Недостатки анимагии. Глава 10. Часть 1


POV Элизабет.

— Лиза! Тренировка по квиддичу, ты сможешь? – Поттер пощелкал пальцами перед моим лицом.
— А… Да, конечно.
Обед тянулся бесконечно долго, и по ходу дела я опять застыла, не донеся ложку до рта. Тренировка по квиддичу… Ну да, как же – скоро ведь матч с Когтевраном. «Ты сможешь?» А то как будто бы я могу сказать «нет». Поттер, ведь тебе плевать, что рана даже за эти три дня еще путем не зарубцевалась, и ныть ты перестанешь, если только мой брательник взбесится и даст тебе пинка. Хрен с тобой, поиграю в героиню.
А может опоить Эванс оборотным зельем и пусть полетает часок за меня? Нет, проще натянуть на Снейпа розовые ботинки, чем уговорить Лили сесть на метлу…
Мерлин, у меня что, проблем мало? Мне надо в Хогсмид к Олливандеру, залезть в башку к Дамблдору, и желательно еще надрать задницу Флоренцу за то, что рассказал директору о «некой пантере». Сволочь! Вот кто его просил? Ладно, черт с ним, с кентавром, начнем по-порядку.
— А когда у нас официальная вылазка в Хогсмид? – вопрос, брошенный как бы невзначай, теоретически не должен привлечь особого внимания и ответных вопросов типа «а что?». Теоретически. Из нашей «компашки» Лили-то точно теоретик…
— Завтра.
… а вот Блэк…
— А что? – сссука…. Сейчас докопается, залезет в мозг до самого мозжечка.
— Да хочу нажраться в «Трех метлах».
Сириус нелепо крякнул, но продолжать не стал. И на этом спасибо, а то мои порядком расшатанные нервы и так трепал какой-то придурок за спиной Лунатика. Сидя за столом Пуффендуя, он больше походил на мартышку: повернулся налево – дернул соседку за косичку (пипец, как в первом классе!), потом направо – ткнул в плечо какого-то парня, который якобы удачно пошутил. И все время отчаянно жестикулировал.
— Как же он меня напрягает…
— Кто? – мгновенно отозвался Джеймс.
Черт, я что, сказала это вслух? Короче, пора выпустить пар.
— Да вон тот вертящийся придурок, — говорю я. Затем зачерпываю ложку картофельного пюре и… ну сами понимаете.
— Точно в цель, браво!
То, что нужно – звонкий смех мародеров и похвала.
— Да, Сириус, я отличный стрелок.
Конечно, попала точно в капюшон. Надеюсь этот… в общем, он заметит мой снаряд до того, как натянет головной убор. Ну а если нет, то я должна это увидеть.
— Лиза, Дамблдор опять на тебя смотрит, — Ремус, как всегда, насторожен.
— Ага… — взгляд в пустоту
— Снова лезет тебе в голову?
— Угу… — характерное для коровы мычание
— Он же тебя вчера вызывал?
— Ыгы… — двиньте мне по голове чем-нибудь тяжелым, и я навсегда останусь с ложкой во рту.
— Элизабет!
Хэй, я сказала «двиньте», а не «закричите»!
— Все, у меня инфаркт.
— Да что с тобой? – Рем пялится как на умалишенную. Наверное, у меня шизофрения, а не инфаркт.
Короче, свалю-ка я отсюда, пока не вызвали целителей из Святого Мунго…
Мне вот интересно – какого Ремуса я хотела бы увидеть сейчас? Спокойного старосту-заучку, который от такого поведения лишь вздохнет и снова уткнется в свою тарелку, или не в меру разъяренного, сорвавшегося Луню-оборотня, который схватит меня за шкирку, затащит в ближайший чулан и пропесочит как следует, что наконец-то меня встряхнет? Хрен знает. Но вот что интересно: сколько бы я ни гадала, Рем всегда удивляет меня своим поведением.
Вот и сейчас. Я с таким же пустым взглядом выпустила из рук ложку и когда она, наконец, ударилась о стол, я уже стояла с сумкой в руках. Но Лунатик успел схватить рукав моей мантии и притянуть к себе. Я даже перевела взгляд и осознанно посмотрела на него. Впервые за последние часов двадцать.
— Сейчас мне тупо лень тратить на это время, но если ты не выйдешь из этого ступора до конца занятий, я тебя собственноручно оттуда вышибу.
— Угу, — очередное мычание должно его взбесить.
— И не прогуливай прорицания, — Рем снова сдержался.
Это все? Все, что ты мне можешь сказать?! Уф!.. Сваливаю…
— Ага, — это тебе на прощание.
Сев… Тоже лезет в мозги… Вашу мать, достали!
Итак, до начала урока пятнадцать минут.
1) Вытолкнуть Снейпа из башки и спокойно выйти из зала – одна минута;
2) Бежать сломя голову до общей спальни девочек Гриффиндора – две минуты;
3) Хлопнуть дверью, вывалить из сумки ненужные учебники, пнуть чемодан, от души поматериться, вспоминая всех подряд со времен самого Мерлина, взять книги по прорицанию и нумерологии – восемь минут;
4) Бежать сломя голову до соседнего с кабинетом прорицания кабинетом коридора – две минуты;
5) Отдышаться, спокойно зайти и приготовиться к уроку – две минуты.
Уложилась.

— … обратимся к хрустальному шару, — донеслись до меня отголоски фразы профессора.
— Элизабет, — Рем больно толкнул в спину.
— Чего тебе? – отвечаю, невольно вздрогнув и резко повернувшись к нему.
— Ты опять в прострации? Слушай профессора!
— Да слушаю я, слушаю…
Хотя чего его слушать? Несет всякую чушь. И зачем я вообще пошла на прорицания? Ах, да… Дамблдор на втором курсе посоветовал.
— Отключите сознание, обратитесь к внутреннему голосу… — продолжал туманно вещать профессор.
— Боюсь, никакой внутренний голос не поможет при отключенном сознании, — послышался сзади насмешливый шепот Блэка.
Хрустальный шар на моем столе был подернут белой дымкой и я никак не могла понять – это у всех так или просто у меня глюки? Давай, стекляшка обкуренная, покажи свои тайны! Я даже постучала по ней волшебной палочкой, как будто это что-то изменит. Не знаю, то ли правда палка помогла, то ли что-либо другое, но дым исчез, а в шаре показалось чье-то лицо… Олливандер?
Быстро закрываю его руками – вдруг кто увидит? — подтаскиваю шар поближе к себе и чуть-чуть трясу. Только лицо – никаких изменений. Я не поняла, ты давай мне будущее показывай, далекое! А не рожу того, к кому я собралась наведаться в ближайшее время. Или тебя посильней встряхнуть?
Вдруг вместо Олливандера нарисовалась какая-то женщина. Я ее не знаю, но она мне явно кого-то напоминает…
— Аааа! У меня грим! – заорал Сириус на весь класс, отвлекая меня от образа девушки.
Увидев в его шаре большую черную собаку, прошептала:
— Придурок, это же ты.
— Все равно страшно, — шепчет мне в ответ.
Спорить нет смысла, тем более, что лицо в моем шаре важней, поэтому лишь слегка покачав головой я повернулась обратно.
Но, конечно же, никакого образа уже не было. Кто бы сомневался?
Под звон школьного колокола, объявлявшего конец урока, хрустальный шар снова заволокло былой дымкой.

Бегу в гостиную, лучше в комнату старост. Надо подумать.
Итак, вчера вечером меня снова вызывал Дамблдор. Чего хотел? Все тоже – спрашивал про Запретный лес. Там я и узнала, что это Флоренц на меня настучал…
Но на мое счастье, директор, когда наконец выгнал меня из кабинета, был не осторожен и, даже не убедившись, ушла ли я, вызвал кого-то через камин.
Плевать кто это был. Важно то, что я услышала – они хотят показать мою палочку Олливандеру.
И как это, интересно, они собираются у меня ее забрать? Или наш любимый директор полагает, что я сама ее отдам? Черт…
Одно ясно точно – надо сходить к Олливандеру. Срочно. Завтра.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.