Игры Тёмной Королевы — Глава 14 — Возмущения Даниэля


— Это просто невыносимо! Я отправлюсь к праотцам, если меня не оставят в покое! Разве нормальному человеку возможно столько выучить??? Я говорю ей, мол, не могу уже! А она мне, типа, ничего с тобой не случится! Да это просто издевательство над неокрепшей детской психикой! — возмущался Даниэль. — У меня мозги кипят!
— Во-первых: не мозги, а мозг! Во-вторых: мозг кипеть не может! В-третьих: все учат и ты выучишь! В-четвёртых: это у тебя что ли детская психика? А целоваться, детская психика ничего, выдерживает? — наклонившись к уху парня, выговаривала Мэган, проходившая после завтрака мимо стола Гриффиндор и слышавшая всю эту тираду возмущений своего парня.

Треть гриффиндорского стола, находившаяся в эпицентре происходящего, взорвалась от хохота. Даниэль, ничуть не смутившись, повернулся к девушке и мило улыбнувшись ей, ответил:
— Мэган, душечка моя, думаешь, я просто так возмущаюсь? Я же пекусь обо всём студенчестве Хогвартс! Чтобы поменьше задавали, подобрее относились, поменьше баллов снимали, побольше очков прибавляли наши доблестные преподы!
— Ну да, ну да, типа! Ты это кому-нибудь другому говори! О себе любимом только и печёшься! — парировала девушка.
— Ну, что ты, краса ненаглядная! Понимаешь, в чём дело, радость моя, присядь, я объясню тебе. — Мэган села между Даниэлем и Гарри, который снисходительно улыбался, глядя на друга. — Я придумал новую стратегию. Если я буду постоянно делать вид везде и всюду, а особенно под чутким присмотром тётушки Минервы, тогда чёрствые сердца профессоров дрогнут. Нам будут меньше задавать уроков.
— Наивный! — встав из-за стола и повесив на плечо неподъемную сумку с учебниками, — воскликнула Гермиона.
— Оу! Конечно! Вот из-за таких, как ты, нам и задают бешеное количество заданий! — ответил Даниэль.
— Каких «таких»? Ммм? — Конор возник, как из ниоткуда возле Гермионы и, взяв за ремень её сумку, перевесил на своё плечо.
— Да ты посмотри, Неангел! Твоя красота неописуемая решила выучить не только программу обучения, но и ещё дополнительно всякую ерундистику! Преподы видя это, сильно радуются сему факту и задают, задают, задают! Типа, все в состоянии, как твоя радость, вызубрить тонну литературы! Неужели тебе приятно, когда Мистер-Задавать-Самые-Вонючие-Отработки, висит над тобой и ждёт, когда ты вызубришь всю эту абра-кадабру?!
— Королёк, пошли, хватит разоряться, — похлопав по плечу друга, сказал Гарри и оглянулся на стол Хаффлпафф в поисках Ферулы. Встретившись с ней взглядом, он махнул рукой и расплылся в улыбке. Девушка, смутившись, опустила глаза.
***
В библиотеке было до странности пусто и тихо. Единственными посетителями были шестеро друзей. Гермиона, Мэган и Ферула сидели над эссе по травологии, обложившись огромными фолиантами, содержащими в себе описание различных магических растений, бактерий, грибов и лишайников, способы приготовления зелий невидимости и неслышимости, настоек немоты и обездвиживания, растворов замораживания и выхолаживания, мазей прогревания и пропаривания и прочего, и прочего, и прочего. Надо всем этим девушки сидели уже часа четыре, в то время как Даниэль, Гарри и Конор доблестно спали, подложив под головы древние книги (нечего сказать, нашли хорошее применение фолиантам).
— Ааааааааааааааааааа! — это Даниэль заорал во сне так, что девочки подпрыгнули от неожиданности, мадам Пинс выронила «Ежедневный Пророк», парни резко вскочили и схватили волшебные палочки на изготовку.
— В библиотеке запрещено кричать! Соблюдайте тишину, иначе выгоню! — спокойно проговорила библиотекарша.
— Простите, мадам Пинс, я нечаянно. Зачитался страшных сказок про чудодейственные зелья. Если бы нам не задавали зубрить это великолепие, я бы и не орал так. А тут понимаете, начитаешься, насмотришься, напишишься, так хорошеет на душе, что не только заорёшь, помрёшь от всех этих ужасов.
— Я ещё раз вам повторяю, в библиотеке соблюдайте тишину, — хранительница фолиантов сдвинула брови.
— Всё, всё, всё! Молчу, молчу, молчу! — Даниэль снова положил голову на книгу и тихонечко заворчал. — Нет, вы только посмотрите, я ору… Это я-то ору? Да я ещё шёпотом говорю. Никого же не трогаю. Нравится вам зубрить, так зубрите. А я не собираюсь забивать мозги тем, что мне не надо. — Девочки переглянулись, парни многозначительно хмыкнули. — Королёк, от того, что ты пыхтишь и разоряешься, эссе не напишется само, — не отрываясь от работы, ответила ему Мэган.
— Радость моя, давай, я тебя поцелую, а ты мне поможешь осилить эту ерунду?!
— Агга! Разрешите бегом исполнять? Ты с этим вопросом к Феруле обратись. Она у нас знаток травологии.
— Стоп, стоп, стоп! Ферула моя девушка! Целовать её я никому не позволю, даже лучшему другу! И вообще, Ферула, ты же мне помогаешь, правда, девочка моя?! — Гарри с такой нежностью посмотрел на девушку, что она разулыбалась и ответила:
— Конечно, Гарри, я тебе помогу, ты о чём пишешь?
— Я даже не знаю, может о пупырчатом слёзодаве?
— Такого нет растения, Гарри, — прыснула девушка.
— Ферула, не иди у него на поводу, он сам должен учиться писать эссе, — серьёзно вставила Гермиона.
— Я вон, никого не прошу, — улыбнулся Конор, — правда, Гермиона, лапушка моя?
— Правда, Конор.
— Я по другому, мою птичку уломаю.
— Я тебе уломаю!! — Гермиона одарила Конора таким взглядом, что парень скис.
— Ну, что, мужики, облом нам? — Даниэль сиял, как праздничный начищенный самовар. — Короче, вы как хотите, а я к Дамблдору! Пусть даёт мне освобождение от уроков!
— Ты в своём уме, Королёк? — Мэган аж подскочила на месте. — Даже не вздумай!
— Я сколько раз должен повторять, что учение и я — две вещи несовместимые. Мне лениво. Слишком много задают. Я рехнусь столько учить. Вот ты, Неангел, привык, что твои родитель и прародитель тебя муштруют. А у меня душа нежная, как цветок. Меня бабушка в ласке и любви растила. И не для того, чтобы меня тут загружали по самые гланды.
— Королёк, ты сегодня успокоишься или нет? — Гарри улыбался во все тридцать два зуба.
— Неа, не успокоюсь. Девчонки помогать не хотят. Вам всё по барабану. А я пошёл к директору жаловаться на тётку Минерву. Она же из меня все соки выжимает. А я мало похож на апельсин.
— Ну, ты упёртый болван! — сказала Мэган и демонстративно пошла за следующим фолиантом.
— Гарри, — прошептала Ферула, — я тебе напишу эссе и отдам завтра утром перед завтраком.
— Счастье ты моё! — Гарри чмокнул девушку в щёчку и развалился довольный на древних потрёпанных книгах.
— Нет, вы видели?! Как этому довольному очкарику подфартило?! — Даниэль выпучил глаза и замахнулся на Гарри учебником.
— Мистер Гриффиндор! Покиньте библиотеку! — мадам Пинс была вне себя от такого безобразия.
— Да, мадам Пинс, я уже ухожу. Мэган, душечка, ну очень тебя прошу, сделай так же, как Ферула.
— Иди ты, Королёк! У меня кроме эссе ещё куча уроков! Сам пиши! — фыркнула королева сквозняков.
— Ферула, я тебя очень прошу, не оказывай Гарри медвежью услугу, пусть сам работает! — повернулась к девушке Гермиона.
— Я только один раз помогу, — оправдывалась любительница цветов.
— Он тебе на шею сядет и поглупеет у тебя на глазах.
— Я его подтяну, — улыбнувшись, ответила та.
— Похоже, парни, нам придётся всё же написать хоть что-то, — сказал Конор и притянул к себе свиток пергамента и чернильницу. Двое парней переглянулись, тяжело вздохнули и сделали то же самое.
— Вот и молодцы. Так бы давно. И не чего было нас мучить своими возмущениями, — сказала Гермиона и принялась перечитывать свои пятиметровый свиток с эссе.

Игры Тёмной Королевы — Глава 14 — Возмущения Даниэля: 8 комментариев

  1. Жаль, что сиквел одиного из лучших фиков в фандоме так и не получит продолжения. Так я думала до сегодняшнего вечера. Спасибо, спасибо, спасибо. Герои такие живые,такие настоящие, вдюбляешься в них сразу и хочется побыть с ними подольше.Спасибо за такую возможность.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.