победить Волдеморта, и тут это «но».
— Она — последний представитель Рода, и является только Берегиней. Место нахождения артефактов может открыться только ей, но этого недостаточно, нужен особый обряд, чтобы Вета смогла увидеть. Нужен человек, в чьей крови есть хотя бы капля Воинов Перуна — именно при взаимодействии Берегини и Воина первой откроется место нахождение артефактов, а второй сможет их достать и передать нам, — Вета внимательно посмотрела на Завулона.
«Вот оно, вот подвох, которого я боялась, знала же, что он будет…что ты задумал, милый дедушка?»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.