Лондонское Око — Глава 20, в которой Теодор видит страшную картину, а Драко спасает Гермиону


~*~
Завтра может быть серым,
А, может, мы разорвёмся на части.
Но если ты останешься сегодня ночью,
Значит, в моём сердце Рождество…
Где бы я ни была, все, кого я знаю,
Загадывают море желаний к приходу старого Санты Клауса.
Но всё, что мне нужно – это ночь
С тобой, чтобы ты пришел и прижал к себе.
Но что есть Рождество без тебя здесь, рядом со мной?
Ты нужен мне сегодня ночью. – Sarah Connor “Christmas in my heart”

~*~
Я ласкал её долго, ласкал до утра, целовал её губы и плечи… (К. Бальмонт)

~*~
«Смерть не ждет, и жизнь ждать не должна» — И. Тургенев «Дворянское гнездо»

~*~
Возможно, в этом мире ты всего лишь человек, но для кого-то ты — весь мир. (Габриэль Гарсиа Маркес)

~*~
Нет ничего страшнее самого страха. (Ф. Бэкон)

~*~
«Поведение человека, которому угрожает смерть, — самое захватывающее зрелище на земле» — А.Арбузов «Ночная исповедь»

Гермиона тихо сняла туфли и босиком спустилась по ступенькам. Перси Уизли сидел на корточках, глядя в камин, и недовольно морщился. Гермиона посетовала, что с того ракурса, с которого она наблюдала за гостиной, собеседника видно не было. Более того, не было даже слышно, о чем речь.

— Ты с ума сошел?! – повысил голос Перси, вскакивая на ноги. – В сотый раз повторяю: она не говорит, где Книга, и никакие угрозы нам не помогут!

Гермиона бесшумно пересекла холл, стараясь не издавать шума, в то время как Перси прищурился, вникая в тихий голос собеседника. Бежать, бежать отсюда немедленно!

— Ты хоть представляешь, какие нас ждут проблемы, если это дойдет до Министерства?! Я не о Кингсли говорю!

Шаг. Еще шаг. И еще.

— Тебе надо – ты приезжай и пытай ее! – Перси гневно стукнул кулаком по стоящему рядом с камином журнальному столику.

Нет! Так не бывает в жизни. Не должно, ведь это так глупо! Только в банальных триллерах глупые барышни оставляют отпечатки пальцев на орудии преступления. Только в идиотских комедиях слышится закадровый смех. Но ведь это не фильм, это рациональная жизнь! Этого не должно было произойти с умной и осторожной Гермионой Грейнджер. Ей просто следовало тихо дойти до входной двери и скрыться. Но Гермиона Грейнджер, шагая на цыпочках, умудрилась задеть дорогую, антикварную, изящную напольную вазу. А теперь представьте себе шум, издаваемый падающей напольной вазой. Прибавьте к этому отсутствие волшебной палочки и любого другого средства защиты и разъяренного главу Отдела безопасности. И все равно вы не ощутите того ужаса, что испытала Гермиона Грейнджер.

***
Теодор, только шагнув за порог, сразу ощутил неладное. Тишина. Гнетущая, давящая тишина. Не было видно ни Дина, ни Лаванды. Теодор нахмурился. Это казалось странным. Это настораживало.

Интуиция? Теодор не знал, но кожей чувствовал: опасность наверху. Медленно подошел к лестнице. Теперь стало ясно: нет, не тишина. Еле слышный плач. Кто-то плачет. Женский голос. Лаванда? Теодор не слышал прежде, чтобы она плакала. Это пугало.

Обычная винтовая лестница. Он тысячи раз поднимался по таким, потому знал: это не займет много времени. Но впереди плач. Никогда еще Теодор не поднимался по ступенькам так долго. Останавливался после каждой. И прислушивался. Плач. Отчаянный плач. Лестница крутилась, приближая его к неизвестности. Внезапно Теодор почувствовал, как сердце застучало в горле, в висках. Кровь. Узкой тонкой струйкой стекала по ступенькам. Вниз. Теодор сорвался с места. Наверх. Плач становился все громче, все отчаянней. Теодор задохнулся. Прямо на лестничной площадке лежал он. Кровь стекала по скуле, щеке, затем падала на деревянный пол и продолжала свой путь уже на лестнице.

Дин Томас.

Мертв?

Теодор почувствовал, как его окутывает холод. Это сделала Лаванда? Или кто-то другой находился в доме. Выжидал, пока все уйдут? А Лаванда успела спрятаться? Почему-то сейчас подъем по лестнице казался пустяком. Гораздо сложнее было сделать несколько шагов, отделявших его от двери, за которой был плач.

Ты сможешь. Шаг. Еще. И еще. Дотронуться до ручки. Потянуть. Плач стал громче. Разрывал сердце. Шаг. Войти. Посмотреть.

Лаванда сидела у стены, прижав колени к груди и обхватив голову руками. И рыдала.

Почему-то сейчас, когда Теодор увидел ее, стало легче. Он медленно подошел к ней. Присел рядом. Осторожно дотронулся до плеча. Лаванда вздрогнула и вскинула на него отчаянный взгляд.

— Успокойся, — прошептал Теодор охрипшим голосом. – Что случилось?

Ему было необходимо знать.

— Эт… это я… – всхлипнула Лаванда. – Он уг-угрожал… Я не думала, ч-что так полу-получится… Я не хотела… – Лаванда зарыдала с новой силой, прижавшись к нему и заливая слезами его рубашку. – Я х-хотела уйти… А он… он держал меня… Я… я т-толкнула…

— Ш-ш-ш, — прошептал Теодор, укачивая ее, как маленького ребенка, и поглаживая по волосам. – Я понял, я все понял, не говори больше ничего. Просто успокойся, ты не виновата…

***

~ ~~ * ~~ ~

Примечание: для лучшего восприятия следующей сцены советую читать ее под Two Steps From Hell “Asap”.
Ссылка: http://get-tune.net/?a=music&q=two+steps+from+hell+asap

~ ~~ * ~~ ~

Этот взгляд… То мгновенье, что они смотрели друг другу в глаза, показалось ей вечностью. А затем стремительное движение Перси – за палочкой, — и Гермиона сорвалась с места.

Резко открыть дверь. Сбежать вниз по небольшой лестнице.

Ливень. О Боже, какой ливень. Голова все еще кружилась от неизвестного заклинания.

Гермиона побежала, шлепая босыми ногами по влажной земле, мокрому асфальту, скользким лужам.

Внезапно Гермиона прищурилась от яркого света. Машина. Перси сел за руль. Черт! Гермиона бросилась к узкой тропинке между домами. Он не проедет здесь, не сможет. Она выгадает время. Хлесткие холодные капли скользили по волосам, обводили контур лица, проникали за шиворот…

Бежать. Снова черные точки перед глазами. Они смешивались с каплями, не давая ничего увидеть. Гермиона ухватилась за стены. Сумерки. Темно. Темно и не видно. Ничего не видно.

Споткнулась. Разодрала локоть. Грязь. Повсюду грязь. Черные точки. Резкий оглушительный рев машины. Колеса по склизкому асфальту. Он нашел ее.

Встать. Бежать. Быстрее. Пелена застилает глаза. Выбежала на дорогу. Развернулась. Машина. Крупная черная машина летит прямо на нее.

Почему-то даже не пришло в голову метнуться в сторону. Только испуганно подняла руки, закрывая лицо. Машина резко остановилась, в каком-то шаге от нее. Гермиона медленно опустила руки. Сердце гулко застучало.

Драко. Драко Малфой сидел за рулем, серые глаза смотрели с ужасом.

— Садись! Живо!

Гермиона не заставила его повторять дважды. Добежала до дверцы, резко распахнула, быстро села.

Тепло. Здесь тепло и спокойно.

Драко быстро посмотрел на нее.

— Как ты нашел меня? – хрип. Из ее горла вырвался хрип.

— Я искал.

Внезапно послышался металлический лязг, и их машину унесло сильно влево. Перси Уизли нагнал их и сейчас ехал, практически соприкоснувшись с ними. Драко резко закрутил руль и толкнул машину Перси к тротуару. Затем сильно нажал на кнопку газа, унося их вперед.

— Ты в порядке?

Гермиона судорожно кивнула.

Резкий поворот. Гермиону охватывает ужас.

— Он догоняет! Быстрее! – кричит что есть мочи и, отталкивая его ногу, сильнее давит на педаль газа. Машина резко увеличивает скорость.

— Прекрати! – он гневно отшвыривает ее в сторону.

Удар о стекло. Черные точки перед глазами. Гермиона почувствовала, что ее голова легка как перышко, и провалилась в пустоту.

***

~ ~~ * ~~ ~

Примечание: для лучшего восприятия следующей сцены советую читать ее под Adele, “Skyfall”.
Ссылка: http://mp3crazy.ru/listen_music/12799.html

~ ~~ * ~~ ~

Дежавю. Она снова приходит в себя на кровати. Большой дорогой кровати. Чьи-то заботливые руки переодели ее из грязного разорванного платья в серебристый гладкий атласный халат. Гермиона медленно села и прижала ладонь к виску. Болит. Сильно болит. Но кровь не идет. Видимо, кто-то вылечил.

Послышались шаги, и в спальню вошел Драко Малфой. Гермиона поднялась с кровати. Драко медленно подошел к ней.

— Тебе легче? – он погладил саднивший висок тыльной стороной ладони. Гермиона вздрогнула.

— Он мог убить меня… – прошептала она.

— Я бы не допу…

— Нет, послушай. – Она вздохнула. Было так важно, чтобы он понял. Все те чувства, что сейчас раздирали ее изнутри, давили, не давали свободно вдохнуть. – Я… Ты… Мы можем умереть в любую минуту… – Сглотнула. Пересохло горло. — От болезни, несчастного случая. Можем стать жертвами убийства. – Он молчал. Смотрел, так серьезно, проникая взглядом пронзительных серых глаз глубоко в душу. Внимал каждому слову. – В любой момент, понимаешь?

Он кивнул.

— Я не хочу умереть не испытав… – голос сорвался. И совсем неслышно прошептала — Поцелуй меня…

Он провел руками по ее плечам, халат упал на пол. Она расстегнула пуговицы на его рубашке.

Он вдохнул аромат ее волос. Ласково провел языком по ее нижней губе. Гермиона задрожала.

Он медленно снял оставшиеся шпильки из прически, и волосы рассыпались по обнаженным плечам. Длинные, немного волнистые волосы. Провел сквозь них пальцами. Мягкие. Шелковистые.

Он накрыл ее губы своими. Мягкие. Податливые. Сладкий, почему-то земляничный вкус. Она обвила руками его шею. Запустила пальцы в его роскошную светлую шевелюру, перебирая мягкие волосы, и он зарычал, утробно, как сорвавшийся с цепи зверь.

Она растворилась в этом поцелуе. Два языка, ее и его, сплелись в захватывающем танце бушевавшей страсти. Весь мир уменьшился до одной точки. До его требовательных губ.

Он немного развернулся и опустился на кровать. Гермиона, не отрываясь от его губ, села ему на колени. Лихорадочно стянула с него рубашку. Провела ладонями по его груди.

Нежность. Боже, ее сердце сейчас разорвется от нежности. Его руки ласково провели по ее спине. Он оторвался от нее, и Гермиона почувствовала жгучее разочарование – она успела привыкнуть к мятному вкусу его теплых губ. Жадные губы проделали путь от подбородка до шеи. Гермиона запрокинула голову. Она таяла от его ласки, от его заботы, от ощущения того, что он рядом.

Драко резко развернулся и опрокинул ее на спину, накрывая ее своим горячим, сильным, мускулистым телом.

Он приподнялся на сильных руках, нависая над ней, и она задохнулась от взгляда его пылающих серебристых глаз. Его взгляд скользнул по ее груди, он облизнулся – от этого она почувствовала, что ее мелко трясет. Он изучал ее, изучал жадно, и она не стеснялась.

Любимый мужчина… Да. Любимый мужчина.

— Ты нужна мне, — сказал он тихо. – Ты – самое лучшее, что я встречал.

Сердце екнуло, и она расплылась в абсолютно глупой улыбке, но он улыбнулся в ответ.

Он опустился и нежно поцеловал ее лодыжку. Задыхалась. Она задыхалась.

И вновь вернулся к ее губам. Он целовал ее жадно, с трепетом, крепко прижимая к себе и не собираясь отпускать. Она закрыла глаза. Чувствовать. Только ощущать его прикосновенья, его объятия, его поцелуи…

Они избавлялись от последних лоскутков одежды, которые сдерживали их, не давали в полной мере почувствовать друг друга.

Гермионе казалось, что она попала в сказку. Потому что, мечтая о подобном, никогда не верила, что все это возможно.

Были его бережные, горячие руки, рисующие узоры на ее коже. Были губы, дарившие новые ощущения. Был его запах и его дыхание.

Блики луны, играющие на его бледной коже. Серебро в его глазах. И снова руки. Его губы. Ее губы. Их общее на двоих дыхание.

Никогда она так не чувствовала. Так остро. Так необычно. Никогда не чувствовала так.

И была любовь, от которой сердце было готово разорваться.

Его дыхание было ее дыханием. Его сердце вторило ее сердцу.

Она задыхалась. От любви, от нежности, от счастья. Да! Она поняла, что счастлива. Невероятное чувство.

Его руки блуждали по ее телу, его язык настойчиво, неистово, даже яростно танцевал с ее, словно это и не поцелуй вовсе. Словно они дрались языками. Ей хотелось, чтобы он раздавил её, хотелось вобрать его в себя настолько, насколько вообще возможно. До боли, до крови, до невозможного.

Неземные ощущения. Счастье. Невообразимое счастье.

Потому что это он. Рядом, так близко.

И она задрожала, выкрикивая его имя, воспарила на вершинах блаженства.

Счастлива, счастлива, счастлива… Он все шептал и шептал ее имя, как мантру: Гермиона, Гермиона, Гермиона…

Гермиона тяжело дышала и не могла сказать ни слова. Она гладила его волосы и плечи, наслаждаясь блаженством, которое разливалось по её телу.

Нежность. Снова нежность. И счастье. Невероятное счастье.

Гермиона вдруг прошептала:

— Я тебя люблю.

Тяжелое, прерывистое дыхание. И тихий ответ:

— Я тоже люблю тебя. Я хочу, чтобы ты была со мной. Всегда рядом.

Хаос. Поиски Книги Теней. Где-то далеко остались разгневанный Перси, похищенный Гарри, любящий Рон, улыбчивый Джордж, позитивная Парвати, убитая горем Джинни, веселая Лаванда, испуганная Падма, серьезный Терри, непосредственная Полумна… Впереди ждала неизвестность… Но Гермиона сейчас, в данную минуту, была счастлива, а значит, остальное не имело значения. Главное, что он рядом. Человек с глазами предрассветного неба…

~ ~~ * ~~ ~

Я иду туда же, куда идешь ты,
Я вижу то же, что видишь ты.
Я знаю, что никогда не останусь без защиты.
Твои ли нежные объятия
Берегут меня от напастей?
Возьми же меня за руку —
И вместе мы выстоим!

Так пусть же обрушится небо!
Когда оно рассыплется,
Мы не содрогнемся,
Мы вместе переживем это… – Adele, “Skyfall”

~ ~~ * ~~ ~

20.07.13

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.