Недостатки анимагии. Глава 3


— Лиза, соберись! Я просила помешать его пять раз, а не пятнадцать! – Лили отобрала у подруги палочку, которой та портила зелье и отогнала ее от котла. – Пойди лучше и принеси паучьи лапки.
Элизабет, хоть внутри вся кипела, внешне же никак не отреагировала на тираду Эванс, а молча пошла к шкафу. Как Лили вообще сейчас может думать о зельях? Когда ее друзья грызутся как… как… да Мерлин их знает как кто! Сама же Лиз никак не могла сконцентрироваться на уроке, поэтому даже не заметила, что вместо паучьих лапок принесла подруге тараканьи усы. Хорошо хоть Лили заметила…
— Пантера, — шепотом обратилась она к Лизе, когда та, подобно зомби, поставила банку рядом с котлом, села и вновь устремила свой взор в неизвестность. – Хэй, все в порядке?
— Лил, да что тут может быть в порядке? – перевела на нее пустой взгляд Элизабет. – Они опять подрались, всё нам испортили! Теперь можно даже не заморачиваться насчет вечера, это безнадежно.
— И это ты мне говоришь? – вкрадчиво начала Эванс. – Девушка-которая-никогда-не-сдается? Ты только что чуть не взорвала наш котел, — медленно продолжала она, — принеся вместо того, что я просила «очередную фигню», как ты любишь выражаться. И вот эту самую «фигню», — говорила Лили, постукивая пальчиком по стеклянной банке, — я сейчас брошу в котел Блэка и Поттера, а ты должна быть готова в любой момент подсунуть записку. И что бы ни случилось, помни: ты – Элизабет Люпин, гриффиндорка (к тому же еще и староста), охотник факультетской сборной по квиддичу; ты идешь к своей цели до конца, и если уж что-то задумала – у тебя это получается. Всегда.
Вдохновив тем самым подругу и не дожидаясь ответа, Лили пошла к шкафу с ингредиентами, так как их собственное зелье все же нуждалось в паучьих лапках.
«Действительно… Это ж не первая их стычка, — промелькнуло в голове у Элизабет, — а то, что они подрались именно сегодня – лишь еще один повод, чтоб столкнуть их лбами и если понадобится даже связать вместе на пару дней пока не помирятся!»
Пока Лиза обдумывала слова Эванс, та уже вернулась к их столу и, добавив нужное количество лапок в котел, помешивала зелье.
— Тигра, ты права, — прошептала Люпин. И, полная решимости, готовая действовать быстро и четко, встала. — Что ж, начнем?
— Узнаю этот взгляд, Пантера, — удовлетворенно улыбнулась Лили. – Вот такая ты мне нравишься больше!
— Спасибо, — просияла в ответ Элизабет. – Итак, операция «Сириус Блэк». Давай, подруга!
Лили кивнула, доставая тараканьи усы. Зажав несколько в руке, она отправилась ставить банку на место и, проходя мимо парты Поттера и Блэка, «случайно» смахнула на пол все их пергаменты и книги.
— Эй, Эванс! А поаккуратней не судьба? – тут же возмутился Сириус.
— Эй, Блэк! А не кричать не судьба? – подскочила к нему Люпин.
Эванс, воспользовавшись моментом пока Элизабет отвлекала на себя внимание Бродяги, а Джеймс лазил под партой, собирая их с Блэком имущество, быстро подменила лежащую на столе кучку паучьих лапок на тараканьи усы. Затем, подмигнув подруге, убрала остававшуюся в руках банку с ингредиентами в шкаф, и, довольная, вернулась к их с Лизой котлу.
— А ты – напыщенный, бесчувственный болван! – закончила свою ругань с Бродягой Элизабет и, горделиво вздернув подбородок, продефилировала к своей парте.
— Ну как? – тихо осведомилась она у Лили, с деланным интересом заглядывая в котел.
— Это было блестяще, Пантера! – усмехнулась Лили. – Даже Слизнорт еще в шоке!
— Это точно, — взглянула на профессора Элизабет. – Странно только, что он вообще не собирался вмешиваться, по-моему…
— Ха! Вмешаешься тут! Ты так наехала на Сириуса, что мне самой стало его жалко, — сказала Эванс, кинув в котел листья лавра, и передала Лизе палочку, чтобы та помешала зелье. – Против часовой стрелки, семь раз.
— Я помню, Лил! Я не могу быть тупицей в зельях – я ж со Снейпом общаюсь, — ухмыльнувшись, напомнила Люпин. – А что касается Блэка… Ничего с ним не случится – потерпит. Так что там нашей «бомбочкой»? – вернулась она к их главной теме.
— Отлично, смотри, — самодовольно кивнула Лили на сидящего впереди Поттера, который как раз собирался добавить в свое зелье подкинутый девушками ингредиент. – И все-таки он нифига не понимает в зельеварении! – сокрушалась гриффидорка. — Держи!
Эванс сунула Элизабет пергамент Северуса, который девушки взяли у него в начале урока, и который надо было вернуть, и наскоро написанную записку-«приглашение». Как раз вовремя.
Сохатый бросил-таки в их с Сириусом варево тараканьи усы, из котла резко повалил белый-белый дым, зелье как-то странно закипело и… наконец взорвалось, забрызгав все вокруг.
В то же время Элизабет, уворачиваясь от летящей вязкой жидкости болотного цвета, запнулась о ногу Блэка и упала прямо рядом с их партой, ударившись об угол головой. Ухватившись одной рукой за затылок, другой нащупала сумку Бродяги, быстро пихнула записку в какую-то книжку. Какую – Элизабет разобрать так и не смогла, так как от опустившегося дыма щипало глаза и нос, дышать было просто невозможно. Но благодаря профессору Слизнорту, который каким-то образом (вероятно магическим, хотя Лизу в тот момент это особо не волновало) быстро устранил дым, все сразу прояснилось и гриффиндорка, увидела лежащих рядом с собой Блэка и Поттера.
— Черт, Сохатый, что за фигню ты туда закинул? – пытаясь отдышаться, проговорил Сириус.
— Ту, что ты мне принес! – перевел стрелки Джеймс.
«Нихрена себе, взрыв!» — хотела произнести Элизабет, но голосовые связки ее слушать были явно не намеренны, они словно окаменели; глаза и нос по-прежнему разъедало и, вдобавок к этому, постоянно напоминала о себе пульсирующей болью шишка на затылке. Поэтому Лиза так и осталась сидеть на полу, пытаясь откашляться и унять слезы, льющиеся из глаз от дыма.
— Лиз, ты в порядке? – выполз из-под парты Сириус.
«А сам не видишь?» — промелькнуло в ее голове, но Элизабет смогла лишь отрицательно покачать головой.
— Тебе срочно надо в больничное крыло! – сказал подлетевший к ним Снейп и, аккуратно подхватив пострадавшую гриффиндорку одной рукой за талию, другой за ее же руку, поставил на ноги.
— Отвали, Нюниус! И без тебя разберемся! – в мгновение вскипел Блэк.
— Профессор, — обратился к Слизнорту Северус, не обращая ни на вопящего Сириуса, ни на других учеников (в том числе изрядно побелевшую Лили) никакого внимания, — я знаю, что бывает от этого дыма, позвольте я отведу Бет к мадам Помфри, пока не поздно.
— Конечно знаешь, — не отставал Бродяга. – Это ведь ты все устроил!
— Ты идиот! – заорал Снейп, которому давно осточертела тупость Блэка. – Я вообще к вашему котлу не подходил! Надо следить за тем, что варишь, придурок! Да если бы я хотел испортить ваше зелье, подкинул бы что-нибудь более невинное, но столь же эффектное! И если ты ни-чер-та не понимаешь в зельеварении – это только твоя проблема!
Сириус открыл было рот, чтобы достойно ответить противнику, но Элизабет со всей мощи, на которую сейчас была способна, топнула ногой по полу и сжала руку Снейпа, впиваясь ногтями в кожу, привлекая тем самым внимание к себе больной.
«Сев!» — одними губами проговорила она. Слизеринец взглянул на нее, потом на профессора, получил от него одобрительный кивок и, отпихнув с дороги Блэка, все еще придерживая Элизабет, потащил ее за собой к выходу из класса.
Тем временем Слизнорт уже допрашивал Джеймса:
— Что вы положили в ваше зелье, мистер Поттер? – строго спросил он.
— Ну… — замялся Сохатый, — то, что Сириус принес… вот, посмотрите. – Он указал на парту, где еще оставалось несколько тараканьих усов.
Профессор аккуратно взял один, поднес чуть ли не к самому носу, рассматривал минуты три.
— Мда… Тараканьи усы, — констатировал он.
— Вы хотели сказать паучьи лапки? – поправил его Сириус.
— Мистер Блэк, я знаю, эти ингредиенты очень трудно отличить друг от друга, но думается мне, что я все же более опытный зельевар, чем вы и не вам меня учить! – отчеканил декан Слизерина.
— Бродяга, ты что, совсем разучился этикетки читать? – упрекнул его Джеймс.
— Я. Принес. Тебе. Паучьи. Лапки. – тщательно выделяя каждое слово и пытаясь сохранить остатки самообладания, произнес Сириус.
— Но, профессор, — вдруг прервала назревающую перепалку Лили, которая до этого момента пыталась понять, почему же все вышло не так, как они с Элизабет планировали. – Ведь даже если просто перепутать только два этих ингредиента, ТАКОГО эффекта не должно было быть!
— Вы правы, мисс Эванс. Но полагаю, бесполезно пытаться узнать от авторов этого зелья, что они еще перепутали, поэтому я у вас это заберу, — он указал на оставшееся на дне котла зелье, — и позже исследую. Не волнуйтесь, мистер Люпин, с вашей сестрой будет все в порядке, думаю мистер Снейп успел отдать ее на попечение мадам Помфри.
— Что значит «успел», профессор? – насторожился Ремус.
— Это значит, что если бы мы промедлили еще несколько минут, то были бы очень серьезные последствия. Вплоть до…
— Слепоты, — закончила за него Лили. Она тяжело опустилась на стул.
— Именно. Но как я уже сказал – все будет в порядке. А теперь, – обратился он ко всем ученикам, которые пристально следили за происходящим, — возвращайтесь к своим котлам и попробуйте спасти то, что осталось от ваших зелий.

***
Всю дорогу до Больничного крыла Снейп бормотал себе под нос что-то про «этого идиота Блэка»; про остальных неугомонных гриффиндорцев, вечно что-то затевающих; и про зелье, которое взорвалось бы и без подкинутых тараканьих усов.
После последних слов Элизабет лишь с удивлением посмотрела на него и прикусила губу.
— Бет, а ты думала я не догадаюсь? – перехватил он ее взгляд. – Нет, вы безусловно ловко все это провернули: и упавшие книги, и твоя ругань с Блэком, и даже мое сочинение, как предлог еще раз пройти мимо них. Да ты не волнуйся, кроме меня никто не заметил, — чуть насмешливо добавил он. – И не смотри так на меня. Я не боюсь твоих «смертоносных» взглядов.
К тому времени они уже добрались до нужного места и Северус позвал целительницу. Пока он объяснял мадам Помфри, что случилось и та, причитая, бегала за лекарством, Лиза спокойно сидела на кушетке и понимала, что медленно теряет зрение. Глаза уже перестали слезиться, в них даже не расплывалось, а просто постепенно темнело, как будто Элизабет наблюдала за закатом в чуть более быстром варианте, чем есть на самом деле. Ей время от времени хотелось попросить кого-нибудь включить свет, но во-первых, голосовые связки все еще отказывались слушаться ее, да и во-вторых, Лиза прекрасно понимала, что это ей не поможет. Она боялась, что уже скоро совсем не будет видеть Сева. Ее любимого лучшего друга Сева. И может быть он вот так же, как сейчас, будет сидеть рядом, называть ее своим любимым именем, а она так и не сможет, наверное, сказать, что только из-за него обожает, когда ее зовут «Бет». Когда ОН е так зовет. Только Северус умеет протянуть его так медленно, словно пробуя на вкус, с наслаждением, которое вряд ли может доставить обычное имя.
Тьма накатывала все больше, и даже Снейп стал тихо материть целительницу, ободряюще сжимая руку Элизабет. Мадам Помфри появилась внезапно с дымящейся колбой в руках.
— Пейте, быстро, — приказным тоном сказала она. – Лучше залпом.
Лиз попыталась сделать, как ей было велено, но зелье было настолько горьким и противным на вкус, что она чуть не подавилась. С горем пополам допив неприятное лекарство, она поставила колбу на прикроватную тумбочку.
— Зрение прояснится в течение пятнадцати минут, но только частично, — объясняла действие зелья Помфри. – В глазах будет темно до вечера, может чуть дольше, но к утру все пройдет. Попробуй сказать что-нибудь, получается?
— Ну типа… — начала Элизабет, но закашлялась и чуть позже продолжила, — типа того, — еще немного хрипя сказала она.
— Отлично. Пока старайся много не говорить, но молчать постоянно тоже не стоит.
Сказав это, мадам Помфри ушла осматривать других учеников, которых до этого Лиза даже не заметила. Поднявшись, они с Северусом вышли из Больничного крыла. Было время обеда, поэтому они направились в Большой зал, и по пути девушка задала уже изрядно измучивший ее вопрос:
— Сев, с чего ты взял, что котел Блэка и Поттера и без нас взорвался бы? И я вообще не понимаю, откуда взялся этот дым? Ведь должно было появиться маленькое легкое облачко, ну и, конечно же, брызги… много брызг… — недоумевала она.
— С того, Бет, что я немного чаще вас смотрю по сторонам, — осведомил ее Снейп. – Я ведь ждал, что после случая в коридоре эти…
— Северус! – оборвала его Лиза, остановившись и дернув за руку.
— Эти твои «друзья», — с нажимом продолжил он, продолжая движение и утянув ее за собой, — попытаются испортить зелье мне. И они пытались, неудачно конечно, но все же. Вот как раз из-за этого не очень хорошо следили за тем, что варили сами и залили двойную порцию крови василиска. Сначала Поттер, потом Блэк. А ты же знаешь, что она смешана с ядом и при ее использовании надо быть очень осторожным. Зелье может взорваться из-за пары лишних капель, а тут еще и ваши тараканьи лапки…
— Усы, — угрюмо поправила его Лиза.
— Что?
— Усы говорю, лапки были паучьи…
— Да хоть кузнечика, Бет, лучше скажи мне, зачем вам вообще это понадобилось? Ты по-другому не могла записку передать?
— А вы насчет чего перед уроком в коридоре сцепились? – как бы невзначай спросила Элизабет.
— Неважно, — отвернулся он.
— Вот и я так думаю.

***
Ребята зашли в Большой зал и у самого входа повернули в разные стороны. Мародеры и Лили уже ждали Элизабет за гриффиндорским столом, а Северус пошел за слизеринский. Едва завидев сестру, Люпин подскочил с места и подбежал к ней.
— Лиззи, ты в порядке? – взволнованно спросил он.
— В целом да, — прохрипела Элизабет. – Только вот голос еще не восстановился и в глазах темно, но Помфри сказала, что к утру уже все пройдет.
— Мерлин, я так испугался за тебя… — Лунатик, поняв, что на это раз все обошлось, обнял Лизу.
— Я тоже, Рем, — всхлипнула она, прижимаясь лицом к его плечу. – Это так страшно, я уже почти ничего не видела, думала, что так будет всегда. И говорить не могла тоже…
— Ничего, теперь все хорошо, — он успокаивающе гладил ее по волосам. – Пойдем к ребятам, они тоже волнуются.
Подойдя к столу, Элизабет села рядом с Лили. Было необычно видеть всех в другом свете, в прямом смысле слова. Волосы подруги отливали каштаном, хотя на самом деле были медно рыжие; Сириуса… О нет, не будем об этом.
— Лиза, — обратился к ней Джеймс, — прости пожалуйста, мы, там напортачили, а тебе досталось…
— Ты как себя чувствуешь? – внезапно перебил его Сириус. Он оторвался от созерцания содержимого своей тарелки и теперь уставился на нее.
— Уже лучше, не волнуйтесь, — поспешила заверить друзей Люпин. – Только в следующий раз, мальчики, не добавляйте столько крови василиска в ваше зелье, а то последствия не очень… — укоризненно добавила она.
— Так это не из-за… — заикнулась Эванс, но Элизабет вовремя наступила ей на ногу под столом.
— Да, Лили, ни усы, ни лапки, чьи бы они там ни были, тут не причем. Эти двое, — она указала на Поттера и Блэка, — переборщили с кровью.
— Не может быть такого, — возмутился Джеймс. – Я вымерял до капельки! Влил ни больше, ни меньше!
— И я… — медленно сказал Сириус, поглядев на друга.
— Вот мы идиоты, — одновременно сказали они, хватаясь за головы.
— Мальчики, да кто спорит-то. Только вы как-нибудь боритесь с этим «недугом», — усмехнувшись, сказала Элизабет и принялась за обед.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.