Наследник Темного Лорда. Глава 8


Пробуждение отдалось болью во всём теле. Тяжело открыть глаза, тяжело встать, ещё тяжелее вспоминать события прошлой ночи. На Гарри будто наложили заклинание вечной возбуждённости. Она не понимала, что на него нашло. Ей было страшно, больно, но в то же время ей это понравилось. По лицу Сильвии расплылась глупая улыбка при воспоминаниях об их поцелуях. Она, конечно, имела опыт в этом деле, ибо целовалась не раз. Но тогда это было лишь игрой, а то, что произошло с Гарри…
Он сначала просто тупо смотрел на неё, будто оценивая и прикидывая в уме, стоит ли ему с ней. Но, видимо, он пришёл к положительному ответу, раз подошел к ней и с хищным выражением на лице поцеловал. Его язык проникал всё глубже, исследуя и покоряя самые дальние уголки её рта и не встречая сопротивления. Зубами он терзал её нижнюю губу, слегка прикусывая, а затем отпуская, чтобы вновь захватить её в сладостный плен…
Было ли у неё ощущение, будто он использовал её как последнюю шлюху? Нет. Хоть он отнюдь и не был нежным. В нём боролись два разных человека: один жестокий, хладнокровный, бессердечный, а второй добрый, мягкий, нежный, понимающий.
— Что произошло с тобой, Гарри? – сама у себя спросила Сильвия, задумчиво накручивая на палец локон волос. Рядом послышалось невнятное бормотание, и тяжелая рука накрыла грудь Сильвии, не давая ей возможности свободно вздохнуть. Она осторожно, словно ожидая увидеть разъяренную мантикору, повернула голову в сторону лежащего рядом с ней и наполовину прикрытого одеялом Гарри Поттера – надежду Магического Мира, а может и Виссариона – верного сторонника Тёмного Лорда.
Он казался таким невинным во сне, будто ангел спустился с небес и почтил её своим присутствием. Она медленно, боясь, что это всё иллюзия, подняла руку и начала перебирать эти угольно-чёрные волосы.
— Что же он с тобой сделал? – прошептала Сильвия. – Это же не ты, ты не такой… — Но как она могла судить о нём, совершенно не зная прежнего Поттера. Она ведь знала лишь Виссариона, который допустил серьезную ошибку этой ночью. Он позволил своим чувствам проявиться, она это почувствовала. Как же тут не почувствуешь, когда находишься в опасной близости к, пожалуй, самому опасному человеку после Тёмного Лорда. Может, он это сделал потому, что любит её? Глупо. На что она надеется? На взаимные чувства с его стороны? Дура. Наивная, глупая дура. Он же совершенно не способен чувствовать ничего, кроме ненависти, злости и жажды убийства. Разве вчерашние события не были тому доказательством?
— А если это был не он? – Сильвия посмотрела на Гарри, в надежде увидеть вместо него счастливо улыбающегося подростка. – Наверное, он был настоящим героем, раз его так любят все волшебники Англии, и я … тоже.

***

Виссарион не спеша шёл по длинному тёмному коридору каземата. Он собирался навестить свою новую гостью. Ведь нужно же у неё спросить, нравятся ли ей условия проживания в предложенной камере и не хочет ли она поскорее отправиться к своему мужу, который, наверное, уже покинул этот столь мрачный и бездушный мир. И правильно сделал, надо сказать. Нечего было тут торчать и своей толстой задницей заслонять путь более молодому и более умному поколению. Она должна быть благодарна за то, что он идет навещать её, даже не позавтракав.
Воспоминания о проведённой ночи с Сильвией бурным потоком нахлынули на него. Странно, но он почти не помнил о том, что произошло. Он очень боялся такого исхода событий, нельзя было расслабляться. Для него было странным чувствовать потребность в физическом контакте с Сильвией. Будучи самым поздним крестражем, он понимал, что именно ему перепала большая часть знаний Тёмного Лорда. И ни в одном из них не было ничего похожего. Совершенно ничего. У Виссариона было только одно единственное объяснение для этого – Гарри Поттер. Тёмный Лорд думал, что смог избавится от души мальчишки, но не тут-то было. Он оказался намного сильнее и живучее. Виссарион так до конца и не мог контролировать это тело. Он вчера совершил такое количество убийств по приказу Волан-де-Морта! Тёмный Лорд надеялся тем самым окончательно утвердить власть своего крестража над телом и душой мальчишки. Всё бы получилось, если бы не Сильвия. Не зря говорят, «не стойте раком, это чревато нежеланными последствиями». Но прошлое назад не вернешь. Нужно думать только о настоящем.
Пинком ноги Виссарион открыл дверь камеры, в которой сидела его тётушка. Он не стал заходить внутрь. Ему было комфортнее смотреть на неё с порога.
— Ну здравствуй, тетя, — не спеша проговорил Виссарион. – Надеюсь, тебе здесь удобно. Ах да, как я мог забыть, ты же ненавидишь грязь, а особенно крыс.
Петунья, нервно дернувшись, резко отскочила в сторону от стены, будто там и вправду сидела крыса.
— Знаешь, я тут хотел у тебя спросить, — Гарри задумчиво посмотрел на свое запястье, по которому, довольно шипя, скользила Клеопатра, — не хотела бы ты встретиться со своим мужем? Он, наверно, уже соскучился по тебе.
— В-вернон? – Петунья обхватила себя руками.
— Рад, что ты до сих пор помнишь его имя, — в голосе Гарри не отразилось никакой радости по этому поводу. — Так тебе хочется его увидеть?
— Г-где он? Что ты с ним сделал?
— Думаю, что согласна. Но, видишь ли, есть только один способ встретиться с ним…
— Ты меня не тронешь, – завизжала Петунья.
— Нет, нет. Я тебя и пальцем не трону, не беспокойся. Все сделает она. — Кивком головы он указал на обхватившую кольцом его запястье Клеопатру. — Никаких обещаний, к сожалению, дать не могу. Знаешь ли, её яд я на себе не испытывал, поэтому я понятия не имею, что чувствует человек после укуса. Приступим?

***

Дело было сделано. Виссарион был невероятно доволен собой: одной пулей он смог убить двух зайцев. Убив, наверняка, самой мучительной смертью тётушку Петунью, он одновременно испытал яд Клеопатры. Сразу вспомнились несколько строк из книги «Змеи среди нас»:
“Пара капель яда может убить взрослого человека. Человек умирает медленно и мучительно. Яд действует как кислота, разъедает все внутренние органы человека. Они испаряются наподобие бумаги, взаимодействующей с огнем”.
Читать — одно, а вот смотреть – это совсем другое.
В комнате никого не было. Постель была аккуратно застелена, и на столе стоял поднос с яичницей и беконом. То ли Сильвия решила сыграть роль примерной домохозяйки, то ли домовики постарались.
— Ты сегодня должен встретится с Дамблдором, — послышался шипящий голос Тёмного Лорда. Виссарион обернулся назад, чтобы встретится с тёмно-красными глазами и нечеловеческим лицом своего создателя. А если говорить языком биологии, то своего отца.
— Нельзя было сообщить мне об этом пораньше? Я мог запланировать на сегодня кое-какие дела.
— Ты будешь делать только то, что я тебе скажу, — рявкнул Лорд.
— А я и так делаю только то, что ты мне говоришь.
— Соскучился по Круциатусу?
— Мы недавно виделись, чтобы я успел по нему соскучиться. И к тому же, я не мазохист.
— Тогда веди себя подобающим образом.
— Непременно. Так во сколько мне нужно встретиться с директором?
— Ты не вернёшься. Старик заберёт тебя к себе в штаб. Сообщить своё местонахождение ты мне не сможешь, но будешь каждый день присылать отчёт о проведённом дне. – Волан-де-Морт соизволил отойти от двери и сесть на диван.
— Сомневаюсь, что тебя будет интересовать моё занятие в душе, сколько и что я съел на завтрак, обед и …
— Круцио! – Терпение Тёмного Лорда лопнуло. – Полегчало?
— Еще бы. — Виссарион старался, чтобы его голос звучал достойно, но боль не прошла незаметно.
— Меня не волнует, какими способами ты будешь получать информацию об Ордене «жареной курицы», но каждый день на моем столе должен лежать отчёт об их деятельности.
— У тебя для этого есть Снегг.
— Подозреваю, что старик ему не доверяет. Много информации.
— Я-то думал, что моя основная задача — убить Дамблдора.
— Её никто не отменял. И запомни, провал операции означает твоё снижение в должности до рядового Пожирателя. – Тёмный Лорд покинул комнату, как и всегда, не попрощавшись.
Виссарион велел домовику позвать Сильвию. Она, запыхавшись, прибежала к Виссариону и, получив от него нужные инструкции, пошла переодеваться.

— Сильвия, ты готова? – Гарри зашёл в комнату к девушке.
— Угу, — промычала она, уже в который раз рассматривая себя в зеркало. Короткое чёрное платьице с глубоким декольте и накинутая сверху ярко-красная мантия придавала ей хищный вид. Чёрные волосы длинной волной опускались до лопаток. В последний раз осмотрев себя в зеркало, она причмокнула алыми губами и повернулась к ожидавшему её Гарри. – Пошли?
Гарри лишь криво усмехнулся и несколько отстранился в сторону, пропуская вперед Сильвию.
— Где вы договорились встретиться? – спросила Сильвия у идущего вслед за ней Поттера.
— В Дырявом Котле. Если я с тобой переспал, то это ещё не значит, что ты имеешь права вести себя так. – Сильвия после его слов вздрогнула и уже несколько неуверенно спустилась по лестнице.
— Извини.
— На первый раз прощаю.
Они вышли во двор особняка, и Гарри, обхватив руками тонкую талию девушки, трансгрессировал.
На улице Лондона было невыносимо шумно, и никто не заметил, как в проходе между двумя домами с тихим хлопком появились двое подростков.
Гарри огляделся вокруг, даже не отпуская девушку, на что Сильвия обречённо вздохнула и даже не попыталась шевельнуться. Удовлетворённо отметив, что вокруг нет никого и ничего подозрительного, Гарри повернулся лицом к Сильвии и, не удержавшись, поцеловал её. Ну, конечно, зачем терзать самого себя и отказывать в столь приятных занятиях, если у тебя под рукой есть кукла, которая готова сделать для тебя всё что угодно. И плевал ты с высокой башни на её чувства.
— Вперёд, — прошептал Гарри, оторвавшись от губ Сильвии.
— Да, конечно. — Сильвия отвернулась от Поттера и, облизнув слегка припухшие губы, двинулась в сторону невзрачного паба.

***

Бармен заведения под названием «Дырявый Котел» со скукой потирал пустые стаканы. Сегодня был понедельник, а посетителей в этот день обычно совсем не бывало. И какого же было его удивление, когда зазвенел колокольчик и на пороге появился сам Альбус Дамблдор. Несмотря на то, что в газетах в последнее время про некогда многоуважаемого директора писали всякие гадости, Том до сих пор был верен этому добродушному старику. Он, не медля, усадил директора за самый лучший столик и поставил перед ним мятный чай.
— Спасибо, Том, — устало проговорил директор.
— Вы кого-то ждете, сэр? – спросил Том, который был не в силах погасить распирающее его любопытство.
— Да, Том. Я бы хотел, чтобы никто об этом не узнал. — Директор внимательно посмотрел на бармена поверх очков-половинок.
— Как скажете, сэр.
Том вернулся на прежнее место, с интересом поглядывая на сидящего впереди своего бывшего учителя по Трансфигурации. Ему было очень интересно, с кем же решил встретиться Альбус Дамблдор.
Примерно через полчаса, когда весь мятный чай был выпит и съедено полтарелки имбирного печенья, на пороге Дырявого Котла появились парень и девушка, которые, бегло оглядев помещение, подошли к единственному посетителю. И Том, и Дамблдор с интересом смотрели на незваных (а может всё– таки званых) гостей.
— Здравствуйте, месье Дамблдор, — начала Сильвия. А Гарри, лишь кивнув, сел напротив директора.
— Доброе утро, мисс де Винтер, Гарри, — он слегка склонил голову в знак приветствия.
— Мой отец не смог прийти, — начала свою заученную речь Сильвия, – поэтому он послал меня.
— Ничего страшного, мисс. – Дамблдор широко улыбнулся. — Но, надеюсь, вы понимаете, что мы с мистером Поттером должны остаться наедине.
— О да, конечно. Просто я хотела бы узнать, где будет жить Гарри. Мне кажется, нет ничего плохого в том, что я захочу его навещать. – Главная причина этой дискуссии молча смотрел то на девушку, то на директора, совершенно ничего не предпринимая по отношению к своей дальнейшей жизни.
— Извините, мисс де Винтер, но я не могу вам сказать.
— Почему? – спросил Гарри, отлично зная ответ на свой вопрос.
— В целях твоей безопасности, — ответил Дамблдор.
— Могу я узнать, что же мне такого грозит в моём светлом будущем, что вы так сильно заботитесь о моей безопасности?
— Мы не хотим потерять тебя вновь, Гарри, — терпеливо ответил старик.
— Правда? – на лице Гарри не было ни намека на удивление. Он надеялся на другой ответ.
— Да.
— Кхе… кхе… — Сильвия извиняющее посмотрела на Поттера. – Мне надо срочно уходить, месье Дамблдор. Что-нибудь передать отцу?
— О да, — лицо директора просветлело. – Передайте ему большое спасибо. Я как-нибудь сам с ним свяжусь.
Сильвия натянуто улыбнулась Дамблдору, бросила обеспокоенный взгляд в сторону Поттера и, вежливо попрощавшись, вышла навстречу холодному ветру.
— Так что вы говорили про мою безопасность?
— Понимаешь, Гарри, — начал директор. У Виссариона создалось ощущение, будто он выглядит как пациент палаты для душевнобольных. — Есть очень злой волшебник, которого зовут Волан-де-Морт, и он хочет тебя убить.
— За что?
— За то, что ты смог противостоять ему, совершить поступок, достойный настоящего Гриффиндорца.
— Гриффиндорца? Сэр, я не понимаю, о чём вы. — Виссарин еле сдерживал в себе желание треснуть этого старикашку чем-нибудь по голове.
— Скоро ты всё узнаешь, — улыбнулся Дамблдор.
— Но где я буду жить? – спросил Гарри.
— В доме у своего крёстного. Он безмерно счастлив от того, что ты нашелся.
— Надо же, я тоже.
— Ты не против, если мы трансгрессируем прямо к дому?
— Нет.
— Вижу, тебе мистер де Винтер уже объяснил про «чудеса» волшебников. – Дамблдор непонятно зачем подмигнул парню.
— Рассказывал и показывал, даже научил. Он не хотел, чтобы рядом с вами я выглядел полным идиотом.
— Хм, понятно. Ну, что ж, пошли? – Дамблдор встал со своего места. – Спасибо, Том.
— Это вам спасибо, профессор, — склонил голову бармен Дамблдору и принялся убирать со стола.
— Дай руку, Гарри. Следующая остановка — Гримвайлд Плэйс, — сказал директор, когда они вышли из Дырявого котла, и, взяв руку Поттера, трансгрессировал…

— Заходи, Гарри, — директор с добродушной улыбкой указал на старый обветшалый дом.
— Лучшего места обитания не нашлось? – Скептически оглядев предполагаемый дом, где ему следовало жить, Гарри шагнул вперед. Дамблдор, с трудом удержав улыбку, вошёл следом.
Пройдя в плохо освещённую прихожую, которая выглядела не лучше помойки, Гарри остановился прямо посередине.
— Вы уверены, что мы попали именно туда? – спросил он Дамблдора.
— Конечно, Гарри.
— А разве у вас нет денег для ремонта?
— Гарри… — Дамблдор устало потер виски.
— Если ваш бюджет хромает, то могу одолжить вам немного на начальные расходы, — с насмешкой произнес Поттер. – Кажется, мистер де Винтер говорил, что у меня огромное наследство.
— Гарри, дорогой! – На совершенно не ожидавшего такого приёма парня налетело «рыжее чудовище» в фартуке. — Как же я рада тебя видеть! Ты так подрос и, наверное, проголодался. Пойдём на кухню, я приготовила куриный бульон. – Не дожидаясь ответа подростка, «чудовище» буквально впихнула его в кухню, которая выглядела немного лучше коридора. – Ох, Гарри, мы так волновались, так беспокоились за тебя. Почему ты ничего о себе не сообщал?
— Можете себе представить, мэм, у меня случилась амнезия.
«Монстр» уставился на Гарри огромными голубыми глазами. Секунду похлопав ресницами («Видимо, переваривает информацию», – подумал Виссарион) и обретя дар речи, она вновь открыла рот:
— Так ты до сих пор ничего о себе не помнишь? – Гарри лишь покачал головой, на что рыжая дама схватилась за сердце. — О боже, Гарри. — И с тихим вздохом опустилась на стул.
— Молли, — раздался голос Дамблдора, который даже не соизволил войти на кухню, но в создавшейся тишине его голос был слышен прекрасно. – Извини, я не смогу остаться, у меня неотложные дела.
«Ага, решил скорей смотаться, подальше от проблемы, которой, естественно, являюсь я» — усмехнулся про себя Виссарион.
— Да, конечно, профессор, — почти прохрипела Молли.
Молли, которую так и не представили Гарри, вдруг резко поднялась со стула и как ни в чём не бывало загремела посудой и начала трещать без умолку. – Гарри, дорогой, ты обязательно должен обратиться к мадам Помфри. Это школьная медсестра. Она просто замечательный колдомедик. Ты знаешь, кто такой колдомедик? Это…
— Мэм, — бесцеремонно прервал ее Гарри, – я не помню только некоторые моменты из моей прошлой жизни.
— Ох, — с облегчением вздохнула Молли. – Гарри, ты меня так напугал! Я уж подумала, что ты обо мне совершенно ничего не помнишь. Нельзя же так шутить, Гарри.
— А я не шутил, я сказал правду. Под словом «амнезия» я имел в виду то, что совершенно не помню, что происходило со мной после 11 лет. Теперь, надеюсь, вы поняли?
— Бедный мальчик, сколько тебе пришлось пережить, сколько ты страдал. Наверное, это даже к лучшему, что ты ничего не помнишь. Но ничего, я тебе помогу. Скоро начнутся рождественские каникулы, и Рон с Гермионой, они твои друзья, приедут сюда. И ты с ними познакомишься. Ох! – воскликнула она и уронила нож, которым резала хлеб для тоста. — Как ты будешь учиться в школе, если совершенно не помнишь как нужно колдовать?
— Молли, Дамблдор уже приходил? – крикнул с порога Сириус Блэк, даже не посмотрев в сторону Гарри.
— Сириус, — возбужденно сказала женщина, – Гарри приехал, а профессор… — договорить она не успела.
— Гарри? – Возможно, это из-за очков, но Гарри показалось, что Блэк аж прослезился. Какая жалость.
— Привет, эээ ты меня не помнишь? — Он как маленький ребенок переминался с ноги на ногу. – Я твой крестный, Сириус Блэк, — он протянул руку.
— Рад с тобой познакомиться. — Гарри, проигнорировав жест Сириуса, отхлебнул чашечку чая.
— Ну, э-э … — похоже, крестный разучился разговаривать, — как у тебя дела?
— Неплохо, не считая того, что твоя жена…
— Моя жена?! Но я не женат!
— А разве это не миссис Блэк? – поинтересовался Гарри с самым невинным выражением лица.
— Нет-нет, Гарри, дорогой, — на этот раз ему ответила предполагаемая «миссис Блэк», — мы не женаты.
— А, значит, вы просто живете вместе? – Гарри откровенно понравилось изображать из себя ничего не понимающего подростка. Было забавно смотреть на вытянувшиеся лица миссис Уизли, которую он, естественно, помнил и знал, и Сириуса.
— Нет, — Сириус усиленно покачал головой, – миссис Уизли просто гость.
— А, ну теперь все ясно. Понимаешь, этот ваш директор Дам… Дум…, тьфу ты, язык сломаешь, забыл представить мне вас.
— Гарри! – миссис Уизли – Его зовут Дамблдор.
— Ясно.
— А у кого ты жил все это время? – Сириус сел на противоположный стул.
— У француза, Антуана де Винтера.
— Он тебя не обижал?
— Он меня вылечил, Сириус. Если бы не он, меня бы здесь не было, – ответил Виссарион.
— Боже, Гарри, что тебе пришлось пережить? – Миссис Уизли накинулась на него с новой порцией материнских объятий.
— Вы не могли бы меня отпустить, мэм, — почти прохрипел Поттер, которого в порыве неконтролируемой нежности прижала к себе миссис Уизли. – Я думаю, вам бы не хотелось меня потерять на этот раз безвозвратно только из-за глупых объятий.
— О чем ты говоришь, Гарри?
— О том, что слышали. Я надеюсь, мне кто-нибудь покажет мою комнату?
— Сначала покушай, потом пойдешь.
— Миссис Уизли, кажется, я сам решаю, когда мне кушать, а когда заниматься своими делами. И вашу отраву я все равно не съем.
— Миссис Уизли прекрасно готовит, Гарри, — попытался возразить Сириус, но под стальным взглядом крестника встал со своего места и пошёл показывать заранее отведённую для него комнату, оставив в кухне недоуменно смотрящую им вслед Молли. Она надеялась на что угодно, но не такое холодное отношение со стороны Гарри. Возможно, через некоторое время всё вернется на круги своя? Кто его знает. Может, Гарри вновь будет кидаться в объятия Сириуса при каждой их встрече и относиться к нему как к лучшему другу?

***
Из-за того, что она сделала все домашние задания в срок, оставшуюся часть выходных Гермиона провела на свежем воздухе. Сотворив себе нечто вроде палатки, она наколдовала себе спицы и целыми днями вязала шапочки и шарфы для домовых эльфов. Староста Гриффиндора надеялась таким образом освободить их от рабства и, видя, с какой скоростью исчезают связанные ею шапки и шарфы, Гермиона принялась за это дело более серьезно. И теперь в свободное время от домашних заданий и подготовкам к занятиям ОД она терпеливо вязала и вязала.
Гермиона и Джинни спустились из спальни, обсуждая школьную жабу по имени Амбридж, и, только выйдя на середину освещённой солнцем гостиной, заметили новую деталь в интерьере, которая уже привлекла внимание небольшой группы учеников.
Большое уведомление было прикреплено к доске объявлений Гриффиндора. Оно было таким большим, что закрыло всё остальное: списки подержанных книг заклинаний для продажи, памятку школьных правил от Филча, расписание тренировок по Квиддичу, даты походов в Хогсмид и объявления о находках. Новое уведомление было напечатано большим шрифтом, возле аккуратно вьющейся подписи стояла печать официального вида.
По приказу старшего инспектора Хогвартса.
Все студенческие организации, общества, команды, группы и клубы впредь расформированы. Организацией, обществом, командой, группой или клубом считаются систематические встречи трех или более студентов.
Разрешение на объединение можно получить от Старшего Инспектора (профессор Амбридж).
Никакая студенческая организация, общество, команда, группа или клуб не могут существовать без разрешения и одобрения Старшего Инспектора.
Любой ученик, сформировавший объединение или принадлежащий организации, обществу, команде, группе или клубу, не одобренным Старшим Инспектором, будет отчислен.
Всё вышеупомянутое соответствует Образовательному Декрету номер двадцать четыре.
Подпись: Долорес Джейн Амбридж, Старший Инспектор.
Гермиона и Джинни читали уведомление поверх голов выглядевших озадаченными второкурсников.
— Откуда она узнала? – в растерянности спросила Джинни.
— Это не могло быть совпадением, ей кто-то сообщил, – сказала Гермиона.
— Может, это Захария Смит? – К девчонкам подошел Дин и нежно поцеловал Джинни в щёку. – Он мне кажется очень подозрительным.
— Чего ты к нему прицепился? Извини, Джинни, но мне кажется, что это Рон. Он так странно ведёт себя в последнее время.
— Как ты можешь так говорить о моем брате? – разозлилась Джинни. — Просто ему сейчас нелегко, и тебе его не понять. И, Гермиона, ты действительно иногда занудствуешь не в меру.
— Извини. Я просто предположила. Хотя, для того, чтобы донести на нас, ему нужно было как-то обогнуть мою защиту, а о ней никто не знал. — Гермиона задумчиво посмотрела на пергамент с приказом Амбридж.
— Ты о чём? – Дин подозрительно сузил глаза.
— О подписанном всеми пергаменте, где указывалось соглашение. Я наложила заклятье на пергамент, — мрачно сообщила Гермиона. — Поверьте мне, если кто-то разболтал всё Амбридж, мы будем знать точно, кто это, и он пожалеет об этом.
— А если это кто-то другой, — Джинни не отрывала взгляда от доски объявлений.
— Значит, за нами следили, — ответила Гермиона. — Не знаю как вы, но я собираюсь продолжить начатое. Даже если придется нарушить кучу школьных правил. Кто-нибудь должен же хоть что-то сделать.
— Гермиона, с тобой все в порядке? – обеспокоенно спросила Джинни.
— Абсолютно.
— А что случится с предателем? – спросил Дин.
— Ну, с ним случится такое, что прыщи Элоизы Мошкар покажутся маленькими милыми веснушками. Пойдёмте завтракать, посмотрим, что другие думают по этому поводу … Интересно, это было вывешено во всех гостиных?
В Большом Зале тут же стало очевидно, что уведомление Амбридж появилось не только в Башне Гриффиндора. Говорили необычайно много, вдоль столов носились студенты, обсуждая только что прочитанное. Гермиона, Дин и Джинни уселись на свои места, вскоре Невилл, Фред, Джордж и Симус присели рядом.
— Вы видели это?
— Вы думаете, она знает?
— Что мы будем делать?
Все они смотрели на Гермиону. Она огляделась вокруг и, удостоверившись, что возле них не было никого из преподавателей, спокойно сказала:
— Мы продолжим это дело.
— И это говорит Гермиона Грейнджер? – Фред посмотрел на неё, подняв левую бровь.
— Староста? – спросил Джордж, насмешливо смотря на Гермиону.
— Да, — холодно ответила она.
— Здесь Эрни и Ханна Аббот, — сообщила Джинни, посмотрев через плечо. – И те типы из Когтеврана и Смит … и никого из них не обсыпало прыщами…
— Никакой идиот с кучей прыщей не придёт сюда. Это было бы очень подозрительно, — сказала Гермиона. — Дин, кажется, ты предлагал спросить у домовиков про тайные комнаты, где поместились бы около 30-ти человек?
— Но я не знаю ни одного Хогвартского домовика. Придётся идти в пустой класс.
— Я знаю, — сказала Гермиона, когда они уже вышли из гостиной и пошли искать пустой класс.
Добби, — позвала Гермиона. Она, Джинни, Дин и Невилл уже стояли в пустом классе трансфигурации. Вдруг прямо перед Гермионой возник маленький уродливый эльф с огромными глазами и кучей вязаных шапок на голове, из-под которых свешивались огромные уши. Секрет быстроты исчезания вязаных изделий Грейнджер был раскрыт.
— Мисс вызывала Добби? – Домовик поклонился Гермионе и остальным ребятам, затем устремил на неё свои огромные желтые глаза.
— Да, Добби. — Видно было, что Гермионе слегка неловко разговаривать со столь маленьким существом. — Понимаешь, мы хотели создать организацию, что-то вроде клуба для дополнительных занятий по Защите от Тёмных Искусств, но мы не можем найти подходящее помещение, где нам было бы удобно и никто посторонний не смог бы нас обнаружить. Понимаешь, это тайна, и нам бы не хотелось, чтобы о нас узнали.
— Конечно, — лицо Добби расплылось в улыбке, и он энергично закивал головой. – Добби знает, Добби поможет подруге Гарри Поттера.
При звуке имени Гарри в Гермионе все перевернулось. Она знала, что скоро его увидит, и с нетерпением ждала этого момента. Ей так хотелось крепко обнять его и больше никогда, никогда не отпускать.
— Спасибо Добби, — еле выдавила из себя Гермиона. – Ты можешь сейчас показать это место?
— Добби с радостью, Добби покажет, — еще больше заулыбался домовик.
— Гермиона, у нас урок начнется через пять минут, ты не забыла? – предупредил Невилл.
— Ох! Ты прав, Невилл, профессор МакГонагалл нас убьёт, нужно поторопиться. Добби, ты не мог бы просто сказать мне, где находится это место?
***
Гермиона и Джнинни поспешно прошли по коридору к месту, которое указал Добби. Напротив пустой стены висел огромный гобелен, изображающий дурацкую попытку Барнабаса Спятившего научить троллей балету.
— Хорошо, — сказала Гермиона спокойно, в то время как «изъеденный молью тролль» сделал паузу в своём неустанном избиении дубинкой потенциального преподавателя балета, чтобы взглянуть на них. – Добби сказал, что нужно пройти мимо этой части стены три раза, сконцентрируясь на том, в чём мы особо нуждаемся.
Они проделали это, резко разворачиваясь у окна за пределами чистого участка стены и рядом с вазой размерами с человека, на другой её стороне. Джинни закрыла глаза, пытаясь сосредоточиться; Гермиона что-то шептала себе под нос, смотря в пространство перед собой.
«Нам нужна комната, где мы смогли бы научиться обороняться, – шептала она. — Просто место для занятий, где никто не сможет нас найти».
— Джинни! – позвала Гермиона, когда они развернулись после третьего прохода.
В стене рядом с ними появилась гладкая дверь. Джинни посмотрела на неё слегка настороженно. Гермиона потянулась к медной ручке, открыла дверь и вошла в просторную комнату, освещённую мерцающими факелами, похожими на те, которые освещали темницы на восемь этажей ниже.
Вдоль стен стояли деревянные книжные шкафы, а большие шёлковые подушки на полу заменяли стулья. На полка, в дальнем конце комнаты стояли инструменты, которые Гермиона видела в кабинете у лже-Грюма в прошлом году.
— Взгляни на эти книги! – взволнованно прошептала Гермиона, водя пальцем по корешкам больших томов в кожаном переплёте.
— Теперь у нас есть надежное укрытие, — на лице Джинни расплылась довольная улыбка.

* * *

«Итак, сегодня 1 ноября и мой первый отчёт в письменном виде. Знаешь ли, говорить, в общем-то, нечего. Старик меня привёл в богом забытую дыру и сообщил прекрасную новость: я здесь буду жить оставшееся время до начала нового учебного года. Здесь же находится и штаб Ордена Феникса. А я-то ещё жаловался на старый дом твоих предков.
Никого из членов ордена, не считая Молли Уизли и Сириуса Блэка, я не видел. Штаб защищён заклятием Доверия. Хранителем, по всей видимости, является Дамблдор. Так что по любому его придется убить.
Дом я пока не обследовал. Думаю, будет выглядеть подозрительно, если я в первый же день начну рыскать по дому.
Впечатление на всех я произвел не самое лучшее. Но так оно даже к лучшему.
В. от В.»
3 ноября.
«Надеюсь, ты не успел по мне соскучиться. Мне здесь нравится больше, чем в твоей «хибаре». Тут никто не кидается налево и направо Круциатусами. Ну, а если перейти к делу, то сегодня произошло знакомство с членами Ордена Феникса. Подозреваю, что это был не весь состав. Думаю, что список орденцев тебе не нужен, Снегг, наверное, тебе уже про всех рассказал.
Надеюсь, к моей награде прилагается и моральное возмещение. Мне пришлось побывать в крепких объятиях лохматого полу-великана. До сих пор кости болят.
За обедом завели вопрос о моем обучении. Дамблдор достал мне разрешение на использование волшебной палочки вне школы. Они (орденцы) собираются пригласить сюда некого специалиста по боевым чарам. Короче, идет серьёзная подготовка к предстоящему бою с тобой.
Должен сказать, что ни один из них не заикался о том, что я должен с тобой сразится, дабы избавить мир от нашествия Тёмных сил.
На вопрос о том, зачем мне изучать боевые искусства, старик ответил, что каждый Гриффиндорец должен уметь сражаться как истинный боец. Ничего глупее в жизни не слышал.
Одним словом, день прошёл до невозможности скучно.
В. от В.»
10 ноября
«Какого черта ты прислал громовещатель? И, слава богу, что я находился у себя в комнате. Не думал, что за неделю ты настолько соскучишься по мне.
Сил, да и времени для написания письма у меня нет! Похоже, что до старика наконец-то дошло, что 15-ти летний подросток не способен сразиться один на один с Тёмным Лордом.
Мне по прежнему не сообщают причину, по которой я вынужден с утра до вечера исполнять роль покорного осла. Грюм меня уже который день подряд заставляет таскать на себе мешки с песком. Вероятно, хочет подготовить меня к переносу трупов с поля боя. Учителями по боевым искусствам стали Аластор Грюм и Сириус в придачу. Оказалось, что у него очень богатые знания в области Тёмных сил. Надеюсь, ты понял, что Сириусу приходится исполнять роль всемирного злодея, то бишь тебя.
Никакого собрания Ордена Феникса до сих пор не было, да и Снегга я здесь ни разу не видел. Вчера побывал в библиотеке. Такого собрания сочинений на тему «Непростительные заклятия и их применения» я нигде не видел, даже у тебя. Сириус сначала не хотел, чтобы я заходил в библиотеку, но после долгой дискуссии на тему «где я научусь разного рода мелким заклинаниям и в особенности варить зелья» (среди этих тупоголовых я не заметил ни одного, который бы умел по человечески готовить зелья), он смирился, точнее, согласился.
Вчера впервые побывал в верхней гостиной. Похожа на камеру хранения тухлых яиц, если быть точнее, то пахнет как камера хранения тухлых яиц. Не знаю, как тебе объяснить, но меня туда тянет, прям как металл к магниту. Тут что-то не так, может какая-нибудь уловка Дамблдора? Сомневаюсь, что он способен хотя бы на малейшие хитрости.
В последнее время директор в доме почти не появляется, возможно, возникли неотложные дела в Хогвартсе. Я недавно слышал разговор Блэка и миссис Уизли. Похоже, они тоже озадачены его странным поведением. Может он заметил? Догадался? Нет, такое просто невозможно, меня же ведь никто не видел кроме Хвоста, а он уже давно откинул копыта. Напишу, когда появятся новости. И не присылай, пожалуйста, больше своего громовещателя, у меня до сих пор синяки и ожоги на теле от него.
В. от В.»
15 ноября.
«Сильно удивлён, что в газетах не напечатали про твоё удивительное терпение. Сегодня прошло собрание Ордена Феникса. Узнал, что переговоры с великанами прошли не совсем гладко. Надеюсь, ты рад. Остальное не интересно (шло обсуждение о политике и о некой Долорес Амбридж). Самое непонятное из действий Ордена – это охрана зала Таинств. Кажется, там хранятся пророчества, и, должно быть, они не хотят, чтобы пророчество попало в твои руки. Знаешь, мой тебе совет: не иди в Министерство за пророчеством, это поступок достойный только Гриффиндорца – совать голову в пекло и лишь потом думать о своих дальнейших действиях. Но не мне тебя учить. Делай, что хочешь, а меня не впутывай, я еще со своей миссией не закончил. И напоследок: директора на собрании не было, и мне это не нравится.
В. от В.»
Виссарион произнёс нужное заклинание над пергаментом, и оно исчезло, чтобы затем появиться на столе Тёмного Лорда. Уже прошло чуть больше недели с того момента, как он пришёл в Штаб Ордена Феникса исполнять роль всемирного героя, которого до сих пор считают мёртвым. Он почти ни с кем не разговаривал, лишь с Грозным Глазом во время занятий по боевым искусствам. И то чаще всего это были жалования на эксплуатацию рабского труда. Стоило догадаться, что Грозному Глазу было всё равно.
Он встал с места и подошёл к достаточно широкой кровати, покрытой бархатным покрывалом серебряного цвета. Комната выглядела просто прекрасно, это было единственное вычищенное место во всём доме. Видимо, здесь не обошлось без Кикимера, который после первой встречи с Гарри Поттером стал его слегка побаиваться.
Не успел Виссарион лечь в постель, как почувствовал в правой руке легкое покалывание. Он вытянул вперед руку, и из перстня, надетого на безымянный палец, подобно джину из пробки, вылетела голова Сильвии. Она огляделась по сторонам и, заметив внимательный взгляд Виссариона, поспешила сообщить причину своего столь неожиданного появления:
— Привет, Гарри, — начала Сильвия, испуганно глядя на Висариона, — маггл оправился раньше, чем ты говорил. Этот разговор… который он подслушал… — раздался звук разбитой посуды, Сильвия вздрогнула и огляделась, а потом продолжила с удвоенной скоростью. – Пожалуйста, приди сюда, как только сможешь, тебя… — послышались звуки шагов. — Приходи быстрее!!! – Сильвия повернулась затылком к Поттеру и сказала: — Мой Лорд, вы хотели меня видеть?
Дым втянулся обратно в кольцо, оставив на месте недоумевающего и одновременно злого Виссариона.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.