Гарри Поттер и Перевернутый мир. Глава 2


А в это время Северус Снейп принес Гарри в Больничное крыло и отдал на попечение мадам Помфри. Увидев состояние мальчика, медсестра тут же уложила его в кровать и начала обследование.
Через несколько часов так и не поняв, что творится с Гарри, она не стала ничего не предпринимать, потому что некоторые медикаменты могли только ухудшить его состояние. Мальчик до сих пор не переставал хрипеть. Вечером в Больничное крыло зашел директор, но увидев, что ничего не было предпринято и никто не знал, что делать, он поспешил навестить родственников Гарри.
Мистер и миссис Дурсль преспокойненько находились у себя дома, на них никто не нападал, и они были живы и невредимы. Поговорив с родственниками Гарри, директор понял, что это лето было еще более худшим, чем в предыдущие годы.
-Мистер Поттер провел все дни дома, и первый раз, когда он вышел на улицу, был сегодня, — рассказывал Дамблдор профессорскому составу. – И, как я понял, родственники Гарри не хотят, чтобы он больше появлялся на пороге их дома.
— То есть с мистера Поттера спало кровное заклятие его матери, он больше не защищен, как раньше, — сказал профессор Снейп.
-Да, ты прав Северус, — ответил Дамблдор, пронизывая своим взглядом черные глаза Снейпа. – И я хотел бы попросить тебя сварить зелье Рода, чтобы узнать, остались ли у него еще какие-нибудь родственники.
— Хорошо, думаю, скоро мы все узнаем, — ответил Северус. Как ни странно, он тоже хотел принять посильное участие в заботе о сыне Лили.
Зайдя с утра в Больничное крыло, Северус Снейп сам решил проверить состояние мальчика. (Ведь он и сам был в своем роде медиком). По сравнению с вчерашним днем Гарри выглядел намного хуже. Одно успокаивало, хрипы прекратились. И надо было подумать: если бы его голос не осел, то он орал бы, что есть мочи, до сих пор. Ведь теперь эти ужасающие стоны-хрипы сменились просто ужасающим состоянием. Но вдруг мальчик открыл глаза, видимо, он никак не мог осознать, где находится.
— Мистер Поттер, — тихо позвал профессор Снейп. – Лучше не двигайтесь, мистер Поттер.
Но Гарри, видимо, почувствовавший прилив сил, сел в кровати и неожиданно, как мешок, свалился набок, открыв при этом рот так широко, что будь у него голос, из него, наверное, вырвался по-настоящему нечеловеческий крик. Только тут Северус заметил, что лицо мальчика было очень бледным, дотронувшись до Гарри, он понял, что его кожа влажная.
Профессор позвал на помощь мадам Помфри, описав ей, как запали глаза мальчика, как заострился нос, а руки и ноги похолодели, после того как он неожиданно проснувшись, резко упал набок.
Северус решил рассказать о случившемся директору и только затем отправиться на занятия.
***
— Тебе нужно, как можно быстрее сварить зелье, — ответил Дамблдор на рассказ Снейпа. – Чем быстрее мы проведем обряд кровных уз, тем лучше для мальчика.
— Хорошо, я постараюсь сделать его к сегодняшнему вечеру, но вы ведь знаете, что для зелья необходимо большое количество крови мальчика. В то время, когда вы проводили обряд родства в прошлый раз, вы точно знали, кто прямые родственники мистера Поттера, да и сам он был маленьким. Но сейчас … И при этом учитывая его нынешнее состояние!
− Да, обряд забирает большое количество энергии, но об этом еще рано говорить. Для начала нужно узнать родственников, а потом они и сами уже помогут Гарри, − ответил Дамблдор. – Тогда вечером встречаемся в Больничном крыле. Надеюсь, Гарри оправится хоть чуть-чуть, а то мы не сможем взять его кровь для зелья.
***
В это время Гарри лежал в кровати. Он уже почти проснулся, но ему так не хотелось открывать глаза. Гарри чувствовал, как кружится голова и звенит в ушах. «Где же я? – думал он. – Может быть, Дурсли смилостивились и выпустили меня из комнаты-тюрьмы? Почему я ничего не помню? Хотя нет, вчера, а может, уже и позавчера, я собирался в школу. Наверное, я в Хогвартсе. Но, как я могу тут быть? Я не помню ни поезда, ни встречи с друзьями. Все-таки придется открыть глаза, но почему у меня такое чувство, что веки сделаны из железа?» Но, открыв глаза, Гарри так и не успел понять, где он находится, и сразу же провалился в черную пропасть. Мадам Помфри, наблюдающая за своим пациентом, тяжело вздохнула. «Когда же он, наконец, выйдет из этого состояния и можно будет оценить ситуацию целиком», − думала она.
Вечером в Больничное крыло заглянули директор и профессор Снейп, державший в руке колбу с зельем Рода, в котором не хватало только одного ингредиента: крови Гарри.
−Как он? – обеспокоенно спросил Дамблдор.
−Гарри один раз попытался открыть глаза, но тут же потерял сознание. Я не могу оценить его состояние на данный момент.
− Нам все равно придется взять у него кровь, если мы хотим узнать истину, − тихо произнес Снейп.
− Мне кажется, в таком состоянии это небезопасно, но если это так важно, то действуйте быстрее, пока он, видимо, просто спит. По крайней мере, хрипы прекратились, значит, его ничто не беспокоит, − ответила мадам Помфри.
− Да, действуй, Северус.
Снейп осторожно подошел к Гарри, задрал рукав его рубашки и, произнеся соответствующее режущее заклинание, поднес колбу к ранке, из которой уже вовсю сочилась кровь. Мальчик снова начал открывать и закрывать рот, но оттуда не доносилось ни звука. Дамблдор и мадам Помфри придерживали ворочающегося и дергающегося Гарри с обоих сторон, но вот Северус закончил свой тяжелый труд и, произнеся заживляющее заклинание, срастил порез.
− Все готово, директор. Осталось только смешать кровь мальчика и зелье, и мы сможем увидеть фамилии тех, кто является его родственниками, − сказал профессор Снейп и достал третью колбу (для того чтобы смешать кровь Гарри с зельем) и волшебное полотно, на котором тут же начали проступать какие-то буквы.
− О, нет, этого не может быть, − тихо прошептал побледневший профессор Снейп. – Этого просто не может быть. Северус отдал полотно Дамблдору.
− Но как…? Как такое могло произойти?
− Я и сам не могу поверить в случившееся. Моя мать никогда не упоминала, что я в родстве с Поттерами, но может быть я и не ее ребенок. Я всю свою жизнь не мог понять ее, найти общий язык…
− Вы можете, наконец, объяснить, кто родственник Гарри? – спросила мадам Помфри, и Дамблдор протянул ей полотно.
«СЕВЕРУС СНЕЙП» − единственная надпись значилась на ткани.
− Но, как такое могло произойти? – спросила удивленная мадам Помфри.
− Я и сам не могу понять, но, похоже, это правда, и Северус – единственный родственник мальчика, − ответил Дамблдор. – Похоже, Снейпы и не подозревали, что их ребенка подменили и Северус является «мертвым» братом мистера Джеймса Поттера. Ведь вы помните, мадам Помфри, что у миссис Поттер должна была родиться двойня, а ей сказали, что один из мальчиков умер.
− Простите меня, директор, но мне надо подумать над сложившимися обстоятельствами. Ведь, если я единственный родственник Гарри, да еще и, как оказалось, его дядя, я могу просто усыновить мальчика. Как вы относитесь к этому, Альбус?
−Я полностью поддерживаю твое решение, но у Гарри также должно появиться место, где он будет жить в настоящий момент, и нужно, чтобы кто-нибудь заботился о нем в его сейчас и так тяжелом состоянии.
− Я думаю, в моих комнатах найдется достаточно места для больного мальчика, а затем Гарри снова сможет жить вместе с его друзьями из Гриффиндора. Во время летних каникул он будет жить со мной в моем доме.
− Да, очень хорошо. Но для проведения усыновления нам нужно, чтобы Гарри тоже дал согласие, а он пока даже не способен на это. Поэтому пока что, Северус, ты можешь перенести его к себе в комнаты и заботиться о нем. Чем больше времени ты будешь проводить с ним, тем лучше для Гарри. Ведь его родственники все время находились в доме, в то время как мистер Поттер проводил у них каникулы. А сейчас с падением кровного родства силы мальчика ослабли. Ему нужен хороший и системный уход.
−Да, как только Гарри проснется, я бы очень хотел узнать, как родственники обращались с ним. Для меня очень важно получить эту информацию, чтобы наладить с ним отношения. Ведь я был так строг с мистером Поттером все эти годы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.