Пряный запах полыни. Часть вторая


Анна отложила письмо. В ее глазах стояли слезы, она вдруг осознала, что их крепкая дружба оказалась не такой крепкой, что нет больше их неразлучной троицы. Все светлое и хорошее, что их связывало, оборвалось, остались лишь лохмотья воспоминаний. Их дружба осталась там, на берегу реки с солнцем, летом и вишнями. Все закончилось, детство закончилось. Каждый стал сам по себе. Два близких и дорогих ей человека остались друг без друга и уже ничего с этим не поделаешь. Но ей-то они так и остались близкими и дорогими. Она не злилась на Северуса, по большому счету, она не могла осознать и понять, силы этого оскорбления. Для нее это была просто глупость, а Лили бы сказала, что она его снова выгораживает.
Анна задумалась:
— Наверное, просто пришло время, каждому идти своей дорогой, — размышляла она, — и эти дороги у всех разные.
— Не бойся, Сев, я не оставлю тебя, — сказала она в слух и потянулась за ручкой, чтобы написать ответное письмо.

Здравствуй, моя милая, моя расчудесная Анна. Это я, твоя влюбленная сестра Лили. Ты не ослышалась, я действительно влюбилась. И не поверишь в кого, в Джеймса, да-да, того самого Поттера, которого я когда-то называла противным мальчишкой и которого мы с тобой собирались скормить плотоядным слизням. Он оказался довольно милым и воспитанным. Дарит мне цветы и читает стихи. А еще он лучший ловец в квиддиче. В него влюблена половина девчонок в школе, а он гуляет со мной. Ты не воображаешь, как я счастлива. Да, к стати, ты помнишь его друга Сириуса, ты еще наслала на него муравьиную сыпь, когда он пытался с тобой познакомиться в твой прошлый приезд. Он все еще интересуется тобой, сказал, что еще ни одна девушка не насылала на него муравьиную сыпь такой силы.
Теперь о грустном, твой «милый Северус» связался с плохой компанией со своего факультета, про них много чего нехорошего рассказывают. Говорят, они практикуют черную магию. Он очень изменился и не в лучшую сторону. Стал нелюдимым, угрюмым, от меня шарахается. Совсем на себя не похож. Мы хоть и начали разговаривать, но только на уровне «привет — как дела — нормально». Когда-то он мне был почти, что брат и я не хочу чтобы с ним что-то плохое случилось. Мне очень страшно, вдруг он станет как те, другие, темные, что примкнули к тому, чье имя не произносят.
Джеймс пригласил меня провести с ним летние каникулы, поэтому я к тебе приеду только в августе, перед учебой.
Насколько я знаю, наш некогда «общий» друг планирует приехать к тебе на лето. Ты уж поговори с ним серьезно, он тебя послушает, он тебя всегда слушает.
Не понимаю, я тебя Анна, что ты в нем нашла? Вот Сириус – другое дело и он намного симпатичнее. Может проведем каникулы все вместе – я, ты и Джеймс с Сириусом. Подумай!
С любовью, Лили.

Двое шестнадцатилетних подростков сидели на песке в небольшой бухте и любовались, как большое пылающее солнце медленно уплывает за горизонт, прямо в море.
— Сев, пошли купаться, вода совсем теплая, — проговорила красивая темноволосая девушка в серебристом купальнике.
— Иди, Анна, я еще немного посижу, — ответил ей парень с длинными черными волосами, которые закрывали ему половину лица, одергивая на себе темную футболку с нарисованными черепами.
— Ну как знаешь, — ответила его спутница. – Хоть футболку сними, не замерзнешь, жара еще не спала.
И оставив шлепанцы, пошла в море.
Северус невольно залюбовался стройной и гибкой фигуркой Анны. Он уже давно понял, что любит ее, любит всем сердцем. Что готов отдать все на свете, лишь она была с ним. Что без нее, его жизнь потеряет всякий смысл. Он боялся даже представить, как он будет жить, если Анна отвернется от него. Да он дышать без нее не сможет! Она стала для него всем, стала его жизнью, навсегда… И этим летом он обязательно все это ей скажет, он уже приготовил речь, долго репетировал и заучивал наизусть. Да, он возьмет ее за руку и скажет все, что он чувствует. Анна поймет, Анна всегда его понимала, его никто и никогда не понимал так, как Анна, даже Лили была другой. Он станет самым умным, самым умелым, самым смелым волшебником, он ничего и никогда не будет бояться, он сделает это все ради нее…
— Ах, черт, Анна, что ты делаешь! – вскрикнул Северус.
— Ну, если ты не идешь в море, то море пришло к тебе, — засмеялась Анна, бросив на песок пустое детское пластмассовое ведерко, на дне которого еще оставалось немного прохладной морской воды.
— Теперь тебе точно придется снять футболку, она совсем мокрая,- сказала Анна и с хохотом начала тянуть футболку Северуса вверх, стягивая ее через голову.
Северус упирался и пытался натянуть ее обратно, но Анне все же удалось снять футболку, она брезгливо отбросила ее и спросила:
— И почему тебе нравятся подобные вещи. Ты же знаешь, что я не переношу всего, что связано с темными силами.
Но тут перевела взгляд на оголившийся торс своего друга и не удержавшись охнула:
— Боже, Сев, кто это тебя… за что?
Все тело ее Северуса, ее милого Сева было покрыто синяками, она готова была одновременно рыдать от жалости и разодрать в клочки того, кто это сделал.
— Это он, скажи мне, это он? – с дрожащим от ярости голосом требовательно спросила Анна. – Я… я превращу его в крысу, нет в таракана…я…я. Анна не выдержала и расплакалась.
— Анна, милая, не плачь. — Северус привлек ее к себе и нежно начал гладить по голове. – Мне совсем не больно. И нам не разрешается колдовать дома, за это могут посадить в тюрьму. Ты же не хочешь, чтобы меня посадили в тюрьму?
— Нет, — всхлипнула Анна, уткнувшись в плечо Сева. — Твой отец очень злой и жестокий человек. Почему ты разрешаешь так с собой обращаться?
— Он просто обычный человек и очень злится, что я другой, не такой как он.
— Не оправдывай его, он этого не заслуживает.
— Я и не оправдываю. Я уже решил, что никогда не буду таким как ОН, я никогда не на кого не стану кричать и поднимать руку, это отвратительно! Слушай, я все придумал: скоро нам будет по семнадцать лет, в мире волшебников мы будем считаться совершеннолетними. Отучимся последний год в школе и переедем туда, куда ты только захочешь. Будем заниматься, чем захотим. Я больше не вернусь домой. И главное, мы будем с тобою вместе Анна, понимаешь — вместе!
— Я люблю тебя, Сев, — прошептала вдруг Анна. – а еще, от тебя пахнет полынью.
— Что, что ты сказала?! Повтори еще раз! – Северус был обескуражен внезапным признанием Анны.
— От тебя пахнет полынью и это … очень приятный и волнующий запах.
— Нет, не это, другое… Но… это я должен был первый сказать ЭТО, я даже приготовил целую речь – сказал повеселевший Северус.
Анна легко оттолкнула его:
— Ну, так говори!
Северус встал на одно колено, взял Анну за руку и приготовился говорить. Анна замерла, бабочки в ее животе совершили невообразимый кульбит, сердце бешено застучало, а щеки налились румянцем. Северус молчал с открытым ртом. Анна ждала. И вдруг он выдал:
— Я забыл!
— Что забыл?
— Речь свою забыл!
— Северус Снейп, ты дурак!
— Я дурак, да, Анна, я дурак! Я люблю тебя, выходи за меня замуж!
— Ты точно дурак, нам только шестнадцать!
— Ну, нам же будет когда-нибудь восемнадцать и тогда мы сможем пожениться. Говори – да или нет?
— Да, да, да! Я люблю тебя!
— Я люблю тебя, Анна! Люблю! — крикнул Северус во все горло, вспугнув бродивших по кромке воды белых упитанных чаек.
Анна сняла через голову свой серебряный медальон на цепочке и повесила его шею Северусу:
— Так, мы всегда будем вместе! Только обещай, что ты перестанешь интересоваться темной магией. Это единственное, что может нас оттолкнуть друг от друга.
— Обещаю, Анна, обещаю!

Рассвет озарил своим розоватым сиянием двух влюбленных подростков, которые спали на клетчатом пледе крепким счастливым сном, тесно обнявшись и прижавшись друг к другу. Им снилось, что во всем этом мире нет никого, кроме них двоих, что они навсегда будут вместе, а впереди у них длинная счастливая жизнь.

— Анна, дорогая, познакомься, это Джеймс! – Лили бросилась на шею любимой подруге, не успев снять шапку и пальто, и с жаром зашептала ей в ухо, — Ну тот самый, я тебе рассказывала.
— Да помню, я помню, — так же шепотом ответила Анна. – Привет, Джеймс, я много о тебе наслышана, — хихикнула она и обняла свою сестру. — Лили, я так рада тебя видеть. Наши зимние каникулы сократили, поэтому я приехала всего на пару дней. Мне нужно увидеть Сева.
Лили помрачнела:
— Увидишь, только надо ли…
— О чем это ты? Что-то случилось, с Севом? – забеспокоилась Анна.
— Да жив – здоров твой Сев, ничего ему не сделается. Давай позже поговорим… А вот и Сириус.
В двери лондонского кафе вошел симпатичный молодой человек, на его темных кудрях и воротнике куртки поблескивали капельками воды растаявшие снежинки, а серо-голубые глаза излучали такое тепло, что Анну бросило в жар.
Сириус – лучший друг Джеймса, — сладко пропела Лили. И уже понизив голос добавила, — и ты ему очень нравишься.
— Я счастлива, — иронично отозвалась Анна.
Две девушки и два молодых человека расположились у окна небольшого уютного лондонского кафе. Они непринужденно болтали, пили кофе с пирожными и шутливо спорили. Анна ловила на себе взгляды симпатяги Сириуса и улыбалась в ответ, как ей казалось просто вежливой улыбкой. Лили наблюдала за ними, изредка пинала под столом Анну и показывала глазами на Сириуса.
Джеймс рассказывал анекдот, Лили хохотала и прижималась к нему плечом. В ответ он гладил ее руку и рассказывал очередную веселую историю.
«Какие они счастливые», думала Анна.
Вскоре к ним присоединились еще два молодых человека, которые представились как Римус и Питер. Римус не произвел на Анну никакого впечатления. Юноша был худ, его светлые волосы болтались спутанными патлами. Он имел какой-то отстраненный вид и производил болезненное впечатление. «Странный парень, что-то с ним не то», подумала Анна. А Питер не понравился ей с первого взгляда, своим почти звериным чутьем, она чувствовала исходившую от него гадливую опасность. Он смотрел на нее своими сальными маленькими глазками, как будто ощупывал и, совсем по крысиному, шмыгал красным шелушащимся носиком.
— Как он затесался в их компанию, — думала про себя Анна – не нравится он мне, ох, не нравится. Надо поговорить с Лили, чтобы держалась от него подальше. Мое чутье еще ни разу меня не подводило.

***

Вечер закончился и молодые люди любезно предложили проводить девушек домой.
Лили с Джеймсом все еще любезничали на крылечке дома Эвансов, когда Анна, умывшись и переодевшись в пижаму, легла в приготовленную для нее кровать в комнате Лили.
Лили ворвалась, как маленький ураган и с разбега, прямо в одежде нырнула в постель к Анне, прижалась, как в детстве, и, уткнувшись ей в грудь, прошептала:
— Какая я счастливая, ты не представляешь. Он лучший парень на всем свете. Когда я закрываю глаза, я вижу, как мы с ним живем в маленьком уютном домике с садиком. Мы сидим перед камином в нашей гостиной. По ковру ползает маленький малыш, так похожий на своего папу. Гарри! Если у меня будет мальчик, я обязательно назову его Гарри! Джеймс сидит рядом со мной и гладит меня по животу, в котором пинается моя маленькая девочка. А девочку я обязательно назову Анна, в твою честь! Я дурочка, да? – подняв голову, уже нормальным голосом спросила Лили.
Анна обняла ее, поцеловала в нос и сказала:
— Никакая ты не дурочка, ты просто очень сильно влюблена. И я тебя прекрасно понимаю.
Лили вдруг разом стала серьезной:
— Анна, ты многого не знаешь!
Резко встав с кровати, Лили скрылась в ванной.
Анна стала ждать ее возвращения. Она села на кровати и скрестила на груди руки.
Лили появилась в пижаме и с зубной щеткой в руке:
— Вы с Сириусом очень хорошо смотритесь вместе, ты ему нравишься, он хороший парень…
— К черту, Сириуса, — Анна начала выходить из себя. — Не говори загадками, рассказывай, что произошло!
Лили снова скрылась в ванной. Анна готова была бросится за ней, но глубоко вздохнув несколько раз, осталась ждать ее в своей кровати, ломая голову, что все-таки произошло.
— Выходи, тебе все равно придется все мне рассказать, — крикнула она в сторону двери в ванную спустя некоторое время.
Лили вышла, утирая розовым полотенцем свое заплаканное лицо. Отбросив полотенце, она молча присела на кровать Анны, ее руки нервно теребили край пижамы.
Анна тоже молчала и терпеливо ждала, покручивая в голове разные сюжеты: от серьезной травмы Сева до наличия у него другой девушки.
— Анна, — начала Лили. – Тебя не удивило, что в твой приезд Северус тебя не встретил?
— Ну… он предупредил, что сегодня очень занят, а завтра мы обязательно встретимся – ответила Анна.
— Анна, милая. Я очень тебя люблю, ты моя замечательная сестренка и моя лучшая подруга. Я знаю, ты очень сильная, но я не хочу, чтобы кто-то сделал тебе больно. В общем, в общем…
— Да не тяни, говори! Что, у него кто-то есть?
— Да! То есть нет! С чего ты взяла? Лучше бы так… — протянула Лили, — мы бы быстро вправили ему мозги… А то, что он сделал это необратимо. Короче, он стал одним из них!
Анна удивленно смотрела на сестру:
— Кем он стал? Поверь мне, еще летом он был нормальным парнем.
— Очень смешно, Анна! Если бы не было так страшно.
Лили набрала воздуха и выпалила на одном дыхании:
— Он стал Пожирателем смерти.
И продолжила:
— Он присягнул на верность Темному Лорду.
Анна похолодела, ей казалось, что в комнате закончился весь воздух, захотелось плакать и кричать в голос. Она опрометью бросилась в ванную и подставила голову под струю холодной воды. В голове стучало «нет, нет, это все не правда, такого не может быть, он обещал» и снова «нет, нет, он не мог так поступить».
Лили барабанила в дверь:
— Анна, Анна… открой!
— Нет, это все не правда! Завтра я должна поговорить с ним, он должен все объяснить. Лили ошибается, он не мог, после всего… он не мог… он обещал, обещал покончить со всем этим. Завтра… да, завтра мы должны поговорить. – Анна подняла глаза и встретилась со своим мокрым и бледным отражением в зеркале. – Завтра, все будет завтра. А теперь спать…надо идти спать.
Она вытерла лицо первым подвернувшимся полотенцем и вышла из ванны. Лили с тревогой молча за ней наблюдала. Не произнеся ни одного слова, Анна улеглась в кровать и закрыла глаза. Тактичная Лили быстро погасила свет и юркнула под одеяло. Вскоре Анна услышала ее мерное посыпывание.
Сон не шел. Открыв глаза, Анна потянулась за волшебной палочкой. Им с Лили уже было по семнадцать лет и они могли колдовать дома на вполне законных основаниях.
— Почему у британцев такие длинные волшебные палочки, это же неудобно, их легко сломать, — думала Анна, застегивая на руке кожаный браслет, украшенный серебряными фигурками волков.
В браслет, точно в ножны была вставлена небольшая волшебная палочка из лиственницы, сантиметров двенадцать в длину, по всей ее окружности искусным мастером были вырезаны какие-то древнеславянские символы и узоры. Палочка досталась Анне от прабабушки, которая в детстве не раз рассказывала ей, что означают эти символы и узоры, точно воспроизвести прабабушкины слова Анна не могла, но смысл помнила, что «в душе каждого человека живет два волка – светлый и темный, победит тот, которого будешь кормить».
Палочка крепилась к браслету небольшой прочной цепочкой, которая не позволяла ей выпасть из рук. Небольшой взмах кисти и палочка легко оказывалась в ладони, прямо под указательным пальцем. Обычный человек не поймет и не увидит, что находится в руках у волшебника. Небольшое ловкое движение и хоп, палочка уже на своем месте, прикреплена к браслету.
Анна повернулась на бок:
— Три часа ночи, а я думаю о каких-то глупостях, о каких-то волшебных палочках…
Взмахнув рукой с зажатой палочкой, она подозвала к себе ракушку, которая стояла на подоконнике. Эту ракушку она подарила Лили несколько лет назад, когда та гостила у нее дома. Приложив ракушку к своему уху, она услышала мерный шум моря и даже как будто почувствовала соленый морской ветер и запах полыни…

— Анна, вставай! Пора завтракать! — раздался звонкий голос Лили.
Анна с трудом разлепила глаза, она чувствовала себя ужасно разбитой, в голове звенели осколки вчерашнего разговора с Лили.
— Сегодня я все для себя выясню, — сказала она самой себе, вставая с постели.
— Я сделала тебе кофе и горячие бутерброды, — сказала Лили вошедшей в гостиную Анне.
— Не смотри на меня как на тяжелобольную, со мной все нормально, — огрызнулась Анна и тут же извинилась, — прости меня, но со мной точно все нормально. Спасибо за кофе.
— Где вы встречаетесь? – поинтересовалась Лили.
Анна ответила не сразу, как будто пыталась вспомнить: с кем она встречается и для чего:
— На берегу реки, на нашем месте…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.