Гарри Поттер и Законы крови. Глава 31. Вылазка. Часть 6


За дверью, судя по звукам, прогромыхали малфоевские конвоиры, ранее им самим незамеченные, нежно переругиваясь и безуспешно выясняя, кто же из них виноват в том, что мальчишка пропал из виду. Драко послушал эти пассажи, посмотрел на обеспокоенное лицо крёстного, потёр яростно зудящую Метку — и понял, что тут явно что-то нечисто. Северус явно думал так же. Подождав, пока грохот огромных башмаков хоть немного стихнет, он притянул юношу поближе и тихо, но чётко, словно диктуя особо сложный рецепт, заговорил:
— Слушай внимательно и запоминай. Повторять не буду. Сейчас ты выходишь из этой комнаты, спускаешься по главной лестнице на третий этаж, сворачиваешь направо, потом ещё раз направо, доходишь до статуи Ульрика Бестолкового и встаёшь к стене ровно напротив него. Под правой рукой у тебя будет выпуклый камень. Нажимаешь на него — откроется проход. По нему идёшь налево, никуда не сворачивая. Там темно, но палочкой не пользуйся — лучше иди наощупь или засвети медальон. Люмос засекут — проблем не оберёшься. Выйдешь в подземную галерею. По галерее снова налево, до узкого круглого лаза. Он выведет наружу. Идёшь через лес, доходишь до дороги и сваливаешь вот по этому адресу.
Северус пихнул парню под нос какую-то бумажку. Тот побежал глазами по строкам, написанным странно знакомой рукой, хотя подчерка так и не узнал.
— Понял? Запомнил?
— Понял. Что дальше?
— Дальше ничего. Ночью приду, поболтаем. Руку давай. Да не эту, чёрт побери!
Драко протянул Снейпу руку, которую всё ещё прожигала Метка. Северус достал палочку, задрал рукав, пробормотал несколько слов, сделал пару пассов, и татуировка сделалась невидимой, хотя продолжала гореть. Драко потёр руку и поморщился: запястье словно сдавило тугим бинтом. Странно, почему он раньше не слышал о подобных Маскирующих чарах?..
— Ты не объяснишь, в чём дело? — без особой надежды на успех поинтересовался Малфой.
Северус кинул на крестника особо грозный взгляд, в былые времена предназначавшийся лишь Лонгботтому, но таки сподобился ответить.
— Нет. Иди. Тебя скоро хватятся. Вечером поговорим.
Драко коротко кивнул, снова надел слетевшую было маску, поплотнее закутался в мантию и отправился по указанному адресу в надежде, что так его не узнают, а если узнают, то не сразу. Отдай ему подобный приказ кто-нибудь другой, дядюшка Тони, например, он бы, возможно, посомневался и поупрямился. Куда идти, неясно, что происходит, неясно… Но если чему его и научили последние полтора года, так это тому, что Северуса Снейпа нужно слушаться всегда. Даже если очень не хочется. В конце концов, он обещал вскоре всё объяснить…
Но уйти Драко не успел. Лорд, похоже, отчаялся дождаться верного слугу в своих апартаментах и объявил всеобщую мобилизацию. Где-то недалеко, пожалуй, слишком недалеко, громыхнул голос Северуса: «Обыскать нижние этажи!» Маска и мантия перестали быть абсолютно надёжным прикрытием: скоро в ход пойдут поисковые чары, да и внешне он слишком узнаваем. Волосы и те прибрать не успел, кретин…
Первые враги объявились всего в двух коридорах от желанной цели. Одного Драко свалил ещё на подходе, а вот с двумя другими завязалась отчаянная перестрелка. Это последнее было очень и очень печально, потому как с каждой лишней секундой росли шансы, что кто-то особо умный подойдёт со спины или, ещё лучше, перекроет проход, через который Драко, теоретически, должен был уйти. Между тем, к той парочке, от которой Малфой так усердно пытался отвязаться, подплыли ещё четверо. Вот это было уже ой.
Впрочем, нервничал юноша недолго, ибо кое-кто из подоспевшей четвёрки, кажется, вовсе не стремился его повязать. Уж больно качественно этот кое-кто мазал и попадал по своим. Кем был нежданный союзник, слизеринец, впрочем, разобраться не смог. Может Тони Нотт, может девица Забини, а может и сам Северус припожаловал. Драко несколько воспрял духом: всё-таки хорошо иметь друзей даже в стане врага. Нет, особенно в стане врага.
Вырваться из кольца врагов слизеринец всё-таки смог, успешно подорвав ближайшую стену, но Слотусом по рёбрам напоследок схлопотал. Что характерно — именно от своего безымянного союзника. Больно, хоть и не опасно. Драко мысленно выругался. Сам виноват, расхрабрился, брешь в защите оставил, забыл, что кроме стен, потолка и других Пожирателей союзник время от времени должен обстреливать ещё и самого Драко, хотя бы из приличия. Позорище! Северус даст по шее, если узнает… «Уходить из замка, по самую крышу полного врагов, — и подставиться своему. Бред какой!»
Кое-как зажимая рану, парень добрался до статуи Ульрика Бестолкового, нащупал выпуклый камень и провалился в стену. Описанный Северусом проход был очень узкий — только-только для одного, — очень душный и очень тёмный. Впрочем, это последнее ещё мягко сказано. В переходе царила в буквальном смысле этого слова непроглядная тьма. Драко поморщился, стянул ненужную уже маску, спрятал палочку, засветил фамильный медальон и двинулся вперёд, время от времени прислушиваясь, не идёт ли кто следом. Но нужно торопиться. Нужно очень торопиться. Скоро Пожиратели разберут завал, обыщут все соседние коридоры, прочешут нижние этажи и сообразят, что в замке искать Драко больше смысла нет. И оцепят лес. Такого никак нельзя допустить! Не раньше, чем он уберётся из этого гиблого места!
Драко задыхался от боли и недостатка воздуха, но бежал всё быстрее и быстрее, спотыкаясь о невидимые в полумраке крутые ступеньки. Наконец, коридор кончился, и парень вывалился в обещанную галерею, освещённую факелами, попутно сшибая с ног кого-то, кого там явно быть не должно.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.