Грязь


Автор: Insеrta

Глава 1

Как-то еще осенью меня заинтересовала идея гермидраки, точнее то, что этих двух персонажей нельзя «свести» в привычной обстановке, а уж после событий шестой книги и подавно. Так бы и мучалась, но благо есть те, кто подкидывают хорошие идеи, дело остается за воплощением. Данный фик написан в соавторстве с Форджем, одним из участником архива. Другой автор — Sir Griffindor, который почему-то страшно стесняется выкладывать свое творчество, подкинул идейку с песней Арии. Так что фик поначалу задумывался как сонгфик, но что уж получилось в конце.
Знаю, что получилось до жути наивно, но ни я, ни Фордж не сильны в написании откровенных цель, нас влекла, в целом, идея.

Очень длинный эпиграф:

Ария «Грязь»

За дверь я выгнан в ночь,
Но выйти вон и сам не прочь,
Ты без меня хоть застрелись,
Все решат, что это твой каприз,
Повтори его на бис.

Да, я уйду, и мне плевать,
Ты знаешь, где меня искать,
В квартале красных фонарей
Я смогу тебя забыть быстрей —
Это дело двух ночей.

Но хватит врать и все время хитрить,
Здесь все за деньги несложно купить.

Какая грязь, какая власть
И как приятно в эту грязь упасть,
Послать к чертям манеры и контроль,
Сорвать все маски и быть просто собой…

Вокруг — живой товар,
В сердцах — мороз, в глазах — пожар
Я выбрал ту, что выше всех,
Мой маневр имел большой успех
В доме сладостных утех.

Она молчит, она не пьет,
Не теребит, не пристает
Она послушна и умна,
Все умеет, что уметь должна,
Счет оплачен мой сполна.

Но хватит врать и все время хитрить,
Здесь все за деньги несложно купить.

Какая грязь, какая власть
И как приятно в эту грязь упасть,
Послать к чертям манеры и контроль,
Сорвать все маски и быть просто собой…
И не стоять за ценой

Но хватит врать и все время хитрить,
Здесь все за деньги несложно купить.

Какая грязь, какая власть
И как приятно в эту грязь упасть,
Послать к чертям манеры и контроль,
Сорвать все маски и быть просто собой…

Какая грязь, какая власть
И как приятно в эту грязь упасть,
Послать к чертям манеры и контроль,
Сорвать все маски и быть просто собой…

И не стоять за ценой

В пустой спальне было холодно, не обжито, не чувствовалось присутствия в этой комнате человека, его заботливой руки. Казалось, что много дней, а может быть и лет, назад кто-то, живший тут, просто покинул её и до сих пор не вернулся. Не застеленная кровать с небрежно брошенным на нее плотным покрывалом непонятного сине-зеленого цвета, толстый слой пыли на пустом туалетном столике, а на пуфике перед ним куча мятого тряпья. Темные портьеры тяжелой массой свешаются с тонких, на первый взгляд, гардин, сквозь рваные дыры можно увидеть краешек подоконника и осколки разбитого стекла на нем. Мрачная комната.
Детектив еще раз огляделся, ища взглядом какие-нибудь незаметные поначалу мелкие детали, но ничего… Он поправил толстую вязаную шапочку и такой же грубой вязки шарф – в комнате помимо всего прочего еще было и холодно, следствие разбитого неизвестно когда и кем окна. В зимнее время в купе с отключенным отоплением особой теплоты это не добавляло. Впрочем, как и полное отсутствие прямых улик, разъясняющих произошедшее здесь год назад преступление. То, что комната за это время совершенно не изменилась, детектив верил: этот отель пустовал, посетителей не было, а следовательно открывать помещение было совершенно незачем да и некому, сам хозяин появлялся тут крайне редко, так что все комнаты большого дома были под замком.
Детектив решительно переворошил кучу тряпья. И, как он, впрочем, ожидал, там ничего существенного не нашлось. Оставалось еще только одна надежда – вдруг в ящиках туалетного столика что-нибудь да и сохранилось. Без особого энтузиазма он открыл первый ящик. Ничего, кроме серой вязкой пыли… Он сокрушенно покачал головой.
— Ну и зачем я в это ввязался? — тихо проговорил он, осматривая следующий.
Конечно, никто ему не ответил: во всем доме он был один. Хозяин отеля просто сунул ему связку ключей вместо ответа, когда он спросил у него несколько вопросов, касающихся дела.
На самом последнем ящике ему повезло: на совершенно чистом дне ящика лежала небольшая стопка писем, перевязанная тонкой атласной ленточкой, маленькое зеркальце в простой пластмассовой оправе, таких полно везде, серебряный медальон на тонкой, искусно выделанной цепочке. Детектив вытащил свою добычу: письма он положил в специально прихваченный с собой пакет, зеркальце отправил туда же, а изящное украшение немного повертел в руках в поисках незаметной застежки. Пальцы нащупали едва выпирающий выступ, послышался короткий сухой щелчок, и створки медальона приоткрылись. Детектив с интересом заглянул внутрь. Фотография, так он и знал. С цветной карточки ему улыбалось милое женское лицо с добрыми карими глазами и с преждевременными морщинками на лбу. Его обрамляли пышные кудри, по-видимому, нещадно стянутые сзади в хвост, но из него выбилось несколько прядей. Лицо казалось уж больно детским, а взгляд невинным. Только морщинки указывали на истинный возраст и пережитые несчастья. На руках у женщины смеялась маленькая девочка, весьма похожая на мать.
Детектив хмыкнул и засунул безделушку в карман. На сегодня в этом доме ему делать больше нечего. По крайней мере, здесь он точно уж больше ничего не найдет.
Он вышел из дома, старательно закрыв за собой все двери. Почти сразу же, как он попал на улицу, холодный ветер занес его мокрым липким снегом. Детектив поежился и подумал, что внутри все же было лучше – там хотя бы не дуло.
«Вот сейчас домой, разбирать, что тут нашел, — размышлял он, все больше кутаясь в широкий меховой воротник пальто, — а потом, а потом… лучше вообще только завтра пойти к хозяину отеля, занести ключи».
Он быстро шагал по направлению к ближайшей станции метро, мечтая только о горячей чашечке чая или, на худой конец, крепкого кофе. Мысленно он уже утонул в глубоком кресле перед камином, протянул ноги к живительному теплу…
— Мистер, — кто-то негромко позвал его.
Детектив машинально остановился, повернулся к говорящему. Из-за пурги лица не было видно, но и по голосу и по высокой плотной фигуре, закутанной в темное пальто, можно было понять, что это мужчина.
— Могу я чем-нибудь Вам помочь? – немного подумав, произнес он, искренне надеясь, что мужчина просто перепутал его с кем-нибудь.
— Я могу помочь Вам, мистер, — быстро отозвался мужчина, — могу помочь Вам с одним интересующим Вас делом. С делом об убийстве некой миссис год назад.
Детектив мгновенно встрепенулся.
— Кто Вы?
— Друг, — ответ был весьма лаконичным.
Незнакомец приблизился на расстояние вытянутой руки, и детективу наконец-то удалось его рассмотреть полностью. Он был молод, в черных жестких волосах было ни намека на седину, но яркие зеленые глаза выглядели усталыми, повидавшими все, как и у той женщины на фотографии. Около рта гнездились резкие морщины. Густая челка полностью прикрывала лоб.
Своеобразный охотничий азарт охватил детектива.
— Что Вы знаете?
Незнакомец покачал головой, челка взметнулась вверх на секунду, обнажая странный шрам в форме молнии посередке лба.
— Не здесь. Слишком долгий рассказ. Здесь холодно. Вы же не хотите замерзнуть где-нибудь посередине повествования? – незнакомец неопределенно махнул рукой, словно куда-то приглашая детектива. – Прошу.
Детектив призадумался, вспомнилась соблазнительная чашечка чая, но желание как можно скорее разгадать загадку, над которой сломали головы лучшие следователи, оказалось сильнее.
— Могу я хоть спросить Ваше имя?
— Конечно, — незнакомец улыбнулся, отчего морщины около рта разгладились, — меня зовут Гарри Поттер, мистер Харли.
Детектив решил не удивляться тому, что Поттер знает его имя. Мало ли…
— Очень приятно, мистер Поттер.

Вскоре они уже сидели за столиком одного уютного кафе, наслаждаясь терпким, на удивление хорошим для такого места кофе. Харли рассматривал своего неожиданного собеседника. Его догадка, что Гарри Поттер молод, оказалась верна. Ему едва ли исполнилось тридцать.
— Так, что Вы хотели сказать?
Поттер поставил кружку на столик и внимательно посмотрел в глаза детективу.
— Миссис Уизли, в девичестве Грейнджер, была моей подругой, мистер Харли. Казалось, что я и мой друг, её муж, знаем её лучше всех. Мы ж еще со школы дружили.
Детектив хмыкнул. Как много раз он такое слышал…
— Думаю, стоит упомянуть, что за школу мы все закончили…

Семейное гнездо Малфоев славилось своей холодной неуютной атмосферой.
Панси, подогнув ноги, сидела в глубоком кресле перед камином и читала какой-то жуткий любовный роман. Она ждала мужа. Драко обещал прийти к ужину. В конце концов, сегодня у них была вторая годовщина их семейной жизни.
Героиня романа, в очередной раз кинутая своим возлюбленным, находила утешение в объятиях очередного страстного любовника, поленья в камине трещали, за окном валил снег. Обычный вечер в Малфой-мэнор.
Панси отложила роман и глубоко вздохнула. Их семейная жизнь не сложилась почти что сразу: вечные споры на почве нежелания Драко рассказывать ей про свои дела, проблемы с Министерством из-за Темного Лорда и многое, многое другое…
Внизу хлопнула дверь. Панси быстро встала с кресла, в душе надеясь на спокойный вечер. Может быть, Драко сегодня в хорошем настроении и есть возможность на нормальный разговор?
— Панси! – резкий окрик разом разрушил все иллюзии. – Иди сюда.
Женщина повиновалась.
Муж встретил её холодным презрительным взглядом, от которого её стало не по себе.
— Держи, тебе просили передать.
Он сунул ей в руки сверток. Женщина с удивлением повертела его в руках.
— От кого?
— От твоего чокнутого папаши, дура, — хмыкнул Драко, широкими шагами направляясь в свой кабинет. – Ты же сама у него что-то просила!
— Драко, — в сердцах крикнула ему в след Панси.
Он остановился, медленно повернулся и небрежно бросил.
— Что тебе?
— Драко, — неожиданно осмелела Панси, — сегодня наша годовщина, не мог бы ты…
— Нет, не мог, — резко оборвал её Малфой.
Молодая женщина разозлилась.
— Ты вечно не можешь, Драко, то у тебя какая-нибудь встреча, то еще что-нибудь! Не удивлюсь, что и на сегодняшний вечер ты придумал какую-нибудь умную отговорку! – она перевела дыхание. – Я избавлю тебя от проблемы придумывать очередную ложь! Вали отсюда!
Женщина запустила в мужа свертком, но он увернулся.
— Знаешь, Панси, я хотел провести вечер с тобой, но раз ты прогоняешь меня, я действительно придумаю отговорку! – сказал он, не повышая тона. – Или еще лучше, я скажу правду! Я иду в бордель!
Он развернулся, накинул на себя пальто и, не оглядываясь, шагнул за порог в снежную ночь.
Раскрасневшаяся Панси разрыдалась…

— Мы рады снова видеть Вас, мистер Малфой, — защебетала полноватая женщина в откровенном обтягивающем платье. Моментально перед Драко оказался бокал темного красного вина. Не успел парень отпить глоток, как он уже сидел на мягком пуфе, вокруг него крутилась полная Мадлен, предлагая ему своих красоток.
— Мистер Малфой, у нас есть новенькая, — почти что пропела женщина, игриво положив свою пухленькую ручку на колено парня, — появилась только-только вчера. Не желаете, — она прошептала это ему в ухо, — стать для бедной крошки первым?
Малфой кисло улыбнулся, отпил вино и неохотно кивнул.
— Новенькая? Это интересно, Мадлен, — он оттолкнул от себя женщину, разворачивая её лицом к себе.
«Надеюсь, она будет хоть немного отличаться от Панси внешне…»
Мадлен снова защебетала, описывая прелести девушки. Она пыталась представить новенькую в лучшем свете. В это время рука хозяйки борделя беспардонно гладила плечи парня. Сама же Мадлен уютно пристроилась на коленях Драко. Парень не спешил её прогонять и внимательно слушал. В конце концов, ему было совершенно безразлично, с кем провести ночь…
Малфой согласился, приходя к выводу, что шлюха останется шлюхой, а мрачные мысли надо изгонять.
«Новое почти что всегда обозначает разнообразие… А эта еще и красивая, если верить описанию этой толстухи».
Парень освободился из объятий Мадлен, провел большим пальцем по ее губам.
— Жаль, что я не люблю блондинок…
Хозяйка хихикнула, сунула в руку Драко ключ от комнаты.
— Дружок, мне тоже очень жаль, что ты предпочитаешь брюнеток, но желание клиента – закон. Дорогу знаешь, милый…
Она чмокнула Драко в щеку и перевела свое внимание на другого посетителя – худощавого мужчину средних лет. Малфой с отвращением посмотрел, как она приторно щебетала ему о прелестях обитательниц отеля, где разместился бордель. Он не уважал Мадлен, но привык считаться с её мнением при выборе девушки на ночь. Благодаря ей каждую ночь, проведенную здесь, у него была новая красотка.
Драко действительно знал дорогу… Он неохотно встал с пуфика и очень медленно начал подниматься по широкой лестнице на второй этаж. Он не спешил, ведь знал, что у него вся ночь впереди…
Вот и знакомая дверь. Повернув несколько раз вычурный ключ в замочной скважине, парень несильно толкнул её. Небольшая, погруженная в мягкий полумрак комната была довольно просторной. Из мебели только кровать, туалетный столик, небольшая тумбочка, светильник над ней. Драко всегда приходил в эту комнату. Здесь он был с этими девушками…
«Шлюхами, — мысленно поправил себя парень, — здесь я был со шлюхами, чтобы здесь же забыть эту дуру».
Здесь он забывал, что он Малфой, что он волшебник, что он Пожиратель Смерти, здесь он был просто самим собой. Здесь он мог ударить, побить, унизить без зазрения совести, опустить девушку, когда, казалось, ей опускаться уже ниже некуда. Здесь он мог быть и ласковым и злым, мог воплотить в жизнь все самые свои извращенные фантазии, которые не могли бы найти почву в семейном гнезде с Панси…
Некоторым проституткам это нравилось, другие не смели возражать его желаниям – он за них платил.
Драко подошел к окну, отодвинул тяжелую портьеру. Крупный липкий снег с силой бил по стеклу.
«Удачная погода для вымещения гнева, — как-то устало подумал парень, непроизвольно прикасаясь ладонью холодной преграды между ним и бушующей стихией, он улыбнулся своим мыслям, — но шлюха останется довольной».
За его спиной тихо скрипнула дверь. Он услышал, как в комнату легкими шажками проникла его сегодняшняя девушка. Драко даже не обернулся.
«Что я увижу для себя нового?»
Лишь холодно бросил через плечо:
— Разденься!
Шорох сбрасываемой одежды, короткий вздох.
В прозрачном стекле отражалась размытая фигура девушки. Она разделась до нижнего белья. Лица он не мог узнать, но заметил, что проститутка немного покраснела.
— Полностью, — мягко добавил он, медленно поворачиваясь. Смущение девушки было для него неожиданным подарком. Самым замечательным подарком от Мадлен за последнее время. Губы парня непроизвольно сложились в насмешливую ухмылку.
«Неужели, я действительно первый? Хм, все интересней и интересней…»
Руки девушки неохотно потянулись к застежке лифчика. Драко скривился.
«Стесняется? В таком-то положении! Разве у них есть совесть?»
Он попытался разглядеть её лицо, закрытое густыми волнистыми прядками, выбившимися из прически.
— Хотя, нет, — моментально передумал он, — так лучше. Открой лицо…
Девушка вздрогнула, но решительно отбросила волосы назад, открывая жадному взгляду Малфоя нежное лицо, показавшееся ему смутно знакомым. Её карие глаза дерзко взирали на парня. Драко прищурился.
«Где же я её видел? Неужели Мадлен изменила своим принципам и подсунула мне девку, с которой я уже был?! Хотя, погоди, я действительно её знаю, но я не спал с ней. Это же…»
— Грейнджер?!
Девушка хмыкнула, пожала плечами, и уверенно, совершенно не стесняясь своей наготы, села на кровать, словно именно она была здесь полноправной хозяйкой.
— Привет, Малфой, — после минутной паузы заговорила она, поправляя еще одну выбившуюся прядь. – Ты ничуть не изменился за эти пять лет: гадом был гадом и остался.
Парень окинул её презрительным взглядом, отмечая про себя, что для проститутки её тело действительно хорошо и что в таком качестве она ему даже нравится, ничем не хуже какой-либо другой, ну, разве что магией владеет, но, по его мнению, это было лишним для такого существа, как Грейнджер.
— По крайней мере, грязнокровка, я не опустился до того, чтобы зарабатывать деньги своим телом.
Девушка проигнорировала оскорбление, лишь усмехнулась. Драко ответил ей почти такой же усмешкой.
Она подперла кулаком подбородок и улыбнулась.
— Откуда тебе знать, что меня сюда привело. Может быть, у меня такое хобби?
«Хобби?… ну, ну…»
Малфой приблизился к ней.
«Блефуешь, грязнокровка».
— Хобби? – он изогнул бровь, отчего на его лбу появились морщинки. Возможность унизить наглую грязнокровку подняла ему настроение. – А разве твой драгоценный Уизли не возражает, что его женушка увлекается таким делом?
Он стремительно схватил девушку за запястье и резко, так, что у нее вырвался сдавленный стон, рванул на себя: на безымянном пальце поблескивало тоненькое золотое обручальное кольцо.
— Или он настолько нищ, — продолжил Драко, наслаждаясь переменам на лице бывшей однокурсницы, — что тебе приходится так зарабатывать на хлеб? Или на пеленки очередному выводку Уизли не хватает?
Он крепко держал её за запястье, вглядываясь в её лицо. Девушка внезапно мило улыбнулась, словно показывая, что ей абсолютно наплевать на слова Малфоя, хотя, конечно, её горящие глаза выдавали истинные чувства.
— Чего ты добиваешься, Малфой? Моей злости? – слишком спокойно поинтересовалась она. – Поздравляю, ты её достиг, я злюсь. Или ты хочешь устроить внеплановую встречу выпускников? Но, увы, за этим не в бордель приходят…
Драко перехватил и вторую её руку, с силой сжимая запястья. Злость от того, что он не может вывести из себя девушку, медленно брала вверх над всеми другими чувствами.
— Молчи, грязнокровка, я прекрасно знаю, за чем я пришел сюда, это ты забываешься, шлюха!
От этих слов девушка сжалась, вырвала из крепкого захвата одну руку и влепила Драко пощечину. Пострадавшее место поначалу побелело, а потом покраснело. Парень удивленно прижал свободную руку к щеке, словно не веря в то, что она могла его ударить.
— Тварь!
«Да что себе она позволяет?! Тварь, низкая продажная тварь!»
Девушка оторопело смотрела на него, ожидая, что же будет дальше. Казалось, она немного испугалась своей неожиданной смелости.
«Посмотрим, кто здесь хозяин!» – мстительно улыбнулся Малфой.
Он снова поймал обе руки девушки и прижал её к кровати. Как ни странно, вырываться она даже не попыталась, лишь судорожно вздохнула. Взгляд Драко скользнул по шее и по её груди, едва прикрытой кружевной тканью. На тонкой, с очень маленькими звеньями цепочке висел медальон. Прижав одной рукой плечи девушки, парень сорвал украшение. Грейнджер, а точнее уже Уизли, всхлипнула. Глаза теперь у неё были умоляющие, требующие положить украшение обратно, вернуть его владелице.
— Посмотрим, Грейнджер, ах да, забыл, Уизли, что у нас тут…
В попытке открыть медальон он несколько ослабил хватку.
— Не тронь! – закричала девушка, пытаясь освободиться. – Не тронь, зачем тебе это, ты купил только мое тело!
«Только тело? Это идея…»
Драко ухмыльнулся и отбросил изящную вещицу в сторону двери.
— Подберешь, когда я с тобой закончу.
Он попытался устроиться поудобней, но внезапно девушка сильно ударила его коленом в пах.
— Убери руки, Малфой, — холодно произнесла она, спихивая с себя скрючившегося от боли парня, — развлечения – развлечениями, но работа остается работой.
«О чем она?» – сквозь резкую боль подумал Драко.
Девушка проворно накинула на себя довольно большую простынь и с улыбкой, не предвещающей тому, кому она была адресована, ничего хорошего, наклонилась к Малфою, лежащего теперь на смятом покрывале.
— Ну, как ощущения, а, Драко? – она как бы выплюнула его имя, словно оно было величайшим оскорблением. – Отличное, наверное… Совсем как у тех, кого ты держишь у себя в плену или же убил, не так ли?
Не сводя с него глаз, она отступила на шаг и подняла с пола свой медальон.
— Извини, Малфой, представления не будет. Я ошибалась, сказав, что ты не изменился… Нет, ты сильно изменился… Ты стал еще большим гадом и сволочью.
«Шлюха! Убью Мадлен! Эта шлюха из Ордена, откуда ж ей еще знать о заложниках?»
Внезапно он опять скрючился от очередного болезненного спазма в животе, удар был действительно сильным. Перед глазами замелькали цветные круги.
— Ты не дергайся, Малфой, — посоветовала ему девушка, — будет еще больнее. Так, где заложники?
Она села рядом с парнем на краешек кровати. Взгляд её был направлен на окно, будто она была уверена, что боль в ближайшие минуты не даст Малфою свободу действий.
«Дура. Набитая дура, не смотря на весь свой хваленый ум».
Парень, преодолевая боль, нащупал в кармане палочку.
«Хорошо! Эта тварь умрет за свою уверенность, за свои шпионские наклонности, за страсть к приключениям».
— Ты не прав, Малфой, — продолжала девушка, не обращая внимания на кривляние своего недавнего мучителя, когда поняла, что парень давать ответ на вопрос вообще-то не собирается, — мой муж очень даже возражал, когда я получала это задание. Знаешь, …
Что он должен знать, парень не услышал: девушка умолкла, как только кончик его палочки уткнулся ей в ключицу.
— Ты, как это ни прискорбно, ведьма, грязнокровка, — проговорил сквозь зубы Драко ей в ухо, — но, к счастью, ты забыла, что и я волшебник. За что и поплатишься… Авада Кедавра!
Забыв про уже утихающую боль, парень пронаблюдал, как зеленая вспышка осветила сумрачную комнату, как бесшумно упало тело, закутанное в длинную простыню, на смятое покрывало. Некое удовлетворение охватило его, когда он одними пальцами повернул лицо мертвой девушки, на котором отразились страх и отчаянье, к себе.
— Так я тебе и сказал, Грейнджер…
Следую внезапному порыву, он закрыл безжизненные глаза девушки. Потом он поправил свою рубашку, вставая с кровати. Снова посмотрев на мертвое тело, Драко заметил, что в руке она сжимала медальон.
— Так ли ты хранишь свои секреты? – ухмыльнулся он, забирая безделушку.
Он открыл медальон: с обычной магловской фотографии взирала веселая мордашка маленькой девочки с густыми светло-каштановыми кудрявыми волосами на руках у Грейнджер.
— Уизли, — презрительно скривился Драко, бросая медальон на кровать.
Он уже собирался уйти, как в дверь заколотили. Он напрягся. Дверь от особо сильного удара вылетела из петель, на пороге стояло двое с палочками в руках. Малфой расслабился.
«Я знал, что они придут», – устало подумал он.
— Гермиона, — воскликнул одних из появившихся, — у него есть с собой палочка!
«Мадлен, чертовой маггле, точно не жить, как я раньше не догадался, что она работает с Орденом? Убью».
Драко подождал, пока глаза незваных гостей привыкнут к полумраку, царившему в комнате.
— Вы опоздали, — усмехнулся он, поднимая свою палочку, — Поттер, Уизли, какая встреча! Кстати, Уизли, твоя жена весьма темпераментна, жаль, что она теперь уже никогда не покажет свой характер…

Детектив заказал очередную чашку кофе, шестую за сегодняшний вечер. Рассказ внезапного собеседника казался совершенно абсурдным, невозможным. Волшебство, злые колдуны, Пожиратели Смерти – все это с трудом умещалось в его воображении. А то, что загадочное убийство напрямую с этим связано, вовсе не не лезло ни в какие ворота. Но детектив поверил: трудно усомнится, если тебе продемонстрировали возможности магии. Сам же собеседник напряженно смотрел на него, ожидая ответной реакции.
— И что же преступник, мистер Поттер? – немного помедлив, спросил детектив. – Ему удалось уйти?
— Нет, — покачал головой черноволосый волшебник, — Драко Малфой был схвачен мной и другим аврором, мужем убитой, тем же вечером, а месяц назад к нему применили высшую меру наказания в нашем мире – поцелуй дементора…
Детектив машинально сжал в кармане медальон, он не знал, что это значит, но он прекрасно понял, что волшебник по имени Драко Малфой, совершивший убийство, которое он сейчас расследует, уже как месяц в лучшем случае мертв.

Грязь: 7 комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.