Пряный запах полыни. Часть первая


Название: Пряный запах полыни или мучительный путь к счастью Северуса Снейпа
Автор: Volkana, volkana@bk.ru
Фендом: Гарри Поттер
Персонажи: Северус Снейп, Лили (Эванс) Поттер, Гарри Поттер, Воландеморт, Драко Малфой, Анна (новый персонаж)
Автор оригинала: Джоан К. Роулинг
Пары: Северус Снейп/Анна (новый персонаж)
Жанры: Романтика, Приключения, Фантастика
Тип: основная работа
Статус: завершен
Размер: средний
Возрастная категория: 12+/ PG-13

Краткое содержание: Все всегда должно заканчивается хорошо. Встретившись в далеком детстве, они пронесут свою любовь через года. Сохранят ее, не смотря на всевозможные испытания и препятствия, предательства и непреодолимые обстоятельства, чтобы в конечном итоге обрести друг друга и прожить долгую счастливую жизнь.

Пряный запах полыни или мучительный путь к счастью Северуса Снейпа

Девочка с развевающимися рыжими волосами, подставив солнцу веселую мордашку с веснушками, раскачивалась на качелях.
— Выше, Анна, еще, сильнее раскачивай, — смеясь, крикнула она.
— Ну, держись, Лили, — отвечала ее подружка с силой толкая сидение качели.
Лили закрыла глаза, ей казалось, что она взлетает до самого солнца.
Девчушкам было лет по восемь. Лили с копной рыжих волос, рассыпанных по плечам, с яркими зелеными глазами и милыми веснушками. Анна, с густыми каштановыми волосами, заплетенными в косу и живыми серыми глазами в которых плясали озорные чертики. Не смотря на различие во внешности, девочки были удивительным образом и как-то неуловимо похожи. Хотя, может, и ничего удивительного в этом не было. Они были двоюродными сестрами, а еще лучшими подругами.
— Вот свалишься, разобьешься, что я родителям скажу? — послышался голос третьей девочки.
— Тунья, хочешь покататься? Мы тебя высоко-высоко можем раскачать, — предложила Лили слезая с качелей.
— Вот, еще! — ответила та, которую звали Тунья, — Буду я, как какая-то малышня, на качелях кататься!
Тунья — высокая худощавая девочка, с острым вздернутым носиком и бесцветными голубыми глазами была на пару лет старше Лили и Анны и приходилась Лили родной сестрой.
— Девочки, давайте во что-нибудь поигра…., — Лили не успела договорить, как раздался топот множества ног, с гиканьем и криками «держи его, окружай» на площадку влетели четыре мальчишки. Один, худенький, черноволосый мальчик споткнулся и упал, трое других окружили его со словами «ну, что, попался, слизняк. Сейчас мы тебе покажем, как обзываться».
— А вы, чего смотрите, пошли вон, малявки, — обратился к девочкам самый старший из них и видимо самый главный.
Лили и Тунья испуганно прижались друг к другу. Анна наклонилась и подняла палку, лежавшую неподалеку, ее серые глаза, сузились и стали зеленеть от возмущения.
— Мы здесь играем и пришли сюда первыми, — сказала она твердым злым голосом, -немедленно проваливайте и не трогайте его. Трое на одного это нечестно.
— Это что еще за защитница, разберись с ней Эрик.
Эрик, полноватый мальчуган с красным от быстрого бега лицом, отделился от остальных и медленно стал подходить к Анне. Анна, не слова не говоря, занесла палку над головой.
— Слышь ты, мелкая, — сказал Эрик, — шла бы ты домой, пока цела.
Палка опустилась прямо на голову Эрику и рассекла ему бровь, затем Анна с силой толкнула его и Эрик, не удержавшись, грохнулся на землю, кровь текла по его щеке. Эрик заревел от боли и унижения, а Анна все так же молча, шагнула по направлению к остальным ребятам. Те, оцепенело смотрели то на плачущего Эрика, то на Анну.
— Ну ты даешь! — сказал один из них, — Пойдемте отсюда, ребята, она ненормальная.
— А ты…, — обратился он к лежащему черноволосому мальчику, но не успел договорить, потому, что в него полетела палка. – Бежим!
И вся троица, включая раненого Эрика скрылась в переулке.
-Ты цел? — Анна наклонилась к все еще лежавшему на земле мальчику и протянула ему руку.
— Я бы сам мог с ними разобраться, — проворчал тот, вставая на ноги.
Мальчик был длинный и нескладный, его черные отросшие волосы топорщились в разные стороны, а одежда выглядела так, будто была на несколько размеров больше. На его бледном худом лице ярко горели черные пронзительные глаза.
— Ладно, спасибо, — сказал он, — Как тебя зовут и почему ты так смешно говоришь?
— Я Анна, там Лили и Тунья. А говорю я вовсе не смешно».
— Она не отсюда, живет в другой стране, приехала к нам на каникулы, она моя кузина, — подала голос Лили — Русская, из России.
— А-а-а, ясно, почему у тебя акцент, а я Сев… Северус, — представился мальчик.
— Я знаю тебя, ты мальчишка Снейпов, книжный червь, — хихикнула Тунья, — Девочки, пойдем домой обедать.
— Ладно, Сев, мы пойдем, увидимся позже, — сказала Анна и помахала Северусу рукой на прощание.
Северус сидел на крутом берегу небольшой речки, поросшего кустиками полыни и в тени дерева читал книгу, точнее пытался читать, потому, что не мог сосредоточится на книге. Он ждал. Ждал когда услышит знакомые голоса. Они договорились встретиться в одиннадцать и уже почти час он сидел на корне старого дерева, держа книгу в руках и смотрел на часы, как медленно стрелки подбираются к одиннадцати… одиннадцать ноль пять, одиннадцать десять. Он заволновался, вдруг что-то случилось и они не придут.
На его глаза легли две прохладные ладони. «Угадай кто», спросил такой знакомый голос. Сердце бешено запрыгало в груди, но он постарался придать своему голосу безразличие и сказал, что читает очень интересную книгу от которой невозможно оторваться.
— А, так это поэтому ты держишь ее вверх ногами, — хохотнула Лили.
— Мы принесли вишни, угощайся, — сказала Анна и протянула пакет с ягодами.
Вся троица, расположившись в тени под деревом с удовольствием лопала вишни и бросала косточки в темную речную воду.
Северус был счастлив, у него еще никогда не было таких друзей, по правде говоря, у него вообще никогда, до встречи с Лили и Анной, не было друзей. Девочки ему очень нравились, с ними можно было болтать о всякой ерунде, обсуждать книги и фильмы. Можно было лазить по деревьям или просто молчать, бросая в воду камешки. Северус исподтишка наблюдал за сестрами. К Лили он испытывал большую нежность, она была трогательная и хрупкая, ее хотелось защищать, оберегать, с ней он чувствовал себя сильным старшим братом. Анна… Анна была сильная и смелая, он помнит как она прогнала мальчишек, собиравшихся его побить. Анна и его научила быть смелым и ничего не бояться. К Анне он испытывал… привязанность, это было новое для него, только зарождавшееся чувство влюбленности, но сам он боялся себе в этом признаться и списывал на то, что редко ее видит, только на летних или зимних каникулах и сильно скучает, а с Лили он видится намного чаще, ведь они живут на одной улице и ходят в одну школу. Для него они были одним целым, частью его жизни и про себя он называл их одним именем ЛилиАнна.
— Сев, ты сейчас так выглядишь, как будто тебе щенка подарили, — вернул его в реальность голос Анны.
— Кому подарили щенка? — отозвалась Лили.
— Никому, просто Сев какой-то слишком довольный, давай его в воду спихнем, — ответила Анна.
— Нет, не надо, я боюсь, я плавать не умею, — cделав испуганный вид дурачился Северус.
— А вы знаете, что я волшебник, — вдруг выдал он.
— Ха-ха-ха, очень смешно, — сказала Лили.
— Нет, правда. Я наблюдал за тобой, ты тоже волшебница. Ну, вспомни, когда ты сердишься или радуешься, или сильно расстроена…м-м-м… происходят вещи, которые ты не можешь объяснить, ведь так? — продолжил Северус.
Лили задумалась:
– Может быть. Анна, ты почему молчишь, ты веришь в волшебников?
Анна серьезно посмотрела на сестру:
— Я тоже волшебница и всегда это знала.
Лили обидчиво засопела:
— А почему мне не говорила, мы же договорились с тобой ничего не скрывать друг от друга.
— Я родителям обещала…и боялась, вдруг вы не стали бы со мной дружить.
— Так, а что ты еще от нас скрываешь, — спросила Анну Лили.
Анна покраснела, потупилась и буркнула «больше ничего».
— Лили, это же здорово! — выкрикнул Северус. — Скоро нам пришлют письма с приглашением учиться в Величайшей волшебной школе Магии и Чародейства Хогвартс. Вот бы нам попасть на один факультет.
И Северус увлеченно рассказал им о школе, о факультетах, о знаменитых волшебниках, которые там учились.
— Сев, откуда ты все это знаешь? — спросила Лили.
— А, мама рассказывала, она тоже там училась, — отмахнулся Северус. — Анна, а у вас тоже есть волшебные школы?
— Да, я зачислена в нее с самого рождения. В ней училась моя мама, когда попала в программу обмена учениками, там она познакомилась с моим папой. В ней учились все предыдущие поколения семьи Волковых, все мои бабушки и дедушки, их бабушки и дедушки и т.д.
Северус удивленно поднял брови:
— Так ты чистокровная волшебница?
— Да, да, да, из древнего колдовского рода, — раздраженно сказала Анна, доставая из ворота кофточки небольшой круглый серебряный амулет на цепочке. — Это наш семейный герб. Бабушка говорит, что он защищает от неприятностей и приносит удачу. А еще его можно подарить любимому и чтобы не случилось, он всегда к тебе вернется.
— Кто вернется любимый или амулет? — захихикала Лили.
— Да, какая разница, это просто семейные байки, — ответила Анна и тоже засмеялась.
Северус посмотрел на смеющихся девочек, заулыбался, откинулся назад и лег на траву, подставив лицо яркому солнцу. Он был очень счастлив.

…Здравствуй, моя дорогая Анна! Я очень по тебе соскучилась. Жаль, что ты не сможешь приехать к нам на зимние каникулы, выздоравливай. У меня все хорошо, учится в этом году сложно, много новых предметов. Но я считаюсь лучшей ученицей, спасибо Севу, если бы не он, мне никогда не достичь успехов в зельеварении, да и в остальных предметах он сильнее и всегда мне помогает. Хотя мы учимся на разных факультетах, у нас бывают совместные занятия, мы общаемся на переменах, а по выходным ходим гулять в Хогсмид. Он все время спрашивает о тебе, может ты перестанешь дуться и ответишь на его письма?..»

Анна посмотрела на толстую пачку писем от Северуса и сказала в слух:
— Вот получу еще одно письмо и обязательно отвечу. Будет знать, как гулять с этой, как ее… Тинидой Флимкрок. Ну и фамилия у этой девчонки – Флимкрок, как будто ворона чихнула. — Анна вернулась к письму.

…он очень переживает. Я тоже чувствую себя виноватой, что рассказала тебе об этом. Я спрашивала его о Ниде, он даже не сразу вспомнил кто это, а потом сказал, что это просто какая-то дурочка, которая попросила проводить ее в Хогсмид, потому, что боялась встречи с каким-то лесным хохориком (?! Я не знаю, что или кто это).
Не смотря на то, что она теперь ходит и загадочно ему улыбается, он не обращает на нее никакого внимания. По секрету сообщаю, что видела на его руке одну интересную надпись пером «А+С», чтобы это могло значить?!
Как же хочется тебя обнять, моя дорогая сестричка. Приезжай к нам быстрее.
С любовью, Лили.

… Моя любимая сестричка, милая Анна. Как же мне тебя не хватает. Мы с Северусом поругались, совсем. Он, он… у меня слов не хватает написать то, что он сделал. Хорошо, расскажу по подробнее.
На моем факультете учатся три противных мальчишки Джеймс, Сириус и Римус. Они постоянно устраивают разные шалости и задираются ко мне, особенно этот Джеймс Поттер. После того, как Северус поговорил с ним серьезно, он оставил меня в покое, но ненадолго. Вчера они, все трое, подкараулили нас, когда мы шли из библиотеки, Сева оглушили, перевернули вверх ногами и на глазах всей школы…. не могу об этом рассказывать, это унизительно. Я просила, чтобы его отпустили, чтобы оставили в покое. Анна, но почему тебя не было рядом, ты бы этого не допустила! Джеймс зло засмеялся и спросил, точно ли я хочу, чтобы его отпустили. Я сказала, что да. Северус упал, разбил нос. В общем, это был какой-то ужас. Все вокруг смеялись, назвали его Нюниусом, за которого вступается девчонка. Он был в ярости, оттолкнул меня, сказал, чтобы я отстала от него, чтобы сама разбиралась со своими поклонниками, а еще, он, он назвал меня одним нехорошим словом. Анна, это ОЧЕНЬ злое и нехорошее слово, что я… не могу, Анна, не могу… оно означает, что я… я не чистокровная волшебница. Но он же сам, только наполовину, как он мог Анна?
Да, он потом извинялся, стоял на колеях, умолял простить. У меня до сих пор стоят в ушах слова Джеймса «и после этого ты еще будешь с ним общаться». Я не знаю, что мне делать. Я всегда считала его своим другом, но я не могу простить его. Ему я сказала, что не прощу его никогда!. Ты, если хочешь, можешь с ним дружить и дальше, но я больше не буду. Никогда!
Родители отпустили меня к тебе на каникулы. С нетерпением жду нашей встречи.
С любовью, Лили.

Анна вздохнула и взяла другое письмо. Обычно «его» письма были написаны аккуратным мелким убористым подчерком. В этом письме строчки уползали вниз, буквы были неровные и местами расплывались. «Бедный мой Северус, что же ты наделал», подумала Анна и приступила к чтению.

… Анна, я дурак, я последний прекретинский кретин, я сделал большую глупость, я все разрушил, всю нашу дружбу, я обидел нашу милую Лили. Сильно. И я не знаю, как вернуть все назад. Она наверно, тебе уже рассказала. Ты меня несомненно осуждаешь, да я сам себя осуждаю так, что ты представить себе не можешь. Я не знаю, что на меня нашло. Я готов отрезать себе свой проклятый язык, лишь бы она простила меня. Помоги мне, пожалуйста, поговори с ней. Хотя, наверно теперь ты тоже не будешь со мной дружить. Нет, Анна, нет, пожалуйста не делай этого, не оставляй меня одного, я не могу без тебя…без вас. Вы лучшее, что было в моей никчемной жизни. Я больше никогда, слышишь, НИКОГДА никого из вас не обижу. Верь мне, пожалуйста. Не оставляй меня. Поговори с Лили, пусть она даст мне еще один шанс, малюсенький шанс все ей объяснить. Хотя, я сам не могу объяснить, как это произошло. Я знаю, что она никогда этого не забудет, пусть только снова начнет со мной разговаривать, я с ума сойду от ее равнодушия. Анна, милая, поговори с ней, со мной она не хочет разговаривать. И пожалуйста, прости меня за то, что я сделал. Не оставляй меня!
Преданный тебе, Сев.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.