Игры темной королевы. Глава 1. Нападение в багажном вагоне. Часть 4


— Вам так идет эта мантия, — послышался знакомый голос уже в следующем вагоне, куда ребята направились, оставив родителя наедине с умными книгами. – У Вас, наверняка, и имя такое же красивое, как и Вы.

— Меня зовут Мэри, — ответила сидящая возле окна девушка, краснея от смущения, в то время как ее подружки тихо хихикали, прикрываясь модными журналами.

— А меня — Конор, а его — Гарри, — вваливаясь в купе, засмеялся Слизерин-Снейп.

Парень плюхнулся рядом с Даниэлем, который пытался пофлиртовать с четверокурсницами Хаффлпаффа. Гарри же остался в дверях.

— Как настроение? За время каникул не ушло желание учиться? – весело заявил Конор, обращаясь к девчонкам.

— Ушло, — буркнул за студенток Гриффиндор, встав и пытаясь вытурить Слизерина в коридор.

Друг, улыбаясь и посылая на прощание воздушный поцелуй смеющимся девушкам, позволил вытолкнуть себя из купе. Выйдя следом и захлопнув дверь, наследник Годрика сделал сердитое лицо и заявил:

— Ну и гады же вы оба! Я тут пытаюсь закадрить хоть кого-то, а вы вваливаетесь и все рушите.

— Хоть кого-то, — засмеялся Конор, обнимая за плечи Даниэля. – Гриффиндор, я уже со счета сбился, скольких ты кадрил. Ты хоть на ком-нибудь остановишься?

— Я в поисках идеала, — пожал плечами мальчишка. – И меня тянет каждый раз на что-то новенькое. Не люблю я однообразие.

— Ловелас ты, Гриффиндор, — хмыкнул Гарри, похлопав друга по плечу. – Чем тебе та девушка не понравилась, которую мы подобрали в «Золотом осьминоге»?

— Они подобрали, — передразнил Даниэль. – Тоже мне, подборщики нашлись. Вы хоть знали, что она ни слова по-английски не говорила? Да и эта ее привычка постоянно подмигивать навела на мысль о нервном тике. И еще вы совершенно не предупредили, что в баре она не одна, а с братом, который плохо относится ко всем лицам мужского пола, которые пытаются поцеловать его сестру.

— Ладно, не волнуйся, — уверил Слизерин-Снейп. – Мы тебе кого-нибудь еще подыщем.

— Нет уж, я сам себе девчонку найду, — заявил Гриффиндор, опираясь спиной о стенку вагона, и, сунув руку в карман брюк, добавил, глядя на Гарри. – Между прочим, нам вдвоем с тобой, бывший Поттер, девчонок надо искать.

— Мне Ферулы достаточно, — вздохнул мальчик, убирая челку с когда-то знаменитого лба, на котором сейчас уже отсутствовала метка в виде молнии.

Даниэль, сочувствуя, посмотрел на однокурсника и прижал ладонь к своему лицу.

— Крепись, Гарри, — произнес он. – Ферулы нет.

— То есть как, нет? – заволновался мальчик, переводя взгляд с Гриффиндора на брата, который непонимающе пожал плечами. – Что-то случилось?

— Да, — подросток, вытирая выступившие слезы, притянул к себе новоиспеченного Снейпа и, всхлипывая, продолжил. – Она была такой молодой, так любила цветы. Ты не представляешь, как она их любила. Порой сидит себе, семечки цикламенов перебирает и разговаривает с ними, как с живыми. Или гладиолусы, как она их обожала! Вот однажды…

Конор подскочил к Даниэлю и, оторвав его от побледневшего Гарри, потребовал:
— Объясни, что произошло! Что с Ферулой?

Друг залился слезами и теперь повис на плечах наследника Салазара.

— Так вы еще не знаете? Это же просто ужасно. Она, ее…

— Не тяни же, — взмолились одновременно оба Снейпа.

— Что, что, — тут же нормальным голосом сказал Даниэль, вынув носовой платок из кармана брюк и вытерев мокрые от слез щеки. – Просто ее в Шармбатон отправили учиться. Там, видишь ли, углубленное изучение растений преподают.

— Я уж думал, что-то серьезное, — ухмыльнулся Конор, толкая друга. – Еще и разревелся тут.

Даниэль довольно улыбнулся и показал маленький пузырек, зажатый в ладони.

— Хорошо сработало, правда? Так и бабушку удалось провести после случая с поцелуем Мэган на Рождество. Едкая гадость. Нюхнешь, и сразу слезы градом. Мое изобретение.

— Гарри, я за то, чтобы этого хитреца-изобретателя хорошенько взгреть, — метнулся в сторону Гриффиндора Конор.

В свою очередь друг выставил Гарри как щит и, пятясь, заявил, посмеиваясь:

— Ну, вы ведь купились на это. Сами же попросите у меня рецептик, когда профессор вам уши будет драть за очередное приключение. Слезы детей предков всегда успокаивают.

Даниэль пятился по коридору, пока позади него не послышался голос Мэган Рейвенкло.

— Гриффиндор! – зашипела наследница и стала покачивать своей розовой сумочкой с тяжелыми стразиками, намереваясь отомстить за рождественскую выходку главному обидчику.

Почувствовав себя в западне, балагур слабо пискнул и нырнул в ближайшее купе, увлекая за собой Гарри. Но уже через секунду дверь купе раскрылась, и сын зельевара был вытолкнут в коридор.

— А ну выходи, шут гороховый! – стучала в стекло Мэган и дергала ручку запертой двери.

Даниэль с другой стороны непонимающе пожимал плечами и показывал на уши, утверждая, что он совершенно не слышит ее требований. Третьекурсники Слизерина, сидевшие в купе, застыв от наглости представителя вражеского факультета, поглядывали на противника. В результате, посовещавшись, толпа ребят вышвырнула Гриффиндора в коридор.

— Нет, это просто безобразие! – указывая на студентов младшего курса, возмутился Даниэль, хватая сумочку Рейвенкло и замахиваясь на хозяев купе, которые с победным кличем захлопнули дверь. – Совсем страх потеряли. Вот сейчас я как тресну всем по котелкам, тогда будете знать, как меня в коридор выпихивать. Слизерин, ты чего за своими студентами не смотришь? Они мне рубашку помяли. Как же я с помятым уголком рубашки появлюсь в школе?!

— Я думаю, ты переживешь позор, — улыбался Конор, наблюдая за другом. – Тем более, у тебя теперь есть оружие для обороны.

— Это Выхухоли больше подойдет, — сунув в руки молодому человеку в очках сумочку со стразами, произнес Даниэль. — Носить розовое – не в моем стиле.

Девушка, понаблюдав за перемещением своей вещи из рук в руки, завизжала, возмущаясь:

— Немедленно верните сумку! Я буду жаловаться профессору Снейпу!

— Ради грязных носков Мерлина, зачем же так орать?! — отдавая вещь наследнице, перекосился Даниэль, растирая левое ухо, которое было рядом с «источником» воплей. – И сразу надумала жаловаться профессору, будто у него других забот нету, как только твои сумки вызволять.

— Гриффиндор, ты невыносим! — кричала на парня Мэган. — Ты наглый, болтливый…

— А еще красивый, ласковый, милый и люблю с тобой целоваться, — продолжил свою характеристику мальчишка, улыбаясь.

Рейвенкло, сжимая сумочку так, что аж костяшки пальцев побелели, задыхалась от распирающего ее возмущения. Казалось, еще секунда, и девушка обрушит свою отяжеленную украшениями вещь на голову Даниэля. Но вместо этого Мэган бросила на наследника полный ненависти взгляд и, развернувшись, ушла по коридору, хлопнув дверью последнего купе.

— А все-таки я ей нравлюсь, — вздохнул Гриффиндор, глядя вслед красавице. – Видели, как она на меня посмотрела?

— Ага, готова была убить на месте,- улыбнулся Гарри, поправляя очки.

— Это от любви, — разомлел парень.

— Да, — засмеялся Конор. – Именно от любви она тебя когда-нибудь и задушит.

— Ты мне просто завидуешь, — поглядывая на окно, за которым уже вечерело, и зимние сумерки быстро захватывали территорию среди разыгравшейся снежной метели, сказал Даниэль. – Не приходись она тебе кузиной, ты бы тоже в нее влюбился.

— Нет, даже в свете новых событий, — идя по коридору, хмыкнул Слизерин. – Рейвенкло меня не привлекает. Это тебе нравятся психованные девушки с маникюром и розовыми сумочками.

— Ну, по-моему, это лучше, чем мисс всезнайки, для которых ты котируешься где-то между десятитомником по нумерологии и сборником «Все виды грибов с иллюстрациями», — пробурчал Гриффиндор за спиной друга.

Конор резко развернулся и схватил Даниэля за грудки.

— Ты что-то имеешь против Гермионы? – прошипел парень.

— Именно против нее я ничего не имею, — глядя в глаза другу, ответил Гриффиндор.- Я выразил свое мнение о девчонках. И это вовсе не повод мять мою рубашку. Сначала твои змеиные однокурсники, теперь ты. Так я в школу прибуду в помятой одежде. Тетка мне этого не простит и будет ворчать весь вечер.

Слизерин отпустил рубашку наследника и усмехнулся:

— Ничего страшного. Немного ворчания тебе не повредит.

— Немного?! – вспыхнул Даниэль. – Да ты знаешь, сколько она ворчит? К тому же уму непостижимо, сколько у нее правил и требований.

— Не больше, чем у моего отца, — хмыкнул Конор.

— Да, но теперь вас у зельевара двое, а я один против МакГонаггл. Думаю, я долго не выдержу, сломаюсь и буду хорошо учиться, — вздохнул Гриффиндор, улыбаясь.

— Это станет для нас страшной потерей, — похлопал по плечу друга Гарри, смеясь.

— Но, — тут же взбодрился русоволосый мальчишка. – Пока я еще не потерян, предлагаю отправиться в мое купе, где я в сумке припрятал колоду игральных карт. Еще бы где-нибудь раздобыть бутылочку сливочного пива, тогда бы мои выигрыши вас не сильно волновали.

— С чего это ты так уверен, что выиграешь? – улыбнулся Гарри.

— Вот ты, Выхухоль Очкастая, человек новый в наших Дальних землях, — важничал Гриффиндор, подталкивая Конора в сторону следующего вагона. – И тебе простительно не знать, что карты бывают разные. Одни простые, как флаг Слизерина, другие — не совсем уж обычные. Так скажем, мои карты из второй категории.

— Проще говоря, — Конор остановился и повернулся к друзьям. – Карты заколдованы на удачу для их хозяина, то есть для болтливого Королька, у которого на факультетском флаге облезлая кошка изображена.

— Но разве это честно? – хмыкнул Гарри.

— Нет, конечно, — покачал головой брат и пошел дальше по коридору. – Такие карты давно запрещены. За применение этой колоды в игре может сильно влететь не только от других игроков, но и от кое-кого еще.

— Вот не надо меня пугать своим седовласым родственником, вечно курящим трубку. А еще утверждают, что курение вредит здоровью. Посмотреть на него, так наоборот. Вон какой шустрый дяденька, — сказал Даниэль, останавливая Слизерина-Снейпа, схватив друга за рубашку напротив одного из купе.– Охмурил мою бабульку и теперь шастает к нам в особняк как в дом родной.

— Так они же теперь супруги, — улыбнулся Гарри.

— Вот-вот, — вздохнул Королек. – Раньше я хоть дома отдыхал от шипения твоего родителя или криков капитана, а теперь моему спокойствию пришел конец. Твой дед, Конор, совершенно не воспринимает шутки, прямо как профессор Снейп. Иногда кажется, что они родственники.

Гарри и Конор молча переглянулись, в то время как Даниэль, раскрыв дверь купе, поклонился и услужливо произнес, улыбаясь:

— Прошу к нам на огонек. Будете себя прилично вести, куплю по шоколадной лягушке.

— Разоришься, балабол, — вталкивая друга внутрь, засмеялся Конор. – У тебя же вечно денег нет.

— Ничего, — плюхаясь на сиденье, ответил русоволосый наследник. – У тебя же их достаточно.

Гарри, войдя в купе последним, улыбнулся, увидев возле окна Рона, листающего журнал по квиддичу и Невилла со стопкой книг.

— Привет всем!

— Гарри, наконец-то! – радостно вскрикнул Уизли и, вскочив с кресла, кинулся к другу. – Как мы давно не виделись!

— Вот теперь увиделись, — освобождаясь от дружеских объятий рыжего гриффиндорца, смеялся подросток.

Лонгботтом собрал с сиденья разложенные учебники и свитки пергамента, освобождая место для гостей.

— Вот человек, — покачал головой Даниэль, глядя на кучу книг. – Тебе что, учебных дней мало?

— Да это зельеварение. Вы же знаете, что у меня с этим предметом особые сложности,- пожал плечами Невилл, складывая учебники и справочники в стопки. – Профессор Снейп, он…

Посмотрев на Конора, Лонгботтом замолчал и торопливо начал складывать книги в сумку.

— Он придира еще тот, — кивнул головой Слизерин и улыбнулся, плюхаясь на сиденье рядом со студентом. – Но если его меньше бояться, то и предмет не покажется таким сложным.

— Точно, — Гриффиндор, смеясь, хлопнул однокурсника по плечу. – Мистер Снейп, то есть профессор Снейп, не такой уж и страшный. Хотя, может, немного вредный, да и волосы моет не часто, все же он довольно милый, если так можно сказать о нем. Не думаю, что он сразу станет нас спрашивать о своих любимых зельях. Все-таки война была, да и домашнее задание я потерял.

— Это ты зря, — хмыкнул молодой маг в очках. – Мастер Задавать-Большие-Домашние-Задания сказал, что поблажек не будет.

— Беру свои слова обратно, Невилл, — сразу забеспокоился Даниэль, выхватывая из рук мальчика одну из книг. – Снейп — страшный человек, деспот, который норовит простых парней, как ты и я, засадить за мытье котлов и иной посуды. Так что там задавали?

Конор забрал книгу у друга и передал ее обратно гриффиндорцу.

— Королек, хватит сеять панику среди и так перепуганного населения. Если хочешь учить зельеварение, начни с «Начального курса по зельям для самых маленьких», глядишь, чего-нибудь и запомнишь.

— Я уже его читал, но там, кроме картинок, ничего интересного нет, — подросток поморщился, скрестив руки на груди, но тут же улыбнулся. – И хватит про учебу. Этой гадости будет достаточно и в школе. Давайте лучше в картишки перекинемся.

— Это не лучшая идея, — покачал головой Гарри, поправляя очки.

— Выхухоль, перестань портить настроение перед игрой и сними эти дурацкие очки. Тебе же глаза лечили, а ты опять стекляшки напялил.

— И сейчас лечат. Но приходится носить очки, говорят, что лечение немного затянется, — пожал плечами мальчик.

Даниэль, встав, дотянулся до своей сумки на верхней полке и взглянул на Конора.

— Вот, Слизерин, а утверждал, что твой отец — гений.

— Я такого не говорил, — ответил наследник Салазара.

— Ладно, — согласился болтун, раскрывая сумку. – Не говорил, но я-то в него верил. Может, не всегда, но по пятницам точно.

— Почему именно по пятницам? – тихо поинтересовался Невилл.

— Потому что по пятницам не было зельеварения, — ответил за друга Слизерин-Снейп, ухмыляясь.

— Слушайте, — оглядывая сидящих пассажиров купе, воскликнул Даниэль. – Почему у вас всех сегодня паршивое настроение и желание сделать паршивым и мое? Это, я вам скажу, не по-товарищески. Я могу понять Гермиону, которая как самая ученая староста может замучить своими заумными речами. Кстати, где она? Почему я все еще не слышал ее лепетания с оттенком энциклопедических знаний?

— Она осталась в вагоне для старост что-то выяснять, — ответил Рон, зевая.

— Отлично, — улыбнулся Гриффиндор и, вынув колоду карт, показал ее друзьям. – Самое время, пока ее нет, поиграть немного. Ставки — пять сиклей на кон.

Ребята молча переглядывались. Гарри знал, что у Рона нет таких денег, да и Невилл с его строгой бабушкой вполне мог и не иметь монет.

— Даниэль, может не стоит играть на деньги? Играй на что-нибудь другое, — сказал Гарри, переводя взгляд с Уизли и Лонгботтома на парня, задумавшего азартную игру.

Гриффиндор поморщился и тяжело вздохнул:

— На что другое, Снейп? Не думаю, что проигравшим понравится хлопать ушами или бегать на время по крышам вагонов.

— Снейп? – не поверив услышанному, переспросил Рон и посмотрел на Гарри. – Только не говори, что это правда. Ты принял фамилию этого сальноволосого вечно злого… упыря?

— Эй, поосторожней со словами, рыжий. Так недолго и без зубов остаться, — прошипел Конор, вскочив с кресла. – Я не позволю оскорблять мою семью. Гарри был усыновлен моим отцом, и это не повод таким, как ты, высказывать свое тупое мнение!

— Таким, как я?! — вспыхнул Рон, вскочив с сиденья и толкнув слизеринца. – Между прочим, я староста факультета, а ты всего лишь привилегированное отродье Слизерина.

— Вот это привилегированное отродье тебе сейчас морду набьет, тогда посмотрим, каким ты будешь красивым старостой, провалявшись месяц в больнице, — схватив долговязого однокурсника за грудки и прижимая к косяку двери, прошипел Конор.

Наследник замахнулся кулаком, намереваясь исполнить обещание, но Гриффиндор, взяв за рукав друга, спокойным голосом предложил:

— Не стоит здесь пачкать кровью кресла, мне на них еще сидеть. Если же у вас так чешутся руки, и вам хочется выяснить некоторые аспекты вашего обоюдного недовольства, может, стоит пройти куда-нибудь в более удобное место, например, в багажный вагон, и там почесать свои кулаки.

Слизерин-Снейп, посмотрев на друга, перевел взгляд на рыжеволосого студента и, кивнув в сторону коридора, направился в конец поезда.

«Самодовольный гад, — злился Рон, выйдя следом за Конором. – Но ничего, я сотру эту нахальную улыбку с его лица. Сначала Гермиону охмурил. И что она в нем нашла?! Будто парней на родном факультете нет. Подумаешь, глаза у него голубые. У меня тоже не фиолетовые. Да и ростом он даже чуть ниже меня. А что касается волос, так перекраситься в черный цвет можно в любой момент. И Гарри тоже хорош! Мама говорила о том, что его усыновил зельевар, но что он еще и фамилию этого ядовитого препода взял… Предатель! Предал память своего отца, предал факультет, предал весь мир!»

— Королек, ты бы придумал, как их помирить, — вздохнул Гарри, глядя на удаляющихся вояк.

— Никогда не выступал в роли миротворца, — выталкивая друга из купе, сказал Даниэль, быстрым шагом направляясь к багажному вагону, – Слизерин весь в отца и деда – упрямец еще тот. А кулаками махать, так это вообще его стихия. Я уже не говорю о заклинаниях. Поэтому рыжему не повезло. Зря он с Конором повздорил.

— Но эта драка ни к чему хорошему не приведет.

— Думаешь, не знаю?! В самом лучшем случае, Не-ангел покалечит бедного студента, а в худшем… сильно покалечит, – пробормотал парень, открывая дверь в следующий вагон, и так резко остановился, что Гарри, идущий следом, врезался в друга.

— Не пихайся, — повернув голову, процедил Даниэль. – Если мы не будем двигаться, то, возможно, она нас не заметит.

В конце коридора напротив распахнутой двери купе стояла Мэган, мечтательно смотря в окно. Гарри выжидающе уставился на замершего наследника.

— И долго мы тут так будем торчать? Эти двое в багажном вагоне наверняка уже выясняют отношения.

— Красивая она, — вздохнул Даниэль и добавил. – Когда молчит.

Дверь одного из купе открылась, выпуская пассажира. Высокий стройный блондин, улыбаясь, подошел к девушке и что-то произнес. Рейвенкло посмотрела на парня и, хмыкнув, отвернулась к окну. Молодой человек засмеялся и проследовал по коридору в конец поезда.

— Отлично, еще только Малфоя возле нее не хватало, — прошипел русоволосый наследник основателя школы, приближаясь к девушке.

Заметив Гриффиндора, Мэган тут же поморщилась.

— Опять ты.

— Нет, это не я, — быстро ответил Даниэль и, встав возле ветреной особы, мило улыбнулся. – И если ты все еще дуешься по поводу нашего розыгрыша во время праздника, то это уже неприлично с твоей стороны. Я же вот уже забыл, как меня потом бабушка ругала. А ведь мы только хотели сделать тебе приятное. Твой Крам вечно на службе, вот и решили немножко его изобразить.

— Изобразить?! – начала кипеть от негодования наследница. – А целоваться, кто придумал?

— В любом случае, не я и не Гарри, — тут же ответил Королек, дергая друга за рубашку, чтобы тот поддержал его вранье.

— Значит, эту гадость Конор подстроил? – сверлила сердитым взглядом парня Рейвенкло.

Даниэль слабо улыбнулся и, оглянувшись на Гарри, пожал плечами.

— Я не совсем уверен, к тому же…

— Ну не капитан же это был? — прошипела девушка.

— Не думаю, но все в мире возможно.

— Значит, Конор, — сжав губы, пробормотала Мэган и обратилась к мальчишкам. – Где он? Вы к нему идете? Я хочу с ним поговорить.

— Как много вопросов, я прямо-таки запутался, — пытаясь обойти бестию с накрашенными ногтями, сказал Даниэль, потянув за собой черноволосого однокурсника. – Но, как только увижу Снейпа, сразу передам ему, что ты хотела его покусать. Про те части тела, которые ты бы желала ему откусить, уточнять?

— Я иду с вами, — заявила Мэган. – Где ты и Гарри, там всегда Слизерин-Снейп ошивается.

— А если мы по важному делу? – подталкивая друга впереди себя, поинтересовался Даниэль. – Знаешь, нам велели пересчитать вагоны и окна в них. Про инвентаризацию хозяйственного имущества слышала?

— Все, хватит, Гриффиндор, — прервала разглагольствования парня Рейвенкло. – Ты немедленно ведешь меня в купе, где обосновался твой дружок Снейп.

— Я бы не сказал, что профессор является мне дружком, но если ты так сильно хочешь его увидеть, то обязательно проведу, — улыбнулся мальчишка и, обратившись к молодому магу в очках, спросил. — Гарри, в каком купе твой новый родитель обитает?

— Гриффиндор, ты — идиот, и это навсегда, — теряя терпение, взвыла наследница от неукротимой болтовни Даниэля. – Если я через минуту не увижу Конора, то я тебя собственноручно придушу.

— Лучше зацелуй до смерти, — томно вздохнул подросток, но почувствовав вместо поцелуя пальцы Мэган на своей шее, тут же передумал. – Ладно, уговорила, к Конору так к Конору.

Чтобы лишить возможности Рейвенкло дотянуться до его шеи, Даниэль предложил девушке идти впереди всех.

— Мне почему-то кажется, что Малфой тоже направляется в багажный вагон, – размышлял, шагая за другом, Гарри, увидев в конце коридора последнего пассажирского вагона Драко. – Интересно, что он там забыл?

— Совесть он там забыл, — буркнул Даниэль, прибавляя шагу.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.