Гарри Поттер и Законы крови. Глава 31. Вылазка. Часть 2


Посадка вышла не самой мягкой: Гарри слегка подвернул ногу, а Джессика и вовсе не удержалась в вертикальном положении. Наконец молодые люди оправились и отряхнулись, смерили друг друга какими-то уж очень многозначительными взглядами, развернулись на сто восемьдесят градусов и уставились на старинное поместье Поттеров, некогда разрушенное, а ныне — возвышавшееся над магами во всём своём великолепии.
Гарри тряхнул головой, пытаясь отогнать лишние эмоции и намереваясь оценить внезапное появление трёхэтажной усадьбы на безжизненном доселе холме. Хмм, вроде бы ничего паранормального, дом как дом, окружён каменной изгородью, золочёные ворота прямо перед носом. Правда, перед парадным крыльцом наверняка прежде был разбит садик, ну да это дело поправимое… Ничего необычно — не считая того, что ещё с утра на этом самом месте не было и камня на камне…
Гарри искоса глянул на Джессику. Девушка стояла запрокинув голову и с открытым ртом пялилась на порозовевшую в лучах закатного солнца крышу особняка, даже, кажется, не пытаясь оглядываться и анализировать.
— Джессика? — негромко позвал Дарк юноша.
— Гарри, метнись, Азкабан восстанови… — маловменяемым голосом пробормотала та, не в силах оторвать взгляда от крыши.
— Что? — не понял парень.
Девушка зажмурилась, чуть помолчала, опустив голову, и наконец выдала:
— Это невозможно. Этого просто не могло быть. Ты не мог этого сделать.
Не сказать, чтобы Гарри удивился этой реплике. Он уже слышал её прежде, когда только рассказывал дражайшей сестричке о перипетиях сегодняшнего дня. И всё же рискнул возразить:
— Допустим. А как оно тогда тут появилось? Телепортировалось из прошлого? Само?
— Не знаю… Но ты этого сделать не мог…
— Почему?
— Ну не мог! — возмущённо протянула Дарк, — Ты можешь себе представить, сколько магии потребовалось для того, чтобы восстановить гигантское каменное сооружение с многовековой историей в первозданном виде? Причём буквально из ничего, из каменной пыли! Это предельная мощь Дамблдора плюс Тёмного лорда, помноженная на десять — в лучшем случае! И даже если предположить на мгновение, что ты откуда-то взял или сгенерировал такую энергию, этот поток должен был тебя разорвать, а ни одной трещины на тебе я, позволю заметить, до сих пор не вижу. Та, что на лбу, не в счёт.
Гарри непроизвольно потёр шрам
— А если всё-таки смог? Ну там Да-го завещание, может быть, сила рода какая-нибудь… — он вытащил из-за ворота рубашки фамильный медальон и предъявил его скептично настроенной Джессике.
— Один глава рода на такое тоже не способен. Весь Совет, полностью, пожалуй, с большим трудом, но смог бы сотворить, может не то самое, но нечто подобное. Только для этого его сначала надо собрать и открыть доступ к Хранилищу, а я лично ни одного собрания не помню. Да и быть бы Совету нужно малость побольше, чем то, что осталось от него сейчас. Сколько нас там — шестеро? Семеро?
— …сила любви, — нимало не смущаясь продолжал перечислять Поттер, — Может быть, если всё это объединилось — вышел такой эффект.
— Сила любви — не смеши меня. Её не существует. Это сказка Дамблдора, — сморщила носик девушка.
— Сказка? Мне кажется, он был прав. Если любовь — действительно самая могучая сила, то…
— Ага, а русалки в уикенд танцуют гопак! Ещё что-нибудь расскажи! Любовь — это не сила и не магия, повлиять она ни на что не может.
— Ты не права.
— Докажи обратное.
Доказательств Гарри естественно не припас. Только, в отличие от Джессики, они ему нужны были в самую последнюю очередь.
— Да какая разница, мог я или не мог? Это теории. А оно есть. Есть на самом деле. И это — факт. И если он тебе не кажется очевидным, сделай вид, что произошло чудо, но прими уже, что оно действительно произошло. И, ради Мерлина, не пудри больше мне мозги всякими Советами, завещаниями и что там ещё по списку.
Джессика заткнулась, но явное неверие собственным глазам всё ещё сквозило в её взоре.
— В конце концов, — тихо проговорил Поттер, — может, это просто пустая каменная коробка — четыре стены и крыша. Много ли тогда в этом чудесного?.. Так ты идёшь? — поинтересовался он уже громче.
— А можно? — ехидно вопросила Дарк.
— Нужно, — отрезал парень, — кто мне защиту наводить поможет?
— О-о-о, я так и знала, что это не может быть бескорыстно!..
Но Гарри на неё внимания уже не обращал. Он медленно приблизился к ограде, на всякий случай обнажив палочку, толкнул золочёные ворота и осторожно шагнул. Какое-то мгновение ему казалось, что некая защита, установленная непонятно когда непонятно кем (хотя скорее всего много веков назад много раз прадедушкой Поттером) никого не пропустит внутрь — так явственно чувствовалась могучая сила, заставившая парня замереть на месте. Но нет, магия Крови всё же признала нового хозяина, и невидимая преграда исчезла так же быстро, как и появилась. Гарри огляделся и махнул Джессике рукой, мол, проходи, не опасно. Девушка послушно приблизилась к воротам, натолкнулась на защиту, но всё же скользнула внутрь и тоже завертела головой. От самой ограды и до стен поместья раскинулась голая земля. Действительно, тут, пожалуй, не мешало бы разбить сад… Гарри улыбнулся, представив, как он ползает на коленях по территории с кустом роз под мышкой в то самое время, как Волдеморт шлёт ему письмо за письмом с требованием срочно явиться на последний бой, и решительно зашагал к парадному входу. Джессика не отставала.
Дверь была едва приоткрыта. Приблизившись к ней, Гарри слегка опёрся на косяк, то ли прислушиваясь к происходящему внутри (если, конечно, там что-то происходило), то ли не решаясь сделать следующий шаг. Джессика дышала ему в плечо. Гонору, недоверия и чего ещё другого в ней заметно поубавилось — остался лишь почти суеверный страх перед неизвестным. Помедлив у входа несколько секунд, Поттер кинул косой взгляд на спутницу и толкнул дверь.
Свежевосстановленное поместье Поттеров встретило ребят звенящей тишиной, казалось, настолько осязаемой, что она давила на плечи. Гриффиндорцы нерешительно замерли на пороге, пытаясь рассмотреть хоть что-то: в холле царил полумрак.
Lumos, — в тишине коридора еле слышный шёпот Гарри прозвучал как-то непривычно… незнакомо…
Вот только вместо привычного огонька на конце палочки обычный Люмос вызвал гигантскую волну света. Отряхнувшись и проморгавшись, гриффиндорец попытался найти его источник, когда в бок ему многозначительно упёрся локоть Джессики. Свет загорелся в огромной люстре под самым потолком, сделанной из неизвестного Гарри материала. Юноша если слышно фыркнул, тряхнул головой и осмотрелся.
Холл был… просторный. Гораздо просторнее коридоров дома на площади Гриммо, хотя до масштабов Хогвартса явно не дотягивал. Прямо перед молодыми людьми поднималась лестница на второй этаж, а по правую и по левую руку виднелись резные двери, ведущие вглубь дома. Ступени были устланы пушистыми коврами, которые, как и портьеры, обои или небольшой столик с часами справа от входной двери, были разукрашены узорами в красно-бордовой гамме. Красного, на вкус Гарри, здесь вообще было слишком много, но в принципе ничего, терпимо. Сквозь тяжёлые занавеси еле пробивались лучи заходящего солнца, и разноцветные блики играли в пятнашки на отполированном до блеска паркете.
Окончательно освоившись (насколько это вообще было возможно), Гарри, недолго думая, двинулся влево к ближайшей двери, точнее — к широкому проёму арочного вида и очутился в полутёмном коридоре. Парень заскользил вдоль полуоткрытых дверей, не решаясь заглянуть ни в одну из них, и не сразу заметил, что Джессика куда-то пропала. Только услышав где-то далеко позади изумлённый возглас, Гарри сообразил, что вроде как чего-то не хватает.
— Поместье восстановил, говоришь? — с еле заметной ехидцей в голосе поинтересовалась Дарк, стоя на пороге одного из помещений и сосредоточенно изучая интерьер, — Ну-ну, архитектор…
В означенном помещении действительно стоял жуткий бардак, в отличие от остальной местности. Целой мебели в нём не осталось — всё превратилось в труху. На стенах тут и там виднелись подпалины. От камина едва ли остался камень на камне. Впрочем, это всё было неудивительно: именно в этой комнате, конкретно — в маленькой гостиной, — если верить давешним гарриным снам, Тёмный лорд встретился с Джеймсом Поттером. Почти неудивительно. Если не считать того скромного факта, что целое разрушенное поместье умудрилось восстановиться буквально из каменной пыли, а пострадавшая комната только вернулась к оставленному облику. Эта странность несколько смутила Гарри, но он решил, что делать выводы ещё рано, и молча присоединился к Джессике, реставрировавшей повреждённую мебель.
Через полчаса молодые люди уже двигались дальше, время от времени открывая попадавшиеся двери — просто, из интереса, из желания узнать, есть ли ещё невостановленные помещения. Позади уже осталась давешняя гостиная, большая столовая (видимо, для крупных приёмов), малая столовая (предположительно, сугубо семейная) и бальная зала. Исследователи меж тем спускались куда-то вниз по крутой винтовой лестнице, освещая себе дорогу Люмосами. Впереди их ждали таинственные подземелья — наверняка, тёмные, мрачные, таящие в своих глубинах неизведанную опасность, как и положено любому пристойному подземелью.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.