Недостатки анимагии. Глава 12. Часть 2


Очнувшись, она увидела все ту же обстановку, в которой Люпин встретилась с Сириусом перед своим исчезновением, разве что для полной картины в комнате не хватало ее друзей, мантии, ботинок и волшебной палочки. Осколки хрустального шара до сих пор валялись в углу, и Элизабет подумала, что, скорее всего, вернулась в тот же день, и ее предшественницы зря беспокоились.
За неимением палочки, с помощью которой Люпин могла бы наколдовать себе пару каких-нибудь туфель, она босиком вышла из Выручай-комнаты и направилась в гостиную Гриффиндора.
Элизабет очень удивилась, не встретив никого по пути в башню. За окном, мимо которого она проходила было вполне светло, насколько это возможно в окруженном лесом замке для второй половины дня. Было уже поздно для занятий и еще рано для ужина. Обычно в такое время редко забредешь в пустынный коридор, но сейчас же девушке казалось, что Хогвартс просто вымер.
Подойдя к портрету с Полной Дамой, Элизабет пробормотала пароль, но та, даже не взглянув на подошедшую, отрицательно помотала головой. Разочарованно обернувшись, Люпин увидела спешащего ко входу в Гриффиндорскую гостиную ученика.
– Эй, парень, – обратилась она к нему, – не подскажешь пароль? Кажется, я была в прострации, когда его поменяли.
Тот, подняв голову, резко остановился, занеся ногу над очередной ступенькой.
– Э-эй! – протянула Элизабет, помахав рукой перед его лицом. – Привет! Я сестра Люпина, знаешь, такой скромный староста? Учусь здесь, на Гриффиндоре. Пароль забыла, не напомнишь?
Внезапно парень с диким криком развернулся и помчался прочь, словно увидел привидение, видимо забыв, что в Хогвартсе это обычное дело.
Полная Дама, услышав ее слова, наконец-то посмотрела на нее и спросила:
– Сестра Люпина? Вы – Элизабет Люпин? Та самая?
– Ну не знаю, кого вы имеете в виду, говоря «та самая», но да, я Элизабет Люпин, сестра старосты-заучки, – она нелепо улыбнулась, пытаясь понять, что же все-таки происходит.
– Что ж вы сра… сразу не сказали, – заикаясь, проговорил портрет, – проходите!
В очередной раз подумав, не попала ли она в сумасшедший дом, Лиза вошла в открывшийся проем. Остановившись у самого входа, Люпин оглядела комнату: огромная куча народа, словно в кои-то веки абсолютно все гриффиндорцы собрались в гостиной, занималась как всегда кто чем и лишь четыре человека – Эванс и мародеры, за исключением Питера, – спокойно сидели у камина с учебниками в руках.
Внезапно один из учеников, отвлекшийся от карточной игры и позволив тем самым своему не очень честному сопернику заглянуть свои карты, увидел Элизабет и замер. Она немного опешила, увидев в его глазах смесь страха и удивления, а он в свою очередь указал на нее пальцем, притягивая внимание всех присутствующих. Воцарившаяся тишина отвлекла Ремуса от занятий, и он обернулся посмотреть, что случилось.
– Привет, братишка, – с некой неловкостью в голосе поздоровалась она, когда Лунатик встретился с ней взглядом.
Услышав ее, резко вскочили со своих кресел Джеймс, Лили и Сириус.
– Ну вот, Бродяга, теперь ты смотришь на меня как на мертвеца, – Люпин пыталась хоть как-то разрядить накалившуюся до предела обстановку. – Что? – не выдержала она, когда никто из друзей так и не пошевелился.
Наконец, выйдя из ступора, Сириус в два шага преодолел расстояние между ними и, грубо схватив ее за майку, затащил в комнату старост; Лили, Джеймс и Ремус последовали за ними.
– Ай… ай, ай! – завопила Лиза. – Сириус, полегче!
Остановившись посреди комнаты, он резко обернулся и прижал к себе настолько сильно, что Лиза боялась оказаться раздавленной. Она ощущала тяжелое дыхание Бродяги у своего уха и, стремясь успокоить его, запустила одну руку в волосы, второй мягко поглаживая спину.
– Лиза? Элизабет это правда ты? – Лили медленно подошла к ним. Слезы катились по ее щекам, а когда она, осторожно потыкав Люпин в плечо, убедилась что это действительно ее подруга, то еще сильней разрыдалась.
– Ну конечно я! Лили! Эй-эй-эй, ну не плачь! – Элизабет мягко отстранилась от Блэка и стала утешать подругу.
– Ты… Мерлин, ты вернулась! Наконец-то! – проговорила Эванс, всхлипывая.
Лунатик, сам еле сдерживая слезы, подошел к ним и заключил сестру в объятья, прижимаясь грудью к ее спине, а щекой к плечу.
– И тебе привет, Поттер, – мягко улыбнулась Лиза, высвободившись от Лили и Ремуса, и обняла его тоже.
– Так, милые мои, – начала она, указывая друзьям на диван, – теперь выкладывайте, сколько меня не было.
– Больше года… – ответил Джеймс, откашлявшись.
– Сколько?! – от удивления челюсть Элизабет открыла рот и, с трудом взяв себя в руки, повторила: – Ск… сколько?
– Ты пропала прошлой зимой, – тихо сказал Лунатик. – Сейчас апрель.
– Офонареть можно… – Лиза откинулась на спинку кресла и невидящим взглядом уставилась прямо перед собой, затем встала и подошла к окну.
Конечно, как она этого сразу не заметила.
– Офонареть можно! – повторила Люпин и, вернувшись в кресло, сказала: – Рассказывайте.
Повторять два раза не пришлось и друзья наперебой начали каждый свой рассказ, что же происходило, пока Люпин отсутствовала.
– Вся школа на ушах стояла! – начал Блэк. – Мы думали даже, что Хогвартс закроют. Не знаю, как Дамблдор все уладил. Нам не очень-то разрешалось об этом говорить. В том смысле, что запретить не могли, но разговоры о твоем исчезновении всячески пресекались, хотя многие шушукались по углам.
– Некоторые думали, что это дело рук Бродяги, – встрял Джеймс, – ведь его только-только вытащили из лап Сама-Знаешь-Кого. Говорили, что Сириуса завербовали в Пожиратели, а все сообщения о том, что на него наложили Обливайет – лишь сплетни или способ скрыть правду.
– Знаешь, – продолжила Лили, – в последнее время люди все больше в это верят – за его родней со Слизерина Дамблдор следил с самого твоего исчезновения. Никто даже не сомневается в наличии у них Черной метки.
– Это были тяжелые времена, Лиза, – сказал, наконец, Лунатик. – Мы думали, ты умерла. Ты не представляешь, что здесь творилось…
– Прекрасно… Просто прекрасно! – всплеснула руками Элизабет. – Для меня прошло всего каких-то двадцать минут, а оказалось, что пропустила почти полтора года!
– А… а где ты была, Лиза? – тихо спросила Лили.
Люпин вкратце рассказала им о своих приключениях, а когда подошла к концу, тут же вспомнив о Снейпе, встревожено спросила:
– А где Сев? С ним все в порядке?
– Да, конечно, – поспешила успокоить ее Эванс. – Но он пролежал пару недель в больнице.
– Да, – продолжил Бродяга. – С ним случилась какая-то странная фигня сразу после того, как ты исчезла. Мы думаем, что это из-за вашего ритуала, Но ровно через две недели он вдруг резко выздоровел, как будто и не болел вообще.
– Да уж… точно какая-то странная фигня… Дора уже меня отругала за ритуал, – Лиза усмехнулась, вспомнив слова Кэтрин: «О да, она была очень зла».
– И что ты теперь собираешься делать? – спросил Лунатик.
– Я? Возвращаться к учебе. Тем более не сомневаюсь, что парень, которого я встретила около портрета Полной Дамы, уже доложил директору, что я здесь. Пора, наверное, навестить профессора Дамблдора.
– Мы с тобой, – поднялась Эванс.
– Ну конечно, – улыбнулась Лили, – как же без вас. А где, кстати, моя палочка? И хорошо бы еще найти ботинки…
– О… палочка… держи, – Сириус секунду пошарил во внутреннем кармане мантии и протянул Элизабет ее волшебную палочку.
«Хотя, мою ли?» – промелькнуло в голове Люпин. Она цинично усмехнулась и взяла палочку.
– Что… что с твоими глазами? – опешил Сириус. – Они только что светились.
– У вас тоже светились, когда меня увидели, – Лиза не до конца поняла, что имел в виду Блэк.
– Нет, ты не поняла, они светились в прямом смысле. Как… как фонари на улице!
– Как фонари говоришь?
Она снова взглянула на палочку.
«Да, мою,» – сомнений больше не было.
– Ну, идем? Пока сюда весь Хогвартс не сбежался, – сказала Элизабет и, увидев согласные кивки друзей, поспешила к выходу.
Элизабет не ошиблась об осведомленности директора. Когда компания подошла к кабинету их уже ожидал открытый проход и они немедля вошли.
– Добрый вечер, профессор Дамблдор, – вежливо поприветствовала она его. – Вижу, вас уже известили о моем прибытии.
– О да, вы наделали много шуму, впрочем, как и всегда, – директор радушно улыбнулся и, наколдовав несколько кресел, указал на них: – Присаживайтесь.
Гриффиндорцы послушно уселись, и Дамблдор снова заговорил:
– Думаю, мне незачем спрашивать вас, где вы пропадали, мисс Люпин. Но мне не терпится узнать, почему так долго? – он лукаво поднял бровь, его голубые глаза лучились смехом.
– Это я виновата, – Лиза смущенно опустила глаза. – Я настояла на этом дурацком ритуале, еще и Северуса впутала… Разрешите не вдаваться в подробности?
– Понимаю, – мягко улыбнулся директор
Он явно в хорошем расположении духа, отметила про себя Элизабет, в таком, в каком давно не был. Она посмотрела ему в глаза и, наконец, поняла, почему никогда не доверяла директору, – он всегда знал то, что Люпин открылось лишь некоторое время назад.
– Почему вы не рассказали мне, профессор? – тихо спросила она, не отводя взгляда.
– По той же причине, почему не рассказал и другим, – он чуть выделил последнее слово, чтобы Элизабет поняла, о ком именно он говорит. – Вы должны были узнать все сами.
– Ну конечно… – пробормотала она себе под нос. – Ну и что теперь? Как объяснить людям, где я была?
– Предоставьте это мне. Уж что-то же я говорил, когда вы пропали. – успокоил ее Дамблдор
– А что, кстати?
– Что вы вынуждены какое-то время проучиться в другой школе. А теперь вернулись и можете продолжить обучение со своими друзьями.
– Но директор, – вмешалась Лили, – она же на самом деле пропустила больше года, как Лиза может учиться с нами? Она ведь ничего не поймет…
– Вы уверенны, мисс Эванс? – спросил Дамблдор и, по-прежнему улыбаясь, взглянул на Элизабет. – Что скажете, мисс Люпин? Сможете ли вы учиться, пропустив столько уроков?
– Еще как смогу, профессор, – Лиза вернула улыбку. – Я им всем еще носы утру, – сказала она, поглядев на друзей.
– Что ж, тогда прошу в Большой зал, мы опаздываем на ужин, – подытожил директор, поднимаясь из своего кресла.

Большой Зал был полон народу. Новость о том, что вернулась так внезапно пропавшая ученица Гриффиндора, разлетелась подобно ветру и, стоило Элизабет вместе с друзьями появиться в дверях, как все замолчали и уставились на нее.
«Опять…» – только успела подумать Люпин, но тут заговорил Дамблдор, велев всем сесть на свои места, и Лили утащила ее к гриффиндорскому столу. Элизабет особо не вслушивалась в слова директора, пока он в нескольких словах объяснял, почему ее так долго не было. Она наконец-то нашла в толпе учеников Снейпа и они, безмолвно радуясь, смотрели друг на друга. Когда короткая речь была закончена и на столах появился ужин, все принялись за еду.
– Лиза, – позвал ее Джеймс, – мне показалось, или вы с Дамблдором наконец-то поняли друг друга?
– Можно и так сказать, – задумавшись на секунду, сказала она. – Знаете, как ни прискорбно мне это признавать, я ошибалась насчет директора. Всегда искала подвох, которого нет.
– Но все-таки, объясни нам, – попросил Лунатик, – как ты собираешься дальше учиться? Ты ведь и правда столько пропустила, все эти знания не восполнишь за несколько дней.
– Увидишь, братишка. Вы все скоро всё увидите, – уклончиво ответила Элизабет, улыбаясь, словно в предвкушении новых приключений.

Недостатки анимагии. Глава 12. Часть 2: 6 комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.