Гарри Поттер и Занавес Безвременья — Глава 53. Абсурдность бытия.


Шум в ушах становился всё громче. Перед глазами прыгали красные и зелёные точки и носились чёрные силуэты. При этом веки были зажмурены…
Шум медленно перерос в гул голосов. Слышались вскрики и стук копыт. К зелёным и красным цветам добавились жёлтые и фиолетовые…
Ливень… Стук капель, падающих с неба на землю сплошной стеной, заглушал голоса. Треск ломающегося дерева и ещё более громкий крик…
Все цвета померкли… остался только чёрный. Всепоглощающий чёрный цвет… Звук дождя пошёл на убыль… вот уже слышно, как ветер колышет деревья… тихие шаги… не громко треснул сучок.
Внезапно, совсем близко, раздался волчий вой. Протяжный, щемящий сердце вой, будто предостерегал кого-то…
— Авада Кедавра!

Гарри резко открыл глаза и втянул носом воздух.
Что это? Воспоминание? Но тогда чьё? Волан-де-морта? Возможно… Да какая разница?!
Поттеру вдруг стало совершенно всё равно.
А зачем я живу? — вдруг врезалась ему в мозг внезапная мысль. Что меня держит?
Парень сел и обхватил голову руками.
— Гарри? — раздался над ухом тихий голос.
Он нехотя поднял взгляд. Прямо перед ним, на коленях, стояла Гермиона и внимательно смотрела ему прямо в глаза.
— Как ты себя чувствуешь?
Юноша неопределённо пожал плечами.
Дамблдор сказал, что такое возможно при проведении ритуала. По его словам, после того, как в Питтегрю врезалась молния, ты потерял сознание. Вроде это было из-за Святыни Лжи… Гарри, ты уверен, что с тобой всё в порядке? — девушка оборвала себя на полуслове, взглянув на побледневшее лицо друга.
Дамблдор… ритуал… Питтегрю… молния…
Он вспомнил. Серая стена, будто преграждающая путь в воспоминания, рухнула… Теперь этот странный сон не был первым и последним…
Парень встал и, сделав пару шагов, покачнулся. По телу разлилась странная слабость и если бы не стоящее рядом кресло, то он бы упал на пол.
— Я сейчас. — быстро сказал Гермиона и куда-то убежала.
Гарри огляделся. Он только сейчас задумался о том, где находится. Гриффиндорская гостиная… Нет. Это гостиная его дома.
— Вот. Возьми. — рядом опять появилась Гермиона и протянула ему чашку.
Не глядя, парень отпил немного. Горячий шоколад. По всему телу тут же побежали мурашки, и по рукам и ногам поползло приятное тепло. Но в голове всё ещё роились странные мысли.
Абсурдность бытия… Что такое, собственно говоря, человеческая жизнь? Это период времени, который человек существует. Всё его существование сводится к удовлетворению своих нужд. Тот же голод, скука, похоть…
Чтобы человек не делал, всё вызвано потребностями существования. Исполняя свои желания, люди не задумываются о том, к чему это может привести. Они, как зомби, делают только то, что нужно именно им…
А природа?.. Человек берёт у неё почти всё, медленно уничтожая. Но ведь он сам — её часть! Даже лучше сказать — частица. Столь важная и в то же время бессмысленная частица, возомнившая себя властелином прародительницы…
*Но ведь не все такие!* — раздался внезапно в голове парня чужой голос.
От неожиданности он вздрогнул. Это был голос Гермионы.
*Да, бывают исключения… Два здравомыслящих на сотню баранов.* — помедлив, ответил он.
*Но если убрать это стадо?..*
*Ничего не изменится. Более сильные и наглые будут ущемлять остальных. Те же в свою очередь, борясь за свою ничтожную жизнь и пытаясь доказать свою значимость, в конечном итоге всё же переступят черту…
И среди них найдутся козлы отпущения и идиоты… Возможно будут и самоотверженные, и честные, и более здравомыслящие, но таковых единицы…*
*А если отобрать…*
*Нет! Если всё время отбирать — ничего не останется!*
*Но…*
*Да и мир не может существовать без таких людей… без, хоть и мелкого, но проявления зла. Одно добро в конечном итоге породит ещё большее зло. Так же, как и среди бесконечного зла вспыхивает искра совершенно противоположного…
В таком мире не будет чувств. И этот мир придёт к неизбежному концу…*
*А любовь?*
*А что такое любовь? Чувство зависимости друг от друга, возникающее между двумя людьми. Недолговременная страсть… влечение…*
*А искренняя, чистая любовь? Это же не миф!*
*Миф… не миф… Да, её можно встретить, но одну среди миллиона глупых страстей…*
*Но ради этого и нужно жить! Если считать, что бытие абсурдно, то так оно и будет! Если считать, что конец неизбежен, то само существование от безысходности придёт к этому самому концу!..* — пошла в атаку девушка.
*Ничто не вечно. Всему, не важно когда, но придёт конец…*
*… и после конца будет новое начало…*
— Возможно… — вслух пробормотал парень.
*… возможно…* — эхом отозвался голос Гермионы у него в голове.
Оба сидели молча, глядя на пляшущие языки пламени в камине, который разжег Гарри.
Гриффиндорка думала о только что услышанном. А Поттер…
Он не мог понять, как Гермиона смогла прорваться в его мысли. Раньше это мог сделать только Дамблдор. И один раз получилось у Джинни. Впрочем случайно. Может и это случайность? Нет… здесь что-то не то… не так всё просто…
— Как… как прошло лето? — нерешительно нарушил тишину юноша.
— Что? А… хорошо. Родители потащили меня в Японию. Помимо всяких интересных маггловских изобретений, там огромная куча и магических! Иногда они очень переплетены между собой. Кажется, впервые именно японские волшебники совместили действие магии и электричества. Я вначале очень удивилась, как это возможно? Ведь волшебство исключает все проявления маггловской техники. Явный пример — Хогвартс. Если ты попробуешь включить обыкновенный фонарик на батарейках — ничего не выйдет.
Вначале, Гарри слушал в пол-уха, но потом…
— … Теперь в Хогвартс можно принести даже ноутбук, и он будет работать! Или ещё что-нибудь, оснащённое преобразовывающим механизмом…
— Герми…
— Что?
— Можно взять телефоны. Ведь с помощью галеонов связываться не удобно! Да и через них можно передать минимум информации!!!
— Можно ещё немного над ними поколдовать и… можно будет даже видеть друг друга!
Глаза девушки загорелись. Поэкспериментировать и сделать что-то новое…
Вдруг на улице послышалось множество голосов.
— А вот и мы! — крикнул Рон, распахивая дверь.
— Супер! — выдохнула Джинни, осматриваясь.
— Класс! Прямо гриффиндорская гостиная! — снова крикнул рыжий.
— Уютно.. — улыбнулся Невилл, появляясь из-за спин впередистоящих.
— А тут есть потайные ходы? — подмигнув, спросил Рональд.
— Так я тебе и скажу. — хмыкнул Поттер, вставая с кресла.
— Гарри! Твоя беседка… это просто отпад! — воскликнула Николь, последней появляясь в дверном проёме.
— А что там такого? — не понял парень.
— Японские фигурная резьба!!!
— Эээээ… Но я не пытался создать какой-то определённый стиль! Да и ещё вчера оно мне напоминало какую-то абстракцию…
— Да что там беседка… Гостиная то какая… прям и не вылазил из школы… — поиграл бровями Рон.
— Это ещё папа сделал. — помолчав, сказал Гарри. — Дом я не менял.
— Как это? Он же был… разрушен. — от удивления брови Гермионы оказались вдвое дальше от глаз, чем обычно.
— Был… но он восстановился…
— Сам, что ли? — не понял Рон.
— Нет. Я не знаю, как. Никакая магия на это не способна… — пробормотал зеленоглазый брюнет.
— Не забывай, ты наследник Гриффиндора. — сказала Николь.
— А он был самым величайшим магом. — улыбнулась Гермиона.
— Ну не самым. — хмыкнул гриффиндорец. — Кандида и Пенелопа были тоже ничего.
— Ну и Салазара не забывай. Как ни как, но они вчетвером были огого!
— Да… были… и их наследники тоже огого… будут… причём скоро. Очень скоро… — тихо сказал Гарри, смотря в камин.
Языки пламени метались, играя почти всеми цветами… синим у основания… красным… ораньжевым… и ярко-жёлтым на концах. Обжигающий жёлтый, по сравнению с которым, синий — едва тёплый…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.