Почему Я? Глава 2. Корабль и всякие разные «приятности». Часть 5.


— И… и что теперь делать, как найти этого человека? — Гарри вскочил с места и заметался по комнате, растерянно переводя взгляд от Дамблдора к Завулону
— А искать никого не надо, — усмехнулся Иной, — человек уже здесь.
— И кто же это? — не выдержала ведьма в зеленом, которая тоже все это время беспокойно поглядывала на Поттера
Лорд Драко Малфой. Если я не ошибаюсь, Вас ведь так зовут, молодой человек? — и Глава Дневного Дозора хитро подмигнул светловолосому парню, хмуро разглядывающему носки своих дорогих, но почему-то не лучшего вида, ботинок.
— И? — оторвав глаза от обуви, произнес парень и нагло посмотрел в глаза Завулону.
— Даже так? Смело, молодой человек, очень, но у Вас все равно нет других вариантов, так что соглашайтесь, — через несколько мгновений молчаливого разговора произнес Темный Иной.
— Нет.
— О, да.
— Нет!
— Подумай хорошо, мальчик.
— Да иди ты к гиппогрифу в…! — Вета подозрительно посмотрела на пожимающего плечами Завулона и Драко Малфоя, который, круто развернувшись на каблуках, выбежал из кабинета директора, оставив недовольно шипящую ведьму в зеленом, недоуменно выгнувшего бровь черноглазого мага, презрительно кривящегося Гарри Поттера и сочувственно качающего головой Дамблдора гадать, о чем же говорили на самом деле эти двое.
Завулон внимательно посмотрел на Вету, блеснул зубами в хищной улыбке и, отвернувшись от внучки, обратился к директору:
— Засим откланиваюсь, дела, дела. Оставляю Вам на попечение мою единственную и любимую внучку, берегите ее. Я воспользуюсь Вашим камином, Альбус?
— Конечно, Завулон, — директор Хогвартса указал палочкой в камин и прошептал что–то на латыни.
Завулон театрально поклонился присутствующим и, бросив в камин летучий порох, шагнул в зеленый огонь. Как только Темный Иной исчез, камин потух и старый волшебник снова что-то прошептал, указывая волшебной палочкой в потухшую «пасть» камина.
Вета растерянно села обратно в кресло и схватила кружку с уже остывшим чаем:
— И что дальше? — вопрос повис в воздухе, никто не знал, а директор молчал и хитро поглядывал на всех поверх своих очков полумесяцев:
— Я думаю, что все мы сегодня устали, и, как говорят в России: утро вечера мудренее. Так что, спокойной ночи, господа, — люди молча стали подниматься и один за другим покидать кабинет директора.
— Сэр, я…, — Гарри подошел к насесту и усадил на него Фоукса.
— Иди, Гарри, здесь ты помочь не сможешь ничем. Иногда нужно оставлять решение проблем тем, кто это действительно может сделать.
— Хорошо, директор, спокойной ночи, — и грустно улыбнувшись Вете, мальчик вышел.
Вета тоже поднялась, но директор жестом остановил ее.
— Вета, я могу Вас так называть? — девушка кивнула. — Давайте прогуляемся на сон грядущий, и я Вам кое-что объясню, — старый маг протянул руку, и когда Вета приняла ее, ловко «сцапал» ее и повел за собой по винтовой лестнице и дальше, к выходу из школы.
Дойдя до озера, старый волшебник остановился у поваленного дерева:
— Сядем? Все же я уже не так молод, иногда ноги требуют отдыха, — улыбнулся глазами поверх очков Дамблдор.— Посмотрите, Вета, какая ночь: звезды, запах ночных цветов, тихая гладь озера…
— К чему Вы говорите мне это, директор Дамблдор? — Вета подозрительно посмотрела в лицо волшебнику.
— Во всем ищете подвох, да, Вета? — покачал головой тот.
— А разве не во всем он есть? — отвернувшись от директора, девушка посмотрела на спокойную гладь озера, — К примеру, сейчас озеро спокойно и ничто не говорит о том, что в глубине живет огромный кальмар, я ведь не ошибаюсь, что он там? — Вета скосила глаза на волшебника, тот покачал головой. — Так и во всем остальном есть свои минусы — друзья предают, любимые бросают, получая желаемое — человек все равно неизбежно чем-то жертвует. Даже в самом светлом моменте жизни — рождении, есть существенный подвох — неизбежность смерти.
— Взрослые мысли для девушки Вашего возраста.
— Всего лишь разумные, без розовых очков.
— Что ж, Вета, тогда, может быть, Вам будет легче понять и принять то, что я хочу сказать, — волшебник снял очки и, протерев, снова водрузил их себе на кончик носа, — Видите ли, наличие просто Берегини и просто Воина недостаточно, по преданию, они должны стать единым целым, чтобы обрести наследие. А так как из источников доподлинно известно, что Берегинями были женщины, а Воинами соответственно — мужчины, я думаю, как взрослый человек, Вы понимаете ЧТО это значит. Но, дорогая моя, если Вы откажетесь нам помогать, я, безусловно, пойму и принуждать Вас никто ни к чему не будет.
Вета усмехнулась:
— Знаете, чем отличается Свет от Тьмы, по мнению моего деда? Тьма всегда напрямую говорит, что ей надо, и обычно сразу же лишает выбора, а Свет всегда недоговаривает и убирает препятствия с чужой помощью. Но, в конце концов, и те и другие приходят к желаемому результату, — на последнем слове Вета взглянула в лицо старому волшебнику и увидела там то, что, в общем-то, и рассчитывала увидеть — прищуренные голубые глаза могущественного волшебника, который в свое время одолел одного из сильнейших Темных магов столетия.
— Ваш дед весьма откровенный человек.
— Навряд ли он человек, но, безусловно, в каких-то вещах правдолюб, поэтому выбора мне уже не оставил, сделав работу за Вас.
— Что ж, значит, мы поняли друг друга, и Вы согласитесь на наши условия, — с утвердительной интонацией проговорил директор Хогвартса.
— Мы с Вами поняли, но вот понял ли нервный мальчик по имени Драко, с ним у Вас могут возникнуть некоторые проблемы, похоже, он не такой понятливый, как я, — усмехнулась не без злорадства Вета.
— Ну что Вы, лорд Малфой весьма смышленый молодой человек, правда, упрямый, но, слава Мерлину, с обостренным чувством долга.
— К тому же он в долгу перед вами, как удобно!… Когда экзекуция?
— Чем скорее, тем лучше. У нас есть Берегиня и Воин, но нет сведений, где находятся артефакты. Поэтому надо торопиться, Том Реддл ждать не будет. Пойдемте, уже середина ночи, пора спать, — волшебник поднялся с дерева.
— Благодарю, но я еще подышу свежим воздухом.
— Не засиживайтесь. Ваша комната в подземелье: войдете с Главного входа и слева от лестницы увидите дверь, она ведет к спуску в Подземелье. Дверь в гостиную факультета Слизерина спрятана в каменной стене, рядом стоят доспехи Кровавого Барона, они красные, так что не ошибетесь, назовете им пароль «Белена», Ваша спальня будет слева по коридору, десятая дверь. Думаю, там Вам будет удобнее, чем у гриффиндорцев. Мне показалось, Вы не сторонница шумных посиделок. Да и с Драко вам надо видеться.
— Благодарю. Спокойной Вам ночи, директор.
«А лучше Вашей совести, а то в Вашем возрасте бессонница вредна».
— Не беспокойтесь за меня, я высыпаюсь, — усмехнулся в бороду волшебник, сверкнул очками и ушел.
— Ндааа, тяжелые предстоят месяцы. Иногда мне хочется, чтобы Свет и Тьма загрызли друг друга до смерти, и наступило блаженное Ничто, — Вета размахнулась и швырнула в озеро найденный под ногами камень. По водной глади побежали круги:
— И оно уже никогда не будет прежним. Nihil semper suo statu manet.*

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.