Квиддич уходит в небо. Часть вторая


— Мой второй в жизни матч закончился через три минут после начала со счётом 150:0 в пользу Гриффиндора!!!
— На своей третьей игре я поймал снитч на… Римус, сколько секунд прошло от начала?
— Сто восемьдесят, а что?
СИРИУС!!! СКАЖИ, КТО ЛУЧШЕ!!!
— Ой, вот только меня в ваши споры не вовлекайте. Мне моё психическое здоровье чрезвычайно дорого, как, впрочем, и физическое…
После исчезновения Тёмного лорда жизнь в Британии потихоньку стала налаживаться, т.е. становиться всё большей и большей лажей. Скримджер, ошарашенный появлением в камине в один прекрасный вечер улыбающейся физиономии Дамблдора, пока сидел спокойно в своём кресле и не рыпался. Газеты выходили по три выпуска в день. Пожиратели разбежались кто куда. Волан-де-морт вестей о себе не подавал. Беллатрикс Лестрейндж госпитализировали на следующий день после исчезновения мсье Реддла. Женщина постоянно всхлипывала и повторяла: «Мамочка, убери Сирю! Клянусь, я буду хорошей, я устроюсь нянечкой в магловский детский садик, только убери Сирю. ПАПА!!! Он меня за косичку дёрнул!» Увидав такое, Френк и Алиса Лонгботтом, по иронии судьбы оказавшиеся на соседних койках с Пожирательницей, от хохота пришли в себя и через день выписались. В стране всё было настолько хорошо, что всем стало ясно: что-то скоро всё-таки произойдёт.
Глядя на всё это безобразие, Гарри откровенно скучал. Экзамены в Хогвартсе в связи с возвращением директора Дамблдора и предположительной гибелью Волан-де-морта отменили, в том числе и ЖАБА у седьмых курсов. Ненадолго развеяли скуку и Мародёры.
Джеймс открыто заявлял, что его сын не может остаться неинициированным хулиганом. В свою очередь, Римус во весь голос утверждал, что некто Уизли не меньше достойны зваться Мародёрами. В итоге на территории всё того же многострадального Хогвартса состоялось обучение сразу двух групп потенциальных разрушителей оного. Во второе поколение Мародёров вошли Фред и Джордж Уизли, Ли Джордан и Седрик Диггори, который после своего воскрешения плюнул на школу и пошёл работать в магазин к близнецам, с которыми вскоре подружился. На звание третьего поколения претендовали Гарри Поттер, Рон Уизли, Гермиона Грейнджер и Драко Малфой. Поскольку обучение проходило в виде командного состязания, гриффиндорцы резонно решили, что отсутствие большого опыта хитроумных проделок им вполне может заменить наличие маленького хитроумного слизеринца. После трёхдневного обучения молодым негодяям пришлось сдавать экзамен на «профпригодность». Старшие в очередной раз отмазались своим магазином, а вот семикурсникам козырять было нечем. Так что очень скоро Хогвартсу пришлось пережить необычайно весёлые сутки.
С того дня, когда Макгонаголл, досиживавшая последние дни в директорском кресле, обнаружила на спине надпись «Отдам котят в хорошие руки», прошла почти неделя. Гарри сидел в маленькой гостиной, которую вместе со спальней администрация школы милостиво выделила Джеймсу и Лили, пока идёт «ремонт» дома в Годриковой лощине. Обычно по вечерам в вышеозначенном помещении, помимо хозяев, собирались остатки старших Мародёров и молодой Поттер и беседовали о высших материях. В настоящий момент, например, между Гарри и Джеймсом происходил очередной спор по поводу квиддича, а точнее, мужчины пытались выяснить кто же из них лучший ловец. Решение пока в поле зрения спорщиков не попадалось. Возвышенная беседа на повышенных тонах продолжалась. Наконец Джеймс не выдержал, вскочил на ноги и в сердцах воскликнул:
— Дорогой сын! Ты можешь унаследовать всё что угодно: мои деньги, мои поместья, даже, если угодно, мою внешность… Но мой талант игрока в квиддич ты не унаследуешь никогда!
— Конечно! — воскликнул Гарри, тоже вставая, — я на мелочь не размениваюсь!
Джеймс онемел от шока и возмущения. Некоторое время он просто стоял и бессильно хлопал круглыми от удивления и очков глазами. Гарри смотрел на отца и тихонько хихикал. Сириус в истерике катался по ковру.
— Не стыдно? — наконец пролепетал папаша.
Сынок отрицательно покачал головой.
— Между прочим, у твоего друга приступ эпилепсии, — довольно заметил он.
— Ничего страшного, переживёт, — выдал Джеймс, едва взглянув на «брата-акробата», извивавшегося на полу и повторявшего: «…ой, не могу больше…мелочь…мама, роди меня обратно!…»
— Осторожней, Поттер, этот маленький гений без двух букв в середине даже меня умудряется заткнуть, — раздался голос откуда-то со стороны двери. Все присутствующие обернулись. В дверном проёме стоял Северус Снейп и гадко ухмылялся. Правда, выглядел он несколько странно: мантия по виду напоминала каменную и похрустывала при ходьбе, губы приобрели нежно-лиловый оттенок, а с носа свисала длиннющая сосулька.
— Я куплю ему мороженое, — обворожительно улыбаясь, пообещал Джеймс, с интересом рассматривая заиндевевшие волосы оппонента.
— Ну, знаешь ли, так просто ты от меня не отделаешься, — возмутился Гарри.
— Хорошо, я куплю тебе кафе-мороженое.
— Уж лучше «Растишишку» от «Данон», — пробурчал «маленький-гений-без-двух-букв-в-середине».
— Кстати, — поинтересовался Люпин, — Снейп, что ты, собственно, здесь делаешь? Кажется, тебе забронирован люкс где-то в районе Азкабана.
Снейп снова расплылся в улыбке:
— О, Люпин, ты даже не представляешь, как всё просто. Я сказал Дамблдору, что его убил не я, а Пожиратель под оборотным зельем. Так что мне дали третий шанс.
— Бывают же такие люди: везде приспособятся, как тараканы, — вздохнул Сириус, всё ещё хихикая и корчась на полу.
— И я тебя люблю, Блэк, — кивнул Снейп, — Кстати, если вас интересует моё мнение, оба Поттера одинаковы. Одинаково бездарны.
— ЧТО-О-О?!?! — взревели отец и сын в один голос и бросились к двери. Северус быстро и бесшумно испарился.
— А что, правильно, — улыбнулась Лили.
— ЧТО-О-О?!?! — ошарашенно воскликнули Поттеры, поворачиваясь к женщине.
— Вы одинаковые, — уточнила миссис Поттер, — так что спором вы ничего не решите. Устройте соревнование. А лучше — соберите команды и сыграйте товарищеский матч. И мигом узнаете, кто из вас лучший капитан и ловец.
Гарри и Джеймс переглянулись, и на лицах мужчин появилась одинаковая ухмылка, не предвещающая ничего хорошего…
Тренировки начались. Гарри с необычайной скоростью согнал всех учеников Хогвартса, способных удержаться на метле в течение пяти минут, и быстренько сварганил школьную сборную, с лёгкой руки (точнее языка) соперников окрещённую «Зоопарком». Джеймс в свою очередь соригинальничал: взял у Дамблдора списки Ордена Феникса и нашёл неплохих игроков из числа членов вышеозначенной организации. Рон остроумно обозвал это сборище «Птичьим базаром». И как капитаны ни старались заткнуть соперников, названия прочно прилипли к обеим командам.
Команды тоже попались нестандартные. «Зоопарк» умудрился включить в себя учащихся всех факультетов, если считать запасных. В основном составе на кольцах поселился Рон Уизли, загонщиками стали Парвати и Падма Патил, а охотниками — Джинни Уизли, Невилл Лонгботтом и Драко Малфой. Джеймсу пришлось несколько сложнее. На кольца встал Сириус, Фред и Джордж, понятно, орудовали битами, а вот с охотниками возникли проблемы. Наконец, Седрик решил помочь своему сэнсэю и встал во главе тройки. После долгих споров и размышлений к игрокам присоединились Нимфадора Тонкс и изрядно улучшивший своё физическое состояние благодаря новым, недавно открытым методикам Аластор Грюм. Старому аврору вырастили новую ногу и чуть подкорректировали лицо, правда, по особой просьбе пациента, стеклянный глаз остался на прежнем месте.
Игроки готовились вовсю, видимо, понимая напряжение капитанов и их желание утереть оппоненту нос, чтобы очки не съезжали. Шпионская деятельность тоже процветала. Джеймс и Сириус постоянно шпыняли первокурсников, следующих особым распоряжениям Мальчика-который-выжил, касавшимся выяснения стратегии противников. А после того, как Драко пинками выпроводил с очередной тренировки Фреда и Джорджа, Гермиона стала ставить вокруг поля особую шпиононепроницаемую защиту. До матча оставался месяц…
По мере приближения схватки напряжение между соперниками нарастало. Гарри и Джеймс сутками проводили над пергаментами, совершенствуя стратегию. Джинни и Рон постоянно переругивались с Фредом и Джорджем, пытаясь при помощи крепких выражений выяснить, чья команда лучше. Лили уже семьсот двадцать четыре раза прокляла себя за не в меру гениальную идею. Хогвартс охватила лихорадка азарта.
«Итак, господа и дамы. Итак, пришёл наш час. Великий час. Час, которого мы все давно ждали», и т.д. согласно речи Оливера Вуда. Короче, наступил день матча. Нервничавшим командам даже столы за завтраком накрыли в противоположных концах замка подальше друг от друга. За полчаса до начала обе команды уже находились в раздевалках и облачались в специально приготовленные мантии: у «Зоопарка» — чёрные с гербом Хогвартса, у «Птичьего базара» — красные с золотым фениксом.
— Тэк-с, дорогие мои, — наставлял Гарри игроков, — долго речи я толкать не буду, просто не умею. Мы не должны проиграть. В конце концов, против их двоих ловцов у нас в команде трое, считая тебя, Джинни. А каждый ловец как-никак приносит по 150 очков. Но одно я вам всё-таки скажу: если мы сегодня продуем, то к концу дня я буду очень зол. Всем глаз на попу натяну — телевизор сделаю, учтите.
— …и если мы проиграем, — в свою очередь обещал Джеймс, — то вы будете молиться, чтобы Волан-де-морт вернулся и убил меня во второй раз.
Подбодрив таким образом команды, оба капитана абсолютно не сговариваясь одновременно вышли на поле, дабы проверить погодные условия. И тут их ждал первый сюрприз: полный стадион народу. Вообще изначально предполагалось, что, кроме запасных составов и нескольких друзей с обеих сторон, на трибунах, специально арендованных у дирекции школы, никого не будет. Но, видимо, кого-то эти планы не устроили. В настоящий момент все посадочные места были до отказа забиты учениками Хогвартса, их родителями, членами Ордена Феникса, министерскими служащими, журналистами и просто зеваками.
— Какого… — начал, было, Джеймс.
Гарри посмотрел на отца, Поттер-старший перехватил взгляд сына, и оба мужчины понимающе протянули:
— Дамблдор…
Действительно, недавно воскресший директор в настоящий момент занимал вторую скамейку на трибуне для почётных гостей и многозначительно ухмылялся, глядя на ошарашенных капитанов.
— Да как он посмел! — возмутился Гарри.
— Это же бесчеловечно, — нахмурился Джеймс.
— Жестоко, — подхватил юноша.
— Отвратительно.
— Нагло.
— Мерзко.
— Да просто неприлично.
— Он гений.
— Точно.
Ловцы с трудом смогли скрыть довольные улыбки. Обозрев результаты деятельности многоуважаемого профессора, Гарри и Джеймс собирались, было, возвращаться в раздевалки, когда увидели искрящие и переливающиеся буквы, висевшие над выходом с поля. При близком рассмотрении эти буквы складывались в предложение: «Поттера на мыло. Снейп».
— С-собака, — Джеймс с трудом удержался от более звучного комплимента в адрес бывшего одноклассника. Видимо, не хотел травмировать нежную детскую психику горячо любимого сына.
— Он что, так и не смог решить, кого из нас он ненавидит больше? — поинтересовался Гарри.
— Очевидно.
Снова переглянувшись, мужчины одновременно вытащили палочки и направили их на издевательскую фразу. Ровно через секунду под не в меру громким лозунгом профессора зельеварения появился другой призыв: «Мыло — Снейпу. Поттер». Над стадионом прокатилась волна хохота. Довольные капитаны подмигнули друг другу и удалились в раздевалки, аки Ахиллесы в свой шатёр, пытаясь использовать оставшиеся двести пятьдесят свободных секунд на общественно полезный труд.

Квиддич уходит в небо. Часть вторая: 5 комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.