Lily’s the man. Глава 5. План Лотты


— Это не сработает.

— Заткнись, Клэр, все пройдет отлично. Застегни уже платье.

— Я не смогу ходить на таких каблуках!

— Два дюйма! Это даже смешно. Переживешь, всего две минуты.

— Объясни-ка еще раз, зачем мы это делаем?

— Потому что из Лили вышел хреновый парень…

— Эй!

— Это правда, не отрицай. В любом случае, мы должны сделать тебя крутой. Тогда тебя начнут наконец уважать.

— Спасибо, — сухо ответила я.

Действительно, когда Лотта впервые поведала мне о своем плане, я расхохоталась.

Я имею в виду, что, правда?

Еще больше я изумилась, когда согласилась Клэр.

Она ненавидит платья.

Но как бы то ни было, сейчас она высунула голову из-за двери уборной, где мы находились, и придирчиво посмотрела по сторонам.

— Все чисто, — сообщила она, и мы бросились вон оттуда, пока никто нас не заметил.

Это была та самая первая суббота, в которую Лотта и Клэр могли приехать во имя моего «спасения».

Прежде, чем кто-либо из профессоров или студентов не увидел нас в таких… сомнительных нарядах, мы ускоренным темпом выбрались из замка и отправились в Хогсмид.

— Так… что, Лилс? Каков Хогвартс из себя? Мы не много узнали из твоего письма, — сказала Клэр, внимательно глядя себе под ноги, чтобы ненароком не споткнуться.

— Все… странно. Я имею в виду, у меня те же занятия, и все остальное, просто странно смотреть на мир глазами парня.

— Ты могла бы написать книгу. Глазами мужчины: история о смелой женщине, отказавшейся от всего ради квиддича! — воскликнула Лотта, драматично протянув руки к небу.

— То еще название! Тебе не кажется, что оно слишком длинное? — спросила я и, вспомнив свой недавний провал в квиддиче, сморщила нос. Я практиковалась каждое утро, с пяти утра до самого завтрака, отчаянно желая играть лучше. Я должна была попасть в команду! Иначе почему я все еще здесь?

Лотта только пожала плечами и замолчала, когда мы подошли к воротам, ведущим в Хогсмид. Она в последний раз послала мне ободряющую улыбку и прошептала:

— Помни, просто встань около их стола. Мы будем ждать в уборной.

И они пошли вперед.

Я вдруг занервничала.

Это просто сумасшествие. И глупость.

— О! — Лотта вдруг вернулась. — Не называй наши имена, только говори «детка», или «дорогая» или еще что-то в этом роде.

— Почему? — встревоженно спросила я.

Лотта закатила глаза:

— Так покажется, что ты не помнишь наших имен. Как будто у тебя есть куча девчонок, и ты не хочешь их перепутать. — Я бросила на нее скептический взгляд. — Они поведутся, поверь мне.

Я фыркнула. Ничего не выйдет.

Парни не могут быть настолько…

Или могут?

Пока я размышляла, Лотта с Клэр обошли «Три метлы», чтобы войти через черный вход. Я же уверенно прошла к передней двери, чуть ухмыльнулась и немного ссутулилась и сбавила ход.

Я чувствовала себя безумно глупо.

Оглядев помещение, я обнаружила Джеймса, Римуса и Сириуса, сидящих за одним из столиков; Питер пробирался к ним между столиками, сжимая в руках четыре кружки Сливочного пива.

Джеймс, заметив меня, отчаянным взглядом посмотрел на Питера, призывая того поторопиться. Питер его послушался, и в мгновение ока, они развалились на диванах с безмятежными ухмылками. Диваны, на которых могли расположиться, по крайней мере, шесть человек, еле вместил их четырех.

Вот мерзавцы.

Я прислонилась к стене рядом с ними и, лениво ухмыляясь, бросила им «Здорово!».

Они еле заметно закивали, стараясь не встречаться со мной взглядами.

Ла-а-адно.

Дамская комната располагалась за углом, и с моего места была видна лишь половина двери. Лотта и Клэр выглянули из-за угла, и я встретилась глазами с Лоттой. Мы кивнули одновременно, и она направилась ко мне, попутно привлекая к себе многочисленные мужские взгляды.

Ее натуральные — и почему-то светлые — локоны легко ниспадали вдоль спины. Они были намного длиннее, чем обычно. Модная челка акцентировала внимание на красиво изгибающихся бровях. Веснушки ее пропали. Она была очень красивой, но настоящая Лотта была красивее.

К слову, Лотта, несмотря на свой вызывающий вид, не была шлюхой. Она артистичная, любит смеяться, любит смотреть, как играют в квиддич — пусть и не играет — и немножечко не от мира сего. Она была единственной, к кому я обращалась всякий раз, когда у меня возникала безумная идея, потому что лишь она одна не боялась, что ее поймают и накажут. Украдкой выбраться на вечеринку после комендантского часа? Она одна пойдет вперед — без всяких приемов ниндзя! — чтобы убедиться, что путь чист. Она как-то под покровом ночи прокралась из Шармбатона до ближайшей деревни, чтобы добыть мне тампоны! Однако к тому времени, когда она вернулась, я разбудила Клэр, и выяснилось, что у нее есть несколько. Конечно, на меня обрушился весь гнев Лотты, когда она появилась с упаковкой.

Однако при всей своей доброте, сейчас она выглядит довольно… в общем, в таком наряде она кажется очень легкодоступной.

Мега-мега короткая юбка и фиолетовый топ с открытым животом. Она была на высоких шпильках, в которых я незамедлительно узнала любимую обувь Кейт. Кейт была в нашей квиддичной команде вместе со своей подругой Мередит. К тому же они обе делили спальню со мной, Клэр и Лоттой. На последний день рождения Кейт ее кузен отправил ей туфли, и мы все (включая и саму Кейт) покатывались тогда со смеху, ибо каблук был, по меньшей мере, пятидюймовым. Мы назвали те туфли «шпильками для стриптиза». Кейт никогда не носила их, так что шпильки видели свет только лишь для того, чтобы мы все вновь хорошенько просмеялись, разглядывая их и вспоминая выражение лица Клэр, когда она впервые заглянула в коробку (смесь шока и ужаса).

И сейчас Лотта направлялась ко мне на этих самых шпильках. Стоило признать, что, несмотря на полное отсутствие координации на метле, на каблуках она держалась отлично. Ее бедра сексуально покачивались, а глаза так и сверкали. Если верить моему боковому зрению, Мародеры с интересом разглядывали новую девочку, очевидно, гадая, кто же она такая.

— Джейк! — она громко заплакала и кинулась мне на шею. Я взглянула на мальчиков — они дружно подняли брови. Сириус даже пробормотал Джеймсу на ухо что-то вроде «С чего эта цыпочка разговаривает с этим? »

Спасибо, дружище.

Тем не менее, Лотта все сильнее сжимала ладони на моих плечах, глядя на меня с мольбой, глаза практически кричали «Скажи что-нибудь, идиот!»

— Малышка! Как ты? — наконец, выдавила я, искренне радуясь, что мой голос не дрожал. Лотта ухмыльнулась, признавая мою маленькую победу.

— Ох, мне так не хватает тебя… — она замолчала, надув губки. Затем медленно провела указательным пальцем по моим губам.

— Да знаю я, знаю, — кивнула я, начиная получать кайф. — Новая школа, новые знакомства, ты должна понимать, что иногда перестаешь общаться с прежними… друзьями, — я подмигнула. Лотта слушала меня с понурым взглядом, вовремя вставляя печальное «ага…»

— Я так много думаю о тебе… — захныкала она, оглядываясь на парней, которые слушали ее с открытыми ртами. — Особенно… ночью…

— Крошка, — протянула я, не зная, что можно сказать, потому что единственное, что хотелось сделать в этот момент — оглушительно расхохотаться. И я даже не знаю, от чего больше: от представления Лотты или от выражений лиц Мародеров.

— Слишком поздно… — она замолчала, прикусив губу.

Джеймс перегнулся через стол, пораженно глядя на друзей:

— Эмм… она сказала то, что она сказала?..

Все ответили ему ошарашенными взглядами.

Лотта скорбно вздохнула и переплела наши пальцы.

— Я так рада, что все же встретилась сейчас с тобой, — прошептала она, казалось, что из ее больших карих глаз вот-вот польются горячие слезы. Она наклонилась ко мне, вытягивая губы.

Не растерявшись, я быстро поцеловала два моих пальца и прижала к ее губам. Она повернулась со счастливым вздохом и пошла обратно к Клэр.

— Пфф! Женщины! — закатила глаза я, поворачиваясь к Мародерам.

Все они неуверенно усмехнулись:

— Ха-ха, да…

Бросив быстрый взгляд в сторону Клэр и Лотты, я увидела, что Лотта уже проходит мимо табличек с меню, направляясь ко мне.

Джеймс начал было расспрашивать меня («Так, что, Джейк, как ты познакомился…»), но осекся, когда взгляд его упал на Клэр.

Клэр, по сравнению с Лоттой, более спокойный человек. Она очень смешная, уверенная в себе. Клэр относится к такому типу людей, которые, если им скажут, что они не способны сделать что-то, перевернутся, но сделают это. В этом отношении она очень похожа на меня. Клэр никогда не отступит от своих решений. «Правда или желание» окажется смешной игрой, если играть в нее с Клэр. Однажды, когда мы учились на третьем курсе, она спала под кроватью в спальне семикурсников. В мужской спальне семикурсников. И заявила, что они ничего не подозревали. Из всех ее забавных, удивительных нарядов — в том числе и для квиддича — не было ни одного платья. Серьезно. Я не знаю, почему. Она носит юбки, короткие шорты, но платья… Ничего не понимаю. Черт, она бы скорее надела какой-нибудь из нарядов Лотты.

Когда Клэр наконец подошла к нам, Мародеры уронили челюсти на пол.

Меня это очень рассмешило.

На Клэр было надето облегающее платье с вырезом от середины бедра темно-синего цвета, который гармонировал с ее черными волосами. Именно в этот цвет окрасились ее светло-каштановые локоны. А глаза сияли. Быть может, она тоже наслаждалась моментом, а, возможно, она просто предвкушала похороны Лотты. Я не могла сказать точно.

— Джейк, это ты? — воскликнула она, прижимаясь ко мне.

— Хей, как ты? — усмехнулась я. («Это еще кто?» — услышала я голос позади меня. Может, Римус?)

— Я так по тебе скучала. В смысле… наша школа потеряла блестящего игрока, Джейк Коул, — протянула она, посылая мне обаятельную улыбку.

Я взяла ее за руку и прислонилась к стене.

— Ну… — я прокашлялась, окидывая ее беспечным взглядом, — однажды для человека наступает момент, когда надо двигаться дальше, понимаешь, о чем я?

Я закинула руку ей на плечи, чтобы она ко мне прислонилась, уткнувшись в мое плечо.

— Я знаю, Джейк… — она подняла голову, разглядывая меня невероятно грустным взглядом. — В конце концов, я недостаточно хороша для тебя.

— Ну, что ты… — пробормотала я, печально качая головой.

— Я не знаю, как буду жить теперь… — Клянусь Богом, Мерлином, или кому вы молитесь, она готова была разреветься. Она громко всхлипнула. — Просто это все… так больно… — ее голос задрожал.

— Любовь всегда боль, — любезно сообщила я, пожимая плечами, еле сдерживая смех.

— Просто знаешь… — вдруг сказала она, и глаза ее при этом ярко сверкнули, как будто она увидела снитч в трех метрах. — Я никогда тебя не забуду! НИКОГДА! — она резко развернулась и стремительно выбежала из бара, смахивая с глаз поддельные слезы.

Я бы им поверила, если бы не увидела, как они с Лоттой хлопают в ладоши, ликуя.

Я усмехнулась и, взглянув на Мародеров, покачала головой и небрежно бросила:

— Я ее трахал!

Они засмеялись, и Джеймс толкнул локтем Сириуса, подмигивая ему.

Направляясь к черному входу (мне не терпелось встретиться с Лоттой и Клэр и поздравить их с потрясающим представлением), я услышала, как Джеймс задумчиво проговорил:

— Думаю, нам стоит немного иначе относиться к нему…

Ха! Они купились!

Я почти вприпрыжку неслась к подругам.

Лотта тут же потащила меня за угол, подальше от любопытных глаз.

— Ну, как все прошло? — нетерпеливо поинтересовалась она. И она, и Клэр теперь выглядели, как прежде — волосы приняли привычную форму, веснушки Лотты вернулись на свое место. Слава Богу! Так мне нравится гораздо больше.

— Отлично! Девчонки, вы были великолепны! — взволнованно прошептала я.

Клэр улыбнулась, и Лотта радостно засмеялась.

— Мы старались, — подмигнула она.

— Кстати, почему вы снова превратились в себя? — спросила я, нахмурившись.

— Мы ни за что не пропустим игру, и мы не хотели бы, чтобы в нас узнали… ну… это слишком неловко, — объяснила мне Клэр.

— Логично.

Мы заглянули за угол, чтобы проверить, чем занимаются Мародеры, как раз в тот момент, когда к их столику подошла какая-то девушка в джинсах и коротком топе. Где-то я ее видела…

— Эй, красавица! — сказал Сириус, я так полагаю, это был кокетливый тон.

Девушка, однако, пришла в ужас.

— Фу! Ты… Ты клеишься ко мне?

Сириус на мгновение впал в шок, затем выпалил что-то, но девушка немедленно его пресекла:

— Нет, давай уточним: девушки с такими задницами, как у меня, не заговаривают с парнями с такими лицами, как у тебя! — резко сказала она. Джеймс, Римус и Питер дружно рассмеялись. Мне тоже стало смешно.

Не то, как они покатывались со смеху, а то, как эта девчонка оскорбила Сириуса.

Только вот Сириус был горячим парнем. Его лицо выглядело намного лучше, чем со слов девушки, уж поверьте.

Тем не менее, не успела я поразмыслить над внешностью Сириуса, как девушка спросила:

— Я ищу своего друга, Джейка. Джейка Коула. Вы его видели?

Да. Она сказала именно это.

Джеймс с постным лицом неопределенно махнул в сторону задней двери, где он как раз в последний раз видел меня.

Клэр и Лотта поспешно потянули меня назад, чтобы девушка меня не заметила.

— Что я должна делать?

— Иди туда!

— Она узнала меня!

— Кто, черт возьми, она такая?

— Да не знаю я, подруга Джейка!

— Он никогда не говорил ни о какой подруге, я уверена!

— Стоп-стоп… Нет! Да! Я видела их вместе! Черт, как ее зовут?

— Ну, мы не знаем и вряд ли сможем восполнить этот пробел за каких-то десять секунд!

— Девочки, она все ближе…

— Лотта, думай быстрее!

— Не капай на мозг! Моника! Вот ее имя! Вперед, Лили, вперед!

Она толкнула меня вперед, и я споткнулась, еле устояв на ногах. Лотта и Клэр неотрывно смотрели на меня, и в глазах их плескался ужас.

— Джейк? — позвала девушка — Моника.

Ладно.

Я признаю это.

Я запаниковала.

— Держись от меня подальше! — взвизгнула я и прошмыгнула мимо нее, судорожно оглядываясь в поисках чего-нибудь, что могло бы прикрыть мое лицо. О! Две бутылки Сливочного пива!

— Джейк, куда ты? — недоуменно спросила она.

— Не подходи ближе! — бросила я через плечо, торопливо несясь к двери.

— Просто дай мне поговорить с тобой!

— Я не хочу с тобой разговаривать, чокнутая! — закричала я, с треском опуская бутылки на барную стойку и вырывая меню из рук официантки. Немедленно прикрыв меню лицо, словно маской, я повернулась к Монике.

— Просто иди сюда!

— Ты горячая, Моника. Очень горячая.

— Вы не могли бы остановить его?

О, Боже, она уже близко!

— Но горячих девушек много! — мне показалось, что в этот момент Сириус вставил: «Да, много!».

— О чем ты говоришь? — свирепо спросила Моника, лавируя между людьми в тщетной попытке добраться до меня… э-э-э… до Джейка.

— П-правда, много! — выдавила я, ныряя за барную стойку. — Тебе абсолютно нечего мне предложить!

— Немедленно вернись и поговори со мной! Сейчас же!

Каким-то неясным даже мне способом я кинулась под стол, вынырнула из-под него, обежала Монику и чуть не рухнула на Мародеров, хватая их кувшины со Сливочным пивом, чтобы снова закрыть лицо.

Внезапно во мне проснулась девушка (ха-ха!), и я, оправдываясь этим, заявила:

— И когда я закрываю глаза, я вижу, кто ты есть на самом деле! — слишком девчачий голос! Мне нужно больше тестостерона, мне нужно сказать что-то достаточно мелкое, что сказал бы только парень. — УРОДИНА! — Да! Вот оно! Идеально подходит!

И тогда я кинула напитки в моих руках ей в лицо.

Что было совершенно случайно.

Клянусь.

— Аааарргх! — разъяренно закричала Моника и, стремительно развернувшись, выбежала из бара под всеобщий бурный хохот.

Когда дверь захлопнулась за ней, парни со всех мест, весело подмигивая, подняли кружки в мою честь. Джеймс, Сириус, Римус и Питер, подойдя ко мне, начали хлопать меня по спине, смеясь, и вразнобой утверждая, что «это было гениально!», «ты мужик, Джейк!»; а Джеймс даже сказал: «Да что с вами парни? Быстро подвиньтесь, пусть Джейк сядет с нами!»

Я увидела, как Клэр и Лотта, ухмыльнувшись, улизнули из бара.

Джеймс внимательно посмотрел на меня и вполне серьезно сообщил:

— Ты. Ты мой новый кумир, — и протянул мне руку.

Мое первое реальное рукопожатие! Я пожала ему руку с трепетом в груди.

А потом мы чокнулись кружками и выпили за Самого Крутого Парня. Ну, ясно, за кого.

ЗЫ. Далее в фанфике:
Джеймс и Ли… э-э-э Джейк заключают сделку. У Сириуса появляется гениальная идея. О Боже!

07.02.15

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.