Игры темной королевы. Глава 1. Нападение в багажном вагоне. Часть 3


-Тут сплошная мелкотня, — бурчал наследник, отталкивая мельтешащих под ногами первокурсников. – Надо бы выбрать более подходящие места.

Парень уже намеревался перейти в следующий вагон, но его остановил голос отца:
— Ты прошел мимо свободного купе.

Мальчишка закатил глаза и недовольно покосился на купе, умышленно пропущенное им. Зельевар открыл дверь и, пройдя внутрь, левитировал свой чемодан на верхнюю полку.

— Отлично, — прошипел Конор, кинув свой багаж на пол вслед за братом. – Самое последнее купе в вагоне с первокурсниками. Это хороший выбор, если учесть, что наверняка мы рядом с туалетом.

— Зато недалеко бежать, — улыбнулся Гарри, устраиваясь возле окна напротив Снейпа, сняв теплую мантию и положив ее на кресло.

— Если ты собрался бегать туда, то предлагаю сесть рядом с дверью, — плюхнувшись на сиденье рядом, заявил Конор, отбрасывая черную с серебряной застежкой в виде змеи мантию к отцу.

Закинув ноги на чемодан Гарри, наследник скрестил руки за головой и шумно вздохнул. Профессор сделал незначительный взмах рукой, и багаж устремился на отведенное для него место на полке, ускользая из-под ног подростка. Конор охнул и чуть не свалился в проход между сиденьями.

— Пап, я тут подумал, может, мы с Гарри прогуляемся по поезду? С однокурсниками пообщаемся, — ткнув брата локтем в бок, чтобы поддержал идею, предложил Слизерин-Снейп, скучающе осматривая купе.

Гарри согласно кивнул и тут же вскочил, намереваясь пройтись по вагонам.

— Эй, еще не хватало, чтобы ты мне новые ботинки затоптал, — возмутился Конор, поднимаясь с кресла и отталкивая братца подальше от своих ног.

— Так, — протянул родитель и добавил. — Оба сели на свои места. Никто никуда не пойдет, пока мы не обговорим некоторые моменты.

— А может, позже? – стоя возле двери, поморщился Конор, предполагая, что сейчас начнется сеанс отцовских наставлений.

Снейп-старший молча указал на сиденье напротив себя. Недовольно поворчав, подростки уселись обратно.

— Слишком много всего произошло, и это в корне изменило и мою, и ваши жизни, — начал зельевар. – Побежден Волдеморт.

— Как интересно, — проворчал Конор, но тут же замолк под ледяным взглядом черных глаз ближайшего родственника.

— Побежден с помощью вас обоих, — продолжал отец. – Но, как известно, Министерство обнародовало свою версию последней битвы с Темным лордом.

— Да, — протянул неугомонный Конор. – Министр совсем обнаглел. Заявил, что Волдеморт повержен представителями Аврората, а пророчество об избранности Гарри было лишь ошибкой. Интересно, а дед с министром из-за этого поцапался?

— Не стоит совать нос в дела капитана, — строго предупредил родитель. – И, в любом случае, Фадж все сделал так, чтобы версия об ошибочной избранности твоего брата распространилась по всему миру. Вообще, политикой, проводимой министром, не доволен не только Слизерин, но и другие кланы. Однако многие простые обыватели той части магического мира, которая контролируется Министерством, безоговорочно верят Фаджу и теперь считают тебя, Гарри, всего лишь обычным мальчишкой.

— А мне нравится быть обычным, — пожал плечами молодой маг с взъерошенными волосами. – К тому же у меня теперь так много родственников. Это лучше, чем любая слава.

— С одной стороны, это хорошо, — скрестив руки на груди, сказал Северус. – Правда, с другой, у одного из этих родственников до недавнего времени руки чесались всыпать тебе за выходку на перроне.

— А я думал, только баллы снимешь, — смеялся Гарри, глядя на родителя.

— Теперь ты Снейп и одними баллами не отделаешься, — усмехнулся зельевар.

— Это будет новость дня, — толкнул брата Конор. – Знаменитый гриффиндорский ловец Гарри Поттер стал наполовину слизеринцем. Чувствую я, что твой факультет не оценит всю прелесть новой фамилии.

— Ничего, я думаю, они поймут, — хмыкнул паренек, поерзав на сиденье, – Я и так под чужой фамилией пятнадцать лет ходил. Теперь я Снейп и все.

— Странно от тебя это слышать, — произнес зельевар с наигранным безразличием.

Конечно, ему это было далеко небезразлично. С того дня, как он узнал, что оба мальчика его сыновья, не проходило и дня, чтобы он не задавался вопросом, а возьмет ли Гарри его фамилию, захочет ли быть Снейпом, невзирая ни на что. Но подросток не обманул его надежд и охотно принял фамилию своего настоящего родителя.

— Ты же не думал, что теперь, когда я знаю, чей я сын, буду носить чужую фамилию? Тем более фамилию человека, который убил нашу с Конором мать, — заявил подросток.

— Что ж, я рад твоему выбору, — улыбнулся профессор. – Но только несколько человек знают правду. Не забывай, для остальных — ты усыновлен мною. Оба не забывайте, что семейные тайны не должны быть известны ни одному чужому человеку. Вы достаточно взрослые люди, чтобы это понимать. Я надеюсь на вас.

— Что, даже Даниэлю нельзя говорить? – спросил Конор.

— Пока Гриффиндору не стоит знать правду.

— Это не совсем честно по отношению к другу, — буркнул сын. – Мы ему и так уже долго ничего не говорим.

— Я просто опасаюсь, что Даниэль может проболтаться, — пожал плечами мужчина. – Решать, конечно, вам, но если хоть одна крупица информации о нашей семье просочится, шкуру спущу с вас. А капитан еще и от себя добавит.

Подростки переглянулись и поморщились. Перспектива получить суровое наказание из-за неумения Даниэля держать язык за зубами привлекала мало. Но в тоже время необходимость обманывать и притворяться перед другом также не придавала радости.

— Пап, у нас хотя бы одна хорошая новость будет? — вздохнул Конор. – Скажи, что я и Гриффиндор будем проживать как все нормальные студенты в общих спальнях, или что экзамены в связи с закончившейся войной отменены.

— Экзамены вы все же будете сдавать. И никаких поблажек вам не будет. А что касается проживания, то я еще не думал над этим.

— Может, пора уже подумать? — улыбнулся подросток, потягиваясь.

— Я склоняюсь к мысли, что ты будешь жить там, где жил все время не такой уж долгой учебы в Хогвартсе.

— То есть в тюрьме, — фыркнул мальчишка. – Нет, эта мысль мне не очень нравится. Все люди как люди, а я один должен жить под надзором.

— Ничего с тобой не случится. Немного надзора не повредит, — вскинул бровь декан Слизерина.

— Может, нам с Гарри поменяться? — предложил Конор, скрестив руки на груди.

— Эй, — ткнул брата мальчишка, протестуя.

— Все, хватит, — велел родитель, глядя на пихающихся ребят. – Вы оба будете под моим пристальным вниманием. И то, что Гарри будет проживать на территории Гриффиндора, не спасет его в случае любого проступка. МакГонаггл обещала докладывать мне, как родителю, обо всех нарушениях моего сына.

— А она знает правду? – спросил Гарри.

— Она знает, что вы — мои дети.

— Отлично, — усмехнулся Конор. – Наверняка и Дамблдор в курсе всего, а мы тут должны тайны хранить под страхом воплей капитана.

Гарри согласно кивнул, присоединяясь к мнению брата.

— Вы вроде бы собирались прогуляться по вагонам? — левитировав свой чемодан и вынув из него книгу, произнес Северус и устроился возле окна, за которым мелькали луга, покрытые белоснежным одеялом, сверкающим под заходящим солнцем. – Или же вы соизволите немного подучить Историю магии, от которой вы все рождественские каникулы отлынивали?

Подростки тут же вскочили с мест и, подталкивая друг друга, вылетели в коридор.

— Я так понимаю, История подождет,- хмыкнул зельевар, когда дверь купе захлопнулась, и, улыбнувшись, раскрыл книгу на нужной странице.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.