Квиддич уходит в небо. Часть четвёртая


— Итак, игра снова началась, — с умным выражением лица сообщил Джордан, — и в «Зоопарке» первая замена: вместо травмированной Джинни Уизли на поле вышел Захария Смит. Разумеется, мы все в шоке от такого решения капитана: думаю, в памяти многих ещё свежи воспоминания о «тёплых» взаимоотношениях между мистером Поттером и мистером Смитом… с другой стороны, это их дело — нам же лучше… Но я отвлёкся. Первое, что бросается в глаза при осмотре поля — перекошенная физиономия Гарри Поттера, надо полагать, недовольного избиением своего лучшего игрока и девушки по совместительству. Фред, Джордж, берегитесь! Судя по всему, вас ожидает страшная месть в исполнении Мальчика-который-выжил.
— Джордан, я из тебя суп сделаю! — прорычал Гарри, грозя комментатору кулаком.
— Знаешь, Ли, по-моему, Гарри пытается сообщить тебе, что твоё последнее заявление было сделано совершенно напрасно, — хихикнул Финниган.
— Мне тоже так кажется, Симус, — откликнулся Джордан.
Младшему Поттеру ничего не оставалось, кроме как рычать от злости.
Стадион продолжал с интересом следить за игрой века, время от времени покатываясь над комментариями Ли и Симуса. Особенно радовался жизни Дамблдор. А вот Лили и Молли особенно довольными не выглядели. На протяжение всего перерыва после падения Джинни миссис Уизли держали пятеро взрослых Авроров, дабы женщина не имела возможности спуститься вниз и накостылять хорошенько сыновьям. Лили время от времени что-то записывала. Сидевший слева от неё Римус предположил, что женщина составляет список наказаний, ожидающих её мужа и сына после игры.
В это время на поле стала вырисовываться потрясающая картина, которую не замедлили в деталях описать комментаторы. Рон, не забывая параллельно показывать язык, подробно расписывал зависшему в нескольких метрах от него Джорджу, еле удерживающему челюсть на месте, что тот — мазила и объяснял, почему он, Рон, так решил. Рассвирепевший Джордж не замедлил запустить в нахала бладжером. Рональд увернулся, бладжер отразился от стойки одного из колец и попал в подлетавшую с квоффлом Тонкс. Это стало шестнадцатым доказательством теории Рона о недалёкости его брата в целом и как загонщика в частности. С противоположного конца поля к юношам поспешил Фред, дабы попытаться утихомирить Рона и Джорджа, а может, собираясь присоединиться к близнецу и вдвоём поколотить младшенького. Но это уже не важно. Факт в том, что долететь до хогвартских колец Уизли не успел по причине пролетавшей мимо Парвати Патил. Фред замер и удивлённо уставился на девушку. Не то, чтобы летающая Парвати была уж очень необычным зрелищем — как-никак уже часа полтора на одном поле играют. Просто на сей раз девушка, проносясь прямо перед носом несчастного Уизли, многозначительно ему подмигнула и призывно улыбнулась, после чего как ни в чём ни бывало отправилась по своим делам. Узрев сию противоестественную картину, Фред некоторое время смотрел Парвати вслед, в результате чего не заметил бладжера, пущенного находчивой Падмой прямо в его роскошный рыжий затылок.
— Твою мать! — констатировал Уизли, глядя на стремительно приближающуюся траву.
В этой ситуации меньше всего повезло Седрику Диггори. По какой-то необъяснимой причине охотник вместо принятия посильного участия в игре застыл на месте в нескольких метрах от поля. И именно на него свалился Фред, чем смягчил собственное падение и чуть было не переломал рёбра Седрику.
— Чёрт подери, Фред, предупреждай хотя бы в следующий раз, — прошипел Диггори, сбрасывая с себя ноги мародёра.
— Перебьёшься. Уй! — Уизли попытался встать, но, схватившись за голову, рухнул назад.
Где-то высоко в небе Рон, Парвати и Падма пожали друг другу руки.
— Фредерик Джонатан Уизли, я тебя прикончу сию же секунду! — к травмированному брату быстро приближалась не менее травмированная сестра. Фред непроизвольно сжался…
На сей раз игру никто не останавливал — она остановилась сама. В воздухе, кроме судьи, остались только Рон и Сириус. Блэк тщательно втолковывал оппоненту, что то, чем они все тут сегодня занимаются, не достойно звания гриффиндорцев. Уизли, в свою очередь, прозрачно намекал, что девушек вообще-то бить нехорошо, за это можно и по шее получить. Мадам Хуч уже отказалась от идеи их заткнуть и просто наблюдала за перебранкой, время от времени записывая особенно удачные словосочетания.
На земле тем временем разгорались не меньшие страсти. Лили и мадам Помфри уже осмотрели юношей, поставили Фреду приблизительно такой же диагноз, что и сестре, залечили Диггори синяк, явившийся следствием удачного попадания ботинка Уизли в район глаза несчастного охотника и оставили игроков. Это несколько опрометчивое решение медсестёр, однако, грозило появлением дополнительных травм. Джинни рвалась избить Фреда как минимум до потери сознания, тот, в свою очередь, валил всю вину на Малфоя и горел желанием отвесить слизеринцу пару подзатыльников. Таким образом, в попытке предотвратить дальнейшее кровопролитие на загонщике повисли Тонкс, Джордж, Седрик и Грюм, юную охотницу держали Парвати, Падма, Захария, Невилл и Драко. Последний, правда, скорее пытался спрятаться от вездесущего кулака Фредерика Уизли за широкие спины товарищей, чем сдерживал жаждущую крови, причём неважно чьей, Джинни.
Но это всё, так сказать, цветочки. Самое ужасное испытание досталось капитанам. Пока другие игроки тихо и без затей выясняли отношения, на Гарри и Джеймса с чрезвычайно угрожающим видом надвигались Лили Поттер и Поппи Помфри, попутно высказывая своё весьма нелестное мнение о таких ужасных, бесчеловечных, травмоопасных и т.д. играх, а также о тех, кто их устраивает. В течение следующих пяти минут женщины по очереди сыпали разнообразными высказываниями, которые, теоретически, должны были усовестить Поттеров. Наконец Джеймс не выдержал:
— Блин, похоже это надолго, — тихонько пробормотал он сыну, — Гарри, будь другом, отвлеки их на пару минут. Мне надо проверить, что там с Фредом и, если нужно, найти нового загонщика.
— ОК, — кивнул Гарри, — Извините, что перебиваю, но я с вами категорически не согласен, — обратился он на сей раз к целительницам, — Квиддич нисколько не побуждает к агрессии (откуда-то слева послышался звук пощёчины: Джинни удалось-таки освободиться на несколько секунд от повисших на ней аки виноградные гроздья членов «Зоопарка»). Напротив, он позволяет освободиться от накопившейся энергии, направить её, так сказать, в мирное русло. К тому же…
Рассуждая с умным видом о всем известных вещах, Гарри, приковав к себе внимание обеих дьявольски недовольных целительниц, обошёл женщин слева. Те, не желая отводить глаза от своего просветителя, были вынуждены повернуться на сто восемьдесят градусов, оказавшись, таким образом, спиной ко второму капитану. Джеймс не замедлил воспользоваться такой удачей. Ловец «Птичьего базара» на цыпочках прокрался к командам, разнял ошалевших Уизли, тихонько справился о состоянии здоровья Фреда и Седрика, нахмурился, услышав, что загонщик не сможет играть, велел вызвать запасного, затем также тихо вернулся на прежнее место, сделал одухотворённое лицо и с умным видом принялся кивать на каждое слово сына. Узрев отца на положенном месте, Гарри медленно обошёл Лили и Поппи справа и встал рядом с Джеймсом, одновременно заканчивая свою, несомненно прочувствованную, тираду. На лицах обеих медсестёр появилось странное замкнутое выражение. По-видимому, они были несказанно поражены ораторскими способностями Гарри Поттера. Хорошенько поразмыслив минутку, леди решили оставить капитанов в покое. До поры, до времени. Лили и мадам Помфри, не теряя достоинства, направились к трибунам, Гарри и Джеймс довольно переглянулись, и игра готова была уже возобновиться, если бы не…
— Блестящее зрелище, уважаемые дамы и господа, — раздался над стадионом голос Ли Джордана, — На что только не идут соперники перед лицом другого, более сильного врага! Пока Гарри тщательно пудрил мозги штатным целительницам обеих команд, а этим искусством, как известно, юноша владеет мастерски, Джеймс успел добежать до своего «Базара», сделать все необходимые общественные дела и даже, если мне не изменяет зрение (а оно мне не изменяет практически никогда), дёрнуть стаканчик огневиски.
Оскорблённые до глубины души целительницы резко развернулись и вопросительно воззрились на ловцов. Со светлых ликов последних ещё не успело исчезнуть выражение облегчения и крайнего удовлетворения, что только подтверждало теорию Ли.
— Нет, какие всё-таки редкостные негодяи! — возмущённо воскликнула мадам Помфри.
— Ни стыда, ни совести! — подтвердила Лили.
По выражению лиц медсестёр Гарри и Джеймс поняли, что сейчас настанет их, Поттеров, конец.
— Oops! Знаешь, Ли, моё изумительное чутьё комментатора подсказывает, что тебе время от времени следует держать рот на замке. Так, для разнообразия.
— Ничего страшного, Симус, — жизнерадостно откликнулся Джордан, — Теперь, по крайней мере, мы узнаем, есть ли у команд запасные на место ловцов, или капитаны были настолько самоуверенны, что не позаботились об этом.
Испепеляющие взгляды миссис Поттер и мадам Помфри заставили вороньи гнёзда на головах капитанов, которые те наивно считали волосами, зашевелиться. Не помогали даже клятвы убить Джордана при следующей встрече. Нужно срочно искать выход, ибо леди уже потянулись за палочками, рассчитывая, как минимум, изувечить подлецов…
На поле раздалось хихиканье, медленно переходящее в откровенное ржанье. Первыми захохотали комментаторы, ибо им со своих элитных мест происходящее, как всегда, лучше всех видно, но постепенно к ним начали присоединяться и болельщики.
— Нет, всё, я так больше не могу! Люди, я увольняюсь! — умирал Симус.
— Ради одного этого момента стоило устраивать эту игру, — объяснял чуть более вменяемый Ли, — Поттеры — представители одного из самых гордых, храбрых, непреклонных чистокровных родов Британии. Кто бы мог подумать, что эти самые Поттеры, которых не сломили ни несчастья, ни смерти, ни лорд Волан-де-морт со всеми его Пожирателями, ни даже проигрыши в квиддич, публично бухнутся на колени, умоляя врачей сохранить им жизнь!
— Внимание! Срочно вызовите Авроров! — не унимался Финниган, — На квиддичном поле Хогвартса в настоящий момент происходит массовое убийство. Два рецидивиста вознамерились уморить тысячу человек хохотом.
Впервые в жизни Ли Джордан преуменьшил опасность. Гарри и Джеймс не просто стояли на коленях, а буквально распластались по земле перед ошарашенными целительницами, выпятив вверх свои пятые точки. Притом ещё и жалобно выли в один голос.
— А-а-а! Не убивайте нас пожалуйста-а-а! — тараторил Джеймс, — У меня в запасных только Седрик, а он уже три года снитч не лови-и-ил! Мы точно проду-у-уем!
— А Малфой по жизни тупица-а-а! — не отставал от отца Гарри, — Он всю игру завали-и-ит!
— Ну ёперный театр, давайте уже, рожайте быстрее, — возмутился Поттер-старший на сей раз обычным голосом, — Иначе к вам через пять минут поступит ещё пара сотен пациентов с диагнозом «надорванный от смеха живот».
И Поттеры продолжили голосить и посыпать головы пеплом. Позади них обе команды, забыв о разногласиях, сходили с ума от хохота. Им было намного хуже, чем людям, сидевшим на трибунах: в отличие от них, игроки ко всему ещё в подробностях слышали жалобные вопли разнесчастных капитанов. Сириус, уже успевший вместе с Роном спуститься на грешную землю, согнулся пополам, Джинни рыдала на плече наполовину побитого ею же Фреда, Малфой, забыв о жажде мести Уизли, катался по траве, Рон стоял на четвереньках и стучал по земле кулаками. Ржать изволил даже Грюм.
Поттеры, однако, вставать не собирались. Как не собирались успокаиваться комментаторы. В подробностях описав реакцию Альбуса Дамблдора, они перешли на других, не менее известных личностей.
— …а как рад, как доволен Северус Снейп! — каким-то садистским голосом произнёс Симус, — Как он скачет от счастья, норовя проломить трибуну! Того и гляди, выпрыгнет на поле и расцелует миссис Поттер и мадам Помфри. Если выживет, конечно.
— Эй, кто-нибудь! Дайте профессору соску — пущай дитё успокоится! — давясь хохотом, выдал Джордан.
Не на шутку испуганные целительницы отступили на шаг и побежали к трибунам, оставляя своих распластавшихся жертв на растерзание бладжерам. Очевидно, дамам не приглянулась перспектива быть расцелованными профессором зельеварения. Тем не менее, Лили на прощание погрозила мужу и сыну кулаком. Мол, после игры вы у меня попляшете.
— Убью Снейпа! — прошипел Гарри, отряхивая штаны и косясь на донельзя довольного Пожирателя.
— В очередь, сын, — урезонил его Джеймс, по привычке взъерошив волосы.
Несколько подзатыльников, с любовью отвешенных капитанами своим обожаемым друзьям, заставили последних заткнуться. «Зоопарк» и «Птичий базар» нехотя взгромоздились на мётлы, и очередной перерыв закончился.
— В «Птичьем базаре» замена, — успокоился Симус, — Вместо травмированного Фреда Уизли биту взял в руки его старший брат Чарли. Интересно, кто-нибудь додумался объяснить ему основные различия между бладжером и драконом? В игру вступили охотники, мяч, как всегда, у Диггори, пас Тонкс, квоффл перехватывает Захария…
Но Джеймса Поттера такие мелочи, как счёт, больше не волновали. Дело в том, что он наконец, после стольких нервов, заметил снитч. Золотой мячик порхал в нескольких дюймах от травы.
— Отвлеки Гарри секунд на пятнадцать, — крикнул Джеймс Джорджу, удачно пролетавшему мимо, — только не как в прошлый раз.
Джордж кивнул и не замедлил послать в Мальчика-который-выжил бладжер, бесспорно, стремясь опровергнуть Гаррин титул. Младший Поттер на провокацию не поддался, сделал в воздухе мёртвую петлю, тем самым отдав мяч в распоряжение Падмы. Внезапно слуха Гарри достиг раздражённый голос Драко:
— Поттер, сзади, мать твою! — истошно вопил Малфой.
Гарри резко развернулся, как раз вовремя, чтобы узреть несущегося на всех парах к снитчу отца. Снитч был ближе к Джеймсу, но Гарри, не теряя надежды, рванул ему наперерез. Но снитч, похоже кто-то заколдовал. Или ему надоело поддаваться Поттерам. Главное, что мячик неожиданно сорвался с места и с не свойственной этому атрибуту игры скоростью направился к выходу со стадиона. Выругавшись сквозь зубы, юноша полетел за ним. Спустя несколько секунд Джеймс оказался справа от него. Вскоре снитч, и не думавший останавливаться, вновь сменил направление. Теперь вся компания летела вверх. Прошло ещё полминуты, но ни один ловец сдаваться явно не собирался.
— Ну что, каково сражаться с собственной тенью? — в лучших традициях Северуса Снейпа спросил у отца Гарри.
Джеймс в ответ только дёрнул головой и увеличил скорость, что, в обычной ситуации было невозможно, но метла, очевидно, сделала для старшего Поттера исключение. Снитч снова изменил направление полёта. Чертыхнувшись в унисон, ловцы продолжили сражение.
Игра тем временем окончательно остановилась. Члены команд сбились в кучу так, что стало невозможно понять, кто за какую изначально играл. Даже Сириус и Рон покинули свои «рабочие места». Над стадионом стояла мёртвая тишина. Поразительно, но заткнулись даже Ли и Симус. Никто не осмеливался даже перешёптываться, как бы боясь помешать ловцам. Ну почти никто.
— Так, кто за кого болеет? — максимально жизнерадостно поинтересовался Джордж, — Сириус?
— Без понятия, — откликнулся очумевший Блэк, отмахиваясь от надоевшего бладжера, — Что-то хреново мне, братцы.
— Голова закружилась, дядя? — участливо поинтересовался Драко, — Правильно, пить перед игрой не надо.
— Ой ли, — возмутилась Тонкс, — хреново ему, видите ли! А Лили тогда каково?
Позеленевшая Лили проводила каким-то безумным взглядом сына и мужа, пролетевших буквально в семи дюймах от трибуны. Снитч изменил направление, кажется, в восьмой раз.
— Бедная женщина! Вот я никогда не стану иметь дело с такими бесшабашными и взрывоопасными мужчинами, как Джеймс Поттер, — категорично заявила Падма, параллельно строя глазки Джорджу.
Снитч сменил траекторию в тринадцатый раз. Поттеры продолжали носиться по стадиону как угорелые…
— Ребята, в рассыпную! — внезапно пискнул Седрик: снитчу приспичило залететь в их небольшую, по сравнению со стадионом, кучку. Ладно снитч, но ведь и ловцы сворачивать не собирались.
— Ни фига себе! — хлопнул себя по колену Чарли, — они уже двенадцать минут так носятся. Интересно, самим не надоело? Нет, я, конечно, всё понимаю…
Снитч повернул в двадцать первый раз. Капитаны уже матерились, не смущаясь.
— Ёжкин кот, когда он притормозит уже? — возмутился Джеймс.
— Пап, ты не знаешь, на снитч Империус действует, — задыхаясь, поинтересовался Гарри.
— Без понятия, а что?
— Подозреваю, что это либо Дамблдор, либо Снейп издеваются.
— Скорее первый. Нюниус вернее заколдовал бы бладжеры, причём оба сразу.
Прошло две минуты.
— Ну бли-и-ин! – жалобно протянул Гарри, — Я заколебался уже!
— Заколебался — остановись, я сам его поймаю, — ехидно ухмыльнулся Джеймс.
— Знаешь, пап, растение есть такое, фигисмаслом называется… И вообще, маленьких обижать нельзя.
— А старшим нужно место уступать.
— Место я тебе в автобусе буду уступать…
Неожиданно снитч остановился. Несколько растерявшиеся ловцы резко нырнули вперёд и налетели друг на друга. Джеймса развернуло на сто восемьдесят градусов, Гарри по инерции пролетел чуть дальше. Снитч мгновенно исчез из поля зрения болельщиков, будучи зажатым в кулаке одного из Поттеров. Самая безумная игра за всю историю Хогвартса наконец-таки завершилась. Осталось узнать, кто победил.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.