С Днём Рождения, Грейнджер… Часть I. Наш удел – терпеть… Часть 1


Название: С Днём Рождения, Грейнджер…
Автор: Onix_SiStEr
Жанр: Роман
Авторский рейтинг: R
Пара: Гермиона Грейнджер/Драко Малфой
Описание: Она наслаждалась призрачным счастьем, которое, словно рюмка вина, раз за разом опьяняло разум; в глубине души верила в сказку о Золушке, хоть и убеждала себя в обратном. Была готова умереть за его улыбку… Но после сладкого вина пришло похмелье. Пришла расплата за мечты. От этой боли не избавиться… никогда… Ведь он – её проклятье…

От автора: для меня этот фанфик имеет особенное значение. Это – частичка меня… Все мои мысли, чувства запечатлены здесь. Это – боль, которую я записала на бумагу. Я писала эту историю и плакала… Не писала – всё равно плакала. Этот фик о том, как рушатся мечты, о жестокой судьбе, о вечной силе любви и самопожертвовании. О страхе и невыносимой боли… О потерянном человеке.

Здесь использованы стихи из моего личного сборника «На берегу моей любви»:
«Вода затопит трап к тебе…» и «Скажи, прощай…».
А так же стихи из следующих песен:
Evanescence – My immortal, Going under, Where will you go, Hello, My Last Breath
Enya – Only time
Ираклий Пирцхалава – Время
Наталья Подольская – Поздно
Юлиана Караулова и Руслан Масюков – Нет тебя
Рефлекс – Люблю
«Банда» – Плачут небеса
«Банда» – Мне нужен только ты
Михаил Веселов – Тонем

Посвящение: тому, кто никогда не увидит во мне своё спасение…

***
when you cried I’d wipe away all of your tears
when you’d scream I’d fight away all of your fears
and I’ve held your hand through all of these years
but you still have all of me

Слеза так мягко серебрится
На бледной молодой щеке,
В душе огонь вновь загорится,
Когда ты смотришь в сердце мне.
Дождь по рукам, губам, по телу…
Опять тону в твоих глазах…
Но я ведь плавать не умею,
Так сжалься, сжалься! Нет, не так!
Зачем ты покрываешь мои губы
Горячим поцелуем сладких грёз?
От этой светлой дрёмы до разлуки
Пройдёт метель, пройдёт мороз.
Вуаль надежд трещит и рвётся
По кромке снежных берегов,
Судьба змеёй под нами вьётся,
Испепеляя розы призрачных миров.
Не может пламя лёд согреть,
Не может зной с прохладой сочетаться.
И жутко, страшно так любить,
Из-за преград в смятеньи убиваться.
Опять от боли не решаться
Пойти на риск и потеряться
В проклятом мире лжи и мук.
Я ухожу, мой милый друг…
Прости, живи, я исчезаю,
Как тонут лодки в пустоте.
Всегда люблю тебя, страдаю,
Вода затопит трап к тебе…

Луна откидывает свою бледно-жёлтую вуаль на холодный паркетный пол, лениво играя в прятки с изумрудными, тяжёлыми портьерами окна. Так тихо и спокойно… Лишь изредка ухает одинокий старый филин, уютно устроившись на ветке дуба около озера. В воздухе стоит запах первых весенних цветов, наполняя грудь необъяснимым чувством умиротворения. На небе уже давно рассыпались, словно блестящий бисер, звёзды со своим пронзительным металлическим светом. Их сияние больно режет мои глаза. Я зажмурилась и перевернулась под пушистым одеялом, убирая с лица непослушные пряди густых каштановых волос. Каждой клеточкой своего тела я ещё чувствую его нежное прикосновение, похожее на тёплый ветерок, чувствую его губы, ласкающие шею, холодные пальцы рук… Он ещё спит… Жаль, что он не видит сейчас всей сказочности этой ночи… Не видит, как луна мягко касается его взъерошенных светлых волос, как я нежно накрываю его одеялом. Просто спит. Так тихо и безмятежно поднимается и опускается его грудь, ресницы чуть дрожат… наверное, ему снится сон, а может ему холодно? Я придвигаюсь к нему ближе и ласково обнимаю, пытаясь согреть его своим теплом, хотя сама, как только касаюсь его кожи, начинаю дрожать… Неожиданно он открывает свои глубокие серые глаза. Перед ним моё лицо с несколько смущённой улыбкой и опущенными ресницами, скрывающими застенчивый взгляд – если я посмотрю в его глаза опять, то непременно утону… В нерешительности я поднимаю на него взор – он улыбается. Так открыто и приветливо… Мерлин, это не сон? Разве он может так улыбаться?.. Теперь я смело отвечу, что может.
– Тебе холодно? – спрашивает он, в его глазах искрится забота.
Я улыбаюсь и придвигаюсь к нему ближе, пытаясь запомнить этот терпкий аромат его парфюма, от которого мурашки бегают по коже… Мне не капли не холодно, просто тело сотрясает сладкая дрожь… Он перебирает пальцами мои волосы, нежно целует в лоб… Мне так хорошо с ним, так спокойно. Спокойно в одной кровати с Пожирателем смерти… Жестокая ирония… Но я стараюсь забыть обо всём, не хочу, чтобы разрушенные преграды вновь встали между нами стеклянной стеной… ты можешь видеть счастье, но не можешь к нему прикоснутся. Я прекрасно понимаю, что дальше будет ещё хуже. Не только мне, но и ему… Нужно немедленно всё прекратить – сейчас же! Но нет, я засыпаю у него на груди, а эта ночь всё крепче затягивает меня во мглу… Но что, если она так прекрасна? Прекрасна эта мгла…
Незаметно лунная ночь сменяется ветреным холодным утром. Свет звёзд для меня гаснет, и теперь тусклые солнечные лучи касаются моего лица. Скоро завтрак, скоро занятия… скоро опять бессердечная игра чувствами. Драко, словно читает мои мысли, резко встаёт и быстро натягивает на себя брюки. Мне не хочется никуда идти. Я раздосадовано, закутываясь в тёплую простынь, пытаюсь найти в его комнате свои вещи. Опять меня что-то гложет. Все эти тайные встречи выбивают меня из колеи. Надоело, но риск велик, и я, как всегда, тяжело вздыхаю и глотаю боль: я не желаю ему зла.

Тише, каждый звук теперь сильней,
Слышишь, мы стоим среди огней…
Видишь, след на небе от руки,
Там остались маяки, мы на них, как мотыльки…

Но вновь повторяю свой вопрос, на который мне не суждено получить прямой ответ:
– Когда-нибудь, – прошептала я, – мы скажем всем?
– О чём ты? – нахмурился Драко и швырнул мне мою мантию.
– Ты знаешь о чем. Я больше не могу… не могу. Так нельзя!
Он несколько смутился и подошёл ко мне ближе, обнимая за плечи.
– Наш удел терпеть, – сказал он. – Возможно, скоро всё изменится… Понимаешь, всё это, – Драко провёл пальцами по моей щеке, – ну, в общем, весь Хогвартс сойдёт с ума, когда узнает о нас… Слизеринский принц и грязнокровка… – он вздрогнул, осознавая, что последнюю фразу произнёс вслух. – То есть, гриффиндорка! Да… гриффиндорка!
Я пропустила эти слова мимо ушей… Точнее сделала вид, что пропустила. В груди что-то щёлкнуло. Надежды опять рушатся. Он не изменился. Всё тот же эгоист. Эгоист, без которого мне трудно дышать. Я попала в собственный капкан. Как легко я в него угодила, но, интересно, кто-нибудь подаст мне руку, чтобы я выбралась из него? Ответ – пустота… Я падаю в бездну. Вновь.
– У меня скоро день рождения, – не впопад говорю я, только чтобы хоть как-то заполнить неловкую паузу. – Мне хочется провести его вместе с тобой.
– В таком случае, – он лукаво ухмыляется, – это будет твой лучший день рождения, я обещаю.
Мы идём по коридору, дальше наши пути расходятся… Рон и Гарри ждут меня возле статуи белоснежного пегаса и с интересом рассматривают кокетливые разрезы на мантии Лаванды Браун. Крэбб с Гойлом с пресными минами, словно только что на них вылили жбан с помоями, ждут своего главаря, Пэнси Паркинсон уже здесь, поправляет свой марафет, сделанный специально для Драко.
– Прочь с дороги, грязнокровка, – с оскалом кидает мне Драко.
– Заткнись, дрессированный хорёк! – выплюнула я и с гордо поднятой головой повернула в сторону друзей.
Сердце обливается кровью…

Who can say
Where the road goes
Where the day flows
— Only time And who can say
If your love grows
As your heart chose
— Only time…

С Днём Рождения, Грейнджер… Часть I. Наш удел – терпеть… Часть 1: 1 комментарий

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.