Почему Я? Глава 2. Корабль и всякие разные «приятности». Часть 6


Северус, ленты, — Дамблдор протянул руку за кусочками материи. — Этими лентами я скрепляю союз стоящих передо мной мужчины и женщины на веки вечные — да не разрушит его ничто и никто. И пусть счастье, благоденствие и любовь царят в их семье, — с этими словами старый маг оплел соединенные руки стоящих на коленях перед ним молодых людей:
— Серебряный как символ вашего благородства, красный как символ вашей любви, храбрости и крови, проливающейся в борьбе, зеленый как символ надежды, свободы и радости и черный как символ осторожности, мудрости и постоянства в испытаниях! Дети мои, объявляю вас мужем и женой, будьте поддержкой друг другу в испытаниях и радостью в мире. Sint ut sunt!*
— А теперь встаньте и, отпив из Чаши Гименея, скрепите свой союз поцелуем, — сказала Минерва МакГонагалл, протягивая поднявшимся молодым людям кубок с красным вином.
Драко взял Чашу и, сделав большой глоток, передал ее Вете, та чуть пригубила, потом обернулась к своему мужу. В глазах парня она увидела холодную ярость и презрение. С каменным лицом юноша склонился к своей жене и запечатлел быстрый поцелуй на ее побелевших от напряжения губах.
— Ну вот и все, теперь прошу в замок, праздничный ужин ждет нас, — провозгласил Дамблдор и бодрой походкой пошел к школе. За ним потянулись и остальные, присутствовавшие на странном бракосочетании, на котором ни невеста, ни жених, ни гости не излучали присущую для такого случая радость — все были сосредоточенны и серьезны.
— Северус, подожди, я хотел у тебя спросить…, — Драко наконец распутал ленты и в два шага догнав своего крестного (как выяснила накануне Вета), пошел рядом, о чем-то с ним переговариваясь.
К Вете подошла Гермиона:
— Тебе идет черный цвет, — попыталась как-то подбодрить она бледную девушку.
Вета скептически хмыкнула.
— Нет, правда. А что, у всех черномагических семей принято выходить замуж в черном платье? — не удержалась от вопроса Гермиона.
— Традиции.
— А вот Джинни мечтает о белом платье, — вставил идущий рядом Рон и хлопнул по плечу Гарри.
— О, Рон, кончай смущать Гарри, надоело, — Гермиона закатила глаза и обернулась к Вете, — а что теперь?
— Гермиона, ты чего-то не знаешь? — весело сверкнул зелеными глазами Гарри.
— Поттер, где Ваши манеры?! — шутливо возмутилась девушка.
Все засмеялись.
Вета нервно вздохнула:
— Как у всех, Гермиона — брачная ночь.
— А, ммм, но вы же не знаете друг друга, — пораженно воскликнула Гермиона, — вас же не будут заставлять именно сегодня? Может потом, когда вы пообщаетесь, привыкнете?
— Да нет, ритуал требуется закончить в ночь после бракосочетания, обязательно до восхода солнца, так что… Узнавать мы друг друга будем потом, наверное, если захотим.
— А как на это смотрит Малфой? — спросил Гарри, сочувственно сжав руку Веты.
— Да ему не смотреть надо, а…
— РОН!
— А что я? Ну, муж и жена же не смотрят друг на друга в брачную ночь, а…
— РОН УИЗЛИ! — прошипела Гермиона, ударив парня кулачком в плечо, — прекрати молоть чушь!
— Малфой на это и правда никак не смотрит. Как же, принц и чудовище, — усмехнулась Вета.
— Ты не чудовище, Вета, — покачал головой Гарри.
— Ну да, бледная моль и темный принц — потрясающее сочетание.
— Знаешь, я бы на твоем месте так не говорила. Ты сильная, умная и чистокровная ведьма, причем далеко не уродина. Да Малфой должен прыгать от радости, отец хотел его женить на Панси Паркинсон — вот это действительно чудовище, причем с одной извилиной. Помнишь, я тебе рассказывала? Да он должен влюбиться в тебя до потери сознания только за то, что ты не будешь звать его Дракопупсиком, — проговорила Гермиона.
Вета засмеялась:
— Да, за одно это мне можно простить все недостатки. Ладно, ребята, вот мы и на месте, — за разговорами молодые люди вошли в замок, прошли через Главный зал и подошли к двери в Малый Чайный зал, который в дни учебы использовался как учительская, — и глубоко вздохнув, как перед прыжком в воду, Вета открыла дверь и вошла в комнату».[/i]
Проснулась она, как и в прошлый раз, резко, без приятного перехода ото сна к бодрствованию, но вскакивать с кровати не стала, а только повернула голову к иллюминатору посмотреть, какое время суток сейчас по корабельному времени. Судя по яркому искусственному свету — день.
— Великолепно, скоро еще не только бледная буду, но и прозрачная, — потянувшись, Вета нехотя выползла из теплой постели и побрела к кувшину умываться.
Взглянув в висящее рядом зеркало, девушка сокрушенно покачала головой и осторожно потрогала опухшую и покрасневшую нижнюю губу:
— Да чтоб тебя буки замучили!
Уныло оглядев комнату, Вета припомнила дом и завтраки в постель от домовых.
— Нда, и никто не подаст бедной раненой девушке даже кружку воды, печально, и это при живом-то…, — в дверь постучали:
— Кто там?
— Вета Вилени?
— Может быть, кто это? — Вета тихо подошла к двери и нащупала в рукаве мантии палочку.
— Это Виктор Крам, помнишь, я подвозил тебя позавчера…
«Крам? Какого лешего ему от меня надо?».
— Да, сейчас, подожди минутку, я не одета, — подбежав к зеркалу, Вета заклинанием попыталась привести свои волосы в более или менее приличный вид, отчего они равномерно окрасились в темно-синий цвет и завились мелкими кольцами.
— Да что за…! — кинув еще один взгляд на себя в зеркало, девушка пришла к выводу, что ей уже не поможет никакая магия и решила оставить все как есть: — Ты, чудовище, — показала она язык отражению и пошла открывать дверь, в которую опять деликатно стучались:
— Прости, я приводила себя… в порядок.
Крам обвел глазами девушку и фыркнул, зрелище было еще то: мятая мантия, синие барашковидные волосы, опухшая губа, и все это на фоне бледного лица и кругов под глазами от усталости:
— Готовишься к Хэллоуину заранее?
— Нет, сейчас так модно, — оценила шутку Вета и жестом пригласила парня войти.
— Забавная мода, подскажи стилиста.
— Малфой и моя неспособность к бытовой магии, — болгарин быстро уселся в единственное кресло в каюте, но от Веты не ускользнул тот факт, что при упоминании фамилии Малфой Крам вздрогнул и потер левую руку.
«Хм?»
Люциус Малфой? — как можно безразличнее задал вопрос молодой маг, окидывая взглядом каюту.
— Люциус? Отец Драко? Мне казалось, что он погиб. Я имела ввиду самого Драко, — Вета отошла к шкафу, чтобы сменить мантию, но краем глаза продолжала следить за реакцией парня на ее слова.
И опять тот вздрогнул, но на этот раз еще слегка и побледнел:
— Да, значит у меня не верные сведения, я думал как раз наоборот.
— А ты был знаком с Малфоем-старшим? — Вета подошла к Краму: — Помоги, пожалуйста, со шнуровкой. Привезла эту мантию из Парижа этим летом, а одеть самостоятельно не могу.
— Красивая, — Крам зашел за спину Вете и стал зашнуровывать корсаж.
— Так ты не ответил, ты знал этого Люциуса? — девушка почувствовала, как руки болгарина дрогнули и затянули шнуровку сильнее, чем надо.
— Нет, я был знаком, то есть я знаком с Драко. Два года назад в Хогвартсе проходил Тремудрый турнир, мы тогда много общались со слизеринцами, жили у них в подземельях.
— Значит, и ты участвовал в Турнире? Здорово. Говорят, у этих слизеринцев декан просто жуть, — сзади на секунду воцарилась тишина, а потом Крам повернул девушку к себе лицом:
— Вот и все, и, правда, проблемный наряд. Кстати, скоро обед, ты не была на завтраке, я решил за тобой зайти и предложить себя в качестве сопровождающего, — болгарин галантно поклонился и подставил локоть, — если ты готова, — кивнул он на ее синие волосы.
— С этим ничего не поделаешь, придется ходить так неделю, потом само спадет, — Вета положила руку ему на локоть, — так что вперед, мой рыцарь.
«А на вопрос ты мне так и не ответил…»
— Моя леди, — Виктор пропустил девушку вперед себя и закрыл дверь в каюту.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.