Гарри Поттер и наследники. Эпилог


Два молодых волка, выбежав на лесную поляну недалеко от дома Мастера Зелий, остановились, будто ожидая кого-то. Было уже холодно. Снег покрыл весь лес. Походив по поляне, один из хищников запрыгнул на поваленный ствол дерева и превратился в человека.

— Где он там застрял? – поглядывая в сторону дома, возмущался Конор, поднимая ворот теплой куртки и растирая подмерзшие уши. – Между прочим, на дворе не май месяц.

— Наверное, опять ворует печенье, — возле брата стоял Гарри, дыша себе на ладони и пытаясь согреться.

В кустах послышалась возня и треск веток. На поляну, весь в снегу, выбежал енот-полоскун с небольшой холщовой сумкой в зубах. Перевоплотившись, Даниэль Гриффиндор замахнулся своим скарбом на друзей.

— Из-за вас меня чуть не линчевали эльфы. Еле удрал. Гарри, вот зачем ты своим задом опрокинул табурет? Между прочим, на нем главный эльф стоял. И все эти ваши домашние слуги подумали, что это я сделал. Конечно, енота, ворующего пирожки с повидлом, каждый может обидеть. А я ведь для вас старался, пока до Мыса доберемся, жрать захотите.

Мальчишка протянул сумку, из которой доносился приятный аромат печеных пирожков с повидлом. Конор и Гарри тут же схватили по пирожку.

— То-то же, без меня пропадете, — жуя добычу, пробормотал Гриффиндор. – Кто же вам еще встречу с вашими девчонками организует? Гермиона и Ферула ждут вас в «Золотом осьминоге».

— А как же ты? Ведь Мэган с Крамом друг от друга не отходят, — спросил Конор.

— А что я? Как и всю жизнь, буду молча страдать, — пожал плечами наследник Годрика.

— Молча? – засмеялся Гарри.

— Выхухоль, ты давно не получал снежком в ухо? Как только капитан убрал с твоего когда-то знаменитого лба шрам и привел в порядок твои глаза, ты с каждым днем приобретаешь характер своего ехидного брата. — Метнув комок снега в смеющегося друга, заявил Даниэль. – Я тут опять без девчонки остался, а ты ржешь.

— Ладно, — отряхиваясь от снега, улыбался Гарри. – Мы с Конором решили тебя познакомить с другой девушкой. Она как раз тебя дожидается в баре.

— Так чего же мы тут стоим?! — выхватив пирожок из рук Конора, тут же заторопился Гриффиндор.– Хватит жрать, пора оторваться по полной в «Золотом осьминоге», пока ваш папаша не заметил вашего отсутствия в библиотеке.

— У нас есть время до ужина. Отец в лаборатории до вечера провозится, — шагая по тропинке, сказал Гарри.

— Надо успеть до вечера – это точно, — кивнул головой Конор. – На ужин должны приехать дед со своей новой женой.

— Не с новой женой, а моей и твоей, и нашей бабушкой, — толкнул друга Даниэль.

— Вот я и говорю, надо поторопиться. Предлагаю аппарировать, — сказал Конор.

— Не боишься за свою новую рубашку? – улыбнулся Даниэль, вставая ближе к друзьям.

— Только попробуй ее испачкать, Королек, — произнес друг, перед тем как перенестись в пространстве.

* * *
Северус стоял на пороге библиотеки, глядя на нетронутые стопки книг на столах его сыновей и валяющиеся чистые свитки пергамента. Мальчишек не было.

— Ну, попадитесь мне только, — прошипел зельевар. – Выдеру обоих, да и Гриффиндора в придачу. После Рождества в Хогвартс надо ехать, учиться, а они вместо подготовки решили развлечение себе устроить. Ну, ничего, только пусть вернутся домой. Получат по полной… пятнадцатилетние взрослые.

КОНЕЦ.

Гарри Поттер и наследники. Глава 21. Старые тайны, как старые раны. Часть 4


— Ты плохо справился со вторым заданием, Слизерин, — возвышаясь над Конором, лежащим на полу после нескольких минут боя, прошипел Волдеморт. — А ведь ты согласно пророчеству должен был меня убить.

Монстр ходил вокруг мальчика.

— Но в целом ты — плохой воин, — сделал вывод Том. – Видимо, ты плохо занимался. Нехорошо так поступать. Ты же надежда всего магического мира. Да, Конор, именно ты. Гарри был лишь маленькой пешкой в войне. Его оставили как подсадную утку для меня. Хотели обмануть. Твой дед таким образом определил судьбу своим внукам. Но, как видишь, все тайное когда-то становится явным.

— Внукам? – усмехнулся мальчик, вставая. – К вашему сведению, у Слизерина только один внук. И он перед вами.

— Еще совсем наивный ребенок, правда, Снейп? – Лорд повернулся в сторону зельевара, который находился возле Гарри. – У Слизерина ведь два внука?

Северус недоуменно посмотрел на черного мага.

— О, нет! — хохот Волдеморта разносился эхом по залу. – Неужели старик и тебя обвел вокруг пальца? Ты, самый приближенный к капитану «Летучего Голландца», не знаешь всей правды?

Конор посмотрел на отца, ожидая ответа.

— Он не знает всей правды, — прозвучал властный и грубый голос в дверях зала.

Волдеморт вздрогнул и посмотрел в сторону говорившего. Энгус Слизерин вошел в зал и встал напротив Риддла.

— Он не знает всей правды, — повторил пират, отталкивая внука к его отцу. – И не должен был ее знать, пока с тобой не будет покончено.

— Покончено со мной? Энгус, неужели тебе хочется убить десять лет, отданных моему обучению? Все, чему ты меня учил, превратится в прах,- заметно побледнев, произнес маг.

— Ты был хорошим учеником. Лучшим из всех, — капитан стал ходить вокруг Водеморта, нарезая круги, словно акула вокруг наметившейся жертвы. – Десять лет я обучал тебя всему, что знал сам. Думал, что будешь моим первым помощником, можно сказать, сыном. Но ты решил действовать самостоятельно. Идея власти над всеми поглотила тебя полностью. Понаделал кучу крестражей и думал жить вечно.

— Ты тоже не похож на ангела, Слизерин, — прошипел бывший ученик. – Ради исполнения пророчества ты даже свою семью не пожалел.

Повернувшись к Снейпу и ребятам, Волдеморт ухмыльнулся.

— Может, расскажешь, зачем ты отправил к маглам свою внучку? Да, Гермиона, ты родная внучка этой старой медузы.

— Заткнись, Том! – крикнул в ярости Слизерин. – Она мне не внучка! Ее мать родила ее не от моего сына, а от Сириуса Блэка. Гарольд не мог иметь детей. А тут рождается ребенок. Что, ты думаешь, я должен был предположить?

— Поэтому ты решил убить сына и сноху, послав гоблинов и предварительно велев снять всю охрану с замка. И об этом узнал недавно сам Блэк. Чего же он потребовал, что так быстро поплатился жизнью? И еще интересно было бы узнать, почему только через полгода после рождения девчонки ты уничтожил замок своего сына вместе с его хозяевами?

— Они бы не погибли, если бы не подозрения в подмене ребенка, — сжимая кулаки, злился капитан.

— Вот этого я, честно, не знал, — пожал плечами Риддл. – Хотя не совсем ясно, зачем выкидывать к маглам девчонку, чтобы забрать одного из сыновей у поттеровской жены?

— Потому что они — мои настоящие внуки, — указав на Конора и Гарри, старый пират обратился к Снейпу. – Да, Северус, Лили родила двойню. Двоих мальчиков. Твоих мальчиков, Северус. Было необходимо, чтобы ты до этого момента не знал об этом. Заклинание забвения, подкрепленное черной магией, надежный обет молчания. После этого Лили и ее муж были убеждены, что у них родился только Гарри. Так совпало, что и Лили, и моя сноха начали рожать в одно и то же время. Тогда-то я и забрал своего перворожденного внука и обменял с Гермионой.

— Но я родилась на несколько месяцев раньше Гарри. И к тому же, как Вы могли поменять нас? Разве моя мать не знала, что родила девочку? – вдруг задала вопрос молчавшая до этого Гермиона, сидевшая возле пришедшего в себя Гарри.

Девушка встала и подошла ближе к зельевару.

— Конечно, нет, — послышался мягкий, но в тоже время с какой-то внутренней сталью женский голос. – Ведь это я принимала роды у нее.

Высокая статная дама в шикарном старомодном платье подошла к Слизерину, учтиво ей поклонившемуся.

— Видимо, решили все прибыть? Какая честь для меня, миссис Гриффиндор, — поморщился Волдеморт, отходя на шаг от магов.

Гарри и Гермиона с удивлением смотрели на бабушку Даниэля. Даже в свои годы она была стройна и изящна. Черные, как смоль, волосы были забраны в красивую прическу. Морщин на лице почти не было видно. Чувствовалось, что эта дама следит за своей внешностью.

— Поэтому жена Гарольда получила на руки именно новорожденного сына, а не дочь. Я убедила Энгуса, что будет лучше не забирать у тебя жизнь, а передать в какую-нибудь бездетную магловскую семью. А так как ты родилась достаточно крупной девочкой, плюс еще немного магии, и те маглы поверили записке с датой рождения и именем, которую я оставила при тебе.

— Но как же Конор и Гарри? Как они могут быть Вашими внуками? Ведь, по Вашим словам, я — отец этих мальчиков? – почти просипел от волнения Северус, глядя на Слизерина.

— Они мои внуки, потому что ты — мой родной сын, — заявил Энгус.

От такого заявления зельевар, сглотнув, пошатнулся и прислонился к колонне, возле которой стоял.

— Я знал, что я — приемный сын в семействе Снейпов, но чтобы Ваш сын… Это просто невероятно. Только не говорите, что моя мать — это какая-нибудь миссис Рейвенкло, — не веря тому, что услышал, произнес Северус.

— Твоя мать, Северус, стоит рядом, — строго сказал капитан.

Теперь Конор понял, в кого его отец обладает таким нравом.

— Да, мальчик, ради твоего же блага нам пришлось отдать тебя на воспитание Снейпам. И у Энгуса, и у меня были семьи. Ни я, ни он не могли оставить ребенка, рожденного вне брака, у себя. К тому же чета Снейпов была многим обязана Энгусу, поэтому они хранили тайну до своей смерти, — миссис Гриффиндор впервые в жизни подошла к своему сыну и, проведя рукой по щеке, убрала мешавшие черные, как у нее самой, волосы.

— Мило, — скривился Волдеморт, которому были противны любые проявления ласки и любви. – Прямо воссоединение семейки.

— Заткнись, Риддл! – велел капитан. – Лучше поведай нам, что ты наговорил Джеймсу Поттеру, что он убил жену и пытался убить Гарри?

— Поттер убил Лили? – вскрикнул Снейп.

— Между прочим, я лишь сказал правду этому заносчивому типу. Как-то не особо справедливо, когда мужчина воспитывает чужого ребенка. Кто же мог подумать, что Поттер примет все так близко к сердцу? — усмехнулся Риддл, отходя еще на один шаг от Слизерина. – Жаль, что тогда ты, Энгус, явился в самый неподходящий момент и, как всегда, порушил все мои планы.

— Я не порушил твои планы, а лишь убрал тебя и Джеймса, — хмыкнул пират. – Ведь ты добивался того, чтобы Поттер уничтожил не только жену, но и мальчишку. И последний был твоей главной задачей. Нет ребенка – не сбудется пророчество. Но все пошло не так, как ты задумал. Заметив меня, ты решил убить Гарри, не дожидаясь, пока это сделает Поттер. Ты напал на ребенка, Риддл.

— Конечно, кто же тогда знал, что сопляков двое? – возмутился Темный Лорд. – Так ты еще и суперлегенду про Мальчика-Который-Выжил состряпал. Шрам ему этот дурацкий оставил на лбу, который, впрочем, помог мне воздействовать на мелкого пакостника. И спектакль ты этот играл только ради того, чтобы вырастить второго внука – спасителя мира. Интересно, а Дамблдор знает о твоих интригах, или ты и его за нос водишь?

— Альбус предан Конфедерации кланов, и этим все сказано, — произнесла миссис Гриффиндор.

— Я рад за вас, — прошипел Волдеморт и уставился в сторону Конора. – Но неужели вы уверены, что этот мелкий недоносок способен уничтожить меня?

— Когда Дамблдор нашел пять крестражей, ты стал более уязвим, Том, — улыбнулся пират, отчего шрам на щеке стал еще страшнее.

— Ну, раз я все еще жив, то не все крестражи вы нашли, — усмехаясь, произнес Темный Лорд.

— Если ты о Нагайне, то мне не составит труда призвать в зал эту змею, — прошипел Слизерин на серпентаго.

Риддл, кипя от негодования, выхватил палочку и, направив ее на Конора, моментально произнес:

— Авада Кедавра!

Слизерин в последнюю секунду успел оттолкнуть внука, предотвратив, таким образом, его неминуемую гибель. Но судьбе было угодно, чтобы заклинание, не попавшее в одного внука капитана «Летучего Голландца», достигло другого. Гарри, поддерживаемый Гермионой, встал позади брата буквально за несколько секунд до того, как Волдеморт решил напасть на Конора.

— Гарри! — Северус схватил мальчишку на долю секунды позже попавшего заклинания.

Каково же было удивление Слизерина, когда вместо того, чтобы убить, смертельное заклинание отскочило от Гарри и, пройдя через руки Конора, превратившись в шар с зеленоватым пламенем, вернулось обратно к своему хозяину, пронзив его скелетоподобное тело. Волдеморт упал навзничь, раскинув руки, и его палочка, стукнувшись о каменный пол, покатилась вдоль мертвого тела черного мага.

Образовавшуюся тишину нарушил голос Конора.

— Якорь тебе в глотку, дедушка! – подойдя к капитану, зашипел внук. – Ты ради вот этого урода со змеиной башкой все устроил?

— Ради уничтожения этого урода, Конор, — мужчина смотрел на подростка. – Волдеморт был слишком опасен для Конфедерации кланов, да и для всего мира в целом. Я создал этого монстра, не заметив вовремя его ненормального стремления к власти. Ты наверняка задаешься вопросом, почему я сам не мог убить Риддла? Да, не мог, хотя сильнее его в сотни раз. В нашем мире слишком большое значение имеют пророчества. Недаром в Министерстве им отведен громадный зал. Пророчество — это не просто слова, это условие, закон, который должен исполняться в полном соответствии. И если в пророчестве, касающемся Темного Лорда, говорилось о ребенке, который может уничтожить его, то значит должен быть именно ребенок. Я мог бы бороться до самой смерти с Риддлом, но максимум чего добился бы, так это убрать его на некоторое время, как это произошло, когда он в первый год вашей с Гарри жизни пытался избавиться от врага. Но, как видишь, ему удалось вернуться. Поэтому нужен был ребенок, который бы избавил мир раз и навсегда от Темного Лорда.

— Но Гарри жил все эти годы у каких-то придурков, постоянно подвергаясь нападению Волдеморта и его приспешников! Гермиона вообще была отдана чужой семье. Отец не знал, что мы с Гарри его дети. И все это из-за благополучия какой-то Конфедерации?! Ты испоганил жизнь родным людям ради кланов?!

— Ты забываешь, кто перед тобой, мальчик, — строго произнес Слизерин. – Я — глава Конфедерации и обязан думать о ее благополучии. С появлением Риддла, на вверенной мне территории стало неспокойно, в каланах пошел разлад. Как ты помнишь, скарфийцы перешли на сторону Темного Лорда. Ты не представляешь, сколько нужно силы и твердости, чтобы сохранить целостность Конфедерации. А ведь не просто так когда-то, много веков назад, кланы стали единым целым. Постоянные кровопролитные войны сжирали все и вся. В Дальних Землях царили хаос и разруха. И только благодаря объединению в Конфедерацию удалось установить порядок. Я как глава кланов дал клятву всеми силами оберегать этот порядок. Пророчество не предоставило мне возможности самому разделаться с учеником. Но оно определило эту возможность моему потомку. Я должен был вырастить достойного противника Темного Лорда. И тогда пришлось убивать, переступать через семейные ценности и разрушать жизни других людей. И все это с одной целью – победить Волдеморта. И неужели ты думаешь, у меня не разрывалась душа, зная, в каких условиях живет мой второй внук, думаешь, мне было не больно находиться рядом с Северусом и не называть его сыном, думаешь, я не раскаивался, что Гермиона не знала своих истинных родителей? Но когда ты — капитан, глава Конфедерации, то должен подавить в себе все чувства любви и нежности, оставить только жестокость и ненависть к врагам, иначе нельзя управлять. И ты это поймешь, только когда сменишь меня на капитанском мостике.

— Этого никогда не случится, — пробормотал подросток, опустив голову.

— А я уверен в обратном, — вдруг прижал к себе внука Энгус и, улыбнувшись, крепко обнял. – Надеюсь, ты будешь правителем лучше меня.

— Кто-нибудь скажет мне, что здесь произошло? – послышался голос Даниэля.

Наследник стоял возле дальней стены, где виднелась мышиная нора, и держал за руку Ферулу.

– Бабуль, чего вдруг вы все здесь столпились? А почему лорд этот темноватый развалился звездочкой? Тут что, битва была? Я тут вызволяю пленных, таскаюсь в образе немытого хомяка по антисанитарным запасным ходам, а они решили без меня Волдеморта укокошить. Между прочим, мистер Слизерин, вы мне еще в прошлый раз обещали настоящую битву показать…

— Помолчи, Даниэль, — велела миссис Гриффиндор, поворачиваясь к Северусу, который прижимал к себе Гарри. – То, что мальчикам удалось таким образом убить Тома просто невероятно!

— Я тоже не понимаю до конца, как смертельное заклинание было перенаправлено к Риддлу, — подходя к сыну, недоумевал капитан. – Хотя, если предположить, что, когда в младенчестве Риддл напал на Гарри, в мальчишке могло образоваться нечто вроде крестража, а Конор сконцентрировал эту энергию и… Но ведь…

— Главное, что все живы, — остановила пирата женщина.

— Но кто же тогда уничтожил змею? Ведь она точно была крестражем, — пожал плечами Слизерин.

— Вообще-то, змею я грохнул, — тихо произнес Даниэль, сторонясь Энгуса. – Бабуль, я же не виноват, что этот кошелек ползучий на меня напал. Она первая начала зубы скалить.

— Эх, и драть тебя надо, Даниэль, за твой шутовской язык, — потрепал наследника за русые вихры старый пират, улыбаясь.

— И почему сразу драть? — обиделся подросток. – Между прочим, мне уже пятнадцать.

— Самый бесшабашный возраст, — покачал головой капитан «Летучего Голландца» и тут же повернулся в сторону двери, за которой послышался шум и голоса людей.

В зал ворвалось с десяток вооруженных людей во главе с Виктором Крамом.

— Ты вовремя, Крам, — хмыкнул пират. – Молодец, еще и корабельную команду сюда притащил.

— Он сказал, что Вам нужна помощь, капитан, — крикнул широкоплечий негр с золотыми зубами. – Ради Вас мы бы весь дом разнесли.

— Отправляйтесь на корабль, — велел Слизерин своим грубым командным голосом. – На сегодня операция Крама по моему спасению закончена. Считайте, что мой первый помощник провел внеплановые учения.

— Первый помощник? – удивились пираты.

— Крам назначен моим первым помощником, — строго произнес черный маг.

Гремя оружием, члены корабельной команды стали покидать зал.

— Интересно, а болгарин уже был первым помощником, когда сиганул за борт? – толкнул в бок своего приятеля матрос с рассеченным подбородком.

Негр только пожал плечами.

— Я предлагаю и вам всем отправиться домой, — произнес Энгус, глядя на подростков. – Сейчас сюда должны заявиться авроры. Министерство не упустит шанса похвалиться перед всем миром победой над могущественным Темным Лордом.

— Но ведь это мы его победили? – удивился Гарри хриплым голосом.

— Полагаю, что ради своей выгоды Министр придумает свою версию битвы за благополучие мира.

— Но это же несправедливо! – возмутилась Гермиона.

— Это всего лишь политика, — усмехнулся капитан, подталкивая Конора и его девушку к выходу из зала.

Гарри Поттер и наследники. Глава 21. Старые тайны, как старые раны. Часть 3


— Мэган, где Конор? – спросил Энгус Слизерин, увидев спускающуюся по лестнице разоренного дома магловского семейства Грейнджер однокурсницу своего внука.

Рейвенкло воспаленными от слез глазами испуганно уставилась на черного мага, застыв на ступеньке.

— Я тебя, кажется, спрашиваю? – начал злиться мужчина.

— Он… они…, — заикаясь, начала объяснять девушка, вцепившись в перила. – Они забрали его в Особняк Смерти.

— О чем ты говоришь? – усмехнулся пират, тем самым еще более пугая наследницу. – Он должен быть здесь.

— Он был здесь, — взяла себя в руки Мэган. – Как видите, здесь еще кое-кто был. Конор отбивался от четверых Пожирателей в гостиной. А Даниэль помог мне, и теперь только я осталась. Мальчиков забрали.

— Но медальон не должен подвести, — пробормотал капитан, проходя в гостиную, в которой недавно был бой.

Осмотрев комнату, старик не обнаружил внука. Тем временем медальон на шее хозяина Дальних Земель указывал на то, что его потомок должен был быть здесь.

— Акцио, медальон, — призвал предмет черный маг.

Зеленоватый треугольный камень, обрамленный серебром, повиснув на секунду в воздухе, направился волшебнику в руки, мотая разорванной цепочкой как своеобразным хвостом. Схватив медальон, старик осмотрел цепочку.

— Надо же, заклинание попало прямо по звену, — прошептал капитан и обернулся к стоявшей у входа в гостиную Мэган.

— Так куда, ты говоришь, его забрали?

— В Особняк Смерти, — ответила девушка.

— Всё когда-нибудь раскрывается, — еле слышно произнес пират. – Старые тайны, как старые раны, вроде их нет, а боль от них будет всегда.

— Что Вы имеете в виду, сэр? – удивилась словам Слизерина Мэган.

Черный маг словно очнулся от этой фразы и быстро произнес:

— Ничего, о чем тебе нужно было бы знать.

Мужчина подошел к наследнице и протянул ее медальон Конора.

— Отправишься к мадам Гриффиндор немедленно. Передашь ей это и скажешь про особняк. Ты все поняла?

Девушка согласно кивнула.

— Тогда действуй. Время не ждет.

— Но я не умею аппарировать, — зажимая в ладони медальон, сказала наследница.

— Используй медальон. Поверни камень против часовой стрелки, и он будет действовать как порт-ключ, — зашипел капитан, возмущенный необразованностью нового поколения.

Мэган виновато улыбнулась и, повернув зеленоватый камень, исчезла.

Слизерин-старший, еще раз оглядев комнату, аппарировал к Особняку Смерти.

* * *
— А ведь я предупреждал тебя, Снейп. И вот теперь ты стоишь на коленях передо мной. И ради кого? Ради очкастого мальчишки? – шипящий голос разносился по всей громадной комнате, поднимаясь под самый потолок.

Волдеморт сидел на пьедестале в шикарном кресле, больше похожим на помпезный трон, в черно-зеленых тонах. Длинные пальцы красноглазого монстра поглаживали подлокотники с шелковой обивкой. Презрительная улыбка, больше похожая на оскал, застыла на змеином лице. Лорд смотрел на своего бывшего зельевара, стоящего перед ним на коленях. Весь ворот рубашки Снейпа был красным от крови, стекавшей с левого виска. Волосы прилипли к ране. Мастер Зелий смотрел на Риддла. Его темные, как два туннеля, глаза были полны ненависти к монстру, уже который час мучившему его сына. Гарри лежал посредине комнаты. Ближний круг Пожирателей собрался для того, чтобы принять участие в пытках. Каждый приспешник произносил заклинание, приносившее очередную порцию боли для Гарри. Только сейчас мальчик в очередной раз потерял сознание от боли. Только сейчас ему переломили заклинанием обе руки. Тело было покрыто многочисленными ранами, ссадинами, ожогами. Каждый Пожиратель старался выслужиться перед хозяином, норовя наложить более изощренное заклятье на подростка. Когда пытка нравилась, Волдеморт улыбался, наблюдая, как мучается ребенок. А Снейпа заставляли смотреть на все это кровавое зрелище. Зельевар пытался вырваться из рук охраны, чтобы остановить мучения Гарри, но пытка продолжалась, и мальчик уже не кричал, а только стонал, искусывая до крови губы. Тогда Северус взмолил черного мага о пощаде для названного сына и встал перед ним на колени.

— Нет, Снейп, так дело не пойдет. Ты слишком долго обманывал меня. Теперь расплачиваешься. Знаешь, я предпочитаю возвращать долги жизнями. Как ты думаешь, сколько еще протянет этот паршивый подросток? – Волдеморт встал и, подойдя к Северусу, наклонил к нему голову и прошептал на ухо. – Надеюсь, второй более крепкий? Ведь только крепкий мальчик способен исполнить предсказание.

Зельевар поднял глаза на Риддла. Как бы ему хотелось удушить эту мерзкую тварь, приносящую столько горя людям. Профессор уже намеревался исполнить желание, как Темный Лорд выпрямился и заинтересовано посмотрел в конец зала.

— А вот и второй герой нашего сегодняшнего вечера. Кажется, его зовут Конор. Мальчик, которого вы так долго от меня скрывали. А я-то столько времени потратил, чтобы поймать Гарри. Энгус все предусмотрел. Старый расчетливый кальмар обозначил ложный путь, в то время как в пророчестве говорилось не о Гарри, а о Коноре. За счет жизни одного, капитан решил сохранить жизнь другому. Как мило с его стороны. А ты, Снейп, еще прислуживаешь ему. Чем он лучше меня? На его совести столько смертей, что даже мне становится завидно.

Волдеморт оскалился в подобии улыбки и подошел к подростку. Конора отпустили, оставив наедине с Повелителем. Черный маг оценивающе рассматривал мальчишку. Тот увидел лежащего неподалеку Гарри, всего в крови.

— Мерзкий ублюдок! – процедил сквозь зубы парень. – Похоже, тебе доставляет удовольствие калечить людей.

— Как ни странно, ты прав, — пожал скелетоподобными плечами Риддл. – И я решил продолжить развлечение. Покажи, как ты можешь противостоять заклинаниям.

Темный Лорд, отойдя в сторону, взмахнул рукой, делая знак своим подчиненным. Все Пожиратели были в масках, и определить, кто именно сейчас посылает заклятья, было довольно сложно.

Конор приготовился к атаке. Первые несколько заклинаний встретили хороший щит. Волдеморт поморщился, видя, что его слуги не принесли даже малейшего вреда наследнику.

— Приведите девчонку, — велел Том своим приспешникам, — Немножко разнообразим представление. Надеюсь, после этого вы удивите меня своими способностями в пыточном деле.

Снейп-младший взволнованно посмотрел на дверь, откуда должны привести пленницу.

«Если это Мэган, то можно не волноваться, что она порежет этих Пожирателей на ленточки для бескозырок. С ней будет легче всего. Если же приведут Ферулу, то ее придется немного оберегать. Хотя если ей сказать, что это те, кто затоптал ее крокусы на клумбе несколько месяцев назад, то из Хаффлпафф может выйти приличная машинка для убийства. Не завидую я им. Но вот в случае, если будет Гермиона…. Черт, это она!»

Парень увидел гриффиндорскую старосту, которая пыталась высвободиться из рук ведущих ее двоих Пожирателей. Девушку с силой толкнули в сторону наследника. Слизерин успел подхватить ее, предотвратив тем самым падение.

— Конор, они натравили на Даниэля змею, — сквозь слезы произнесла Гермиона.

— Не беспокойся, Гриффиндор знает, как обращаться с пресмыкающимися. К тому же у него иммунитет к змеиному яду, — шепнул мальчик. – Но сейчас не это главное. Надеюсь, ты знаешь боевую магию?

Умница факультета не успела ответить, как вскрикнула от заклинания, направленного в ее сторону. Игра началась. Конор предотвращал вражеские взмахи волшебных палочек с удвоенной силой. Но у Гермионы довольно плохо выходила беспалочковая магия. Когда она потеряла сознание от сильного заклинания, Слизерин в ярости приподнял магией противника и с силой ударил его об пол, сломав тому шею.

— Праздник перестает быть скучным, — захлопал в ладоши Волдеморт. – А мальчик-то у деда кое-чему научился. Снейп, посмотри, как убивает твой сынишка. С таким рвением у меня скоро слуг не останется.

После получасового боя ближний круг Пожирателей значительно поредел. Конор, в крови от нескольких попавших в него заклинаний, стоял, тяжело дыша, защищая девушку. Грейнджер находилась за его спиной, когда Риддл, перешагнув через последнего убитого Пожирателя, приблизился к Снейпу-младшему.

— Хорошая начальная подготовка боевого мага. Посмотрим, как ты справишься с другим уровнем, мальчик.

Один щелчок длинных пальцев, и Гермиона отброшена в сторону, где сейчас приходил в сознание Гарри. Взгляд красных глаз мага был устремлен на подростка.

Гарри Поттер и наследники. Глава 21. Старые тайны, как старые раны. Часть 2


Конор почувствовал, как что-то холодное и мокрое дотронулось до его головы.

«Черт, какая приятная прохлада, — подумал мальчик, не открывая глаз. – Голова гудит, словно улей. Нападавших было довольно много. Я видел, как один из них оглушил Гарри заклинанием. Подлец, он напал сзади! Конечно, Поттер не успел что-либо сделать. Только оттолкнул Мэган к Даниэлю. Да и мне как-то тоже сегодня не повезло. Хотя, троим из нападавших больше не захочется участвовать в таких вылазках. Им вообще ничего не захочется. Уж чему-чему, а убивать дед меня научил. Правда, и мне досталось. В последний момент не увернулся, налетел прямо на заклинание. Узнай об этом Слизерин, не сдобровать мне. Еще бы и от себя морской волк добавил болезненных заклятий, чтобы помнил, как надо вести себя во время боя. Так кто же мне на голову что-то прохладное и мокрое положил? Боль уходит. Может, это отец? Может, он обнаружил наше исчезновение и пришел на помощь? Как ни странно, он всегда меня находит, как и дед впрочем. Похоже, у них какая-то уловка по моей поимке есть. Если это отец заботится, то, значит, мне повезло. Подумаешь, немного пошипит опять. Переживу как-нибудь. Но если это дед, то… Нет, старик бы не стал церемониться. Не его стиль. Да и не плачет он. Плачет? Кто это рядом плачет?»

Подросток открыл глаза. Было довольно темно. Факел в кольце на серой стене освещал только небольшой клочок мрачной комнаты с каменным грязным полом. Конор еле разглядел в полутьме лицо человека, на коленях сидящего рядом.

— Ферула? – удивился мальчишка и тут же зашипел от боли на затылке.

— Конор, ты очнулся, — сквозь всхлипы попыталась улыбнуться девушка. – Лучше не двигайся. Я приложила тебе к голове траву. Она поможет.

— А где мы?

— В подвале какого-то старого дома. Я тут уже несколько дней. Они схватили меня и кинули сюда. Хорошо, что со мной всегда моя сумка с травами. Вот и тебе они пригодились. Когда тебя бросили в подвал, я подумала, что ты мертв. Дыхание было очень слабым. Мне так страшно, Конор. Они что-то затеяли. Я чувствую.

— А кто это «они»? – парень все-таки осторожно приподнялся и сел, прислонившись к каменной неровной стене.

— Пожиратели Смерти, — тихо ответила наследница и покосилась в сторону железной двери. – Мне кажется, и сам их главный находится в этом доме.

— Черт, Гарри в серьезной опасности. Темный Лорд не упустит шанса поквитаться со своим врагом, — Снейп провел рукой по шее в поисках медальона, который с рождения был у него и который отец не разрешал снимать ни при каких обстоятельствах.

Медальон отсутствовал. Парень мысленно отругал себя, стараясь припомнить, где мог потерять талисман.

— Они и Гарри схватили? – испугалась Ферула.

— Скорее всего. Его оглушили еще раньше меня. Может, только Даниэлю с Мэган повезло. Гриффиндор может выкручиваться из таких ситуаций. Хотя бы путем бегства.

— Не знаю, мне кажется, они спланировали нашу поимку, — покачала головой Хаффлпафф и тяжело вздохнула.

— Чувствуется по моей шишке на голове, — улыбнулся Снейп и поправил на своем затылке носовой платок с завернутыми в нем лечебными травами. – Ладно, еще и не такие раны были. Выжил, как видишь. И сейчас благодаря твоим зеленым «таблеткам» голове намного лучше. Ты просто гений в травологии. Вот выберемся отсюда, тогда обещаю прослушать лекцию по лечебным видам трав. И даже не буду зевать.

Девушка смущенно улыбнулась, но потом испуганно посмотрела в сторону двери, за которой послышались шаги и насмехающийся голос Пожирателя Смерти:

— Темный Лорд требует привести мальчишку. Намечается хороший вечерок с участием несовершеннолетних.

Конор медленно встал с пола и, передав носовой платок Феруле, подмигнул наследнице, и подбодрил:

— Все будет хорошо. Ты, главное, не унывай. Гарри будет огорчен, если узнает, что его девушка пала духом. В конце концов, вы еще не танцевали в «Золотом осьминоге». А ведь не только из-за этого стоит выжить.

Хаффлпафф со слезами на глазах наблюдала, как трое Пожирателей, схватив Снейпа-младшего, повели его к одному из самых известных черных магов.

* * *
— Эй вы, Пожиратели Смерти, совсем обнаглели! Пленные тоже жрать хотят! – пинал железную дверь Гриффиндор, держа камень в руке.

— Даниэль, все равно они не откроют, — Гермиона встала возле стены и сложила руки на груди.

— Куда они денутся? — продолжал мучить дверь наследник Годрика. – Рано или поздно им надоест слушать мои вопли, и они придут, откроют дверку. А я уж их встречу дружеским ударом камушка по черепушке.

— Вероятность того, что тебе удастся применить камень, слишком мала.

— Спокойно, у меня есть еще план «Б», — заверил Даниэль, встав спиной к двери и ударяя по ней пяткой.

— И сколько у тебя вообще планов? – Гермиона присела на пол возле стены, обняв руками колени.

— Пока два. А если и подкоп с использованием твоей заколки сорвется, то придумаю еще что-нибудь, — мальчишка на время перестал рваться наружу. – Между прочим, в таких подвалах могут быть секретные ходы. Вон у Снейпа их навалом, возможно, и здесь тоже присутствуют. Ты бы прошлась вдоль стен да повнимательнее присмотрелась к кирпичикам, пока я исполняю план «А».

Девушка встала и принялась осматривать кладку стен в поисках замаскированных под камни рычагов потайных дверей. Гриффиндор, набрав в легкие побольше воздуха, крикнул, стуча в дверь:

— Откройте! Я имею право на один телефонный звонок!

Каково было удивление подростка, когда дверь распахнулась почти сразу. Даниэль чуть не вывалился в коридор, но двое мужчин в черных мантиях, усмехаясь, втолкнули обратно разговорчивого пленника. Упав на пол, паренек выронил камень, ударившись затылком о стену.

— Орать ты мастер, как я погляжу, — ухмыльнулся мордастый Пожиратель Смерти, проходя мимо наследника.

— И вы думали, что я буду молчать, когда нарушаются права граждан?! – растирая затылок, мальчик встал на ноги.

Мужчины рассмеялись, глядя на подростка, а потом подошли к Гермионе.

— Оставьте ее в покое! – потребовал Даниэль, подбегая к Пожирателям.

— А ты, оказывается, надоедливый парень, — отталкивая наследника, произнес второй Пожиратель, ехидно улыбаясь. – Тебя не учили, что взрослых надо уважать, а не кидаться на них с кулаками? Нет? Тогда я преподам тебе маленький урок. КРУЦИО!

Гриффиндор силился не закричать от боли, моментально пронзившей все его тело. Мальчишка упал и корчился на каменном полу. Пожиратель, наслаждаясь муками своей жертвы, повторил заклинание. После этого Даниэль уже не смог сдерживать себя и закричал.

— Отстань от него, — бросил товарищу мордастый. – Темный Лорд велел привести девчонку. А для этого сопляка будет особое развлечение.

Возле двери послышался шорох и шипение.

— А вот и она, — со страхом посмотрел в темноту возле входа приспешник Волдеморта.

Гермиона с ужасом наблюдала, как огромная змея медленно вползла в подвал и остановилась возле лежащего на полу Гриффиндора.

— Пошли, — грубо толкнул девушку Пожиратель, стараясь как можно быстрее покинуть это место. – Тебя ждут. А дружок твой останется здесь. Навсегда.

— Даниэль, берегись! Змея! – закричала гриффиндорская староста, видя, что друг в полубессознательном состоянии не замечает нависшей над ним опасности.

Пожиратели схватили упирающуюся Гермиону и, выйдя с ней за пределы подвала, захлопнули дверь.

— Кто там надумал шипеть у меня прямо над ухом? — поморщился мальчишка, приходя в себя. – Тут и так хреново, а вы еще решили шумовую атаку устроить. Это нарушает права человека, неучи.

Даниэль раскрыл глаза и увидел перед собой раскачивающуюся змею.

— Ради всего святого, ради Мерлиновых тапочек, кто-нибудь объяснит, что здесь происходит? – бледнея, прошептал наследник, медленно приподнимаясь и глядя на змею.

Осознав, что он находится в подвале один на один с ядовитой гадиной, мальчик вздохнул.

— И что ты на меня уставилась? Посмотреть больше не на что? Вон, глянь лучше, какие красивые камушки на стенах. Не хочешь? Жаль. Ты многое упускаешь. А ведь неизвестно, сколько тебе еще жить осталось. Да, можешь не раскачиваться из стороны в сторону. Это тебе не поможет. Хотя ты, возможно, пытаешься развить во мне морскую болезнь. Ничего не выйдет. После того, как я пробыл неделю на «Летучем Голландце» в раннем детстве, у меня выработался иммунитет. И нечего мне язык показывать. Это неприлично. Если хочешь куснуть, так сразу и скажи. А то расфуфырилась тут. Прямо как голливудская кинозвезда. Что, пытаешься выглядеть как твои сородичи из фильма «Анаконда»? Хочу тебя огорчить. Размер тебя подвел. Овсянки мало ела.

Змея разинула пасть, готовясь напасть.

— Ого, какие у тебя зубы! Желтоватые немного. Поди, курила в молодости? Снейпа на тебя не было. Быстро бы отучил смолить. Даже Конор к сигаретам не прикасается после того случая. Если хочешь, расскажу ту поучительную историю. Нет? Ладно. Но хочу тебя предупредить, чтобы потом у тебя шока не было. Даже если ты меня укусишь, то яд не подействует. Это точно. Дело в том, что когда-то, опять-таки по чистой случайности, мы с Конором в младенчестве баловались в снейповской лаборатории, на спор выпивая зелья в красивых колбочках. Мне досталась какая-то противная слизь. Хотя профессор позже и влил в меня кучу другой гадости, чтобы нейтрализовать действие того зелья, но результат был необычный. В общем, любой змеиный яд на меня теперь не действует. Мне жаль, что я тебя подвел. Вот так могут разбиться мечты приличной змеи о гранит реальности.

Рептилия кинулась на мальчика. Гриффиндор моментально отскочил, не позволив себя укусить. Отбежав вглубь подвала, подросток вытянул руку вперед.

— Не приближайся. Предупреждаю, это может плохо для тебя кончиться. Я не люблю, когда на меня кидаются с нечищеными зубами.

Змея сделала бросок в сторону наследника. Даниэль зажмурился и произнес заклинание. По длинному телу Нагайны тут же пробежали языки пламени. Сильный огонь сжирал извивающуюся ядовитую тварь, и уже через минуту на полу осталась только обугленная часть любимицы Волдеморта.

— Я же предупреждал, — тяжело вздохнув, прислонился спиной к каменной кладке паренек. – Вот, не послушалась, теперь валяешься тут в непотребном виде. Воняешь. Даже сшить кошелек теперь тебя не хватит. Это наглость с твоей стороны. Хотя, ладно, ты старая, наверное, была. И кошелек из тебя был бы плохим.

Мальчишка сел на пол, прислонившись к стене, устало смотря на поднимающийся дымок от останков змеи.

— И что теперь? – рассуждал вслух наследник Годрика. – Лорд темноватый не будет рад, когда обнаружится, что я из змейки жаркое сделал. Черт, неужели здесь нет потайного выхода?!

Стукнув в ярости по ближайшему камню в стене, Даниэль услышал звук отодвигаемого блока.

— Радует, что здесь есть ходы, — заглядывая в небольшой проем, усмехнулся Гриффиндор. – Правда, я слишком толстый для таких побегов. Придется сменить имидж. Думаю, хомяк подойдет. Ну, Волдеморт, ну, краснозадая макака, поплатишься ты у меня за хомячка! Приду, перевоплощусь в ламу и заплюю до смерти!

Гарри Поттер и наследники. Глава 21. Старые тайны, как старые раны. Часть 1


Виктор Крам аппарировал прямо на середину улицы, на которой стоял дом Гермионы. Этот адрес он знал наизусть из тех нескольких писем, которыми одарила его гриффиндорская староста. Уже вечерело, прохожих было совсем мало. Не обращая внимания на зашедшегося лаем рыжеватого бульдога, рвущего поводок у изумленного хозяина, единственного, кто заметил появление подозрительного типа в мокрой необычной одежде, болгарин помчался в сторону одного из домов, предполагая, что именно там проживает семейство Грейнджер. Как же он хотел успеть до того, как сюда заявится сам Слизерин. А он наверняка заявится. Виктор не был наивен. Он знал, что его капитан уже обладает всей информацией. Старый волк отлично читает мысли и не отступает от того, что задумал. Поэтому нужно было действовать очень быстро. Гермионе грозила опасность, от которой будет очень сложно избавиться.

«В любом случае, я сделаю все, что от меня зависит, — думал молодой человек, шагая вдоль домов. — К тому же там наследник. Конор, если он, конечно, любит свою девушку, должен помочь ей. Попробуем спрятать Гермиону. Шансы, что Слизерин ее не найдет, конечно, малы, но стоит попробовать. Не ждать же в доме прихода черного мага».

Виктор посмотрел на номер дома и, облегченно вздохнув, ступил на выложенную плиткой дорожку.

* * *
«Неужели не успел», — сердце глухо стучало в груди знаменитого ловца, когда Крам, зайдя в дом, увидел царящий в нем беспорядок.

Диван и кресла в гостиной были перевернуты, часть штор, создающих полумрак в комнате, была сорвана с карниза. Под ногами хрустели кусочки зеркала, рама которого все еще оставалась висеть на стене в прихожей. Виктор вынул волшебную палочку и прошел дальше к лестнице, ведущей наверх. На бежевой дорожке среди валяющихся осколков ваз были отчетливо видны следы крови. Сердце в груди сжалось от одной мысли, что эта кровь может принадлежать Гермионе. Крам, осмотрев каждую комнату на первом этаже, поднялся по лестнице. Там обстановка была еще хуже. На белоснежных дверях виднелись следы от брошенных заклинаний.

«Такое чувство, что здесь был бой, — рассуждал болгарин, разглядывая коридор. – Невероятно, что Слизерин при внуке устроил все это представление. Разве что Конор противостоял старику».

Отодвинув дверь, которая висела на одной петле и перегораживала вход в одну из спален, парень вошел в комнату и огляделся. Видимо, это была спальня Гермионы. Хотя из-за перевернутой мебели точно не скажешь, так это или не так.

Вдруг в опрокинутом шкафу что-то еле слышно завозилось. Молодой человек обошел шкаф и прислушался. Шорох повторился. Казалось, что кто-то скреб дерево. Перевернув шкаф на бок, болгарин раскрыл дверцы. Одежда попадала с вешалок и теперь кучей валялась внутри. Расшвыряв вещи, парень не обнаружил никого, кто мог бы шуршать. Поставив стул и сев на него, Крам провел рукой по ежику коротко стриженых волос и тяжело вздохнул. В шкафу опять послышался тот же шорох. Звук исходил из нижнего ящика. Отодвинув ящик, Виктор обнаружил внутри него маленькую черную с белым продольным рисунком ящерку. Это юркое пресмыкающееся, видимо, от недостатка кислорода в душном ящике сейчас было вялым. Взяв ящерицу в руки, Крам перенес животное на пол возле шкафа и чуть не упал, пошатнувшись на стуле и отпрянув от неожиданно перевоплотившегося в человека анимага.

— Уф, наконец-то, — вдохнула полной грудью спасительный кислород побледневшая Мэган. – Я думала, что этот ящик станет моей могилой. Гриффиндор ничего лучше не смог придумать, как в шкаф засунуть.

— Что здесь произошло?! Это был капитан?! – спросил парень, вставая.

— Если бы я знала, — покачала головой девушка. – Все произошло как-то неожиданно. Поттер привел нас в этот дом. Вроде как, тут Грейнджер должна проживать. В результате на нас напали какие-то люди в темных мантиях. Это был кошмар. Я видела, как Гарри упал на пол после заклинания. Даниэль, отбиваясь от этих сумасшедших, потребовал, чтобы я отправлялась наверх. Конор тем временем воевал в гостиной. Кажется, там были жертвы. По крайней мере, крики тех людей были ужасны. Гриффиндор, сколько мог, удерживал этих в коридоре, потом забаррикадировал дверь и велел мне перевоплотиться в какого-нибудь мелкого зверя. Я, ничего не соображая, обернулась ящерицей. Помню только, перед тем, как выломали дверь, Даниэль сунул меня в ящик шкафа. Потом грохот, ругань тех, кто был за дверью, и все стихло. Но я не думаю, что это были люди капитана. Конор бы их непременно узнал. Мне кажется, это предательское нападение совершили Пожиратели.

— А Гермиона? Ты ее видела?

— Виктор, только не говори мне, что тебе интересна эта грязнокровка? – сощурилась наследница, ревнуя. – Я тут пострадала, можно сказать, почти умерла, а он в первую очередь спросил об этой гриффиндорке.

— Перестань, Мэган, — устало взглянул на Рейвенкло молодой человек. – Ты отлично знаешь, что меня больше интересуешь ты, а не Гермиона. И не надо устраивать здесь сцен ревности и крушить все вокруг.

— Я и не собиралась, — пожала плечами девушка, присев на стул и оглядывая комнату. – Тут и крушить-то совсем нечего. Просто мне обидно, что ты говоришь о Грейнджер, а не обо мне.

— Пойми, Гермиона для меня друг, — объяснял Виктор, обняв свою «ветреную» любовь. – К тому же ситуация очень серьезная. Если ребята попали в руки Волдеморта, то дело плохо. Ты не слышала, куда они собирались увести их?

— Нет, — покачала головой Рейвенкло, но тут же вспомнила. – Ой, они, кажется, говорили о каком-то поместье. Малфой-менор, вроде бы. Хотя, нет. Кто-то из них требовал отвезти их сразу к их главному в его особняк.

— Название этого особняка?

— По-твоему, я сидела в ящике и записывала все их слова?! – вспылила девушка.

— Нет, конечно, — улыбнулся Крам, — Но ты же слышала название.

— Смутно, — Мэган встала и скрестила руки на груди. – Тогда-то как раз мой шкаф и решил грохнуться.

— И что же это за название?

— Обычное название, — пожала плечами наследница. – Особняк Смерти, по-моему.

— Обычное? – перекосился Виктор.

— А что, ты хочешь, чтобы домик их лорда назывался «Белое облачко»? Вот это было бы странное название, учитывая, кто хозяйничает там, — удивилась Рейвенкло и, посмотрев в зеркальце, поправила прическу.

— Ладно, как бы он ни назывался, мне нужно найти Особняк Смерти, — парень направился к выходу из комнаты.

— А не лучше обо всем рассказать мистеру Слизерину? Снейпа тоже можно подключить. А если ты бабушке Гриффиндора только намекнешь, что с ее особо остроумным внуком случилась беда, то она разнесет Особняк Смерти и без чьей-либо помощи, — девушка схватила за рукав Виктора, пытаясь остановить.

Крам отрицательно покачал головой и, освободив рукав, произнес:

— Мне было поручено следить за Конором, Гарри и Даниэлем. Я с этим не справился. И теперь должен самостоятельно найти Особняк и освободить ребят.

— Похоже, что героизм у тебя вытеснил разумность, — вознесла к потолку глаза девушка.

— Ты хочешь сказать, что я дурак?! – остановился Виктор, смотря на Мэган.

— Если пойдешь в то место один, точно — дурак, — решительно посмотрела на болгарина наследница и убрала со лба мешавшую прядь волос.

— Значит, вот как ты обо мне думаешь! – в груди у молодого мага вспыхнула обида.

— Иногда мне кажется, что ты точно ненормальный, — высказалась Рейвенкло, опять скрестила руки на груди и сердито посмотрела на парня.

— Конечно, ты у нас одна нормальная! – зло бросил известный ловец. – Только и думаешь, что о себе и своем маникюре. Эгоистка!

— Что?! – зашипела девушка в ярости. – А ты, ты — самодовольный увалень, думающий только о том, как бы себе следующую галочку проставить в связи со спасением очередной жертвы какого-нибудь монстра. И все это ради того, чтобы закадрить девчонок. Наверняка, и в тот дом ты собрался из-за Грейнджер.

— Считай, как хочешь, а я ухожу, — сорвав дверь с последней петли, Крам откинул ее в сторону и вышел из спальни, яростно скрипя зубами от злости.

Мэган, которая так и осталась стоять посредине комнаты, услышав хлопанье входной двери, присела на перевернутую кровать и зарыдала.

Гарри Поттер и наследники. Глава 20. Побег мелких лангустов или чему быть, того не миновать. Часть 6


— Так где же мой внук?! Я, кажется, за ним тебя посылал?! – шипел от негодования Энгус Слизерин, смотря на Крама, стоявшего в каюте рядом с пораженной заклинанием девушкой. – И какого черта ты не смог выловить трех сопляков на Мысе?!

— Сэр, наследник использовал аппарирование, и все подростки скрылись, — попытался более ровным голосом оправдаться молодой человек. – Черный Джо и Кривой Питер видели мальчишек, но не успели их поймать. Говорят, что Конор только успел крикнуть, что девушка – это Пожиратель Смерти, и что он все потом объяснит.

— ПОТОМ объяснит?! – яростно сверкая глазами, взревел капитан. – Я ему шкуру до костей спущу, паршивцу! Мелкая треска! Совсем страх потерял!

Крам, вытянувшись по струнке, молча стоял, наблюдая, как закаленный в боях старый морской волк мечется по каюте.

— Черного Джо и Кривого Питера ко мне! – скомандовал пират.

Виктор моментально вылетел из каюты, выполняя приказ, и уже через несколько секунд перед капитаном стояли оба матроса.

— Конор о чем-нибудь еще говорил? – задал вопрос гроза морей, смотря на членов своей команды, с опаской поглядывающих на черного мага.

— Нет, пожалуй, — пожал плечами негр. – Только указал на лежавшую на земле девку и исчез.

Взгляд голубых глаз капитана словно пронизывал каждого из присутствующих в каюте, проникая в самый дальний уголок души, выворачивая все и вся ради крупицы нужной информации.

— Мальчишка говорил, что хочет увидеться с какой-то Гермионой, — ухмыльнулся Слизерин, от чего его рубец на щеке стал еще ужаснее. – Не та ли эта особа, с которой я запретил ему общаться?!

Энгус посмотрел на Крама. Тот нехотя кивнул.

— Отлично, — прошипел дед. – Он сам определил ее судьбу.

Виктор содрогнулся от мысли, что может сделать с Гермионой капитан, узнав, где она живет. Слизерин, прочитав мысли своего подчиненного, накинул черный камзол, расшитый золотом на обшлагах, и распорядился:

— Крама под арест до моего возвращения. Потом решу, что с ним сделать.

Матросы схватили Виктора и вывели его из каюты.

— Не брыкайся, медузу тебе в штаны! — удерживая молодого человека, ворчал Черный Джо, когда Крам попытался высвободиться из стальной хватки своих конвоиров. – Силенки тебе еще понадобятся. Капитан не прощает тех, кто не сумел выполнить его задания. Так что наслаждайся, пока можешь ходить, смотреть и дышать.

Молодой человек из последних сил рванул вперед, ударив негра, в то время как второй матрос замешкался на повороте. Освободившись, Виктор помчался на палубу под окрики со стороны других членов команды, которых он расталкивал по дороге. Очутившись на палубе, болгарин, не долго думая, выпрыгнул за борт «Летучего Голландца».

— Нам конец, — обреченно прохрипел Кривой Питер, выскочив вслед за арестантом и не обнаружив Крама.

* * *
— Я так предполагаю, сама Беллатрикс Лестрейндж решила поиграть с сопляками, сменив внешность. Неужели Риддлу до такой степени важен этот Поттер, что приходится даже применять оборотное зелье? — Слизерин снял заклинание с окаменевшей пленницы.

Пожирательница медленно встала с пола и вместо ответа только рассмеялась и попыталась плюнуть в лицо капитану. Слизерин-старший сжал кулак. Белла начала задыхаться, царапая в кровь себе горло, чтобы освободиться от душащих ее невидимых пут. Магия капитана поднимала Лестрейндж вверх, и уже через секунду ноги рьяной приверженцы Темного Лорда оторвались от пола. Казалось, крепкая петля вокруг шеи затягивалась все туже и туже, не давая ни одного шанса на выживание. Когда пленница, посинев от недостатка кислорода, была на шаг от смерти, капитан ослабил хватку, позволяя ей глотнуть воздуха.

— Неужели ты настолько глуп, полагая, что все дело только в Поттере? — прохрипела Пожирательница, упав на пол и давясь кровью, идущей горлом. – Это магловское отродье рано или поздно попадет к Хозяину. Мальчишка жив только благодаря чертовскому везенью. Волдеморту нужен кое-кто другой.

Белла попыталась рассмеяться, но кашель помешал ей.

— Рано или поздно пророчество исполнится, — устало ухмыльнулась женщина, вытирая рукавом платья кровь изо рта. – Ты ничего не сможешь сделать. Теперь Хозяин знает, о ком идет речь. Чета Поттеров была уничтожена тобой напрасно, не так ли? Ты всего лишь отсрочил неизбежное.

— ЗАМОЛЧИ! – крикнул старый морской волк, перекосившись от злости. – Ты совершенно не знаешь всей правды!

Лестрейндж наслаждалась бессильной яростью врага.

— Возможно, — темные глаза пленницы были устремлены на Слизерина. – Но я знаю, что в настоящий момент мелкие паршивцы на пути к ловушке, и их ожидает встреча с самым могущественным магом на свете. И Снейп будет наблюдать за смертью своих ублюдков перед тем, как сам подохнет.

— Северус у Волдеморта? – побледнел капитан, хватая за волосы женщину, от чего та приглушенно вскрикнула.

— А где же ему еще быть? Возомнил себя самым умным. Решил помешать замыслу и заявился в поместье Хаффлпафф. Но он чуточку опоздал и попался к нам в руки. Мне всегда нравилось видеть, как действует на человека круцио. По приказу Хозяина Снейпа оставили в живых только ради основного действия. Всегда приятно видеть выражение лица родителя, на глазах у которого мучают его дитя.

— Если хочешь жить, скажи, где твой Хозяин, – опустившись на одно колено, предложил старик.

— Ты стал сентиментален и добр, Слизерин? – усмехнулась женщина. – Так знай. Я предана только Темному Лорду. И я отдам жизнь за него.

Повелитель Дальних Земель встал и, с презрением взглянув на Пожирательницу, протянул руку с перстнем в виде черепа со скрещенными под ним костями в сторону пленницы и прошипел:

— Ты сама выбрала свой путь.

Вопль жертвы заглушили чары, наложенные на аппартаменты капитана. Надев медальон, идентичный тому, который висел на шее у внука и его отца, пират аппарировал из своей каюты со словами:

— Надо покончить с этой давней историей. Главное, чтобы медальон был у моего мальчика. Что ж, Реддл, пора засунуть тебе якорь в глотку.

Оставшись один, сидевший на жердочке белоснежный хохлатый попугай-какаду с золотой цепочкой на лапке, вертел головой, разглядывая когда-то красивую женщину, труп которой теперь пропитывал кровью ковер в капитанской каюте.

Гарри Поттер и наследники. Глава 20. Побег мелких лангустов или чему быть, того не миновать. Часть 5


— Ферула? Что ты здесь делаешь? – удивленно уставилась на подругу Мэган Рейвенкло, когда прибыла в назначенное время на старую пристань Мыса Висельника.

— Вообще-то, меня сюда пригласили, — девушка протянула свиток пергамента подруге.

Мэган схватила послание и прочитала его.

— Мне также пришло письмо. Правда, без подписи. Я подумала, что от Виктора, — задумалась наследница, мотнув роскошными шелковистыми волосами. – Надеюсь, мое приглашение не от Поттера, как у тебя. Этот очкарик меня совершенно не интересует.

— Вот и отлично, — Ферула поправила мешавшую челку каштановых, немного вьющихся, волос. – А меня как раз только Гарри и интересует.

Мэган недоуменно посмотрела на собеседницу.

— Не думала, что тебе нравится Поттер. Кажется, ты по Гриффиндору сохла, — Рейвенкло сложила руки на груди.

Хаффлпафф расправила платье и присела на одну из старых бочек, валявшихся в изобилии на причале. Достав зеркальце, девушка начала поправлять макияж, чем опять удивила свою подругу.

«Да, — улыбнулась в душе своевольная наследница. – Если уже и Ферула начала использовать макияж, то дело действительно серьезное. Никогда не замечала за ней тяги к рассматриванию себя в зеркале. Раньше ее только растения интересовали. Как меняются люди».

— Ты же видела, что Даниэль не обращал на меня никакого внимания. А однажды даже заикнулся, что для него я как сестра, а не подруга.

— Наглый болтун, — Мэган прошлась по доскам причала.

Ветер с моря развевал черные, немного расклешенные брюки девушки. Наследница поежилась и растерла замерзающие плечи.

— Он только и умеет, что смеяться над всем, — Рейвенкло пнула ногой гнилую доску. – И зачем устраивать встречу здесь? Более теплых мест на свете нету что ли?

— Между прочим, мне кажется, что ты Даниэлю нравишься, — Ферула подошла к подруге.

— Это тебе только кажется. Он всегда смеялся надо мной. Вот Крам – это другое дело. И серьезный и постарше Гриффиндора.

«Хотя в последнее время Виктор как-то заметно охладел ко мне, — подумала Мэган, печально вздохнув, – Может, это из-за его новой службы. Старый Слизерин, наверняка, взваливает на него слишком много работы. Хотя, возможно, я сама виновата. Высказала в последнем письме все, что накипело на душе из-за его шашней с Грейнджер. Вот теперь он и не пишет, и не появляется. Я-то думала, что утреннее послание от него. Сбежала из дома, пока мама с папой уехали покупать новых драконов (будто им старых мало). А тут оказывается, Даниэль ко мне неровно дышит. Он, конечно, парень красивый, но его вечные приколы иногда раздражают. Хотя некоторые из них довольно смешные. Но я же не могу показать всем, что мне нравятся шутки. Я же все-таки Рейвенкло, и у меня должна быть гордость. Это Феруле хорошо. Все ее знают как добрую, милую девчонку. А тут всю жизнь противостоишь двум оболтусам – Слизерину и Гриффиндору. Им бы только надо мной поиздеваться. А все-таки интересно, Даниэлю я и вправду нравлюсь?»

Рейвенкло вскрикнула от неожиданности, когда прямо перед ними появились трое парней. Конор отпустил позеленевшего Гриффиндора, старающегося поглубже вдохнуть свежий морской воздух, чтобы отогнать подступившую тошноту. Гарри, увидев Ферулу, слабо улыбнулся.

— А вот и они, герои аппарирования, — усмехнулась Мэган, поглядывая на Даниэля.

— Здравствуй, Гарри, — Хаффлпафф лукаво улыбнулась.

— Меня интересует, кто из вас додумался прислать нам письма, согласно которым мы должны ждать невесть кого на этом прогнившем холодном причале? – Рейвенкло обвела взглядом парней и остановилась на Коноре. – Снейп, это твоих рук дело?

— Догадливая ты, — усмехнулся наследник. – Может, тебе погоду научиться предсказывать?

Девушка перекосилась от негодования, но продолжила:

— И зачем вам понадобилось нас вызывать сюда?

— Давно не виделись, решили, что вы будете не против сходить в бар «Золотой осьминог» потанцевать.

— Я так рада, — улыбнулась, смотря на Гарри, Ферула.

— Успокойся, — одернула подругу Рейвенкло. – И почему вы думаете, что мы согласимся с вами пойти?

— А разве вы не хотели бы посетить сегодня знаменитый бар? – спросил Даниэль, стоя рядом со Снейпом-младшим.

— С вами? – поморщилась Мэган.

— Нет, с командой «Летучего Голландца», — фыркнул Конор, устав от неприступности ветреной наследницы. – Конечно с нами, с кем же еще.

— Тогда последний вопрос: кто из вас будет лишним?

— Не беспокойся, девушек на всех хватит, — ответил Слизерин, проходя мимо кузины. – Только за Гермионой слетаем и все.

— Снейп, ты растерял все мозги при аппарировании?! Хотя, что я говорю. Их у тебя с рождения нет, – Мэган направилась за братом. – Ты хочешь привести сюда эту грязнокровку?!

Конор резко остановился и, развернувшись, сказал:

— Она не грязнокровка!

— Да, конечно, у маглов ведь всегда только чистокровные дети-волшебники получаются! — фыркнула наследница, глядя на Слизерина.

Мальчишка только кинул на нее яростный взгляд и крикнул друзьям:

— Эй, вы! Еще долго вас ждать. Поттер, я свою часть договоренности выполнил и теперь жду выполнения твоего обещания.

— О чем он? – поинтересовалась Ферула, сжимая ладонь парня.

— Я обещал провести его к Гермионе, — прошептал Гарри. – Она проживает в пригороде Лондона в магловском мире.

— И ты даже знаешь ее адрес? – наследница улыбнулась.

— Да, — пожал плечами подросток.

— Тогда, пожалуй, нам следует всем вместе прогуляться к маглам, — хихикнула Ферула и потащила удивленного Гарри к Слизерину.

— Хаффлпафф, только не говори, что это магломания заразна, — возмущалась поведением подруги Мэган.

Девушка ничего не ответила. Остановившись возле Конора, наследница махнула рукой Даниэлю, молча стоявшему в стороне.

— Надеюсь, ты с нами?

— А как же, — согласно кивнул головой Гриффиндор.

Уже подходя к друзьям, парень вдруг протянул руку в сторону Ферулы и прокричал:

— Остолбеней!

Девушка вскрикнула и упала на землю, словно статуя. Все были настолько поражены поступком Даниэля, что на несколько секунд молча уставились на окаменевшее тело наследницы.

— Гриффиндор, ты что наделал?! – отошла от шока Мэган.

— Конор, я бы на твоем месте сообщил деду, что по его территории бродят Пожиратели Смерти, — кивнул в сторону Ферулы наследник.

— Ты хочешь сказать, что она…- Гарри уставился на лежавшую девушку.

— Это не Ферула, Гарри, — пояснил Гриффиндор. – С первых минут я никак не мог понять, что в ней меня беспокоит. Какая-то она была не такая, как всегда. Я достаточно хорошо знаю все ее привычки и манеру общаться. Сначала подумал, что она просто решила перед Гарри повыделываться что ли. Но после того, как она прошлась по цветам, ведя Поттера, что абсолютно не свойственно настоящей Феруле, мои подозрения подтвердились.

Ребята посмотрели на поверженного врага. Мэган отошла подальше от окаменевшего тела.

— Если это Пожиратель Смерти, то где же настоящая Ферула? – забеспокоился Гарри Поттер.

— Ее надо допросить, — предложил Конор и уже хотел было расколдовать пленницу, как позади них послышались голоса.

— Вон они. Говорил же, что могут быть здесь.

К подросткам приближались несколько вооруженных мужчин. Один из них, высоченный, с громадными плечами негр, показывая на ребят и ухмыляясь полным золотых зубов ртом, пробасил:

— А Крам их в барах ищет. А они тут решили поразвлечься. Вон одна уже лежит.

— Как ты думаешь, если мы помчимся вдоль берега, то есть шанс оторваться от них? – встревожился Даниэль.

— Предлагаю аппарировать. К моему деду мы всегда успеем, — шепнул Конор своему брату, глядя на матросов «Летучего Голландца». – В конце концов, я еще не увиделся с Гермионой.

— Мальчики, если что, то я к вашим аферам отношения не имею, — заявила Мэган. – И, пожалуй, мне пора. Пойду драконов на рынке выбирать. Родители, наверное, все еще там. Всегда мечтала себе огнедышащего друга заиметь. А с капитаном вы уж сами как-нибудь разбирайтесь. Прощайте!

— Стой, Мэган! – схватил за руку девушку Гриффиндор. – Есть хорошее предложение прогуляться по магловскому миру. Конор умеет аппарировать и перенесет нас туда.

— Отпусти руку! – попыталась освободиться наследница. – Я еще только по магловскому миру с вами не бегала. Там нет ничего, что могло бы меня привлечь.

— Мэган, ведь ты ни разу в том мире не была, — уговаривал подросток, поглядывая на приближающихся матросов. – Может, там интересно. К тому же, ты не думаешь, что твои родители будут не особо довольны, когда узнают от капитана, что ты покинула дом без их разрешения? Решайся. Магловский мир лучше, чем душная каюта, в которой нас обязательно запрут под замок, если сейчас поймают.

Рейвенкло тяжело вздохнула и согласно кивнула. Даниэль притянул ее к Конору и сам встал рядом, обхватывая Гарри.

— А как же Ферула? – показывая на окаменевшую девушку, спросил Поттер, все еще не до конца веря, что это не наследница.

— Хочешь взять ее с собой? – ухмыльнулся Снейп.

— Может, это не Пожиратель, а Хаффлпафф, — продолжал смотреть на то место, где лежала подозреваемая, Гарри.

— Нет. Настоящая Ферула, наверняка, дома сидит, цветочки поливает, — улыбнулся Даниэль, крепче прижимая Рейвенкло.

— Так мы будем аппарировать или дождемся, пока капитанские амбалы нас схватят? — фыркнула Мэган в объятьях.

— Ладно, — вздохнул Конор, — После того, как я увижусь с Гермионой, обещаю перенести тебя к дому Ферулы, удостовериться, что с ней все в порядке.

— Эй, вы! Не смейте ничего предпринимать! – крикнул пират с рассеченными губой и подбородком, находившийся в нескольких метрах от ребят. – Конор, тебя давно капитан не учил уму-разуму?

— Передайте ему, что я все позже объясню! И заберите эту девушку, — указал на Ферулу наследник перед аппарированием. – Это Пожиратель Смерти в чужом обличии.

Матросы не успели перехватить подростков. Как только дети исчезли, негр разозлено плюнул на землю.

— И что теперь нам докладывать капитану? Крам упустил этих мелких лангустов, теперь мы. Слизерин шеи свернет всем.

— Крам назначен ответственным за поимку беглецов. Вот пусть и докладывает капитану сам. Из-за этого болгарского щенка нам пришлось шастать по Мысу, вылавливая непослушных паршивцев, будто у нас других дел нету, — прохрипел невысокого роста плечистый матрос.

— Правильно, пусть Крам обо всем говорит Слизерину. Принесем эту, — негр указал на Ферулу, — а там хозяин сам разберется, кто она.

— Вообще-то, похожа на Хаффлпафф, — всматриваясь в лицо девушки, рассуждал мужчина с рассеченными губой и подбородком.

— Да хоть на Волдеморта, — хмыкнул низкорослый пират. – Нам-то какая разница? Главное — доставить ее на «Летучий Голландец».

Негр, посмотрев на приятеля, взвалил на себя окаменевшее тело девушки и пошел по направлению к городу, где на главном причале пришвартовался знаменитый в Дальних Землях корабль.

Гарри Поттер и наследники. Глава 20. Побег мелких лангустов или чему быть, того не миновать. Часть 4


Гарри, если ты в этом заявишься в бар, тебя могут принять за магла и выкинуть с позором, — глядя на друга, стоящего в белоснежной рубашке и брюках с идеальной стрелочкой. – Скажем так, в «Золотом осьминоге» есть негласные правила по стилю одежды. Мыс Висельника – это портовый город, и пиратов там больше всех. Так что надевай вон ту темно-серую рубашку, черные штаны и жилет. Ну и, конечно, сапоги. Глядишь, не будешь выделяться из общей толпы.

— Ого, — улыбнулся Даниэль, входя в спальню как раз в тот момент, когда Поттер натягивал второй сапог. – Гарри у нас уже при параде. Парень, Ферула будет без ума от твоего грозного вида.

Мальчишка поправил очки и улыбнулся.

— Теперь у нас основная задача – покинуть дом незамеченными, — сев на стул, произнес Конор.

— Может, устроить поджог и в суматохе смыться? – предложил Даниэль, поправляя пояс.

— У себя дома будешь устраивать пожар, — отклонил предложение друга Слизерин. – Я думаю, стоит воспользоваться анимагией.

— В грызуна я не собираюсь превращаться, — запротестовал Гриффиндор, расхаживая по комнате. – Знаешь, мне хватило и прошлогоднего хомячка. Еле удрал от рейвенкловского котяры. Эта шерстяная сволочь чуть не отгрызла мне голову.

Гарри в изумлении глядел на своих друзей.

— Вы можете превращаться в животных?

— А что тут такого? – удивился Конор. – Каждый может перевоплотиться в любое живое существо.

— И даже до совершеннолетия?

— Конечно. Главное — точно знать, в кого хочешь превратиться, — протирая сапоги салфеткой, взятой с письменного стола, пожал плечами Гриффиндор.

— Но я еще ни разу не пробовал превращаться в животных.

— Слизерин, дело плохо. Выхухоль может все порушить, — взволнованно произнес Даниэль, смотря на друзей.

— Порушит, если в слона превратится, — хмыкнул Конор и тут же предложил. – Гарри, тебе стоит сейчас потренироваться в превращениях. Главное — сконцентрируйся на виде того животного, которым ты бы хотел стать. Палочку выкинь. Пора привыкать обходиться без нее.

Поттер прошел на середину комнаты и, зажмурив глаза, начал концентрироваться.

— Главное — успокойся. Не стоит переусердствовать, — послышался голос брата.

Пролетело несколько секунд, но ничего так и не произошло. Парень открыл глаза.

— Тяжелый случай, — вздохнул наследник Годрика. – Так мы и до вечера из дома не выберемся.

Снейп подошел к брату и, ободряюще похлопав по плечу, сказал:

— Попробуй еще разок. Выкинь из головы другие мысли и думай только о том образе, в который ты хочешь превратиться.

Поттер закрыл глаза и, глубоко вздохнув, представил…

— О, черт! Гарри, превращайся обратно!

Мальчик открыл глаза и увидел своих друзей, взволнованно уставившихся на него снизу. Именно, снизу. Казалось, что Гарри был возле самого потолка. Парень опустил глаза и увидел большое тело с рыже-коричневыми пятнами и длинными ногами с копытами. Зажмурив от всего этого глаза, подросток стал усиленно думать о своем прежнем человеческом образе.

— Ты, Поттер, конечно гений, но жираф как-то не особо подходит для незаметного побега из дома, — Даниэль толкнул друга, чтобы тот открыл глаза.

Гарри осмотрел себя и облегченно вздохнул. Теперь он был в нормальном состоянии.

— Животное надо придумывать исходя из ситуации. Вот смотри, — сказал Конор, и через секунду перед Поттером и Гриффиндором стоял немного взлохмаченный молодой волк.

— Не обращай внимания, это его фирменный образ, — шепнул на ухо Даниэль.

Зверь, ощетинившись, рыкнул на наследника.

— Я тоже попробую, — решительно заявил Гарри.

— Ну вот, теперь у нас целая стая блохастых волков, — покачал головой Гриффиндор, когда рядом с ним стояла пара хищников. – Только не надо махать тут хвостами, у меня на волчью шерсть может быть аллергия. Лучше не станем терять время. Пора покинуть этот милый дом и отправиться навстречу приключениям.

Парень открыл дверь, выпуская своих теперь уже четвероногих друзей и отправляясь вслед за ними. Перед самой лестницей Даниэль перевоплотился в енота-полоскуна и начал осторожно спускаться. Конор провел всю звериную компанию мимо библиотеки, где возле дверей на страже сидел Крам. Оставшись незамеченными, представители животного мира направились к кухне, где им все-таки удалось выскочить в дверь черного хода. Правда, домовые эльфы, работающие на кухне, были крайне возмущены поведением наглого енота, стащившего несколько штук сахарного печенья, лежавшего в тарелке на краю стола. Зверек успел смыться вовремя, увернувшись от запущенного в него половника.

Во дворе подростков ждало еще одно испытание. Увидев двух молодых волков, головорезы капитана «Летучего Голландца», охранявшие территорию, устроили пальбу по живым мишеням. Но то ли выпитый пиратами ром, то ли простое везенье позволило мальчишкам благополучно покинуть территорию особняка. Если Конору и Гарри бегать от преследователей было не столь трудно, то еноту-полоскуну с его ворованными запасами пришлось туговато. Подрастеряв основную массу добытого, Даниэль с половинкой сахарного печенья в зубах старался не отставать от друзей.

— Еще немного и мое сердце не выдержало бы, — приняв человеческий облик, Гриффиндор развалился на поляне, тяжело дыша и вынув печенье изо рта. – Что за привычка у охраны палить в каждого приличного зверя?! Вы слышали, что они хотели мою шкуру какой-то девке подарить на воротник. Варвары!

— Ты бы еще в горностая превратился, — присев на поваленное дерево, произнес Конор, когда они с Гарри перевоплотились в людей. – У него мех еще ценнее.

— Ладно, главное, что мы теперь на воле, — поднимаясь на ноги, сказал Даниэль.

— На воле, пока ты еще какой-нибудь финт не выкинешь, — сердился Слизерин, показывая на печенье.

— Фто? – запихнув печенье в рот, удивился наследник Годрика. – Я ефть хочу.

— Ну, держись, если тебя стошнит во время аппарирования, — пригрозил кулаком Конор.

— Ты же знаешь, Слизерин, что меня тошнит при любом перемещении в пространстве. Бабушка говорит, что это наследственное. По отцовской линии все этим страдали, — оправдывался Гриффиндор. – А что, мы обязательно должны аппарировать?

— Ты можешь идти пешком, — сказал Снейп-младший.

— Ну, уж нет, — возразил Даниэль, подходя к Конору. – Как-нибудь потерплю это перемещение.

— Тогда постарайся не испачкать мне рубашку, иначе я тебя удавлю, — предупредил друг, прижимая к себе Гриффиндора и Поттера.

— Крепче, милый, — положив на плечо товарищу голову, улыбнулся Даниэль, перед тем как ребята исчезли.

Гарри Поттер и наследники. Глава 20. Побег мелких лангустов или чему быть, того не миновать. Часть 3


— Что ж, сегодня вы выполнили все задания досрочно, — просматривая эссе на свитке пергамента, произнес Северус Снейп, сидя во главе обеденного стола. – Либо присутствие Гарри на вас так действует, либо есть другая причина вашей расторопности, коей не наблюдалось всю неделю.

— Мы просто перевоспитываемся, — заявил Даниэль, отправляя в рот ложку супа.

— Хотелось бы в это верить, — зельевар посмотрел на каждого подростка за столом.

Поттер отвел глаза и потянулся за кусочком хлеба. Гарри опасался, что профессор сможет прочитать его мысли, как старший Слизерин, поэтому предпочел сконцентрироваться на еде. Конор, который сидел ближе всех к отцу, только пожал плечами и улыбнулся, помешивая ложкой в тарелке.

— Я бы мог назначить вам очередное задание, — подростки встревоженно повернули головы в сторону мужчины. – Но думаю, что предоставлю остаток дня вам для свободного времяпрепровождения. Надеюсь, вы с пользой проведете отрезок времени, пока меня не будет.

— Тебя не будет? – переспросил Конор, проглотив ложку супа.

— Да, — Снейп намазывал ломтик хлеба маслом.

— А куда Вы отправляетесь? – поинтересовался Даниэль, стараясь убрать с лица предательскую улыбку.

— Мистер Гриффиндор, Вам вовсе не стоит знать, куда я отправлюсь. К тому же не надейтесь, что останетесь без присмотра.

— Только не говори, что у нас будет нянька, — усмехнулся Конор, качая головой.

— Можно сказать, человек, который проследит, чтобы вы не наделали глупостей, — глядя на детей, сказал профессор.

— Но нам уже пятнадцать! — возмутился Гарри, посмотрев на зельевара.

— С чем вас и поздравляю. Самый бесшабашный возраст.

— Остается надеяться, что предложенная нянька хотя бы будет привлекательной, — лукаво улыбнулся Даниэль, беря кубок с водой.

— Это уже вам судить, — произнес зельевар и кивнул головой домовому эльфу, разрешая пригласить гостя.

Когда порог столовой перешагнул широкоплечий молодой человек, Даниэль чуть не захлебнулся водой из кубка.

— Крам будет нас пасти?! – непонимающе вскинув бровь, спросил Конор.

— Именно, пасти. Таких, как вы, олухов надо охранять от необдуманных поступков, — ответил Снейп, добавляя соли в свою тарелку.

— А почему именно он? Что, девушек не нашлось для роли няньки? – перекосился Гриффиндор, с отвращением поглядывая на предложенную охрану.

— Этот вопрос ты можешь задать капитану «Летучего Голландца» в его следующий визит сюда, — профессор строго посмотрел на своих подопечных. – А пока вы будете находиться под надзором мистера Крама.

Мальчишки зло смотрели на своего молодого надсмотрщика. Виктор делал вид, что не замечает их недобрых взглядов, и, вытянувшись, ждал приказания.

— А ты уверен, что Крам справится с возложенными на него обязанностями? – усмехнулся Конор, повернувшись к отцу.

— Я думаю, он будет стараться, — вставая из-за стола, произнес Снейп-старший.

— А что именно входит в обязанности няньки-охранника? – задал вопрос Даниэль проходящему мимо зельевару.

— Не позволять вам покидать дом, — ответил мужчина и, еще раз взглянув на подростков, вышел из столовой.

— Ну вот, — протянул Даниэль. – А как же сказки на ночь?

— Крам, не повезло тебе, — посочувствовал Конор, вставая из-за стола. – То в посыльные определяют, то в няньки. Видимо, на большее ты не способен.

Болгарин молча стоял и ждал, пока подростки покинут столовую. Закончив с обедом, мальчишки отправились в библиотеку. Их новый охранник проследовал за ними до самых дверей.

— Черт! Нам только этого и не хватало, — прошипел Конор, когда они с друзьями остались наедине с книжными полками. – Этот дедовский прихвостень может поломать все наши планы, ради того чтобы выслужиться перед Слизерином.

Даниэль, подойдя к окну, посмотрел на манящую его свободу. Сегодня было довольно холодно. Но солнечная погода за окном дразнила подростков, заставляя их действовать.

— Все, я уже хочу на волю, — вцепившись в оконную раму, взмолился Гриффиндор.

Гарри подошел к другу и, сочувствуя, похлопал его по плечу.

— Ладно, Даниэль, не расстраивайся, что-нибудь придумаем.

— Что придумаем? Разобьем стекло и сиганем через окно или подсунем Краму слабительное, чтобы его интересовал только туалет?

— Эй, вы там долго будете о стекло биться? – полушепотом спросил Конор, стоя рядом с одной из книжных полок.

Друзья повернулись в сторону Слизерина и от удивления раскрыли рты. Полка с книгами отъехала в сторону, образовывая проем.

— Не может быть! – почти бегом Даниэль достиг потайного хода. – Всегда знал, что ваш дом с секретами.

— Секретов полно, это точно, — проходя в узкий коридор, прошептал Конор.

Гарри и Даниэль последовали за другом. Как только Гриффиндор вошел в коридор, замыкая процессию, книжная полка тут же закрыла ход.

— Надеюсь, ты знаешь, куда нас ведешь. Как-то неохота провести лучшие годы своей жизни, блуждая между стен этого дома. К тому же здесь так узко, воздуха не хватает. Что-то мне плохо становится.

— Даниэль, поменьше болтай, иначе твои вопли услышат, — шепнул Слизерин-Снейп.

— Ладно, буду мучиться клаустрофобией молча. Гарри, ты хотя бы поглядывай назад. Вдруг я лишусь чувств.

— Если ты не отцепишься от моего воротника, — прохрипел Поттер, стараясь скинуть со своей шеи руку боязливого друга, — то не ты лишишься чувств, а я.

— Но тут темно, мне же нужен поводырь в этом страшном коридоре.

— Гарри, снитч с тобой? – спросил Конор, остановившись.

Друг достал подаренный мячик и протянул его. Слизерин-Снейп произнес заклинание, и снитч засветился. Взлетев, мячик начал кружить рядом с подростками.

— Так-то лучше, — вздохнул Даниэль и отпустил воротник Поттера.

Парни продолжили путь. Через несколько метров коридор заканчивался каменной лестницей, ведущей вверх. Мяч метался из стороны в сторону, освещая дорогу.

— Глупый снитч! – возмущался Гриффиндор, спотыкаясь, когда ребята поднимались по лестнице. – Только носится туда-сюда, а толку мало. Тоже мне лампочка!

Снитч, будто обидевшись на такое заявление человека, подлетел к самому носу наследника.

— Что, теперь решил меня ослепить?! – отмахиваясь от настырного мячика, шипел Даниэль. – Уйди от меня, фонарь недоделанный.

— Тише, — велел Конор. – Уже пришли.

Гарри встал на цыпочки, чтобы посмотреть, куда они все-таки добрались, но увидел только глухую дверь.

— А что там за дверью? – шепнул Поттер на ухо брату.

— Отцовская комната, — ответил Конор. – Надеюсь, он уже ушел.

Парень дернул за рычаг в стене, и дверь бесшумно открылась, позволяя подросткам войти в личные апартаменты Мастера Зелий. Конор переступил порог. Профессора не было. Мальчик облегченно вздохнул.

— Гарри, проходи побыстрее, будь как дома, — толкая друга, бубнил Даниэль.

Поттер стал рассматривать комнату.

«В принципе, ничего такого необычного, — подумал Гарри. – Разве что кровать побольше, да и камин более внушительных размеров».

Внимание паренька привлекли колдографии на каминной полке.

«Это же моя мама! – удивился подросток. – Снейп хранит колдографию моей мамы? Неужели их связывала не только учеба на одном курсе? Может, они даже дружили? А ведь если это так, то их дружба вполне могла перейти в любовь. Интересно, а профессор предлагал моей маме выйти за него замуж?»

— Даниэль, не стоит здесь ничего трогать, — предупредил Конор, глядя, как друг протянул руку к красному перу в чернильнице, стоящей на прикроватной тумбочке рядом с какой-то тетрадью в темном переплете.

— Всегда мечтал проставить этим пером себе пару десятков «Превосходно» по зельеварению, — улыбнулся наследник Годрика, отходя от тумбочки.

— Нам пора. Не хватало еще, чтобы отец заявился в комнату, — указал на дверь Снейп-младший.

— Конор, а кто это? – Гарри показал на фотографию, на которой молодой зельевар, улыбаясь, стоит рядом с худенькой черноволосой девушкой и обнимает ее за плечи.

— Это моя мама. Мой родной отец не очень любил сниматься, так что фото с его участием не сохранилось.

— А вот, я понимаю, наш знаменитый Не-ангел, — смеясь, показывал на другую колдографию Даниэль, на которой сидел маленький карапуз с игрушечной лошадкой в руке и улыбался, то показывая пальцем в сторону камеры, то засовывая этот палец в беззубый рот.

— Очень смешно, Королек, — хмыкнул Конор. – А у твоей бабушки на полке стоит фотография, где ты сидишь на горшке.

— Это позорная страница моей истории была давно закрыта, и нечего мне угрожать разоблачением, — Гриффиндор подошел к двери и осторожно выглянул в коридор.

— Встречаемся у Гарри в комнате через две минуты, — выходя из спальни, прошептал Конор и направился к противоположной двери.

— Какие две минуты, я шнурки завязываю полчаса, — возмущался Даниэль, размахивая руками.

— У тебя есть что-то со шнурками? — улыбнулся Гарри.

— Даже если и нет, то все равно две минуты мало, чтобы одеться так, чтобы не выглядеть пугалом в «Золотом осьминоге».

Перед тем как скрыться за дверью своей комнаты, Конор посмотрел на друзей и, усмехнувшись, произнес:

— Время пошло.

Гарри Поттер и наследники. Глава 20. Побег мелких лангустов или чему быть, того не миновать. Часть 2


Рыжеватая с бурым продольным рисунком сова влетела в спальню в тот момент, когда ребята, смеясь, ловили мечущийся по комнате снитч, «улизнувший» от ловца гриффиндорской команды.

Приземлившись на спинку стула возле письменного стола, птица ухнула, видимо, недовольная поведением подростков, гоняющихся за золотистым мячиком.

— Я поймал его! — радостно завопил Даниэль, держа в руке «порхающую радость» ловца любой команды по квиддичу. – Очкастая Выхухоль, я опередил тебя.

— Конечно, промчался по ногам, — Поттер рухнул на кровать, на которой Гриффиндор стоял в одной тапочке и пританцовывал, хвалясь добычей.

Конор, кинув тапочкой в хвастливого друга, забрал у совы свиток пергамента и протянул ей в качестве оплаты печенье, лежавшее до этого на тарелке рядом с кубком, полным молока.

— Это тебе, Гарри, — кинул свиток на кровать наследник. – Похоже, от Ферулы.

Гриффиндор, плюхнувшись на постель, скрестил руки на груди и начал ворчать:

— Вот, отбил у меня девушку. И теперь прямо у меня на глазах разворачивает свиток от нее. Это негуманно. Я тут страдаю, а Выхухоль читает молча. А мог бы и вслух.

Гарри только улыбался, водя взглядом по строчкам послания.

— Нет, вы посмотрите на него! Поттер, у тебя уже уши красные. Может, аллергия на ее чернила или пыльцу какого-нибудь растения, которой наверняка покрыто это письмо? – глядя на друга, бормотал Даниэль.

Слизерин, не принимая участия в разоблачении увлечения Поттера, подошел к окну и, сев на подоконник, вдохнул свежий ночной воздух.

— Ну, вот, — не унимался Даниэль, положив одну ногу на другую. – Все молчат. Явно думают о своих зазнобах. А я тут один, как в пустыне. Кстати, Гарри, у тебя песчинки в постели. Или это крошки от печенья? Поттер, ты жрал печенье без нас?! Это уже предательство.

Друзья молчали, погруженные в свои мысли. Гриффиндор посмотрел сначала на одного, потом на другого и, набрав в легкие побольше воздуха, крикнул:

— Мистер Снейп!

— Ты что, совсем ополоумел?! – Конор резко повернулся к Даниэлю.

— А что мне оставалось делать, если вы ушли в себя и даже не обещали вернуться? Я таким образом прервал эту ужасную тишину. Не кричать же мне «Пожар!» или «Посмотрите, голый Волдеморт!»

— А если он сейчас сюда заявится? – поглядывая на дверь, прошипел Конор.

— Голый Волдеморт? Это маловероятно.

— Не умрешь ты от старости, Гриффиндор, — покачал головой наследник Салазара. – Кто-нибудь за твои шутки тебе голову оторвет.

— Ну, уж если твоему деду это не удалось, когда в детстве мы с тобой его трусы подняли на «Летучем Голландце» вместо флага, то все остальные меня мало волнуют, — отмахнулся друг, и, устраиваясь поудобнее на кровати и поправляя подушку, обратился к Гарри. – Выхухоль, ты бы хоть намекнул, что в письмеце. Все-таки интересно, о чем тебе моя бывшая девушка пишет.

— Пишет, что хочет увидеться, — пробормотал Поттер и тут же обратился к Слизерину, — Конор, что находится на Мысе Висельника?

— Много чего. Можно сказать, что это территория свободного разгула. Интересное местечко. Там собираются маги со всего мира. На рыночных площадках на Мысе Висельника можно купить все что угодно. Там нет запретов на продажу черномагических артефактов, драконов и даже рабов.

— Получается, что Ферула приглашает меня пройтись по рынкам? – удивился Гарри, сжимая в руке послание от наследницы.

— Конечно, ты можешь прогуляться по лавкам, торгующим зеленым товаром, — хмыкнул Даниэль, слезая с кровати и ища свою вторую тапочку. – Но приглашает она тебя, скорее всего, на Мыс, чтобы вы вместе посетили бар «Золотой осьминог». Самое популярное место среди молодых магов. Есть где потанцевать, посидеть.

— А как добраться до Мыса?

— Поттер, ты и вправду собрался на встречу с Хаффлпафф? – Гриффиндор отыскав тапочку, повернулся к другу.

— А почему бы и нет? — пожал плечами Гарри, вставая с кровати.

Конор усмехнулся, глядя на брата.

— Идея, безусловно, заманчивая, — Слизерин спрыгнул с подоконника и подошел к Гарри. – В «Золотой осьминог» я и сам бы не прочь заявиться. Да и Даниэль, думаю, тоже не откажется. Но ты забыл самое главное. И это главное сейчас спит дальше по коридору в спальне напротив моей комнаты, если только его Гриффиндор своим воплем не разбудил. Отец никогда не отпустит ни тебя, ни меня, ни даже Королька на Мыс Висельника одних. А уговорить его сопровождать нас туда также невозможно, как заставить заняться балетом. Он считает Мыс опасным местом, где подросткам, вроде нас, не стоит бродить.

— А разве Мыс Висельника не находится на территории, подвластной твоему деду? Кто будет нападать, когда у тебя такая защита? – не унимался Гарри.

— То-то и оно, что это — дедовская территория. Ему моментально доложат, что мы появились там. Если честно, я бы не хотел испытывать гнев старика на своей шкуре. Скажу, что тебе тоже может не поздоровиться. Ведь как-никак теперь ты ему вроде внука. И, поверь мне, дед не станет с тобой церемониться.

Поттер прошелся вдоль стены, придумывая план, который позволит ему посетить Мыс и повидаться с девушкой.

«Нет, это нечестно! Я хочу повидаться с Ферулой. Я скучаю по ней. К тому же мне надоело сидеть в комнате. Конору с Даниэлем хотя бы по прошлому удалось погулять. А я в это время глотал это противное профессорское зелье. Вот не везет, так не везет. Пусть мистер Снейп потом и отругает меня, но я хочу побывать на Мысе Висельника. В конце концов, я достаточно взрослый, чтобы решать, где, когда и с кем мне встречаться, — размышлял Гарри. – Но один, конечно, я не смогу добраться до нужного места. Я даже не знаю, в какой стороне этот Мыс Висельника».

— Гарри, хватит метаться по комнате, — потянувшись, зевнул Даниэль. – Ты все равно один не отправишься на Мыс. Хоть сейчас и образовалось затишье в войне лорда темноватого с министерскими аврорами, все равно опасно тебе находиться на воле. Не забывай, что у Волдеморта на тебя имеется зуб, возможно, даже коренной.

— Да хоть клык. Этот маг уже столько времени охотится на меня, что я начинаю привыкать к его маниакальности, — мальчишка поймал на лету выпущенный им же самим снитч.

— Конор, дело серьезное, — цокнул языком Гриффиндор. – Поттер у нас решительно настроен плюнуть на все снейповские правила и отправиться на свидание. От этого мне почему-то становится как-то не по себе. Одолевает странное чувство, будто он ищет проблем себе на пятую точку, а влетит нам. Даже зад начал зудеть. К чему бы это?

Снейп-младший подошел к Гарри и, положив ему на плечо руку, вдруг предложил:

— Гарри, я соглашусь тебя провести к Мысу, но и ты мне поможешь. Я бы хотел увидеться с Гермионой. А ты, как специалист по магловскому миру, проводишь меня к ней.

— Нет, вы оба спятили! – подлетел к друзьям Даниэль, размахивая руками. – Вас Снейп обоих задушит, когда поймает. Я уже не говорю о старике Слизерине. Он-то уж точно спины кнутом разрисует в стиле а-ля тельняшка. А я вовсе не хочу быть в полосочку. Полосатость сейчас не в моде.

— Тогда останешься здесь. Будешь развлекать профессора своей болтовней до нашего прихода, — улыбнулся Конор, торжественно положив вторую руку на плечо наследника Годрика.

Даниэль поморщился и скинул руку друга с плеча.

— Нет уж. Я не собираюсь тут батрачить, пока вы будете развлекаться. У меня тоже есть девушка, и я хочу с ней увидеться.

— Интересно, что за девушка? – удивился Снейп, глядя на товарища. – Когда это ты успел обзавестись подружкой?

— Это не важно, — смутился парень. – Нечего вам заранее все знать.

— Но мы же друзья и должны обладать информацией, — поправил сползающие очки Гарри.

— Правда, Даниэль, я знал всех твоих девчонок, а теперь какие-то тайны. Она что, настолько страшная, что ты даже имени ее не хочешь говорить? — засунув руки в карманы брюк, сказал Конор.

— Она красивая, и ты ее отлично знаешь, да и Гарри тоже, — глядя себе под ноги, заявил наследник, растирая рукой шею.

— Ну и кто же это? Я надеюсь, не МакГонаггл? – не унимался Конор, улыбаясь.

Даниэль посмотрел на друга, и тот мигом перестал веселиться.

— Это Мэган. И я не вижу ничего веселого в этом.

— Что?! – одновременно вскрикнули друзья, потрясенные услышанным.

«Так и думал, что не стоит говорить им о ней, — ругал себя Даниэль. – Конечно, куда мне до нее, шуту гороховому. Мэган никогда не согласится стать моей девушкой. Это всего лишь мечты. Она даже не замечает меня. А если и замечает, то только для того, чтобы наорать».

— Гриффиндор, ты заболел? Мэган – это недоразумение с повадками вейлы и звездной болезнью. Ты же знаешь ее с детства. Для нее нет ничего постоянного, — пытался образумить друга Конор.

— Я знаю, Снейп, знаю, — Даниэль плюхнулся в кресло. – Но это меня не останавливает. Конечно, она еще не в курсе моих намерений. Если честно, она вообще не знает, что нравится мне.

— А как же Крам? Ведь она в него влюблена. Не боишься, что Виктор тебе голову оторвет? – не отставал друг.

Гарри опять подошел к кровати и молча сел напротив Гриффиндора.

— Пусть только попробует, — хмыкнул парень, скрестив руки на груди.

— Даниэль, может, ты еще передумаешь? Зачем тебе эти «ветреные» проблемы? Что, на свете девчонок мало? – Снейп левитировал стул и устроился рядом с наследником.

— Ты это себе скажи, Слизерин, — не сдавал позиции как никогда серьезный Гриффиндор. – Грейнджер вообще грязнокровка.

— Ладно, парни, — вздохнул Гарри. – У каждого свои девушки, и каждый сам должен строить отношения. Если тебе нравится Мэган, Даниэль, то пусть будет так. В любом случае, каждый хочет встретиться со своей девчонкой, и теперь встает вопрос о том, как это сделать.

— Над этим стоит подумать. Тем более, что завтра — четверг. А в этот день недели вечерами в «Золотом осьминоге» самый разгар веселухи, и полно народу, — произнес Конор. – Но самое сложное в нашей ситуации будет выбраться из дома незамеченными. Отец быстро узнает о нашем отсутствии и испортит весь праздник жизни. К тому же охрану возле дома придется обходить с особой осторожностью. Да и аппарировать нельзя. На дом наложены особые чары.

— Ладно, утро вечера мудренее, — потянулся Даниэль. – Завтра придумаем, как все провернуть. Но в любом случае к вечеру мы будем в «Золотом осьминоге» с нашими девчонками. Это я вам обещаю.

1 с 9123456789