Недостатки анимагии. Глава 12. Часть 2


Очнувшись, она увидела все ту же обстановку, в которой Люпин встретилась с Сириусом перед своим исчезновением, разве что для полной картины в комнате не хватало ее друзей, мантии, ботинок и волшебной палочки. Осколки хрустального шара до сих пор валялись в углу, и Элизабет подумала, что, скорее всего, вернулась в тот же день, и ее предшественницы зря беспокоились.
За неимением палочки, с помощью которой Люпин могла бы наколдовать себе пару каких-нибудь туфель, она босиком вышла из Выручай-комнаты и направилась в гостиную Гриффиндора.
Элизабет очень удивилась, не встретив никого по пути в башню. За окном, мимо которого она проходила было вполне светло, насколько это возможно в окруженном лесом замке для второй половины дня. Было уже поздно для занятий и еще рано для ужина. Обычно в такое время редко забредешь в пустынный коридор, но сейчас же девушке казалось, что Хогвартс просто вымер.
Подойдя к портрету с Полной Дамой, Элизабет пробормотала пароль, но та, даже не взглянув на подошедшую, отрицательно помотала головой. Разочарованно обернувшись, Люпин увидела спешащего ко входу в Гриффиндорскую гостиную ученика.
– Эй, парень, – обратилась она к нему, – не подскажешь пароль? Кажется, я была в прострации, когда его поменяли.
Тот, подняв голову, резко остановился, занеся ногу над очередной ступенькой.
– Э-эй! – протянула Элизабет, помахав рукой перед его лицом. – Привет! Я сестра Люпина, знаешь, такой скромный староста? Учусь здесь, на Гриффиндоре. Пароль забыла, не напомнишь?
Внезапно парень с диким криком развернулся и помчался прочь, словно увидел привидение, видимо забыв, что в Хогвартсе это обычное дело.
Полная Дама, услышав ее слова, наконец-то посмотрела на нее и спросила:
– Сестра Люпина? Вы – Элизабет Люпин? Та самая?
– Ну не знаю, кого вы имеете в виду, говоря «та самая», но да, я Элизабет Люпин, сестра старосты-заучки, – она нелепо улыбнулась, пытаясь понять, что же все-таки происходит.
– Что ж вы сра… сразу не сказали, – заикаясь, проговорил портрет, – проходите!
В очередной раз подумав, не попала ли она в сумасшедший дом, Лиза вошла в открывшийся проем. Остановившись у самого входа, Люпин оглядела комнату: огромная куча народа, словно в кои-то веки абсолютно все гриффиндорцы собрались в гостиной, занималась как всегда кто чем и лишь четыре человека – Эванс и мародеры, за исключением Питера, – спокойно сидели у камина с учебниками в руках.
Внезапно один из учеников, отвлекшийся от карточной игры и позволив тем самым своему не очень честному сопернику заглянуть свои карты, увидел Элизабет и замер. Она немного опешила, увидев в его глазах смесь страха и удивления, а он в свою очередь указал на нее пальцем, притягивая внимание всех присутствующих. Воцарившаяся тишина отвлекла Ремуса от занятий, и он обернулся посмотреть, что случилось.
– Привет, братишка, – с некой неловкостью в голосе поздоровалась она, когда Лунатик встретился с ней взглядом.
Услышав ее, резко вскочили со своих кресел Джеймс, Лили и Сириус.
– Ну вот, Бродяга, теперь ты смотришь на меня как на мертвеца, – Люпин пыталась хоть как-то разрядить накалившуюся до предела обстановку. – Что? – не выдержала она, когда никто из друзей так и не пошевелился.
Наконец, выйдя из ступора, Сириус в два шага преодолел расстояние между ними и, грубо схватив ее за майку, затащил в комнату старост; Лили, Джеймс и Ремус последовали за ними.
– Ай… ай, ай! – завопила Лиза. – Сириус, полегче!
Остановившись посреди комнаты, он резко обернулся и прижал к себе настолько сильно, что Лиза боялась оказаться раздавленной. Она ощущала тяжелое дыхание Бродяги у своего уха и, стремясь успокоить его, запустила одну руку в волосы, второй мягко поглаживая спину.
– Лиза? Элизабет это правда ты? – Лили медленно подошла к ним. Слезы катились по ее щекам, а когда она, осторожно потыкав Люпин в плечо, убедилась что это действительно ее подруга, то еще сильней разрыдалась.
– Ну конечно я! Лили! Эй-эй-эй, ну не плачь! – Элизабет мягко отстранилась от Блэка и стала утешать подругу.
– Ты… Мерлин, ты вернулась! Наконец-то! – проговорила Эванс, всхлипывая.
Лунатик, сам еле сдерживая слезы, подошел к ним и заключил сестру в объятья, прижимаясь грудью к ее спине, а щекой к плечу.
– И тебе привет, Поттер, – мягко улыбнулась Лиза, высвободившись от Лили и Ремуса, и обняла его тоже.
– Так, милые мои, – начала она, указывая друзьям на диван, – теперь выкладывайте, сколько меня не было.
– Больше года… – ответил Джеймс, откашлявшись.
– Сколько?! – от удивления челюсть Элизабет открыла рот и, с трудом взяв себя в руки, повторила: – Ск… сколько?
– Ты пропала прошлой зимой, – тихо сказал Лунатик. – Сейчас апрель.
– Офонареть можно… – Лиза откинулась на спинку кресла и невидящим взглядом уставилась прямо перед собой, затем встала и подошла к окну.
Конечно, как она этого сразу не заметила.
– Офонареть можно! – повторила Люпин и, вернувшись в кресло, сказала: – Рассказывайте.
Повторять два раза не пришлось и друзья наперебой начали каждый свой рассказ, что же происходило, пока Люпин отсутствовала.
– Вся школа на ушах стояла! – начал Блэк. – Мы думали даже, что Хогвартс закроют. Не знаю, как Дамблдор все уладил. Нам не очень-то разрешалось об этом говорить. В том смысле, что запретить не могли, но разговоры о твоем исчезновении всячески пресекались, хотя многие шушукались по углам.
– Некоторые думали, что это дело рук Бродяги, – встрял Джеймс, – ведь его только-только вытащили из лап Сама-Знаешь-Кого. Говорили, что Сириуса завербовали в Пожиратели, а все сообщения о том, что на него наложили Обливайет – лишь сплетни или способ скрыть правду.
– Знаешь, – продолжила Лили, – в последнее время люди все больше в это верят – за его родней со Слизерина Дамблдор следил с самого твоего исчезновения. Никто даже не сомневается в наличии у них Черной метки.
– Это были тяжелые времена, Лиза, – сказал, наконец, Лунатик. – Мы думали, ты умерла. Ты не представляешь, что здесь творилось…
– Прекрасно… Просто прекрасно! – всплеснула руками Элизабет. – Для меня прошло всего каких-то двадцать минут, а оказалось, что пропустила почти полтора года!
– А… а где ты была, Лиза? – тихо спросила Лили.
Люпин вкратце рассказала им о своих приключениях, а когда подошла к концу, тут же вспомнив о Снейпе, встревожено спросила:
– А где Сев? С ним все в порядке?
– Да, конечно, – поспешила успокоить ее Эванс. – Но он пролежал пару недель в больнице.
– Да, – продолжил Бродяга. – С ним случилась какая-то странная фигня сразу после того, как ты исчезла. Мы думаем, что это из-за вашего ритуала, Но ровно через две недели он вдруг резко выздоровел, как будто и не болел вообще.
– Да уж… точно какая-то странная фигня… Дора уже меня отругала за ритуал, – Лиза усмехнулась, вспомнив слова Кэтрин: «О да, она была очень зла».
– И что ты теперь собираешься делать? – спросил Лунатик.
– Я? Возвращаться к учебе. Тем более не сомневаюсь, что парень, которого я встретила около портрета Полной Дамы, уже доложил директору, что я здесь. Пора, наверное, навестить профессора Дамблдора.
– Мы с тобой, – поднялась Эванс.
– Ну конечно, – улыбнулась Лили, – как же без вас. А где, кстати, моя палочка? И хорошо бы еще найти ботинки…
– О… палочка… держи, – Сириус секунду пошарил во внутреннем кармане мантии и протянул Элизабет ее волшебную палочку.
«Хотя, мою ли?» – промелькнуло в голове Люпин. Она цинично усмехнулась и взяла палочку.
– Что… что с твоими глазами? – опешил Сириус. – Они только что светились.
– У вас тоже светились, когда меня увидели, – Лиза не до конца поняла, что имел в виду Блэк.
– Нет, ты не поняла, они светились в прямом смысле. Как… как фонари на улице!
– Как фонари говоришь?
Она снова взглянула на палочку.
«Да, мою,» – сомнений больше не было.
– Ну, идем? Пока сюда весь Хогвартс не сбежался, – сказала Элизабет и, увидев согласные кивки друзей, поспешила к выходу.
Элизабет не ошиблась об осведомленности директора. Когда компания подошла к кабинету их уже ожидал открытый проход и они немедля вошли.
– Добрый вечер, профессор Дамблдор, – вежливо поприветствовала она его. – Вижу, вас уже известили о моем прибытии.
– О да, вы наделали много шуму, впрочем, как и всегда, – директор радушно улыбнулся и, наколдовав несколько кресел, указал на них: – Присаживайтесь.
Гриффиндорцы послушно уселись, и Дамблдор снова заговорил:
– Думаю, мне незачем спрашивать вас, где вы пропадали, мисс Люпин. Но мне не терпится узнать, почему так долго? – он лукаво поднял бровь, его голубые глаза лучились смехом.
– Это я виновата, – Лиза смущенно опустила глаза. – Я настояла на этом дурацком ритуале, еще и Северуса впутала… Разрешите не вдаваться в подробности?
– Понимаю, – мягко улыбнулся директор
Он явно в хорошем расположении духа, отметила про себя Элизабет, в таком, в каком давно не был. Она посмотрела ему в глаза и, наконец, поняла, почему никогда не доверяла директору, – он всегда знал то, что Люпин открылось лишь некоторое время назад.
– Почему вы не рассказали мне, профессор? – тихо спросила она, не отводя взгляда.
– По той же причине, почему не рассказал и другим, – он чуть выделил последнее слово, чтобы Элизабет поняла, о ком именно он говорит. – Вы должны были узнать все сами.
– Ну конечно… – пробормотала она себе под нос. – Ну и что теперь? Как объяснить людям, где я была?
– Предоставьте это мне. Уж что-то же я говорил, когда вы пропали. – успокоил ее Дамблдор
– А что, кстати?
– Что вы вынуждены какое-то время проучиться в другой школе. А теперь вернулись и можете продолжить обучение со своими друзьями.
– Но директор, – вмешалась Лили, – она же на самом деле пропустила больше года, как Лиза может учиться с нами? Она ведь ничего не поймет…
– Вы уверенны, мисс Эванс? – спросил Дамблдор и, по-прежнему улыбаясь, взглянул на Элизабет. – Что скажете, мисс Люпин? Сможете ли вы учиться, пропустив столько уроков?
– Еще как смогу, профессор, – Лиза вернула улыбку. – Я им всем еще носы утру, – сказала она, поглядев на друзей.
– Что ж, тогда прошу в Большой зал, мы опаздываем на ужин, – подытожил директор, поднимаясь из своего кресла.

Большой Зал был полон народу. Новость о том, что вернулась так внезапно пропавшая ученица Гриффиндора, разлетелась подобно ветру и, стоило Элизабет вместе с друзьями появиться в дверях, как все замолчали и уставились на нее.
«Опять…» – только успела подумать Люпин, но тут заговорил Дамблдор, велев всем сесть на свои места, и Лили утащила ее к гриффиндорскому столу. Элизабет особо не вслушивалась в слова директора, пока он в нескольких словах объяснял, почему ее так долго не было. Она наконец-то нашла в толпе учеников Снейпа и они, безмолвно радуясь, смотрели друг на друга. Когда короткая речь была закончена и на столах появился ужин, все принялись за еду.
– Лиза, – позвал ее Джеймс, – мне показалось, или вы с Дамблдором наконец-то поняли друг друга?
– Можно и так сказать, – задумавшись на секунду, сказала она. – Знаете, как ни прискорбно мне это признавать, я ошибалась насчет директора. Всегда искала подвох, которого нет.
– Но все-таки, объясни нам, – попросил Лунатик, – как ты собираешься дальше учиться? Ты ведь и правда столько пропустила, все эти знания не восполнишь за несколько дней.
– Увидишь, братишка. Вы все скоро всё увидите, – уклончиво ответила Элизабет, улыбаясь, словно в предвкушении новых приключений.

Недостатки анимагии. Глава 12. Часть 1


Элизабет с трудом очнулась. Ее тело было словно придавлено к полу так, что встать казалось невозможным, а голова по-прежнему раскалывалась, будто норовила разлететься на тысячи мелких кусочков, как тот самый хрустальный шар. Еле разлепив веки, девушка снова зажмурилась – так много света было вокруг. Но когда Лиза наконец-таки смогла открыть глаза и осмотреть все, она поняла, что осматривать-то и нечего – кроме света вокруг ничего не было.
— Ну как это – ничего? А мы? – раздался чей-то голос у нее за спиной.
Элизабет резко обернулась, перед ней стояло шесть девушек. Одна из них подошла к ней и помогла подняться.
— Я уже думала, что не дозовусь тебя.
Лиза, с трудом понимая, что происходит, оглядела незнакомку: перед ней стояла высокая стройная девушка с длинными и черными как смоль волосами. Легкие кудри обрамляли красивое овальное лицо – прямой нос, румяные щеки, аккуратные маленькие губы. Лиф старомодного коричневого платья был расшит золотой и серебряной нитью, бархатная юбка опускалась до самого пола. На среднем пальце руки, которую Элизабет до сих пор не отпустила, красовался большой перстень с изображением змеи. Нахмурив брови, Лиза взглянула в глаза незнакомки… глаза цвета изумруда.
— Вы кто? – спросила Элизабет, одергивая руку.
— Я? О, прости мне мое невежество. Я – Гелиодора Блэннет.
— Гелио… кто? – недоверчиво переспросила Люпин.
— Согласна, то еще имечко…
— Да уж… Но… Вы кто? В смысле, где я и почему вы меня звали?
— Я – это ты, Элизабет.
— Что?! Вы с ума сошли? Да что тут творится? – спросила Лиза отступая.
— Не волнуйся, — успокаивала ее Гелиодора, — всему свое время. Но ты должна пойти с нами, а то из-за вашего ритуала твоему другу нездоровится.
«Ага, бегу и падаю, — подумала Люпин. – Какая-то ненормальная заманила меня черт знает куда и думает, что я, поджав хвост, побегу за нею. А это еще кто?..» – она посмотрела через плечо новой знакомой на остальных.
— Ну для начала – мы не ненормальные, — ответила девушка, больше всех похожая на Лизу. Такие же светлые волосы, собранные в высокий хвост, чуть вздернутый нос, надменная улыбка. То, что было на ней, трудно назвать одеждой – короткая юбка и топ с V-образным вырезом – все это словно кричало «я не такая, как вы».
— Эй-эй-эй, я ничего такого не говорила, — стала отпираться Люпин.
— Зато подумала.
— А ты что, мысли читаешь?
— А ты думаешь, в кого ты такой отличный легилимент?
— Я не…
— Ох, — стала выходить из себя блондинка, — если ты еще ни разу не пользовалась легилименцией, это не значит, что ты не умеешь!
Элизабет сжала голову руками и отступила еще на пару шагов.
Все, я сошла с ума… Наверное без сознания валяюсь в Больничном крыле и мадам Помфри уже замучалась меня выхаживать.
— Замолчи, Кэтрин, ты ее пугаешь, — осадила блондинку Гелиодора.
— Ее-то напугаешь, — скрестив на груди руки, фыркнула Кэт. – Она всего лишь подумала, что сошла с ума. Кстати выхаживают сейчас твоего дружка, поэтому давай скорей решай – идешь ты с нами или нет.
— Элизабет, не обращай на нее внимания, — Блэннет подошла к ней и взяла за руки. – Кэт – бунтарка, по-другому не разговаривает.
— Ага, а еще эта бунтарка считает, что она – это вы, — попыталась съязвить Лиза, но когда встретилась с Гелиодорой глазами, опешила. – Нет, только не говорите мне, что…
— Мы все тебе объясним.
Она сняла с пальца кольцо и бросила в сторону, где тут же возникла воронка, в которую по очереди вошли остававшиеся стоять в стороне, девушки.
— Пойдем, это будет весело, — подмигнула Кэт, прежде чем войти вслед за ними. – Кстати, мы – пантеры – не имеем привычки поджимать хвост.
— Кэтрин Фьюз! – воскликнула Гелиодора, пока Люпин приходила в себя.
Справившись с собой, Элизабет сделала несколько шагов вперед и оказалась на лужайке возле старинного особняка. Хоть солнце ярко освещало стены замка, все равно он выглядел довольно зловеще. Огромный и слишком запущенный.
— Там вообще кто-нибудь живет?
— Мы вне времени, Элизабет, — ответила Гелиодора, поднимая кольцо с каменной дорожки и снова одевая его на палец. – Хотя в твоем времени там действительно уже никто давно не живет.
— В моем времени? – не поняла Люпин.
— Не пытайся понять все сразу, — рассмеялась девушка в черном платье чуть ниже колен. Отложной воротничок был идеально накрахмален, а юбка-солнце элегантно покачивалась в такт ее плавным движениям. – Так уж точно можно сойти с ума, — она тряхнула головой, и копна коротких каштановых кудрей разметались на теплом летнем ветерке.
— Мэйви права, — сказала Гелиодора и пошла к дверям замка. — Следуй за мной.
— Ненавижу когда ты так делаешь, Дора! – Мэйви сердито надула губы, посмотрев ей вслед. Затем она снова повернулась к Элизабет и заговорщически шепнула ей: — Называй меня Мив. Я – Мив Стоклин. Имя Мейви – такое скользкое, похоже на рыбу, — она театрально поежилась и, взяв Лизу за руку, повела ее в дом.
Внутри замок выглядел намного приятнее, чем снаружи. Элизабет привели в гостиную, которую она сочла вполне уютной: несколько кресел и диван окружали небольшой столик, стоящий перед камином, на стенах несколько портретов, на которых Лиза, приглядевшись, узнала своих новых знакомых.
— О Мерлин, только не смотри на мой портрет! – простонала Кэт. – Мне было всего тринадцать и я еще не умела наколдовывать себе нормальные вещи, поэтому приходилось носить дурацкую школьную форму.
Действительно, на картине была изображена маленькая девочка в форменной одежде Гриффиндора, и, пожалуй, только выражение лица у Кэтрин осталось прежним.
— Присаживайся, — Гелиодора указала Лизе на кресло и сама села напротив. Остальные девушки устроились на диване, а Кэт уселась прямо на пол, спиной к камину.
— Итак, Элизабет, как я понимаю, ты многое хочешь понять, и наш долг объяснить тебе.
— Уж пожалуйста, — попросила Люпин, откидываясь на спинку кресла и приготовившись внимательно слушать.
— В общем, как я уже сказала, мы – это ты… — начала Гелиодора.
— Точнее мы – это она, — перебила ее девушка в строгом коричневом костюме и туга затянутой шишкой на затылке. – Я, кстати, Мелисса, первая из тех, в кого переродилась Дора.
— Переродилась? Что за чушь вы несете? – вышла из себя Элизабет.
— Мой отец совершенно не умел прятать книги, – терпеливо излагала Бленнет. – Когда мне было двенадцать, я нашла в библиотеке древнюю рукопись. Падкая до безумия на всякий антиквариат, я не могла оторваться от нее. Это был научный трактат какого-то старика, давнего друга моего отца. В общем… – Гелиодора вздохнула, – Пособие по анимагии. Я настолько была увлечена описанием, – оправдывалась она, – что просто не могла не попробовать!..
– Черт, ну не в двенадцать лет! – перебила ее Элизабет. – На кой тебе сдалось учиться анимагии, когда ты с палочкой путем обращаться не умеешь?
– Я была очень способной ученицей! – обидчиво воскликнула Дора.
– Лиз, напомни-ка мне, сколько лет было твоей подруге, когда вы начали высчитывать ее формулу? А Джеймсу, Сириусу и Питеру? – ехидно заметила Кэт.
– Эванс – это совсем другое! Лили заучка и ко второму курсу разбиралась в магии не хуже третьекурсников, к тому же мы достали пособие только после того, как я превратилась. А что касается мародеров… минутку… – Элизабет заметила саркастичную улыбку Кэтрин, – вы что, все про меня знаете?! Кстати, я тоже перевоплотилась в двенадцать… так это?.. Мерлин, нет! Этого не может быть! Почему?
– Отвечаем по порядку, – встряла Мив. – Да, мы знаем о тебе все, потому что все мы – единое целое…
– И да, это вполне может быть, – продолжила Гелиодора. – В мое время вопрос анимагических форм еще не был так хорошо изучен. Что-то пошло не так, но проявилось это лишь через несколько лет. К тому же так ярко напомнило о себе и животное, в которого я… – она запнулась и быстро поправилась, – мы превращаемся. Пантера – твердый характер, девять жизней и сама по себе.
– Ты хочешь сказать, – до Элизабет туго доходил смысл слов Бленнет, – что я – это твоя какая-то там по счету жизнь?
– Я понимаю, Элизабет, это все очень сложно понять, – пыталась утешить ее Гелиодора, но Люпин отрицательно помахала рукой:
– Нет, ты что, всегда приятно осознавать, что ты ошибка чьей-то молодости.
Несколько минут девушки не говорили ни слова, давая Лизе время привыкнуть к столь шокирующей новости. Позже она сама нарушила тишину:
– А палочка?..
– Моя. Она находила меня в каждом моем перерождении. То есть она находила каждую из вас.
– Значит, все, что я умею, это то, чему когда-то научилась ты? – задала Лиза очередной вопрос.
– Нет, – поспешила успокоить ее Бленнет, – каждая из нас привнесла что-то свое. Например, Кэт – легеллимент, как ты уже знаешь, Мив – лучший охотник своего времени. Зельевара лучше, чем Мелисса, вряд ли можно было найти, пока жила она.
– И, кстати, все мы были старостами, – горделиво сообщила Мэйви.
– Да, но никого не выгоняли с поста, – заметила Кэтрин.
– Ха, отлично, хоть в чем-то я вас переплюнула, – цинично отозвалась Элизабет. – А во мне вообще есть хоть что-то, что я не подцепила от вас?
— О да, — ответила девушка в черной мантии до пят. Она сидела рядом с Мив, подогнув под себя ноги, и откровенно скучала. – Наидичайшее везение – только твое. Не припомню, чтобы мне или кому-то из нас так везло.
— Сьюзи права, тебе везет во всем, за что бы ты ни взялась, — с улыбкой согласилась Дора.
Лиза встала из удобного кресла и стала медленно кружить по комнате, стараясь хоть как-то усвоить все, что услышала за последние пятнадцать минут.
— Говорите, вы знаете все обо мне и даже моих друзьях… – медленно повторила она.
— Обо всех! – горячо воскликнула Фьюз. Ее явно забавляла сложившая ситуация. – Кстати, Сириус – это нечто! На твоем месте я бы схватила его…
— Прекрати, Кэт, — пыталась остановить ее Гелиодора.
— и…
— Кэтрин! Ну в кого ты такая?
— Я бы рада сказать, что в маму с папой, но похоже в тебя! – обезоруживающе улыбнулась Фьюз.
– Офонареть можно, – всплеснула руками Люпин, в очередной раз удивляясь. – Подождите, в самом начале, когда мы еще были там… – она показала куда-то за спину, не в силах словами объяснить, что говорит о том неведомом пространстве, в котором только встретила девушек. – Вы сказали, что мой друг в Больничном крыле. Кто именно? Что произошло, когда я исчезла? И как долго меня нет? А как я вообще вернусь в Хогвартс?!
— Ох, вот в этом ты уже сама виновата, — Гелиодора откинулась на спинку кресла и устало потерла лоб. – Я уже давно пыталась достучаться до тебя, мне почти удалось пробиться через защитный слой вашего первого ритуала, но вы провели второй…
— Дора была очень зла, – встряла Кэт, с ехидной улыбкой вспоминая ее очередную неудачу.
— Естественно! Так вот, из-за него что-то случилось с твоим дружком.
— С Севом? – насторожилась Лиза. – Что с ним?
— Мы не знаем, — ответила Мив. – Никто из нас не делал ничего подобного, поэтому последствия не известны.
— Почему бы вам тогда сразу не сказать ей, что мы даже не знаем сколько времени пройдет, когда она вернется домой, — вмешалась в разговор последняя девушка, хранившая до этого молчание. Идеально прямые волосы отливали медью, и в чем-то она даже походила на Лили.
— То есть, как это не знаете? – еще больше напряглась Люпин. – Ну-ка быстро отправьте меня назад!
– Линда! – упрекнула девушку Дора и, обратившись уже к Элизабет, сказала: – Не волнуйся, далеко тебя не забросит, подумаешь, прогуляешь дней пять. Тебе это не нанесет никакого урона, после этой встречи все наши знания сольются в тебе в полной мере, стоит тебе только сосредоточиться.
– Конечно! – одобрительно кивнула Мив. – И с твоим другом все будет в порядке. Он в надежных руках мадам Помфри.
– Ха, пять дней… Да они там все на через час с ума сойдут… – сказала Элизабет скорее самой себе, чем своим бывшим ипостасям.
– По большому счету, – перебила Гелиодора ее мысли вслух, – если у тебя больше нет каких-либо вопросов, то мы уже можем отправить тебя обратно в Хогвартс.
– В какое место меня закинет, вы хоть знаете? – не без иронии в голосе спросила Люпин.
– Конечно, – спокойно ответила Бленнет. – В то же, откуда мы тебя вызвали: в Выручай-комнату.
– Что ж, не знаю, увидимся ли мы еще, – Лизе вдруг стало необычайно грустно. Несмотря на то, что новости потрясли ее, она с большим удовольствием осталась бы еще, узнала чуть больше о жизни каждой из них. Но неизвестность того, в какое время она вернется, затягивающая ее, словно бездна, угнетала еще больше.
– Ты сможешь связаться с нами, когда захочешь, – успокоила ее Гелиодора. – Все, что тебе понадобится – это хрустальный шар.
– Пользуйся легилименцией, поверь, порой это очень забавно, – усмехнувшись, подбодрила ее Кэтрин
– Не посрами свою команду на следующем матче по квиддичу, – сказала Мив, обнимая Лизу на прощанье.
– Помни: зелья не так уж и скучны, как ты думаешь, – напутствовала Мелисса. – Их свойства завораживают, стоит тебе открыться им.
– Но не забывай и о ЗОТИ, – встряла Сьюзан. – Я знаю, ты любишь этот предмет, как и я.
– И попробуй вызвать Патронуса, у меня это очень быстро получилось, – не осталась в стороне Линда.
Когда каждая из девушек сказала какие-то прощальные слова, Гелиодора снова сняла руки кольцо и открыла портал.
– На этот раз мы не пойдем с тобой. Ступай, ты сразу окажешься в Выручай-комнате.
В последний раз взглянув на девушек, Лиза решительно вошла в образовавшуюся воронку.

Недостатки анимагии. Глава 11. Часть 3


– Лиза, поднимай свой зад! Сириуса нашли! – Лили на всех парах влетела в комнату, подошла к кровати подруги и откинула балдахин.
Кровать оказалась пуста. Ни измятых простыней, ни свисающего на пол одеяла, ни подушки в ногах. Ни Элизабет. Лишь аккуратно заправленная постель.
Лили быстро спустилась в гостиную и, не найдя там ни одного из мародеров, вошла в комнату старост в поисках хотя бы Ремуса. Но и там его не оказалось.
«Что ж Лили, тебе не впервой» – подумала девушка и решительно направилась в спальни мальчиков.
Эванс без стука вломилась в спальню мародеров, но ни Люпин, ни Поттер, находившиеся там, не обратили на нее никакого внимания. Джеймс лежал на кровати, отвернувшись к стене, и даже не видел, кто вошел в комнату. Его любимый снитч валялся на полу, рядом со своим же портретом, сорванным с балдахина – кусочек листка все еще висел там, прикрепленный иголкой. А Ремус полулежал на полу, впечатавшись щекой в тумбочку. Хоть он и завалил себя учебниками, чтоб хоть как–то отвлечься, но это не очень помогало – опустошенный взгляд изучал стену напротив. Питера в комнате не оказалось, но, наверное, это даже к лучшему, подумала Лили.
Она подняла незамысловатый рисунок и, аккуратно вытащив иголку, прикрепила его снова, затем подобрала снитч и, положив его на тумбочку, присела на край кровати Джеймса, слегка коснувшись его спины.
Поттер мгновенно повернулся и прищурился – парень был без очков. Узнав Лили, которая, наклонившись, поцеловала его в лоб, Джеймс положил голову ей на колени, а она в свою очередь стала любовно гладить его волосы.
– Просто семейная идиллия… – не удержался от комментария Люпин, хотя его взгляд не изменился. – Я скоро начну чувствовать себя лишним.
– Я смотрю в тебе проснулся сарказм, Лунатик, – немного помедлив ответила Лили. Она взяла с тумбочки очки и протянула Джеймсу. – Вставайте, Сириуса нашли, а вот Элизабет потерялась.
– Что?! – подскочили парни, сами не понимая, какая новость ошарашила их больше – то, что Блэк жив или то, что Лиза могла натворить что-нибудь такое, от чего теперь ее придется спасать.
– Стоп, – начал Джеймс, но был перебит Лунатиком:
– Нашли?
– С ним все в порядке?
– Он где?
– Как пропала?
– Когда?
– Где?!
– Прекратите заваливать меня вопросами! – не выдержала Лили. – Рассказываю по порядку: насколько я знаю, Сириус сейчас дома, я была у Дамблдора, – объяснила она. – От него я пошла в спальню, рассказать все Лизе, а там ее нет.
– И куда она подевалась? – недоверчиво спросил Ремус. – Лиз ведь несколько дней из кровати не вылезала!
– А я знаю? Она твоя сестра или моя? – пыталась защититься Эванс.
– О, да! А она твоя подруга или моя? – парировал Лунатик.
– Заткнитесь! – прикрикнул на обоих Джеймс. – Элизабет в Выручай-комнате! С… Сириусом?
Пока Ремус и Лили перепирались, Поттер достал Карту Мародеров, чтобы найти Лизу. Он не очень сомневался в том, где же ее искать, но когда увидел, как к Выручай–комнате приблизилась точка с надписью «Сириус Блэк», это заставило Джеймса изрядно удивиться.
– Дома, говоришь? – промямлил он, когда Люпин и Эванс присоединились к нему в изучении карты. – Черта-с-два…
– Ну, так Дарвелл сказал…
– Кто? – переспросил Ремус.
– Неважно, – отмахнулась Лили. – Пойдемте.

***
Элизабет осторожно пробиралась по замку до восьмого этажа, натянув капюшон мантии до самого носа и прячась по углам ото всех, кто проходил мимо. Выручай-комната, как всегда выполнявшая любое желание посетителя, и сегодня предоставила девушке все, что ей было нужно: мягкий матрац с одеялом и крохотной подушкой в углу, камин, в котором поблескивал небольшой огонь, сохраняя полумрак, и хрустальный шар.
Скинув мантию и ботинки, она с ногами забралась на свое ложе, завернулась в одеяло и, немного помедлив, взяла в руки шар.
Куча вопросов вертелось в ее голове, требуя ответа.
Я должна что-то сделать, — думала Элизабет. – С Сириусом, с собой. Я просто обязана все исправить. Чертов Дамблдор… нет, он не поможет.
— Давай же! – прошептала она, со злостью встряхнув шар. – Давай! Показывай! Как там тебя активировать? Ну? Работай! Объясни мне все! Скажи, что мне делать?
Но шар никак не отреагировал. Даже после того, как Лиза поколдовала над ним, достав волшебную палочку, не появилось никакой дымки, свечения, ничего.
«Чья же ты, черт возьми? – подумала Элизабет, вновь и вновь осматривая палочку. — Почему показалась именно мне? Что, что все это значит?»
Внезапно дверь в Выручай-комнату отворилась и за ней показался Блэк.
— Чт… но… как? – от удивления Лиза не могла найти слов.
Сириус быстро приблизился к ней и сел рядом.
— Я шел в Башню и увидел, как ты прячешься, — объяснил он. – У тебя все в порядке? Что-то случилось? Расскажи, не томи, Лиза!
— В порядке? У меня… в порядке?! Ты совсем… Мерлин, да ты пять дней тусил с Пожирателями и спрашиваешь все ли у меня в порядке?! Ты в своем уме?
— Что?! – настала очередь Сириуса удивляться. – Погоди, я что? Тусил с Пожирателями?
— Что они с тобой сделали… — на глаза гриффиндорки наворачивались слезы. Она по очереди осмотрела его запястья, затем потрогала лицо, шею. – Как ты себя чувствуешь? У тебя ничего не болит?
— Элизабет, — он пытался отнять ее руки, когда она начала стягивать с него мантию, чтобы осмотреть все остальное, — Лиз, постой… Элизабет! Я в полном порядке! Не считая того, что проснулся сегодня дома в полнейшем недоумении, потому что рассчитывал разбудить Сохатого кувшином воды, чтобы он не проспал завтрак перед походом в Хогсмид. А насчет этого, — попытался пошутить Блэк, показывая на свою наполовину снятую мантию, — мне даже понравилось, если не считать того, что ты смотришь на меня, как на мертвеца.
— Пидурок! [1] – разозлившись, Лиза ударила его кулаком в грудь. – Тебя пять дней не было, мы и правда уже начали думать, что ты…
— Тссс… — Сириус перестал улыбаться и приложил палец к ее губам. – Я здесь, со мной все в порядке, — сказал он и, наклонившись, поцеловал ее.
Слезы все еще катились по щекам Элизабет, когда она ответила на поцелуй. Запустив пальцы в его волосы, она крепче прижала его к себе, словно боясь, что Сириус опять исчезнет. Блэк же сам не верил своим ощущениям – настолько долгожданным был этот поцелуй.
— Ох, ну просто супер! – всплеснул руками вбежавший Джеймс, за ним показались Лили и Ремус. – Мы тут все с ног сбились, пытаясь их найти, а они сидят себе спокойно и целуются!
— Сохатый… — раздраженно шепнул Сириус, отрываясь от любимой. – Порой я тебя просто ненавижу.
— Ненавидишь? – от неожиданности заявления Поттер остановился как вкопанный. – Знаешь, взаимно! И с чего это я переживал, пока тебя не было? Чтобы узнать, что ты не то, чтобы не стремишься облегчить страдания друзей, а даже их ненавидишь!
— Эй-эй-эй! – Блэк поднялся с матраца и подошел к Джеймсу. – Полегче, Сохатый! К сведению, обо всем, что случилось, мне только что Лиза рассказала. Я ничего не помню.
— Как… совсем? – переспросил Лунатик.
— Нифига. Ни грамма. Ничерта.
— Так где ты тогда был…
— Все эти пять дней? – перебил Сириус Ремуса. – Сегодня проснулся дома, до этого – не знаю.
— У Сами-Знаете-Кого… — прошептала Лили. Все резко к ней обернулись.
— Где?.. – похоже, Сириус был удивлен больше всех.
— Ну это не удивительно, ведь его забрали Пожиратели… Кто из них держал бы его так долго? Дамблдор… я уверена, он все знает, надо сходить к нему.
— Так чего мы ждем? Пойдемте и спросим! Лиза, ты идешь?
Сириус посмотрел на девушку, но ее взгляд был устремлен в противоположный угол – туда укатился хрустальный шар, когда Лиза выпустила его из рук, увидев Блэка. Шар сиял, освещая комнату и Элизабет, откинув одеяло, подбежала к нему. Вглядываясь в самую его глубину, она увидела слова и, отбросив все сомнения, начала читать.
— Лиза? Лиз, что ты делаешь? – недоуменно воззрились на нее друзья, но она словно не слышала их.
Элизабет продолжала читать, свет становился все ярче, пока не озарил комнату настолько, что заставил мародеров и Лили зажмуриться.
Внезапно все та же, знакомая боль, но сильнее в несколько раз стала сковывать тело Лизы и та, отчаянно вскрикнув, выпустила шар из рук. С громким стуком он упал, разбившись на тысячи осколков, и вдруг… все исчезло.
— Элизабет?- позвал в кромешной темноте Ремус.
— Черт, — выругался Сириус, — тут же был камин… Эй, Выручай-комната, да будет свет!
В потухшем камине снова заиграло пламя, на этот раз полностью освещая помещение.
— Никто не пострадал? – спросил Джеймс, помогая Лили подняться.
— Я цела, спасибо, — отозвалась Эванс, отряхивая мантию.
— Где Элизабет? – Сириус не отрываясь смотрел на осколки, рядом с которыми лежала волшебная палочка Лизы. Ее мантия и ботинки оставались около матраца, но самой Люпин нигде не было.
— Карта… — Сириус готов был сойти с ума. – Карта Мародеров с собой?
— Да, — отозвался Джеймс.
— Скорей ищите ее.
— Здесь, в комнате, ее нет, — спустя несколько секунд сообщил Сохатый.
— Это я и без тебя вижу! – рявкнул Блэк.
Он опустился на колени рядом с осколками, взял несколько в руку и сжал с такой силой, пока не пошла кровь.
Снейп! – вдруг подскочила Лили. – Северус может знать, где она! Ну, помните тот ритуал, который они провели? Она так кричала, может, это опять был приступ? Тогда он должен найти ее!
— Где он? – Сириус подбежал к Джеймсу и выхватил карту.
— Вот! – Ремус ткнул пальцем на точку с надписью «Северус Снейп». – В библиотеке.
Блэк сорвался было с места, но потом вернулся, подобрал волшебную палочку, мантию и ботинки Лизы и побежал в библиотеку, опережая своих друзей, которые тоже не остались стоять на месте.
Как сумасшедшие, влетев во владения мадам Пинс, они тут же были остановлены ею:
— Молодые люди! Это вам Святилище Науки, а не поле для Квиддича! Спасибо, что хоть метлы не прихватили! – отчитала их старушка.
— Мадам Пинс, простите, — начал Джеймс, — мы торопимся, нам срочно нужен Снейп!
— Что же он вам опять сделал?..
— Мадам Пинс, — перебила ее Лили, — нам срочно нужно с ним поговорить. Просто поговорить, понимаете?
— Ох, не думаю, что вам это удастся, дорогая! – с сожалением произнесла библиотекарша. – Мистера Снейпа только что унесли в Больничное крыло…
— Куда? Что слу…? Ох… спасибо, мадам Пинс, еще раз извините, — сказала Лили, уводя за собой мародеров.
— Что за черт? – выходил из себя Блэк. – Что все это значит?
— Не знаю, — простонала Эванс, хватаясь за голову. – Пойдемте к мадам Помфри…
В Больничном крыле было на редкость много посетителей, и целительница всячески пыталась их разогнать.
— Спасибо! Спасибо, что принесли его, но нечего больше глазеть! Больному нужен покой, а не куча зевак, шатающихся рядом! Скорее! Расходитесь по своим гостиным, — выпроваживала она учеников.
— Мадам Помфри… — позвал ее Ремус.
— А вы что тут делаете? Кто-то из вас опять свалился с метлы?
— Да почему вы все только о Квиддиче и думаете?! – сорвался Сириус. – Что со Снейпом?!
— Во-первых, не кричите, мистер Блэк. А во-вторых, с чего это вдруг вы интересуетесь? – спросила она, делая акцент на слове «вы». – Неужели это ваших рук дело?
— Нет, мадам Помфри, — вступилась за Бродягу Лили. – Нам нужно с ним поговорить, это очень важно.
— Ничем не могу вам помочь, мисс Эванс. Это очень тяжелый случай. Мистер Снейп без сознания и я не могу вам сказать, когда он очнется, — сказала целительница и, чуть ли не вытолкнув их в коридор, закрыла дверь.

[1] Вообще здесь естественно опечатка, но моя бета о-о-очень просила оставить так, ей «очень понравилось это слово». Так что, все ради тебя, Джесс!)))

Недостатки анимагии. Глава 11. Часть 2


– Мисс Люпин, прошу вас, успокойтесь, – молвил Дамблдор гипнотическим голосом. – Хотите лимонную дольку?
Уже больше четверти часа они торчали в кабинете директора. МакГонагалл не принимала возражений, и вот все сидели в наколдованных мягких креслах с чашками чая в руках, которые заботливо всучил им директор. Все, кроме Лизы, рассекающей туда-сюда вдоль стены с портретами бывших директоров Хогвартса.
— К черту ваши сладости, профессор Дамблдор! – кричала она, всплеснув руками. – Мы так и будем сидеть сложа руки? Мы должны вернуться в Хогсмид! Я уверена – Сириус остался там!
— Мисс Люпин, повторяю, успокойтесь, — директор не менял тона.
— Да прекратите меня успокаивать!
— Действительно, профессор, — Лунатик подался вперед и заговорщически прошептал Дамблдору. – От этого она еще больше бесится…
— Мерлин, вам что, вообще все безразлично? Сириус в беде! – Элизабет резко развернулась и нависла над друзьями
— А что мы можем сделать Лиза? – Ремус поставил чашку на стол и поднялся. – Что ты предлагаешь?
— Как что? Надо вернуться! Он наверняка еще там!
— А если нет? Если его уже забрали Пожиратели?
— Значит надо найти их и устроить трепку!
— Горячность делу не поможет, Лиза, — пытался угомонить сестру Лунатик.
— Это не горячность, Ремус! Это желание помочь… — она запнулась, понимая, КАК чуть не назвала Сириуса, что, конечно, не ускользнуло от брата.
— Кому? Желание помочь кому? – настойчиво вытягивал он.
— Опять решил в психолога поиграть?! – Элизабет окончательно вышла из себя. – Другу, Лунатик! Вашему другу! И я не намерена больше здесь оставаться!
Лиза развернулась и уже подходила к двери, когда до нее дошел смысл слов директора:
— Сириуса схватили Пожиратели Смерти, мисс Люпин. Вы мало чем ему поможете. Он у Лорда Волдеморта.

Элизабет медленно, словно в прострации, обернулась и, сделав пару шагов вперед, оглядела кабинет. За массивным дубовым столом, на котором аккуратно лежали свитки пергаментов, перья, баночки с чернилами и прочие мелочи, в своем кресле восседал директор; перед ним – Джеймс, Ремус, Роберт, Лили и Питер. Профессор МакГонагалл, приведшая их в кабинет, отказалась присесть и стояла за спинами учеников. Повсюду на стенах висели портреты бывших директоров Хогвартса. Кто-то из них спал, а может, только притворялся, а кто-то, даже не пытаясь скрыть свой интерес к происходящему, откровенно наблюдал за присутствующими. За потайной дверью между шкафами – Люпин была убеждена, что это именно потайная дверь – Дамблдор наверняка хранил свой личный думоотвод. Слева, на одном из стеллажей, заваленных книгами, дремала Распределяющая шляпа, а опустив взгляд, Элизабет увидела треногий табурет, сидя на котором несколько лет назад, она была отправлена на учебу в Гриффиндор. В камине весело потрескивали дрова, объятые огнем; на каминной полке в небольшом глиняном горшочке хранился летучий порох, который Фоукс мог запросто смахнуть неаккуратным движением крыла – настолько близко находилась его жердочка. Феникс бережно чистил перья своим золотистым клювом, но через мгновение, словно почувствовав взгляд девушки, поднял голову, посмотрел на нее и, взмахнув крыльями, перелетел на плечо Элизабет.
Фоукс… ну что я могу сделать? Ведь, правда – ничего! Не могу же я сломя голову ринуться в лапы Волдеморта! Это безумие даже для меня. Остается только ждать. Ха… ждать, надеяться и верить…
Осторожно просунув палец под цепкие лапки феникса, Лиза приподняла птицу и, подойдя к камину, посадила его обратно на свою жердочку.
– Профессор Дамблдор, профессор МакГонагалл, – она по очереди посмотрела на учителей, – до свидания, – сказала Люпин и, пройдя через весь кабинет, скрылась за дверью.

Элизабет уже несколько дней не выходила из комнаты. Она не ела, не разговаривала и не вылезала из кровати. Даже спала мало. Лишь смотрела в окно, одернув одну сторону бархатного полога, и изредка пила тыквенный сок, оставляя еду, заботливо принесенную Лили с кухни, нетронутой. Так просто не могло дальше продолжаться, именно это и заявила Эванс на пятый день, влетев в кабинет директора.
– Мисс Эванс, поиски продолжаются, мракоборцы делают все, что в их силах, но очень сложно вытащить живым человека из пристанища Волдеморта, – отвечал Даамлдор.
– Да я не о Сириусе говорю, профессор! – голос Лили от волнения срывался. – Вы должны повлиять на Лизу! Она ведь даже на уроки не ходит, должно вас это хоть как-то волновать или нет?!
Внезапно в камине вспыхнуло зеленоватое пламя, и из него вылетел странного вида человек. Он отряхнул от летучего пороха свою старенькую мантию, быстро посмотрел по сторонам, оглядев присутствующих, и, снимая довольно потрепанную шляпу, направился к Дамблдору.
– Что… что–то случилось? – при виде нового посетителя директор резко поднялся, вышел из-за стола. – Присядь, пожалуйста, – сказал он, наколдовывая мягкое кресло.
Незнакомец отмахнулся от предложенного сиденья.
– Вытащили… – заговорил он, тяжело дыша. – Не знаю как, но они его вытащили…
– Где он?
– Пока с ними. Альбус, это мутная семейка!.. – мужчина отчаянно жестикулировал, пытаясь доказать Дамблдору правдивость своих речей.
– Успокойся, Дарвелл, – перебил его директор, все-таки усадив в кресло, и сам снова сел в свое. – Это не обоснованные обвинения.
– Не обоснованные?! – маг пододвинулся на самый край, готовый сорваться в любую минуту. – Ты не понимаешь, Альбус! Его вернули в целости и сохранности! Ну пара синяков… скорее для приличия, для отвода глаз! Следи за ними внимательней. Блэки…
– Тише, – директор остановил его, покосившись на Лили.
– Что Блэки? – Эванс, внимательно следившая за разговором, наконец-то поняла его суть. – Что с ними не так?
– Мисс Эванс, вы можете вернуться в гостиную и сообщить мисс Люпин о том, что Сириуса нашли и вскоре он снова присоединится к вам.
– Не увиливайте, профессор! Мы должны знать…
– Мисс Эванс, вернитесь, пожалуйста, в гостиную, – повторил директор мягким, но не позволяющим ослушаться голосом.
Лили, подумав, что они еще успеют в этом разобраться, в знак прощания кивнула Дамблдору и его гостю и направилась в башню Гриффиндора.
Дождавшись, когда за девушкой закроется дверь, Дарвелл продолжил:
– Блэки с ним заодно, Альбус, я уверен как никогда!
– Но все ли?
– Нет, думаю Сириус не причем – на него наложили Обливайет, он не помнит никаких подробностей похищения и, скорее всего, даже сам его факт. Кстати, парень должен уже сегодня вернуться в школу. Наверное, миссис Блэк боится, что непослушный сынок может в чем-то их заподозрить.
– А его кузины? Что думаешь насчет них?
– Тебе виднее. Понаблюдай за ними, прошу тебя. Мы должны их прищучить! Грядет война, Альбус, и – черт возьми! – мы уже ее проигрываем. Одними отрядами мракоборцев тут не справиться. Нам нужны союзники, шпионы, отвязные головорезы, которые не станут щадить Пожирателей. Ты прекрасно знаешь Того-Кого-Нельзя-Называть. Мы не можем проиграть, Альбус. Мы просто не имеем права.

Недостатки анимагии. Глава 11. Часть 1


— Пожиратели! Пожиратели смерти! – кричали издалека.
На улице началась паника: люди от страха за свои жизни бежали врассыпную, сбивая друг друга.
Лунатик, все еще держа Элизабет за руку, оттащил ее подальше от толпы, за угол дома, из-за которого они только что вышли.
— Кто? – не веря своим ушам, спросила Лиза. – Пожиратели? Но где?
— Они были в «Трех метлах»! – словно услышав ее вопрос, прокричала пробегающая мимо волшебница.
— В «Трех метлах»?! Ремус бежим! – крикнула Элизабет, срываясь с места.
— Куда? С ума сошла? Кидаешься прямо в руки Пожирателям! – кричал брат, пытаясь догнать ее.
— Ты не понимаешь? Там же Лили, Джеймс, Сириус! – Лиза с трудом пробиралась через толпу.
— Мракоборцы и без нас справятся!
— Ага, я вижу, как они справляются…
Элизабет и Ремус уже подбежали к месту и, выглядывая из-за угла, оценивали обстановку: Пожиратели смерти явно превосходили мракоборцев числом и уже оттеснили их к соседнему дому, полностью захватив паб. Чувствуя нервное напряжение Элизабет, Лунатик был готов поклясться, что она вот-вот ринется в бой, если ее сейчас же не остановить. И он – ее родной брат, черт возьми! – просто обязан это сделать.
— Даже не думай, что я тебя туда пущу, — медленно и четко произнес Люпин.
— Луня, я не спрашиваю, — бросила Лиза, даже не оборачиваясь, выискивая глазами более удобный маршрут. — Обещаю, я не полезу в самую гущу, нам просто нужно вытащить оттуда друзей.
— Мы уходим, Лиза, — твердо заявил Ремус.
— Конечно-конечно, братишка, — Элизабет по-прежнему не отрывала глаз от поля битвы. – Вот только заберем своих и уйдем. Прикрой меня, я быстро.
— Нет! – крикнул Люпин, но сестра уже выбежала из-за укрытия. – Мерлин, ну что ей неймется?!
Пробегая под обстрелом своих и чужих, Лиза добралась до разбитого окна «Трех метел». Ох и достанется же тому, кто это сделал, — промелькнуло в голове Элизабет, когда она, забираясь в паб, порезала руку. – От мадам Розмерты безнаказанным еще никто не уходил…
Перевалившись через оконную раму, она спряталась за опрокинутым столом и осмотрелась: несколько связанных учеников полулежали у барной стойки, а в паре метров от них Пожиратель, явно недовольный тем, что остался на скамейке запасных, внимательно следил за ожесточенной схваткой через щель приоткрытой двери.
Один? Они что не справились с одним? – удивилась Элизабет. – Их же там пятеро! Ладно, вычеркнем труса Петтигрю – четверо. Могли бы хоть попытаться сбежать…
— Как же я хочу заавадить кого-нибудь, — Пожиратель резко отвернулся от двери и, потирая руки, прошел в центр комнаты. — Почему мы должны здесь торчать, Доран?
Из-за барной стойки показалась голова второго Пожирателя. Он полупьяной походкой подошел к пленникам и, глотнув из бутылки, наконец, ответил:
— Потому что за этими маленькими ублюдками надо кому-то следить, Кербхол, — Доран махнул рукой, выплеснув на учеников огневиски. – К тому же после твоего прошлого провала ты должен быть благодарен, что тебе вообще хоть что-то доверили!
Кербхол не нашелся, что ответить и, забрав у напарника бутылку, снова отошел к двери.
Так, отлично. Двое и нетрезвые. Блин, вот бы сюда Лунатика… Боюсь, что даже со своим диким везением одна не справлюсь.
Словно вторя мыслям Элизабет, в окне показался Ремус. Забраться в паб бесшумно ему не удалось, но он успел подползти к сестре прежде, чем его увидели Пожиратели.
— Эй, кто там возится? – Доран оторвался от поисков очередной бутылки и сделал пару шагов в сторону окна.
— Луня, я безумно рада тебя видеть перед смертью, но мне бы очень не хотелось, чтобы ее причиной стал ты! – удрученно прошептала ему Лиза.
— Я не мог… — начал было оправдываться он, но Элизабет зажала ему рот.
Доран приближался, и от страха быть найденными брат с сестрой сильнее вжались в опрокинутый стол, будто желая слиться с ним.
— Придурок, это я! – крикнул один из заложников. Ремус и Лиза узнали голос Джеймса. – Может, снимешь веревки, а то руки затекли!
— А может тебя еще отвести к маме с папой? Они тебя не научили, что врать – это плохо?
— Оставь их, — Кербхол подтащил к двери стул и уже допивал огневиски. – Кому они нужны? Наши побеждают, и скоро мы свалим отсюда, прихватив эту малышню с собой. Ну а может, — он потянулся вперед, нависая над ними, — и оставим здесь… мертвыми!
Смех Пожирателя разнесся по бару, и Лиза с Лунатиком облегченно выдохнули, услышав удаляющиеся шаги Дорана.
— Так, видимо Поттер тебя заметил, — Элизабет убрала руку от лица брата. – Пожиратели пьяны. Надо действовать, но очень быстро.
– Ага, – сказал Лунатик, выбираясь из–под стола. – Бомбарда Максима!
Непонятно было, куда именно целился Ремус, но обломки дальней стены паба, разрушенной заклинанием, полностью завалили Дорана. Элизабет, никак не ожидавшая такого поворота событий, секунду помедлила, затем, перекувыркнувшись, тоже выбралась из укрытия и запустила Петрификус во второго Пожирателя.
– Черт тебя дери, Ремус! Предупреждать надо! – заорала она, поднимаясь с колен.
– Ты сама сказала – действовать быстро! – Люпин подбежал к связанным друзьям и пытался избавить их от веревок.
– Отлично, полпаба разрушено, Пожиратели вот–вот будут здесь, есть идеи?! – Элизабет присоединилась к брату и, оглядев бывших заложников, заныла: – Мерлин, ну почему попались именно вы, а? Никто другой, а именно вы!
Лили, Джеймс, Сириус, Питер и Роберт Эддингтон в один момент начали объяснять, как на них напали Пожиратели, подняв стойкий гул.
– Ну, для начала, НЕ ОРАТЬ, – перекричал всех Поттер, когда Лиза демонстративно заткнула уши. – Болтать будем, когда выберемся отсюда! Лиз, Лунатик, как там на улице? Мракоборцев много?
– Нет, Пожирателей явно больше и Лиза права – они сейчас будут здесь, – помотал головой Ремус.
– Короче, хватит болтать, валим в окно, – бросила Лили, пробираясь, через завал.
Никто не стал спорить, тем более что Эванс уже с легкостью и грациозностью, присущей ее анимагической форме, перепрыгнула через оконную раму. Заглянув за угол, девушка удивилась: на улице практически никого не было, только пара раненых мракоборцев и Пожиратель, бегущий в их сторону. Стоп… Пожиратель бегущий в их сторону? Вот черт!
– Окружают! Они нас окружают… – Лили резко развернулась и ударилась носом в грудь Эддингтона. – Прости!
– Тише, – он приблизил палец к губам и, когда Эванс замолчала, аккуратно завел ее за спину и передал в руки Поттера. Внимательно следя за Пожирателем, Роберт подал своим знак пригнуться и сам опустился на корточки.
– Он нас еще не заметил, – шепнул Когтевранец товарищам по несчастью. – Попробуем по–тихому завалить.
– Зато тут уже заметили! – прокричала Элизабет, заглянувшая в паб, – Бежим!
Она, толкая друзей вперед, вылетела из–за угла и встретилась лицом к лицу с Пожирателем, уже запустившим в нее заклинанием. Бежавший вслед за ней Блэк, успел оттащить девушку за капюшон и удар пришелся на предплечье.
– Петрификус Тоталус! – подоспевший Джеймс выпустил свое заклинание точно в цель, и обездвиженный Пожиратель упал на землю, подняв клубок пыли.
– Ай, вот черт! Черт–черт–черт!!! – выругалась Элизабет, зажимая порез на руке.
– Стонать будешь потом, не останавливайся! – Сириус по–прежнему держал ее за мантию.
– Нам не убежать, их там слишком много, – сказал Лунатик, когда компания забежала за угол очередного дома. – Наш единственный шанс – исчезнуть.
– Отличная идея! – Элизабет повернулась к Лили: – Эванс, делай портал.
– Что?! – девушка удивленно уставилась на подругу.
– Что-что, что слышишь! – Лиза подняла с земли валявшуюся шляпу. – Доставай палочку и колдуй!
– Но… но я… – запротестовала Эванс.
– Лили, некогда думать, мы все тут сдохнем к чертовой матери, поэтому либо ты отправляешь нас к черту на кулички, либо прощайте друзья, я рада была общаться с вами! – высказала ей Люпин, тряся несчастной шляпой. – Просто попробуй!
– Хорошо… – сдалась она.
Лили вытащила из кармана мантии волшебную палочку и забрала у подруги шляпу. Положив ее на землю, она села на корточки и, закрыв глаза, начала что-то шептать.
– Мерлин, а я думал, что для создания портала достаточно пары слов на латыни… – почесал затылок Джеймс.
– Поттер, да у тебя вообще всегда все просто, – сказала Элизабет и повернулась к Эддингтону, следящему за Пожирателями, – ну как там дела?
– Они нас потеряли, но у нас всего пара минут, – удрученно протянул Роберт. – Они не такие уж и идиоты…
– Она успеет, – успокаивала всех Люпин. – Она все успеет.
– Готово! Наверное… – поднялась Лили. – Должен сработать через секунд двадцать.
– Отлично, хватайтесь, – скомандовала Элизабет, поднимая получившийся портал.
Друзья немедля окружили шляпу и через полминуты, чувствуя после рывка неприятные ощущения внизу живота, Джеймс, Питер, Лили, Элизабет, Ремус и Роберт валялись на земле около ворот Хогвартса.
– Ю-ху! – раздался победный клич Лизы. Она, приподняв голову, окинула взглядом местность и, узрев родные стены, облегченно откинулась на землю. – Эванс, у тебя получилось!
– Подождите, – озадаченно протянул Ремус, – а где Сириус?
– Ну наконец-то! Мы вас уже обыскались! – стоявшая неподалеку профессор МакГонагалл, завидев компанию, спешила открыть ворота. – С вами все в порядке? Никто не пострадал?
– Как где? – никто не слушал декана. Лили медленно поднялась с земли. – Должен быть здесь. Может его откинуло подальше?
– Нужно срочно показать вас мадам Помфри… – продолжала Макгонагалл.
– Но он бы тогда объявился, – недоуменно протянул Джеймс.
– А может это его очередная шутка? – Элизабет отчаянно вертела головой в поисках пропавшего. – Блэк! Слышишь меня? Это не смешно! Поттер, передай своему дружку, что я шкуру с него спущу за такой юмор!
– Нет, Лиза, он не стал бы так шутить, я уверен, – Ремус встал на защиту своего друга.
– … или сначала директору… Он наверняка захочет вас всех видеть…
– Профессор МакГонагалл, вы что, не понимаете?! – повернулась Элизабет к незамолкаемому декану. – Сириус пропал! Сириус Блэк пропал!

Недостатки анимагии. Глава 10. Часть 2


Зима начинала брать свое. Ветки деревьев были посеребрены инеем и мелкие лужицы после вчерашнего дождя покрылись тонкой коркой льда, который приятно хрустел под ногами. Тяжелые теплые мантии спешащих в Хогсмид учеников сегодня не развивались на ветру, впитывая воду тающих снежинок. Множество ног оставляли на не до конца замерзшей грязи слабые отпечатки, а снег, добравшийся до мощеной дороги, походил на пуховую перину.
Среди спешащих вырваться из-под покрова и охраны Хогвартса учеников были и мародеры, которые в компании Лили и Элизабет чуть ли не бежали, предвкушая долгожданные развлечения.
— Блэк, вы что, не успеете напиться? – ответила Лиза на предложение Сириуса сразу пойти в «Три метлы».
— Скорее протрезветь, — Бродяга негромко хохотнул и поддел локтем покрасневшего Джеймса.
Лили, шедшая с ним под ручку, подозрительно нахмурилась, отчего Сохатый покраснел еще больше и невнятно помотал головой.
— Ох, ладно, валите в «Три метлы», а мы с Лили вас догоним, — сказала Элизабет, хватая Эванс за локоть. Потянув ее в другую сторону, Лиза шепнула: — Дело есть.
— Окей, — Сириус также схватил Джеймса за капюшон мантии и потащил в паб.
Завернув за угол ближайшего дома, Элизабет, резко развернувшись, спросила:
— Лили, помнишь, ты говорила, что у тебя получилось сделать портал?
— Ну да, было дело пару раз, а что?
— Отлично. Мне нужно в Косой переулок.
— В Лондон?! – удивилась Лили
— А ты еще один Косой переулок знаешь? Конечно в Лондон!
— Не буду я делать портал! Да ты с ума сошла! Что ты там забыла? Ты вообще понимаешь, что все порталы отслеживаются Министерством Магии? Да тебя сразу засекут!
— Поверь мне, Эванс, когда Дамблдор узнает, куда я ходила, он сам меня отмажет, — заверила Элизабет подругу.
— Лиза, — упорствовала Лили, — зачем?
— Мне надо к Олливандеру, — после недолгой паузы ответила Люпин. – Нужно спросить, что он знает о моей волшебной палочке.
— Дамблдор? – догадалась подруга.
Элизабет молча кивнула.
— Лиза, терпи до Рождества, никаких порталов.
— Но…
— Хэй, у вас все в порядке? – подошедший Лунатик прервал перепалку девушек.
— Да, — опешила Лиза. – А ты почему не с остальными?
— Мне нужны ингредиенты для зелий, собрался идти и услышал, как вы тут ругаетесь. Точно ничего не случилось?
— Нет-нет, все хорошо, просто поспорили, — кивнула Лили. – Ну раз мы уже все решили, — с нажимом продолжила она, — может уже пойдем в паб? – она обнадеживающе взглянула на подругу.
— Ты иди, а я, пожалуй, прогуляюсь с Ремусом.
— Ну тогда увидимся позже…
Элизабет молча кивнула Лили и, сунув руки в карманы и низко опустив голову, шагнула за угол, не дожидаясь брата.
— Лиза, что случилось? – в очередной раз спросил Лунатик, догнав сестру.
— Я устала, Рем…
— От чего?
— От всего…
Брат не нашелся, что ответить. Элизабет никогда не нуждалась в яром подбадривании – сильная, справлялась сама. Поэтому он лишь взял ее за руку, оказывая молчаливую поддержку.
Они дошли так до магазина, Ремус купил все, что ему было нужно, и молчаливая парочка побрела обратно.
— Лиз, зачем тебе портал?
От внезапности вопроса Элизабет остановилась, как вкопанная, потянув брата за собой.
— Ка… какой портал? – она судорожно искала пути к отступлению.
— Я слышал, как Лили про него говорила. Лиза, опять секреты?
Тихая, невысказанная обида Ремуса пронизывала насквозь, Элизабет отвела взгляд. Нет смысла скрывать. Она выложила все как есть – про подслушанный разговор, палочку, Олливандера.
— С чего ты взяла, что Олливендер вот так просто тебе все расскажет? – спросил Ремус.
— Я вовсе так не думаю, — упорствовала Лиза, — но это единственная зацепка, я должна попробовать!
— Ну хорошо, пусть будет так. Но Лили права, терпи до Рождества. Никаких порталов, — сказал Лунатик и, увидев, как еще польше погрустнела сестра, добавил: — Ну не расстраивайся, Лиззи, все наладится!
— Да не переживай, Рем, я справлюсь! Всегда справлялась, ты же знаешь, — с наигранной бодростью твердила Лиза.
— А что будешь делать с Сириусом? – осторожно поинтересовался брат.
— А разве я должна с ним что-то делать?
— Ты знаешь о чем я, Лиза, не претворяйся дурочкой.
— Ремус, — голос Элизабет внезапно стал тяжелым как скала, — оставь это. Я его не люблю, ясно тебе? Не люблю. Нет.
— Ладно, все, хорошо, я понял, — Люпин поднял руки в примиряющем жесте. – Пойдем уже в паб, ребята заждались.
— Нет, я лучше прогуляюсь…
— Нет, ты пойдешь со мной! – сказал Ремус, схватив ее за руку, и, завернув за угол, нырнул в поток спешащих по своим делам магов.
Внезапно раздался взрыв, и в пасмурном небе показалось несколько черных теней.
— Пожиратели! Пожиратели смерти!

Недостатки анимагии. Глава 10. Часть 1


POV Элизабет.

— Лиза! Тренировка по квиддичу, ты сможешь? – Поттер пощелкал пальцами перед моим лицом.
— А… Да, конечно.
Обед тянулся бесконечно долго, и по ходу дела я опять застыла, не донеся ложку до рта. Тренировка по квиддичу… Ну да, как же – скоро ведь матч с Когтевраном. «Ты сможешь?» А то как будто бы я могу сказать «нет». Поттер, ведь тебе плевать, что рана даже за эти три дня еще путем не зарубцевалась, и ныть ты перестанешь, если только мой брательник взбесится и даст тебе пинка. Хрен с тобой, поиграю в героиню.
А может опоить Эванс оборотным зельем и пусть полетает часок за меня? Нет, проще натянуть на Снейпа розовые ботинки, чем уговорить Лили сесть на метлу…
Мерлин, у меня что, проблем мало? Мне надо в Хогсмид к Олливандеру, залезть в башку к Дамблдору, и желательно еще надрать задницу Флоренцу за то, что рассказал директору о «некой пантере». Сволочь! Вот кто его просил? Ладно, черт с ним, с кентавром, начнем по-порядку.
— А когда у нас официальная вылазка в Хогсмид? – вопрос, брошенный как бы невзначай, теоретически не должен привлечь особого внимания и ответных вопросов типа «а что?». Теоретически. Из нашей «компашки» Лили-то точно теоретик…
— Завтра.
… а вот Блэк…
— А что? – сссука…. Сейчас докопается, залезет в мозг до самого мозжечка.
— Да хочу нажраться в «Трех метлах».
Сириус нелепо крякнул, но продолжать не стал. И на этом спасибо, а то мои порядком расшатанные нервы и так трепал какой-то придурок за спиной Лунатика. Сидя за столом Пуффендуя, он больше походил на мартышку: повернулся налево – дернул соседку за косичку (пипец, как в первом классе!), потом направо – ткнул в плечо какого-то парня, который якобы удачно пошутил. И все время отчаянно жестикулировал.
— Как же он меня напрягает…
— Кто? – мгновенно отозвался Джеймс.
Черт, я что, сказала это вслух? Короче, пора выпустить пар.
— Да вон тот вертящийся придурок, — говорю я. Затем зачерпываю ложку картофельного пюре и… ну сами понимаете.
— Точно в цель, браво!
То, что нужно – звонкий смех мародеров и похвала.
— Да, Сириус, я отличный стрелок.
Конечно, попала точно в капюшон. Надеюсь этот… в общем, он заметит мой снаряд до того, как натянет головной убор. Ну а если нет, то я должна это увидеть.
— Лиза, Дамблдор опять на тебя смотрит, — Ремус, как всегда, насторожен.
— Ага… — взгляд в пустоту
— Снова лезет тебе в голову?
— Угу… — характерное для коровы мычание
— Он же тебя вчера вызывал?
— Ыгы… — двиньте мне по голове чем-нибудь тяжелым, и я навсегда останусь с ложкой во рту.
— Элизабет!
Хэй, я сказала «двиньте», а не «закричите»!
— Все, у меня инфаркт.
— Да что с тобой? – Рем пялится как на умалишенную. Наверное, у меня шизофрения, а не инфаркт.
Короче, свалю-ка я отсюда, пока не вызвали целителей из Святого Мунго…
Мне вот интересно – какого Ремуса я хотела бы увидеть сейчас? Спокойного старосту-заучку, который от такого поведения лишь вздохнет и снова уткнется в свою тарелку, или не в меру разъяренного, сорвавшегося Луню-оборотня, который схватит меня за шкирку, затащит в ближайший чулан и пропесочит как следует, что наконец-то меня встряхнет? Хрен знает. Но вот что интересно: сколько бы я ни гадала, Рем всегда удивляет меня своим поведением.
Вот и сейчас. Я с таким же пустым взглядом выпустила из рук ложку и когда она, наконец, ударилась о стол, я уже стояла с сумкой в руках. Но Лунатик успел схватить рукав моей мантии и притянуть к себе. Я даже перевела взгляд и осознанно посмотрела на него. Впервые за последние часов двадцать.
— Сейчас мне тупо лень тратить на это время, но если ты не выйдешь из этого ступора до конца занятий, я тебя собственноручно оттуда вышибу.
— Угу, — очередное мычание должно его взбесить.
— И не прогуливай прорицания, — Рем снова сдержался.
Это все? Все, что ты мне можешь сказать?! Уф!.. Сваливаю…
— Ага, — это тебе на прощание.
Сев… Тоже лезет в мозги… Вашу мать, достали!
Итак, до начала урока пятнадцать минут.
1) Вытолкнуть Снейпа из башки и спокойно выйти из зала – одна минута;
2) Бежать сломя голову до общей спальни девочек Гриффиндора – две минуты;
3) Хлопнуть дверью, вывалить из сумки ненужные учебники, пнуть чемодан, от души поматериться, вспоминая всех подряд со времен самого Мерлина, взять книги по прорицанию и нумерологии – восемь минут;
4) Бежать сломя голову до соседнего с кабинетом прорицания кабинетом коридора – две минуты;
5) Отдышаться, спокойно зайти и приготовиться к уроку – две минуты.
Уложилась.

— … обратимся к хрустальному шару, — донеслись до меня отголоски фразы профессора.
— Элизабет, — Рем больно толкнул в спину.
— Чего тебе? – отвечаю, невольно вздрогнув и резко повернувшись к нему.
— Ты опять в прострации? Слушай профессора!
— Да слушаю я, слушаю…
Хотя чего его слушать? Несет всякую чушь. И зачем я вообще пошла на прорицания? Ах, да… Дамблдор на втором курсе посоветовал.
— Отключите сознание, обратитесь к внутреннему голосу… — продолжал туманно вещать профессор.
— Боюсь, никакой внутренний голос не поможет при отключенном сознании, — послышался сзади насмешливый шепот Блэка.
Хрустальный шар на моем столе был подернут белой дымкой и я никак не могла понять – это у всех так или просто у меня глюки? Давай, стекляшка обкуренная, покажи свои тайны! Я даже постучала по ней волшебной палочкой, как будто это что-то изменит. Не знаю, то ли правда палка помогла, то ли что-либо другое, но дым исчез, а в шаре показалось чье-то лицо… Олливандер?
Быстро закрываю его руками – вдруг кто увидит? — подтаскиваю шар поближе к себе и чуть-чуть трясу. Только лицо – никаких изменений. Я не поняла, ты давай мне будущее показывай, далекое! А не рожу того, к кому я собралась наведаться в ближайшее время. Или тебя посильней встряхнуть?
Вдруг вместо Олливандера нарисовалась какая-то женщина. Я ее не знаю, но она мне явно кого-то напоминает…
— Аааа! У меня грим! – заорал Сириус на весь класс, отвлекая меня от образа девушки.
Увидев в его шаре большую черную собаку, прошептала:
— Придурок, это же ты.
— Все равно страшно, — шепчет мне в ответ.
Спорить нет смысла, тем более, что лицо в моем шаре важней, поэтому лишь слегка покачав головой я повернулась обратно.
Но, конечно же, никакого образа уже не было. Кто бы сомневался?
Под звон школьного колокола, объявлявшего конец урока, хрустальный шар снова заволокло былой дымкой.

Бегу в гостиную, лучше в комнату старост. Надо подумать.
Итак, вчера вечером меня снова вызывал Дамблдор. Чего хотел? Все тоже – спрашивал про Запретный лес. Там я и узнала, что это Флоренц на меня настучал…
Но на мое счастье, директор, когда наконец выгнал меня из кабинета, был не осторожен и, даже не убедившись, ушла ли я, вызвал кого-то через камин.
Плевать кто это был. Важно то, что я услышала – они хотят показать мою палочку Олливандеру.
И как это, интересно, они собираются у меня ее забрать? Или наш любимый директор полагает, что я сама ее отдам? Черт…
Одно ясно точно – надо сходить к Олливандеру. Срочно. Завтра.

Недостатки анимагии. Глава 9. Часть 2


— Ты мне объяснишь, что это было?
Ремус в который раз пытался достучаться до Лизы. Он молчал пока они шли до Больничного крыла, терпел все причитания Помфри, когда целительница, спрятавшись за ширмой, обрабатывала раны гриффиндорки (на спине нашлась еще пара порезов) и вот теперь, когда ширму убрали, и его взгляду открылась укрытая одеялом Элизабет, Рем стал докапываться до сути произошедшего.
— Не притворяйся спящей!
Так как ему также был прописан постельный режим, Люпин достал откуда-то пергамент и, отрывая от него куски и скатывая в комочек, стал кидаться ими в сестру с соседней кровати. Она лежала на животе, впечатавшись щекой в подушку. Все, что мог видеть Лунатик, так это копну светло-каштановых волос, а также левую руку, свисавшую с кровати и не прикрытую одеялом, на запястье которой притягивал взгляд черный кожаный браслет с металлическими вставками.
— Когда ты уже снимешь этот браслет? Смотрится ужасно, – брат не оставлял попытки привлечь внимание к своей персоне. – Лиззи!
— Рмус отстнь… — промямлила Лиза, не желая отрывать голову от подушки.
— Элизабет я же знаю, что ты не спишь.
Люпин тихо выругалась, тяжело вздохнула, привстала, опираясь на локти, и повернула голову к брату, тряхнув волосами. Множество бумажных комочков тут же посыпалось на пол.
— Чего ты хочешь? – сонным голосом сказала она, сделав акцент на слове «ты». Глаза по-прежнему были опухшие, но теперь еще и заспанные, на левой щеке помимо пореза появились красные отпечатки от подушки.
— Ой, ты и правда спишь? – Ремус перекатился на бок, также опираясь на локоть, и виновато смотрел на нее.
— Уже нет. Твоими стараниями, — добавила она, подавив зевок. – Ну? Чего надо-то?
— Объясни мне. – Элизабет продолжала пялиться на него, ничего не выражающим взглядом. – Нечего так на меня смотреть, ты прекрасно понимаешь, о чем я.
Сестра подняла одну бровь.
— Лиза, черт возьми, — Ремус, разозлившись, сел в кровати, и одеяло сползло до пояса, обнажив свежие раны на груди.
Взгляд Элизабет сменился на встревоженный, и она тоже попыталась сесть, но еще не зарубцевавшийся порез на бедре заставил ее зашипеть от боли и выпрямиться, снова ложась на живот.
— Рем, — шепотом начала она, когда собственная боль поутихла, — я думала, когда ты гуляешь, а не сидишь один в Визжащей хижине, то ты не… — голос сорвался, и она не смогла закончить.
— Лиз, я же оборотень, — хоть в Больничном крыле кроме них и Помфри, сидевшей в своем кабинете, никого не было, Ремус тоже отвечал тихо. — Я ведь совсем невменяемый при полной луне. Это пустяки, не обращай внимания.
— Пустяки? Вот это пустяки, — сказала Люпин, поворачиваясь к нему левой щекой, — на спине у меня пустяки и на бедре тоже!
— Да? Я заметил! Выкладывай, откуда у тебя все эти раны? – допытывался брат. Внезапно его лицо озарила догадка, и он, не веря сам себе, спросил: — Неужели это Сириус?
— Лунатик, неужели похоже, что это мог сделать Сириус? – Лиза посмотрела на него так, словно он сказал самую большую в мире тупость.
— Эмм…Джеймс?
Лиза окинула его еще одним скептическим взглядом.
— Ну, а кто тогда?
— Ладно, только обещай не волноваться.
— Лиз, ты меня пугаешь.
— Рем, ну все уже кончилось, чего бояться? Я отделалась всего лишь легкими порезами.
— Значит, могло быть и хуже? Элизабет, куда ты вляпалась?
— Почему сразу вляпалась? Подумаешь, наткнулась на стайку кентавров…
— Кентавров?!
— Не кричи, услышат! – шикнула на него сестра.
Он соскочил с кровати, свалив на пол одеяло, и стал расхаживать взад-вперед, вцепившись руками в волосы.
— Кентавры… Да ты в своем уме? Где ты их нашла? Как можно вот так просто «наткнуться» на кентавров?!
— Рем, ты, конечно, извини, — прервала Элизабет воспитательную браваду Лунатика, — но я сейчас немного не в том настроении, чтобы разглядывать своего брата в одних трусах.
Люпин еле заметно покраснел, залез обратно в кровать, подняв одеяло, но возмущаться не перестал.
— Кентавры… Кентавры! – не веря своим ушам, причитал он.
— Ремус, успокойся, я же сказала – все уже хорошо.
— Почему ты не сказала Дамблдору правду?
— Я сказала. Он спросил, что я делала в Запретном лесу, я ответила, что спала…
— Смешно, — вставил Ремус, пока сестра зевала.
— Вообще-то, когда меня нашел Хагрид, я действительно спала, — пробормотала Лиза, сверкнув глазами.
— Я знал, что не надо было вам идти… — простонал Лунатик, откидываясь на спину и смотря в потолок.
— Ничего подобного. Я тебе больше скажу – в следующий раз пойдем снова. Я ведь так и не погуляла с братцем, — усмехнулась она.
— Черта с два…
— Не спорь, пожалуйста.
Внезапно из-под подушки Элизабет раздался какой-то шум. Она мгновенно сунула под нее руку и вытащила сквозное зеркало, в котором Снейп просто разрывался от нетерпения
— Хэй, чего орешь? – вместо приветствия сказала Лиза.
— Ты где? Почему тебя не было на уроках? Лили сказала, что ты в больничном крыле! Куда ты опять вляпалась? Это как-то связано со вчерашним полнолунием? Ха, конечно, связано!
— Ну вот, сам спросил – сам ответил, — проговорила она после тирады слизеринца. – Ужин кончится – можешь меня навестить. А пока, если это все, что ты хотел сказать, то дай отдохнуть. Я не хочу слушать, как ты орешь на меня.
— Лиз, — голос Снейпа стал более спокойным и даже виноватым, — можно я сейчас приду? Буду держать себя в руках, обещаю! Я волнуюсь.
— Помфри на фейс-контроле, — посчитала нужным предупредить гриффиндорка.
— Уже бегу, — бросил он напоследок, и зеркало заволокло серебристой дымкой.
Северус пришел через десять минут. Кивнув Ремусу в знак приветствия, он присел на стул справа от кровати Элизабет.
— Ты как?
Лиза снова лежала, уткнувшись лицом в подушку, и от этого произнесенные ею слова были не столько неразборчивы, сколько еле слышны.
— Подними голову и скажи, — попросил Снейп.
Она повернулась на бок и посмотрела на друга.
— Как видишь – еще жива, к несчастью.
Северус ничего не ответил, лишь протянул руку и осторожно кончиками пальцев коснулся царапины на щеке.
— Пустяки, не обращай внимания.
Ремус фыркнул, за что Элизабет смерила его злобным взглядом.
Тут же в Больничное крыло толпой в четыре человека ввалились гриффиндорцы.
— Мерлин, и как вас Помфри пустила, — пробормотала Люпин.
— Ты где была? – с порога завопила Лили.
«Будешь орать – тебя выгонят», хотела ответить Лиза, но расплывшаяся на лице Северуса ухмылка отвлекла ее. Проследив за его взглядом, она увидела Блэка, который стоял, словно в ступоре, и смотрел на ее лицо. Рука слизеринца все еще находилась на щеке Лизы и тот, видя реакцию Сириуса, стал нарочито медленно поглаживать царапину.
— Ну что за детский сад?! – шепнула Элизабет Снейпу, сбивая его руку.
— Отвечай, — Лили уже сидела на краю ее кровати и, чтобы привлечь к себе внимание с силой толкнула ногу подруги.
Ногу мгновенно пронзила острая боль и Элизабет зарычала, снова перекатившись на живот и уткнувшись в подушку.
— Лили! Мы вообще-то в Больничном крыле и, наверное, я не просто так здесь валяюсь?! – задала она риторический вопрос.
— Прости…
— Всё, вы меня достали! Все вопросы к Лунатику, а я сплю! – заявила Лиза, плотнее зарываясь в одеяло и для пущей убедительности пряча голову под подушку. – А ты, — она на секунду высунула голову, обратившись к Бродяге… — иди и извинись перед девушкой! — … и спрятала обратно.
Никто не сомневался в том, о ком именно говорила Люпин – все то время на завтраке, которое Сириус был в Большом зале, Эмили Вонг не сводила с него глаз, но друзья (кроме Блэка, который чуть видно напрягся) никак не отреагировали.
Во время тихого рассказа Лунатика о том, где была Элизабет ночью, последняя усиленно делал вид, что спит. Не шевелилась, когда Северус нашел под одеялом ее руку и переплел пальцы со своими. Не реагировала и на возмущенные вопли Лили. Но когда Блэк выпалил «Ты в своем уме? Со мной драк не хватило, ты к кентаврам полезла?!», Лиза сдержаться не смогла и сделала то, что никогда раньше себе не позволяла. Вытащила свободную руку из-под одеяла и показала ему средний палец. В Больничном крыле воцарилось долгожданное молчание – от удивления никто не мог проронить ни слова. Первым дар речи обрел Снейп:
— Я думаю, Бет хотела сказать, что нам пора идти, — сказал он, резко подскакивая и поднимая остальных. – Больным нужны тишина и покой.
Проходя мимо кровати Лунатика, Северус схватил стоящего рядом и находившегося в ступоре Блэка за плечо и выволок за дверь.
— Лиззи, с каждым днем ты удивляешь меня все больше и больше… — вздохнул Ремус.
— Это плохо или хорошо? — Элизабет с улыбкой посмотрела на брата.
— Вот как узнаю – сразу сообщу.

***
Поспать Лизе так и не удалось. После того как ушли нарушители ее спокойствия, прибежала Помфри, чтобы снова намазать гриффиндорку разными мазями, а также напоить Ремуса кучей микстур. Следом за целительницей навестить Элизабет прибежал Роберт, а затем и все игроки сборной Гриффиндора (кроме капитана и одного загонщика, конечно, которые посчитали, что после столь теплого прощания вряд ли Лиза захочет видеть их так скоро).
После ужина Лунатика выписали, и он вместе с самой Элизабет долго уговаривал Помфри выписать и ее тоже. В конце концов, уговоры типа «да у меня уже ничего не болит!» и «она будет заходить к вам для того, чтобы обработать раны, три раза в день, я обещаю!» помогли и Лиза, все еще немного прихрамывая, но все равно довольная, держа за руку своего брата, шла в гостиную Гриффиндора.
Но даже в Башне, на родной кровати, спрятавшись за алым балдахином, она не могла уснуть. Рой собственных мыслей, воспоминания о прошедшей ночи били ключом, не давали окунуться в сладостные объятия Морфея. Последствия ночной прогулки могут быть плачевны. Совершенно не понятно, чем все это обернется.
Конечно, Лиза сказала Лунатику, что волноваться больше не о чем, но…
Там в лесу, когда она увидела кентавров, один из них, самый большой и, вероятно, главный, обвинял другого (он назвал его Флоренцом) в общении с людьми. И конкретно в дружбе с Дамблдором…
Теперь этот Флоренц обязательно все расскажет директору. Расскажет, как все кентавры удивились, увидев пантеру в Запретном лесу. Дамблдор, конечно, может и не догадаться, но если сопоставить некоторые факты… К тому же кто знает, что у него на уме? Он всегда знал слишком много. Ведь были же какие-то причины, чтобы отправить Лизу к приемным родителям. И вообще, действительно ли случаен выбор опекунов?
О, нет, Элизабет… Ты перегибаешь палку! Ну причем тут тетя Пэт и дядя Том? Ты же сама видела, в каком шоке они были, когда в гости нагрянула МакГонагалл. Не такие уж они и хорошие актеры, чтобы ТАК притворяться.
Но оборотное зелье ведь никто не отменял.

Ты бредишь? Знаешь, это действительно попахивает паранойей.
Девушка откинула одеяло и, убрав балдахин, подошла к окну. Лунный свет оставлял ровную прямоугольную дорожку на полу их спальни. На соседних кроватях тихо посапывали ее соседки, Лили снова уснула с книжкой на груди. Стянув с кровати покрывало, которое Лиза по привычке скомкала и оставила лежать в ногах, и, постелив его на подоконник, Элизабет забралась на него с ногами и уставилась в окно. Невероятно тихая ночь толкала к размышлениям.
Дамблдор ведь что-то знает о ней. Может быть даже больше, она чем подозревает. Это надо узнать любой ценой. Незнание подставляет под удар. Нельзя становиться пешкой в руках этого шахматиста.
Что же ты скрываешь от меня, Дамблдор?
— Я не могу знать, что это, Альбус, — прошептала Элизабет, глядя на верхушки деревьев Запретного леса, — но я выясню. Более того – ты сам мне все расскажешь.

Недостатки анимагии. Глава 9. Часть 1


Поиски не увенчались успехом. Через несколько часов пес, тигрица и олень встретились в чаще леса, недалеко от хижины Хагрида. Перевоплотившись в людей, все трое, тяжело дыша, смотрели друг на друга обреченным взглядом. Множество не озвученных вопросов повисли в воздухе, а сказать вслух означало признать, что у них, как бы гриффиндорцы не старались, ничего не получилось.
Что делать дальше? Продолжать искать самим? Бесполезно. Идти к МакГонагалл? А как объяснить ей то, что Лиза потерялась в Запретном лесу? К тому же ночью? И как при этом скрыть, что все они – Джеймс, Сириус, Питер, Лили и Элизабет – анимаги? А Лунатик? Как быть с ним? Ведь это его сестра… ведь они ее потеряли! Как рассказать, что она просто не вернулась в замок? Что друзья не знают, что могло произойти?
Они понимали одно – просто сидеть и ждать – бессмысленно. Лили, Сириус и Джеймс молча вышли на опушку леса.
— Ох, вот вы где! – Хагрид спешил из замка к своему домику. – Чой-то вы тут делаете? Вас уж везде обыскалися! Бегите скорей в замок, к директору в кабинет, там у входа вас будет ждать профессор МакГонагалл!
Троица переглянулась.
— Ну чо стоите-то? Бегите-бегите скорей! – снова пробасил Хагрид. – Профессор сегодня не в духе, – хохотнул он, — не советую злить ее еще больше.
Гриффиндорцы поторопились в замок.
— Как вы думаете, она уже все знает? Или вызвала только потому, что прогуливаем? – спросил Джеймс, когда они поднимались по лестнице.
— Сколько раз после того, как ты прогулял уроки, тебя вызывали к директору, Поттер? – Лили бросила на него недовольный взгляд.
— Слушай, Эванс, — вмешался Сириус, не дав другу ответить, — мы не так часто прогуливали уроки, как ты думаешь. Вообще-то мы с тобой учимся в одном классе, и если ты не заметила – сегодня был первый раз.
— Да что ты говоришь, Блэк! – ядовитым голосом произнесла Лили. – Конечно, вы же просто ангелы во плоти.
— Ты чего взъелась?..
— Заткнитесь оба! – шикнул на них Джеймс. – Достали уже, честное слово. Чем перепираться, лучше бы подумали, зачем нас вызывают.
У кабинета директора их никто не ждал, а на входе как обычно стояла каменная горгулья.
— Ну и где все? – Сириус нетерпеливо пинал ногой стену.
— Не обязательно именно так выражать свое нетерпение, мистер Блэк, — профессор МакГонагалл появилась словно из ниоткуда, ведя за собой Ремуса.
— Рем? А его-то зачем надо было из Больничного крыла вытаскивать? – спросил Джеймс, обращаясь к своему декану.
— Всему свое время мистер Поттер, скоро все узнаете. – Она повернулась к горгулье: — Лимонный щербет!
Статуя зашевелилась и отскочила, открывая проход. Поднявшись по винтовой лестнице, они вошли в кабинет.
— Директор, я привела их, — сказала МакГонагалл, подходя к столу.
— О, спасибо, Минерва, — Дамблдор приветливо блеснул глазами за очками-половинками. — Прошу, проходите, присаживайтесь.
Он взмахнул своей палочкой и наколдовал пять бархатных красно-золотых кресел перед столом для учеников и одно рядом со своим для профессора МакГонагалл.
— А мы еще кого-то ждем? – осторожно спросила Лили, смотря на последнее остававшееся пустым кресло.
— Думаю, вы и сами должны догадаться, мисс Эванс, — директор внимательно посмотрел на нее, отчего девушка чуть видно поежилась, и затем обратился уже ко всем присутствующим: — Лимонную дольку?
Мародеры и Лили отрицательно покачали головой. Внезапно с лестницы за дверью кабинета послышался шум и чьи-то недовольные возгласы.
— Хэй, отпусти! Я и сама могу… Ай! Ах ты, маленький…! Ой! Черт…
Дверь распахнулась, и на пороге появился домовой эльф, который тянул за руку Элизабет, из-за чего последняя шла в полусогнутом состоянии.
— Лиза! – Лили, Сириус и Джеймс подскочили как ошпаренные, но в ту же минуту сели под удивленными взглядами профессоров.
— Ну все, пришли, отпусти уже меня! – Лиза попыталась вырвать руку из мертвой хватки эльфа. – Отпусти, кому говорят!
— Профессор Дамблдор, сэр, вы велели проследить! Тинки сделал, сэр, сделал, как вы велели!..
— Да, да, целых полчаса пока я ела, заглядывал мне в рот! – возмущалась Элизабет.
— Спасибо, Тинки. Можешь уже отпустить мисс Люпин, не думаю, что она куда-то убежит, — мягко сказал директор. – Ты можешь идти.
— А то если бы его не было, — Лиза кивком указала на эльфа, который тут же со щелчком испарился, — я убежала бы! Как будто мне есть куда бежать, тем более в таком виде.
Вид у девушки действительно был отменный: вчерашняя одежда помята и вся в пятнах от земли и травы, левый рукав тонкой водолазки порван и пропитан кровью, в крови также был и кончик форменного галстука. Мантию гриффиндорка держала в руках сложенную, но даже это не скрывало то, что и она не в лучшем состоянии. Волосы Лизы растрепаны, и в них запутались листья и маленькие веточки деревьев; на щеке легкий порез, глаза опухли и покраснели.
— Присаживайтесь, мисс Люпин, — директор указал на свободное кресло.
Элизабет плюхнулась в него, съехав в самый низ и небрежно раскинув ноги, всем своим видом показывая, что ей хотелось бы сейчас находиться совсем в другом месте, например, в ванной.
— Я смотрю, все уже в сборе, — произнесла она, оглядев кабинет. – Ну, так что же такого вы хотели узнать, профессор Дамблдор, что это не могло даже подождать, пока я приведу себя в порядок?
— Для начала сядьте, как подобает приличной девушке, — строго сказала МакГонагалл.
— А если я не могу, профессор? – с вызовом ответила Люпин.
— Что значит, не можете?
— А то и значит, — сказала Лиза, поднимаясь и выворачивая левую ногу так, чтобы всем присутствующим был виден глубокий порез на бедре, из которого до сих пор сочилась кровь. – Теперь вам без разницы, как я сижу? Или мне лучше постоять?
МакГонагалл не нашлась, что ответить. Элизабет снова села так, чтобы рана не задевала кресло, и посмотрела на директора.
— Итак, — начал он, — мисс Люпин, вы не хотите рассказать нам, что вы делали в Запретном лесу?
— Не хочу.
— И все же я настаиваю.
— Спала.
Профессор Дамблдор поднял бровь в немом вопросе. Элизабет закатила глаза:
— Что вы хотите от меня услышать? Да, я нарушила правила – пошла в Запретный лес. Ну вот захотела – и пошла! Прогуляться мне больше негде было.
— Мисс Люпин, — не выдержала МакГонагалл, — вы слишком много себе позволяете! То, что мы перестали обращать внимания на то, как вы одеваетесь, еще не дает вам права нарушать остальные школьные правила!
— О, профессор, вы хотите поговорить о моей одежде? – парировала Лиза. – Да вы нашу форму носили? Я терпеть не могу все эти шерстяные юбки и свитера! Хватило с меня первого курса – больше вы меня одеть ЭТО не заставите! Тем более я уже не староста и не «подаю своим видом дурной пример», — скопировала она своего декана.
— Боюсь, прогулки по Запретному лесу и неприятие вами школьной формы – проступки разной степени тяжести, — директор продолжал успокаивающим тоном, будто говорил с ребенком. – И мы просто не можем закрыть на это глаза.
— А я что, прошу закрыть на это глаза? Нет. Давайте, снимайте баллы, отдайте меня на растерзание Филчу или отправьте к Слизнорту мыть подземелья.
— Пожалуйста, мисс Люпин, расскажите нам, зачем вы ходили в лес, и мы не будем поднимать вопрос о вашем отчислении, — увещевал Дамблдор.
— Отчислении? Отлично! Я всегда знала, что я маггла и здесь мне не место, — не сдавалась Элизабет.
— Так вы не хотите нам объяснить?
Лиза подалась вперед, отражая атаку Дамблдора:
— А вы не хотите мне объяснить, почему я столько лет при живых родителях жила у опекунов?
Лиза знала, как заткнуть директора. Собственно, поэтому ей было дозволено чуть больше, чем любому обычному ученику в Хогвартсе. Стоило задать главный вопрос, как он начинал нервно ерзать в своем кресле и прекращал заваливать вопросами ее. Обычно именно так заканчивалось каждое посещение Лизы этого кабинета. Она это ненавидела. Ненавидела то, что у нее к Даблдору всего один-единственный вопрос, а этот седовласый интриган именно его и боится. Боится, как Питер МакГонагалл в ее анимагической форме.
Вот и сейчас глаза за очками-половинками секунду назад пристально следившие на гриффиндоркой забегали по комнате, ладони вцепились в подлокотники кресла, директор заерзал, борода чуть заметно колыхалась от частого и прерывистого дыхания. В одно мгновение Дамблдор из мудрого и властного директора Хогвартса превратился в жалкого и никчемного старика. И вновь эта победа Лизы, тесно граничившая с поражением, не принесла никакого удовлетворения.
— Что ж, — продолжила она, остыв, — если это все, что вы хотели спросить, к чему было вызывать всю компанию? Тем более вытаскивать Ремуса из Больничного крыла.
— К ним у нас тоже есть вопросы, — Дамблдор быстро взял себя в руки.
— Да, — заговорила МакГонагалл, обращаясь к Лили, Джеймсу и Сириусу, — почему вас не было на занятиях? Очень умно было попросить вашего друга сказать, что вас унес ураган, мистер Поттер.
Джеймс пристыжено опустил голову и почесал переносицу, приподняв дужки очков, а Элизабет прыснула от смеха.
— Поттер, ты что серьезно попросил Пита сказать, что вас унес ураган? – проговорила она, продолжая смеяться. – Тоже мне Волшебник из страны Оз. Хотя Лили очень смахивает на Элли, а Блэк на Тотошку. Как будто ты не знаешь, что Петтигрю настолько туп, что скажет дословно то, о чем его попросили.
— Шикарное сравнение, Лиз, — неудивительно, что шутку поняла только Лили, она тоже не смогла сдержать смех. – Сириус – Тотошка!
— Мисс Эванс, это вы обсудите потом, ответьте, почему вы не были на сегодняшних занятиях?
— Искали Лизу, — без обиняков заявила Лили, успокоившись.
— Почему же вы не рассказали мне о том, что она пропала? Как староста вы обязаны докладывать о любом происшествии.
— Потому что думали, что сами найдем.
— Думали? Вы понимаете, к чему могло привести ваше молчание?
— Да, мы все-все понимаем, — ответила Элизабет вместо подруги. – Профессор МакГонагалл, я нашлась – инцидент исчерпан. Пока вы готовите приказ о моем отчислении…
— Мы вас не отчислим, мисс Люпин, — заверил Дамблдор.
— …ну, или придумываете мне наказание, можно нас отпустить? Мадам Помфри и так будет ругать за то, что я не пришла сразу.
— Да, конечно, вы все можете идти.
— Отлично.
Элизабет с радостью подскочила и, проходя мимо жердочки, на которой сидел феникс, по привычке бросила:
— Пока, Фоукс.
— Альбус, — начала МакГонагалл, когда компания скрылась за дубовой дверью, и они услышали, как горгулья открывает проход, — это нельзя так оставлять.
— А что мы можем, Минерва? – директор поднялся и подошел к фениксу. – Вспомните, что ее ждет; вы считаете, что не стоит быть мягкими с ней сейчас?
— Но ведь она сама виновата.
Фоукс, спокойно чистивший свои перышки, внезапно резко взмахнул крыльями, обратив свой взгляд на МакГонагалл.
— Ну что вы, Минерва, вы же знаете, мисс Люпин не причем. Виновата Гелиодора. Кстати, вы последнее время не обращали внимания на волшебную палочку мисс Люпин?
— Нет… О! Вы что… вы думаете, она уже превратилась?
— А вы много видели пантер в Запретном лесу?

Недостатки анимагии. Глава 8. Часть 2


Утро в Большом зале было на редкость шумным. Будто все ученики, назло пятерым гриффиндорцам выспались.
Когда Мародеры (без Лунатика – он по обыкновению находился в Больничном крыле) подошли к своему столу, за ним уже сидела Лили.
— Привет, — сказал Джеймс, присаживаясь рядом. – Как себя чувствуешь? Выглядишь не очень…
Лили не ответила, лишь кивнула в знак приветствия и неопределенно махнула рукой.
— А как Элизабет?.. – осторожно спросил севший напротив Сириус. – На завтрак она не придет?
Лили снова промолчала. Рука непроизвольно сжала вилку, глаза закрылись, губы превратились в тонкую линию. Но даже опущенная голова и упавшие вперед волосы не скрыли этого от Мародеров.
— Хэй, Эванс, что случилось?
(далее…)

1 с 3123