Графиня Малфой. Глава шестнадцатая. Хогвартс

Графиня Малфой. Глава шестнадцатая. Хогвартс


Графиня Малфой. Глава шестнадцатая. Хогвартс
Графиня Малфой. Глава шестнадцатая. Хогвартс

Малфой был напряжен. Гермиона видела это по его неестественно прямой спине и деревянной походке.

Равномерные шаги гулко отдавались в тишине.

Гермиона была рада его молчанию. Все лучше, чем расспросы об ее происхождении. Тайком взглянула на часы. Прошло лишь десять минут. Несчастные десять минут. И впереди еще пятьдесят.

Маниакальное желание увидеть Малфоя испарилось.

— Может, ускоришь шаг? — раздраженно спросил Драко.

— Меня устраивает такой темп, — недовольно ответила Гермиона.

Драко резко остановился и развернулся к ней. Гермиона шумно втянула носом воздух, враждебно посмотрев ему в глаза.

— То, что ты чистокровная, не дает тебе права меня оспаривать.

Гермиона саркастически подняла бровь, а затем обошла загородившего ей путь Малфоя и продолжила патрулирование тем же размеренным шагом.

— Что ты о себе возомнила?

Гермиона закатила глаза.

— Я уже неделю патрулирую без тебя, так что и сегодня справлюсь без проблем.

— Меня не было в замке.

— В понедельник. А в остальные дни? Чем ты занимался, не приходя на дежурство?

— Ты ждешь моих отчетов?

Гермиона фыркнула.

МакГонагалл велела нам патрулировать вместе.

— До того, как выяснились подробности твоей родословной. Сама знаешь, чистокровок не трогают.

Гермиона судорожно вздохнула. То, что творилось в Хогвартсе последнюю неделю… Гермиона вспомнила каждого раненого, каждого загнанного в карцер и… смерть. Смерть, смерть, смерть…

Боже. Гермиона резко замотала головой, отгоняя воспоминания.

— Это не оправдывает то, что ты отлыниваешь от своих обязанностей.

Драко раздраженно зарычал и, резко сорвавшись с места, преградил Гермионе путь.

— Послушай, ты… — он медленно выдохнул, стараясь успокоиться. — Я не знаю, кто твои истинные родители, но лучше бы тебе держать язык за зубами.

Ах, вот оно что. Малфой просто переживает, как бы его не наказали ее грозные чистокровные родители. Однако эта новость даже не взволновала ее.

— Просто давай патрулировать, — устало сказала Гермиона. — Мы уже час стоим на месте.

— Соглашусь с тобой. И мы пойдем быстро.

Гермиона яростно заскрежетала зубами, но все же заставила себя безмолвно последовать за ним.

***
— Сейчас будет немного больно, — прошептала Гермиона, наклонив над рукой Сары колбу с темно-зеленым зельем.

Сара кивнула и прикусила губу, не давая крику вырваться из горла. Гермиона тяжело вздохнула, глядя, как рана на руке первокурсницы медленно затягивается. Бедная девочка и бедные родители, которые даже не представляли, куда отправляют дочь.

— Эй, — Колин присел рядом на диван. — Иди поспи, я вылечу остальных.

— Не надо. Ты же знаешь, меня не тронут, а вот тебя…

— Они не узнают. К тому же я староста.

— Не нужно рисковать, Колин. Ты не видел Джинни?

— Нет, не видел, — быстро сказал Колин.

— Я вижу, когда ты врешь. Где Джинни?

Колин промолчал, а Гермиона закрыла глаза, мгновенно все понимая.

— Не говори, что она…

Колин отвернулся.

— Колин! Как ты мог отпустить ее?! — Гермиона вскочила с места. — Сменишь меня, Лаванда?

— Конечно! — с готовностью откликнулась та, проигнорировав недовольный взгляд Колина, и села на диван. К ней тут же выстроилась очередь раненых первокурсников.

— Ты же не пойдешь за Джинни?

— Ее нужно остановить!

— Послушай, Гермиона! Это ее выбор.

— Она нужна нам живой, Колин! — Гермиона на мгновение прикрыла глаза. Джинни, Джинни, как можно быть такой импульсивной!

Гермиона устремилась к выходу из гостиной.

***
— Ты слышала? — Драко так резко остановился, что еще чуть-чуть — и Гермиона бы врезалась в него.

— Что слышала? — пробурчала Гермиона.

Малфой не ответил, прислушиваясь. Гермиона усмехнулась, когда он забавно наклонил голову вбок.

— Малфой, не хочу расстраивать, но тебя мучают галлюцинации.

Малфой развернулся к ней. Гермиона нахмурилась, глядя в его глаза. Было в них что-то непонятное, нечитаемое.

— Ветер.

— Ветер? — Гермиона недоуменно подняла брови. Спятивший Малфой — это уже слишком.

— Закрой глаза и почувствуй.

Гермиона последовала его совету и замерла. Похолодало. Гермиона ощутила дрожь по всему телу. Она резко распахнула глаза. Малфой тоже дрожал.

— Почему так холодно?

— Понятия не имею.

— Тогда пойдем дальше и проверим, потому что если это…

Господи. Гермиона судорожно дотронулась до горла. Воздуха не было. Словно перекрыли доступ к кислороду. Медленно она начала оседать на каменный пол.

— Грейнджер?! — в его голосе она услышала панику.

Рука тряслась, ослабляя узел галстука. Другой Гермиона лихорадочно схватилась за рукав рубашки Малфоя.

— Эй, эй, — он быстро опустился рядом. — Что с тобой?

Гермиона не могла ответить, из глаз потекли слезы. А затем темнота. И теплые руки.

***
Вниз, вниз, вниз, в подземелья. Секунда промедления — и может быть слишком поздно. Только бы Джинни не натворила еще глупостей. Пожалуйста, пожалуйста.

Гермиона неслась на нижний этаж, молясь, чтобы никто из профессоров не попался на пути. Даже МакГонагалл. Она прикроет ее, верно, но если кто-нибудь узнает об этом… Гермиона не хотела неприятностей профессору трансфигурации. Она и так изо всех сил старается обезопасить учеников.

Гермиона осознавала, зачем ушла Джинни. Но все же не хотела понимать.

Гермиона дошла до карцера без происшествий. Удивительно было не встретить в подземелье ни профессоров, ни студентов.

— Джинни!

Джинни нервно подскочила на месте, стремительно оборачиваясь.

— Нельзя подкрадываться со спины! — прошипела она.

— О чем ты думала?

— Лучше помоги мне, а не разглагольствуй, — закатила глаза Ханна Эббот, открывая замки одной из камер.

Гермиона тяжело вздохнула и, подойдя к следующей, торопливо принялась расколдовывать запирающие заклинания.

В первой камере находился Дин Томас, который тут же принялся помогать девушкам, а во второй без сознания лежала Лиза Турпин с Когтеврана.

Гермиона тихо взвыла.

— Мерлин, Джинни! Лизе оставался день сидеть в карцере! А сейчас, если нас поймают, ее запрячут еще на месяц.

— Да что с тобой? — яростно прошептала Джинни. — Это же Лиза.

— И как, по-твоему, мы будем доставлять ее в башню Когтеврана? И остальных? — Гермиона кивнула на лежащих неподалеку студентов, которых уже успели освободить. Из запертых в карцере в сознании были лишь Ханна и Дин. — Или ты не задумывалась об этом, когда сломя голову неслась в подземелья?!

— Тише! — шикнул Дин. — Я слышу шаги.

Все четверо замерли. И действительно, в тишине длинного коридора раздавались тихие шаги.

— Надо бежать, — прошептала Гермиона. — На них не подумают, — она кивнула на лежащих студентов.

— Мы не можем оставить их! — запротестовал Дин. Джинни нервно закусила губу.

— Шаги ближе, — заметила Ханна.

— Уходим! — объявила Гермиона, и первая устремилась к выходу. Успеть добраться до другого поворота, прежде чем некто доберется до них.

— Она права, — выдохнула Джинни.

Однако не успели они подскочить к выходу, как в проеме показался Колин Криви.

— Мерлин, Колин! — выдохнула Ханна.

— Ты напугал нас! Мы подумали, Кэрроу…

— И не ошиблись! — ответил тот.

— Что?!

— Нам надо уходить, — торопливо произнес Колин и жестом показал следовать за ним.

— Как ты здесь оказался? — спросила Гермиона, ускоряя шаг. — Ты же был в гостиной.

— И я остался там, пока вы вдвоем решили сыграть в героев. Сами верите?

Джинни и Гермиона нервно переглянулись.

— Какая милая картина, — раздался протяжный голос. — Гриффиндорцы бегут с поля боя.

Все пятеро резко остановились. Посреди коридора стояла Алекто Кэрроу. Светлые волосы, собранные в пучок на затылке, светлая кожа и совершенно беспристрастный взгляд. Однако каждый почувствовал, как мурашки бегут по коже, когда Пожирательница смерти расплылась в спокойной жуткой улыбке.

— И вы здесь, мисс Эббот? Мне казалось, ваше место в карцере. Как и ваше, мистер Томас.

Ханна тяжело задышала. Дин с ненавистью сжал кулаки.

— Они не виноваты! — воскликнул Колин, делая шаг вперед. — Это я освободил их, наказывайте меня.

Гермиона еле сдержалась, чтобы не зажать ему рот. За прошедшую неделю она хорошо изучила повадки Кэрроу. Нельзя перебивать. Нельзя противоречить. Нельзя оспаривать. Иначе последствия будут страшными. Тем более если ты маглорожденный.

— Отлично, мистер Криви. Подождите у моего кабинета. Мистер Томас, мисс Эббот, обратно в карцер, следуйте за мной. А вы, — она посмотрела на Джинни и Гермиону, — свободны.

И Алекто с ухмылкой прошествовала мимо ребят, Дин и Ханна безмолвно последовали за ней.

— Колин… — прошептала Джинни, — зажав ладонью рот. — Ты должен бежать, ты должен бежать, слышишь?!

— Я не трус, Джинни. Что она может? Посадить меня в карцер? Переживу, не волнуйся.

Гермиона не могла выдавить из себя ни звука. Лишь шагнула вперед и крепко обняла храброго гриффиндорца.

— Все будет хорошо, — прошептала она. Но почему-то сама не поверила своим словам.

***
Гермиона очнулась в пустой палате от приглушенных криков. Быстро поднявшись с кровати, она вышла из крыла и помчалась на звуки.

Только не снова.

На втором этаже, неподалеку от туалета плаксы Миртл собралась большая толпа. Все что-то кричали, обсуждали…

— В чем дело? — спросила Гермиона у близ стоящей третьекурсницы.

— Там Почти Безголовый Ник…

— Что? — Гермиона недоуменно нахмурилась и прошла вперед, с трудом протискиваясь сквозь тесную толпу. И замерла.

Посреди образовавшегося неровного круга стояли профессора: МакГонагалл, Снейп, оба Кэрроу, — а у их ног без сознания лежал… Почти Безголовый Ник.

Как это возможно?.. Кому это понадобилось?.. Что теперь делать?.. — донеслись до Гермионы обрывки фраз.

Она недоверчиво покачала головой.

— Гермиона! — к ней приблизилась Луна.

— Что произошло?

— Никто не знает. Эмили Адамс с Пуффендуя увидела его и сразу же позвала профессоров. Не представляю, у кого поднялась рука на такое…

— А я не представляю, как этот кто-то вообще сумел напасть на Ника…

***
— Ты стояла и молчала!

— А что я должна была сказать?! — зло спросила Гермиона.

Они с Джинни медленно шли в гостиную, стараясь оттянуть встречу с однокурсниками. Обе не хотели рассказывать о своем поражении. И о Колине. О том, что с ним могли сделать.

— Я тебя не узнаю, — расстроено сказала Джинни. — Ты… ты стала… Не знаю. Расчетливой?

Гермиона задохнулась от возмущения, останавливаясь.

— Я пошла за тобой, когда ты поступила совершенно необдуманно!

— Я хотела спасти невинных! Ты сама знаешь, в карцере были даже первокурсники! Я не могла сидеть сложа руки!

— Джинни. Ты же знаешь, что бывает, если кто-то открыто не подчиняется.

Джинни отвернулась.

— Что будет с Колином? Я чувствую, что на карцере Кэрроу не остановится.

Гермиона вздохнула и с размахом оперлась спиной о стену коридора.

— Нам не спасти его, Джинни.

— Я сейчас способна убить ее. Кэрроу.

— Джинни…

— Нет, правда. Это избавит нас от проблем. Никто не будет знать о Колине, о нас… И никого она не сможет наказать больше.

— Ты понимаешь, что мы стоим в коридоре и спокойно обсуждаем убийство?

— Понимаю, — Джинни задумчиво смотрела на стену, в глазах блестели слезы. — А ведь еще только декабрь. Что будет дальше?

***
— Мисс Грейнджер! — к ней сквозь толпу пробиралась мадам Помфри. — Почему вы здесь?!

— Я услышала крики…

— Марш обратно! Вы не окрепли! Мисс Лавгуд? Проведите ее, пожалуйста.

— Хорошо, мадам Помфри.

— Нужно думать, мисс Грейнджер! Когда мистер Малфой принес вас, в очередной раз бездыханную…

— Малфой?

— Да, мисс Грейнджер, да. А теперь не теряйте времени. И лягте в постель, мисс Грейнджер, будьте добры.

— Она милая, — улыбнулась Луна, когда они с Гермионой направлялись обратно в Больничное крыло.

Профессора разгоняли студентов обратно в башни.

— Если только ты не ее пациентка, — буркнула Гермиона.

— Есть новости от Гарри и Рона.

— Они пишут, что все в порядке. Извиняются, что бросили меня.

— Расскажи правду.

— Зачем мне врать?

— Я не об этом.

Гермиона продолжила смотреть перед собой, нервно заломив ладони.

— Ты не такая, как раньше. И ты не была чистокровной, я знаю. Но сейчас стала.

Гермиона медленно повернулась к ней.

— Глупости, Луна. Я такая же! — Гермиона нервно рассмеялась. Луна снисходительно улыбнулась. — Просто… Просто долгое время я была не собой…

— Что?

— Ничего. Забудь. Я сама доберусь до крыла.

И Гермиона быстрым шагом пошла прочь, оставив Луну продолжать смотреть на нее знающим, чуть насмешливым взглядом.

***
— Как МакГонагалл могла допустить такое?!

— Это не в ее власти, Джин.

— Да как ты можешь такое говорить?! Я не пойду!

— Хватит. Идем, Джинни.

— Нет! Я не могу, не могу, не могу!

— Успокойся, Джинни!

— Я не могу!!! — Джинни рыдала в истерике, размазывая по лицу слезы, отчего Гермиона замахнулась и залепила ей пощечину. Джинни охнула и замерла.

— Это не поможет. Не поможет, слышишь?!

Джинни медленно кивнула, по щекам все еще катились слезы, но дыхание ее выровнялось.

— Идем.

Они начали медленно спускаться по лестнице, направляясь в Большой зал, где уже собралась почти вся школа.

Факультетские столы убрали. Студенты расположились вдоль стен, образовав полукруг. Напротив были оба Кэрроу, а чуть неподалеку с непроницаемым видом стоял Снейп. Остальные профессора переговаривались у противоположной стены, но МакГонагалл среди них видно не было.

— Запомните, — насмешливо протянул Амикус. — Никто не смеет нарушать правила. А если… вы решитесь, наказание не заставит себя ждать.

— Приведите его, — Алекто снова улыбнулась своей жуткой улыбкой.

Взгляды всех в зале устремились на появившегося в проеме Колина. Его крепко держали за локти ярые члены Инспекционной дружины — Кребб и Гойл.

— Колин…

— Тише, тише, — прошептала Гермиона, гладя подругу по спине. Джинни резко замотала головой, зажав кулаком рот.

— Колин Криви, — торжественно провозгласил Амикус. — решил, что имеет права не слушать нас. И сегодня. Колин Криви поплатится.

Он медленно подошел к гриффиндорцу.

— Отпустите его.

Кребб и Гойл нехотя разомкнули ладони и отошли к остальным студентам. Колин вздернул подбородок и с вызовом посмотрел Амикусу в глаза.

— Давайте же. Зачем тянуть?

— Так хочешь умереть?

— Я прямо дрожу в нетерпении, — насмешливо произнес Колин.

— НЕТ! КОЛИН, НЕ НАДО!!! — закричала Джинни, вырвавшись из рук Гермионы, и выбежала в центр. — Он понял, он все понял, не надо, пожалуйста…

В зале поднялся шум, студенты начали изумленно переговариваться. Ни у кого больше не хватило сил и смелости выступить против Кэрроу.

— Какой позор, — нараспев промолвила Алекто, отчего вновь воцарилась тишина. — Чистокровная волшебница умоляет пощадить грязного предателя.

— Он все понял, — шептала Джинни, — все-все… Не надо, прошу вас, отпустите его…

— Уведите ее, — закатил глаза Амикус. Кребб и Гойл тотчас схватили ее и потащили к выходу.

— Отпустите! Вы не можете, нет!

Гермиона тихо плакала. Она была рада, что Джинни увели, что она не увидит, не увидит, как…

Амикус поднял палочку.

Гермиона закрыла глаза.

— Авада Кедавра!

22.02.14

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.