Становление тьмы. — Часть четвертая — Тени, несущие свет. — Глава 11. В свет. Часть 3


Дни и ночи Драко Малфоя все еще не были превосходны, но у него появилась надежда на будущее. Лучшая должность, уважение, власть… все это медленно возвращалось в ощутимую близость. Защита Розье заставила позабыть о его позоре и вспомнить, что значит его фамилия. Некоторые глупцы, видя его теперешнее положение, даже завидовали его временной «ночной» обязанности. Они считали, что назначение его командиром элитного отделения – лишь вопрос времени.
Впервые за неделю он смог выбраться домой и сейчас пребывал в великолепном настроении. Нарцисса радостно улыбалась ему, а десерт был превосходен.
– До меня дошли некоторые слухи…
Драко оторвался от тарелки.
– Какие? Если о том, что сегодня дементоры объединятся в профсоюз, то…
Нарцисса рассмеялась.
– Нет-нет. Это о Гринграсс. Ее семья заинтересована в тебе.
– И насколько? – скептично уточнил он.
– Достаточно, чтобы первыми заговорить о том, что ты неплохая партия для Дафны. Естественно, это еще не помолвка…
Неплохая партия? Помолвка? Он не был уверен, что следует верить этим слухам.
– Вполне возможно, что это просто сплетни.
– Вероятно, – легко согласилась Нарцисса. – Сегодня для тебя пришло письмо.
– А почему не на работу? – удивился Драко.
– Не знаю. Нет ни имени отправителя, ни твоего, – ее взгляд стал серьезен. – Его принес ворон.
Драко непроизвольно вздрогнул и осторожно потянулся за письмом.
– Мне надо идти. Встретимся позже, мама.
Он прочитал письмо лишь за запертыми дверями кабинета. Секунду спустя он сглотнул и воровато огляделся, опасаясь, что кто-то наблюдает за ним. Потом еще раз прочитал слово за словом и немедленно сжег бумагу. Пепел тщательно растер и уничтожил заклинанием.
Драко поднял голову и уставился на бледного молодого человека с дрожащими губами. Это он сам, понял после секунды ужаса. «Проклятый Лецифер».
Несколько строк и его налаженная жизнь меняется.

«Драко Малфою.

Скорее всего, ты знаешь о захвате Джима Поттера и Рона Уизли. Ты обязан Гарри Поттеру и мне Лециферу Арман из клана Сов жизнью. Или ты забыл день, когда умер Альбус Дамблдор?
Сегодня я требую свой долг. Узнай, где они содержатся и освободи их, если сможешь.
После этого можешь быть свободен.
Лецифер Арман».

Он знал, где они. В казематах «Крыла Ночи» – карательного отделения, подчиняющегося лично лорду. Еще сегодня утром он слышал, как пара из них обсуждала пытки Уизли.
Может ли он освободить их? Нет. Риск слишком велик. Но… на нем, и правда, долг жизни, двойной. Правила чести и магии обязывали его заплатить долг. Он машинально принялся разбирать взятые на дом документы, но даже не замечал, что именно делает. И как, на милость Мерлина, он должен вытащить их? Эта не та тюрьма, из которой может бежать человек…
Человек! Основное понятие. Теперь Драко знал, что делать. И если у него получится, то он сожжет тот проклятый ошейник.
Он поспешно взглянул на часы и нахмурился. Он должен закончить работу. Оставалась лишь надежда, что Поттер и Уизли смогут продержаться в живых еще немного.

*** ***

Вечность в тишине одиночества медленно убаюкивала Джима. Мысли и воспоминания, постоянное чувство вины и беспокойства о Роне вводили в тихую апатию. Сам не замечая этого, Джим тихо скулил, пока один из надзирателей не швырнул в него слабое, тщательно отмеренное, круцио. После этого он сидел, невидяще таращился в темноту и ждал.
Спустя несколько часов или дней, кто знает, раздался уже знакомый звук шагов. К ним прибавилось что-то новое, шум, как будто что-то тащили по каменному полу. Джим вскочил. Дверь открылась, и в камеру бросили что-то тяжелое.
– Завтра твоя очередь, Поттер, – дверь закрылась.
– Р-Рон? – Джим нерешительно коснулся лежащего тела. Темная масса не двинулась. В сердце Джима пробралось ужасное предчувствие. – Рон! Пожалуйста, очнись…
Тихий стон.
– Джим? – едва слышно, сорванным голосом… Мальчик понял, что его друг вынужден был очень долго кричать. – Я здесь, – со слезами облегчения почти прорыдал Джим. – Я так рад, что ты жив.
Рон попытался рассмеяться, но тело только вздрогнуло.
– Не бойся, они не дают умереть… Они лечат и начинают сначала, – он умолк и всхлипнул. – Ненавижу.
– Это моя вина… – прошелестел Джим.
– Нет. Моя тоже. Все мы ошибаемся. И я ошибся… не в том, что пошел с тобой, и не в том, что попался так глупо. Я был слишком… чистокровен… почти как Малфой.
– Не понимаю.
– Твой брат. Я не увидел в нем человека.
Джим кивнул. Он слегка коснулся кровоточащей руки Рона.
– Насколько это… плохо?
– … терпимо… – больше он не сказал ни слова.
Ночью, или в то время, которое они приняли за ночь, они пытались спать. Рону помогло полное истощение, а Джима мучили кошмары. За ним гнались, пытали, убивали. Что-то коснулось его плеча, он в ужасе закричал и забился.
– Ай! – пискляво выкрикнул незнакомый голос. – Добби не виноват. Добби только хотел будить господина. Добби накажет себя.
Растерянный Джим смотрел, как темная фигурка билась головой о каменную стену. Наконец, он отошел от шока настолько, чтобы прошептать.
– Перестань! Остановись. Может прийти надзиратель.
– Добби понимает. Извините, господин, – звук ударов прекратился.
– Ты кто?
– Домашний эльф. Добби.
– Да? – Джим схватил Рона за плечо и потряс. – А как ты попал сюда?
– Для домашних эльфов нет преград. Господин послал Добби и сказал, что Добби будет свободен, если поможет.
– Помощь? – пробормотал едва проснувшийся Рон. – Кто решился помочь нам?
– Добби не может говорить.
Домашний эльф выглядел испуганным, и Джим поторопился успокоить его.
– Хорошо-хорошо, как ты должен помочь нам?
В руку ткнулось что-то холодное, и эльф зашептал.
– Мастер дал портключ. Специальный портключ для этого места. Пароль – свобода.
Это было слишком хорошо, чтобы быть правдой. Джим ощупал предмет, всматриваясь в него в полумраке – это был браслет. Их дорога к свободе, если эльф говорил правду. Вот только Джим сомневался.
– Куда он ведет?
– Добби не знает. Господин не сказал, – внезапно маленькое существо занервничало. – Добби слишком долго здесь… Должен идти… быстро!
– Подожди! – крикнул Рон, но слишком поздно.
Джим нерешительно крутил браслет. На ощупь он был совершенно неопасен. Стоит ли им решиться и поверить? Что если все это ловушка?
Рон протянул к браслету усеянную свежими следами от ран руку.
– Чего ты ждешь, Джим?
– Ты хочешь сделать это?
– Естественно, – в голосе рыжего не было и тени сомнения. – Все равно, куда — лишь бы не обратно в ад.
Ад. Завтра его очередь посетить ад. Они буду пытать его, делать с ним невыразимые вещи. Он боялся даже думать об этих вещах. Больший страх, чем смерть.
Хогвартс? – шепнул он, ожидая подтверждения.
Родители, Орден… Они оказались здесь из-за них… И теперь — струсить и сбежать? Джим не хотел быть трусом. Но этот первобытный страх давно победил его гордость, оставив лишь чувство вины. Лишь тоска по родителям заставила его задать этот вопрос. Не был ли он эгоистом? Он же избранный, он должен спасти их… или остаться в одиночестве.
– Хогвартс падет и они погибнут. Но мы избавим их от вида твоего трупа и дадим выжившим надежду.
– Мы сдались…
Тихое «да» последовало лишь после долгой паузы.
– Но пока мы живы, у нас есть шанс.
– Ты прав, – Поттер радовался, что тьма скрывает слезы. Он сдался. Его родители умрут, а он будет в безопасности. У него останется лишь смутное утешение, что он, все же, пытался.
– Джим?
Он крепко схватил руку Рона и положил ее на браслет. Эти раны были на его совести. Рон Уизли охранял его. Он принял на себя его пытку. Благодарность и чувство вины были слишком велики, чтобы выразить их словами.
Но он потребовал от друга достаточно много, чтобы не использовать шанс спасти его. Джим Поттер вдохнул и чистым ясным голосом сказал.
– Свобода.
Магия приподняла их и рванула прочь из этого ужасного места в неизвестность.
Джим не знал, от кого он бежал теперь, на кого оставлял свои обязанности. Бежал ли он из эгоизма или страха боли? Или ради Рона и родителей? Или потому, что понял, что этот бой они проиграли?
Возможно из-за всего сразу или вообще без причин. Только когда он летел в свет и свободу, он чувствовал, что это единственно правильное решение.

*** ***

Свободный домашний эльф счастливо прижал к себе рубашку и исчез. Драко вздохнул с облегчением и присел в кресло.
Чудо, что все получилось. Сначала он должен был узнать, в какой камере пленники. Лишь спустя два часа и литры коллекционного коньяка для «славных ребят, чью ответственную работу никто не ценит» он узнал нужные сведения. Крыло, уровень, номер.
Дальше было сложнее. Портключ. К счастью, на него уже давно сально поглядывала одна из членов карательного отделения. Оставалось лишь ответно улыбнуться. Скрепя сердцем, не отвечая на удивленные взгляды Нарциссы, он привел ее в Малфой-мэнор. Любимое семейное проклятие подчинения, а потом заклинание изменения памяти, и она отправилась домой в абсолютной уверенности, что провела страстную ночь с бывшим любовником самого Лорда. Страх вызвать его ревность заставит ее зря не трепаться о происшедшем. Но сам Драко был доволен – он одновременно создал специальный портключ и алиби.
Добби был самым простым звеном во всей операции. Достаточно было предложить ему свободу.
Теперь, если эти двое были не абсолютно безмозглыми гриффами, то должны были уже находиться в безопасности. Зная о методах карателей, он послал их в отличный госпиталь в Португалии, специализирующийся на травмах. Достаточно великодушный жест с его стороны.
Наконец он свободен. Казалось, что с души снят омерзительный груз. Драко больше никому и ничего не должен. Теперь он опять гордый Малфой.
На тонкой полоске пергамента, принесенной его совой Лециферу, стояло лишь два слова.

«Исполнено. Драко».

Становление тьмы. — Часть четвертая — Тени, несущие свет. — Глава 11. В свет. Часть 3: 2 комментария

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.