Гарри Поттер и наследники. Глава 20. Побег мелких лангустов или чему быть, того не миновать. Часть 2


Рыжеватая с бурым продольным рисунком сова влетела в спальню в тот момент, когда ребята, смеясь, ловили мечущийся по комнате снитч, «улизнувший» от ловца гриффиндорской команды.

Приземлившись на спинку стула возле письменного стола, птица ухнула, видимо, недовольная поведением подростков, гоняющихся за золотистым мячиком.

— Я поймал его! — радостно завопил Даниэль, держа в руке «порхающую радость» ловца любой команды по квиддичу. – Очкастая Выхухоль, я опередил тебя.

— Конечно, промчался по ногам, — Поттер рухнул на кровать, на которой Гриффиндор стоял в одной тапочке и пританцовывал, хвалясь добычей.

Конор, кинув тапочкой в хвастливого друга, забрал у совы свиток пергамента и протянул ей в качестве оплаты печенье, лежавшее до этого на тарелке рядом с кубком, полным молока.

— Это тебе, Гарри, — кинул свиток на кровать наследник. – Похоже, от Ферулы.

Гриффиндор, плюхнувшись на постель, скрестил руки на груди и начал ворчать:

— Вот, отбил у меня девушку. И теперь прямо у меня на глазах разворачивает свиток от нее. Это негуманно. Я тут страдаю, а Выхухоль читает молча. А мог бы и вслух.

Гарри только улыбался, водя взглядом по строчкам послания.

— Нет, вы посмотрите на него! Поттер, у тебя уже уши красные. Может, аллергия на ее чернила или пыльцу какого-нибудь растения, которой наверняка покрыто это письмо? – глядя на друга, бормотал Даниэль.

Слизерин, не принимая участия в разоблачении увлечения Поттера, подошел к окну и, сев на подоконник, вдохнул свежий ночной воздух.

— Ну, вот, — не унимался Даниэль, положив одну ногу на другую. – Все молчат. Явно думают о своих зазнобах. А я тут один, как в пустыне. Кстати, Гарри, у тебя песчинки в постели. Или это крошки от печенья? Поттер, ты жрал печенье без нас?! Это уже предательство.

Друзья молчали, погруженные в свои мысли. Гриффиндор посмотрел сначала на одного, потом на другого и, набрав в легкие побольше воздуха, крикнул:

— Мистер Снейп!

— Ты что, совсем ополоумел?! – Конор резко повернулся к Даниэлю.

— А что мне оставалось делать, если вы ушли в себя и даже не обещали вернуться? Я таким образом прервал эту ужасную тишину. Не кричать же мне «Пожар!» или «Посмотрите, голый Волдеморт!»

— А если он сейчас сюда заявится? – поглядывая на дверь, прошипел Конор.

— Голый Волдеморт? Это маловероятно.

— Не умрешь ты от старости, Гриффиндор, — покачал головой наследник Салазара. – Кто-нибудь за твои шутки тебе голову оторвет.

— Ну, уж если твоему деду это не удалось, когда в детстве мы с тобой его трусы подняли на «Летучем Голландце» вместо флага, то все остальные меня мало волнуют, — отмахнулся друг, и, устраиваясь поудобнее на кровати и поправляя подушку, обратился к Гарри. – Выхухоль, ты бы хоть намекнул, что в письмеце. Все-таки интересно, о чем тебе моя бывшая девушка пишет.

— Пишет, что хочет увидеться, — пробормотал Поттер и тут же обратился к Слизерину, — Конор, что находится на Мысе Висельника?

— Много чего. Можно сказать, что это территория свободного разгула. Интересное местечко. Там собираются маги со всего мира. На рыночных площадках на Мысе Висельника можно купить все что угодно. Там нет запретов на продажу черномагических артефактов, драконов и даже рабов.

— Получается, что Ферула приглашает меня пройтись по рынкам? – удивился Гарри, сжимая в руке послание от наследницы.

— Конечно, ты можешь прогуляться по лавкам, торгующим зеленым товаром, — хмыкнул Даниэль, слезая с кровати и ища свою вторую тапочку. – Но приглашает она тебя, скорее всего, на Мыс, чтобы вы вместе посетили бар «Золотой осьминог». Самое популярное место среди молодых магов. Есть где потанцевать, посидеть.

— А как добраться до Мыса?

— Поттер, ты и вправду собрался на встречу с Хаффлпафф? – Гриффиндор отыскав тапочку, повернулся к другу.

— А почему бы и нет? — пожал плечами Гарри, вставая с кровати.

Конор усмехнулся, глядя на брата.

— Идея, безусловно, заманчивая, — Слизерин спрыгнул с подоконника и подошел к Гарри. – В «Золотой осьминог» я и сам бы не прочь заявиться. Да и Даниэль, думаю, тоже не откажется. Но ты забыл самое главное. И это главное сейчас спит дальше по коридору в спальне напротив моей комнаты, если только его Гриффиндор своим воплем не разбудил. Отец никогда не отпустит ни тебя, ни меня, ни даже Королька на Мыс Висельника одних. А уговорить его сопровождать нас туда также невозможно, как заставить заняться балетом. Он считает Мыс опасным местом, где подросткам, вроде нас, не стоит бродить.

— А разве Мыс Висельника не находится на территории, подвластной твоему деду? Кто будет нападать, когда у тебя такая защита? – не унимался Гарри.

— То-то и оно, что это — дедовская территория. Ему моментально доложат, что мы появились там. Если честно, я бы не хотел испытывать гнев старика на своей шкуре. Скажу, что тебе тоже может не поздоровиться. Ведь как-никак теперь ты ему вроде внука. И, поверь мне, дед не станет с тобой церемониться.

Поттер прошелся вдоль стены, придумывая план, который позволит ему посетить Мыс и повидаться с девушкой.

«Нет, это нечестно! Я хочу повидаться с Ферулой. Я скучаю по ней. К тому же мне надоело сидеть в комнате. Конору с Даниэлем хотя бы по прошлому удалось погулять. А я в это время глотал это противное профессорское зелье. Вот не везет, так не везет. Пусть мистер Снейп потом и отругает меня, но я хочу побывать на Мысе Висельника. В конце концов, я достаточно взрослый, чтобы решать, где, когда и с кем мне встречаться, — размышлял Гарри. – Но один, конечно, я не смогу добраться до нужного места. Я даже не знаю, в какой стороне этот Мыс Висельника».

— Гарри, хватит метаться по комнате, — потянувшись, зевнул Даниэль. – Ты все равно один не отправишься на Мыс. Хоть сейчас и образовалось затишье в войне лорда темноватого с министерскими аврорами, все равно опасно тебе находиться на воле. Не забывай, что у Волдеморта на тебя имеется зуб, возможно, даже коренной.

— Да хоть клык. Этот маг уже столько времени охотится на меня, что я начинаю привыкать к его маниакальности, — мальчишка поймал на лету выпущенный им же самим снитч.

— Конор, дело серьезное, — цокнул языком Гриффиндор. – Поттер у нас решительно настроен плюнуть на все снейповские правила и отправиться на свидание. От этого мне почему-то становится как-то не по себе. Одолевает странное чувство, будто он ищет проблем себе на пятую точку, а влетит нам. Даже зад начал зудеть. К чему бы это?

Снейп-младший подошел к Гарри и, положив ему на плечо руку, вдруг предложил:

— Гарри, я соглашусь тебя провести к Мысу, но и ты мне поможешь. Я бы хотел увидеться с Гермионой. А ты, как специалист по магловскому миру, проводишь меня к ней.

— Нет, вы оба спятили! – подлетел к друзьям Даниэль, размахивая руками. – Вас Снейп обоих задушит, когда поймает. Я уже не говорю о старике Слизерине. Он-то уж точно спины кнутом разрисует в стиле а-ля тельняшка. А я вовсе не хочу быть в полосочку. Полосатость сейчас не в моде.

— Тогда останешься здесь. Будешь развлекать профессора своей болтовней до нашего прихода, — улыбнулся Конор, торжественно положив вторую руку на плечо наследника Годрика.

Даниэль поморщился и скинул руку друга с плеча.

— Нет уж. Я не собираюсь тут батрачить, пока вы будете развлекаться. У меня тоже есть девушка, и я хочу с ней увидеться.

— Интересно, что за девушка? – удивился Снейп, глядя на товарища. – Когда это ты успел обзавестись подружкой?

— Это не важно, — смутился парень. – Нечего вам заранее все знать.

— Но мы же друзья и должны обладать информацией, — поправил сползающие очки Гарри.

— Правда, Даниэль, я знал всех твоих девчонок, а теперь какие-то тайны. Она что, настолько страшная, что ты даже имени ее не хочешь говорить? — засунув руки в карманы брюк, сказал Конор.

— Она красивая, и ты ее отлично знаешь, да и Гарри тоже, — глядя себе под ноги, заявил наследник, растирая рукой шею.

— Ну и кто же это? Я надеюсь, не МакГонаггл? – не унимался Конор, улыбаясь.

Даниэль посмотрел на друга, и тот мигом перестал веселиться.

— Это Мэган. И я не вижу ничего веселого в этом.

— Что?! – одновременно вскрикнули друзья, потрясенные услышанным.

«Так и думал, что не стоит говорить им о ней, — ругал себя Даниэль. – Конечно, куда мне до нее, шуту гороховому. Мэган никогда не согласится стать моей девушкой. Это всего лишь мечты. Она даже не замечает меня. А если и замечает, то только для того, чтобы наорать».

— Гриффиндор, ты заболел? Мэган – это недоразумение с повадками вейлы и звездной болезнью. Ты же знаешь ее с детства. Для нее нет ничего постоянного, — пытался образумить друга Конор.

— Я знаю, Снейп, знаю, — Даниэль плюхнулся в кресло. – Но это меня не останавливает. Конечно, она еще не в курсе моих намерений. Если честно, она вообще не знает, что нравится мне.

— А как же Крам? Ведь она в него влюблена. Не боишься, что Виктор тебе голову оторвет? – не отставал друг.

Гарри опять подошел к кровати и молча сел напротив Гриффиндора.

— Пусть только попробует, — хмыкнул парень, скрестив руки на груди.

— Даниэль, может, ты еще передумаешь? Зачем тебе эти «ветреные» проблемы? Что, на свете девчонок мало? – Снейп левитировал стул и устроился рядом с наследником.

— Ты это себе скажи, Слизерин, — не сдавал позиции как никогда серьезный Гриффиндор. – Грейнджер вообще грязнокровка.

— Ладно, парни, — вздохнул Гарри. – У каждого свои девушки, и каждый сам должен строить отношения. Если тебе нравится Мэган, Даниэль, то пусть будет так. В любом случае, каждый хочет встретиться со своей девчонкой, и теперь встает вопрос о том, как это сделать.

— Над этим стоит подумать. Тем более, что завтра — четверг. А в этот день недели вечерами в «Золотом осьминоге» самый разгар веселухи, и полно народу, — произнес Конор. – Но самое сложное в нашей ситуации будет выбраться из дома незамеченными. Отец быстро узнает о нашем отсутствии и испортит весь праздник жизни. К тому же охрану возле дома придется обходить с особой осторожностью. Да и аппарировать нельзя. На дом наложены особые чары.

— Ладно, утро вечера мудренее, — потянулся Даниэль. – Завтра придумаем, как все провернуть. Но в любом случае к вечеру мы будем в «Золотом осьминоге» с нашими девчонками. Это я вам обещаю.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.