Гарри Поттер и Законы Крови. Глава 27. Часть 4


— Начинается! — лениво протянул Рон, листая «Ежедневный Пророк», — Нет, Герм, ты только на них посмотри! «Гарри Поттер снова побеждает. Мальчик-который-выжил заставил Сами-знаете-кого спасаться бегством». Они бы здесь ещё оду в стихах страниц на пять напечатали.
— Рон, ты же знаешь, ничего умного эти люди не напишут из принципа, — пожала плечами Гермиона, грустно заглядывая в свою тарелку.
— Надежда умирает последней, — философски отметил староста, тихонько хихикая, — Нет, ты почитай. Умора! «…знаменитый Гарри Поттер одним своим появлением заставил Пожирателей затрепетать…». Ага, всех поголовно, и Снейпа в первую очередь. «…Сами-знаете-кто сбежал с поля битвы, истекая кровью…». Ну ведь просто захлёбывался! Или вот ещё особый перл воображения: «…не обращая внимания на многочисленные травмы, Избранный лично вынес из боя умирающую однокурсницу…». Я сейчас заплачу!
Гермиона рассеянно улыбнулась и покачала головой.
— Ты что такая мрачная?
— Да, из-за Джессики… — девушка махнула рукой, — Не знаю теперь, как себя лучше вести…
— А что, это проблема?
— Для меня — да.
Рон молча пожал плечами и вернулся к своей тарелке и своей газете.
— А вот и продолжение, — вдруг как-то слишком радостно возвестил он: к гриффиндорскому столу правила стая недружелюбно настроенных сов, — На что хочешь спорю, что это поздравления с победой от преданных фанатов. Летите, птички, летите по домам, вашего адресата всё равно тут нет, а мне с его почтой разбираться неохота… — замахал руками юноша, как только почтальоны приблизились к нему на опасное расстояние.
Как ни странно, примерно половина сов послушалась указаний Рональда и направилась восвояси. С остальными пришлось разбираться.
— И кстати, действительно, где Гарри? — поинтересовалась Гермиона, помогая другу отвязывать конверты, пока голодные и, кажется, смертельно уставшие посланцы не заклевали их обоих до смерти.
— Не знаю, когда я проснулся, его уже не было, — пожал плечами Рон, попутно отбиваясь от одной особо настойчивой особи.
— И где же он?
— Не имею представления.
Гермиона немного помолчала: очевидно, этот вопрос её интересовал больше всего.
— Может, в больничном крыле?
— А что ему там делать?
— Рон, ты что, забыл, что вчера случилось?
— Почему? Помню, — поспешил заверить девушку Рон и добавил чуть тише, — Но всё равно не понимаю, что ему там делать с утра пораньше, да ещё вместо завтрака.
Он и в самом деле не понимал. Ну что такого случилось? Нашлась сестра… Так радоваться надо! Особенно Гарри — хоть какая-то семья, для него-то. Почему же он вчера ходил как пыльным мешком по голове стукнутый? Ну да, не сильно приятно, что ему ничего не рассказали. Но ведь всё хорошо, что хорошо кончается. Что ему ещё надо? Вот если бы он с Джессикой в первый раз увиделся вот прямо сейчас, тогда Рон бы понял, зачем бежать в больничное крыло. Там, спросить «Как живёшь?» или что-то вроде. Но ведь обо всём остальном можно поговорить и вечером. Разве срочно? Одно только чуточку не клеится: Снейп. Раз он дядя Джессики, то по идее должен быть и дядей Гарри. Но в настоящую секунду Рона это мало заботило. Да разве такое может быть правдой? Нет, скорее всего Снейп наврал Джессике, и она честно заблуждается в отношении степени своего родства со слизеринским деканом. Вот если бы она видела, как профессор обращался с Гарри, то сразу бы всё поняла. Конечно, это так…
— И Джинни нет…
— А вот она в гостиной, это я точно знаю. Сидит в углу, смотрит в окно и о чём-то думает. Я её звал завтракать — отказалась. Гермиона, так она долго может просидеть, — несколько обеспокоенно заметил Рон, — Как по-твоему, стоит пойти растормошить? Заодно и Гарри поищем — вдруг вернулся…
…— Джинни, ещё пять минут, и этот завтрак пройдёт без тебя, — Рон щёлкнул пальцами перед носом девушки, явно надеясь привлечь её внимание к собственной персоне.
— Джин, что-то случилось? — предпочла поинтересоваться Гермиона.
— Я ведь должна теперь перед ней извиниться, — задумчиво проронила Джинни, игнорируя вопросы друзей.
— Опять двадцать пять, и здесь то же самое, — тяжело вздохнул Рон: кажется, эта история начинает действовать ему на нервы, — Девочки, да выбросьте из головы!
— Но как? — немедленно возмутилась Гермиона столь непочтительному отношению к собственной голове, — Это же касается Гарри! А он — наш друг.
— Спасибо, что напомнила, а то я забыл. Два дня назад Джессика тебя до такой степени не волновала.
— Два дня назад я не знала, что она — сестра Гарри!
— Но за эти пресловутые два дня она не изменилась, — резонно отметил Рон, — Какая была, такая и осталась: гордая, вредная, язвительная слизеринка.
— Не надо, Рон, она не так уж и плоха, если вдуматься.
— Да кто спорит? Я просто описал, как она себя обычно ведёт. Иногда, по большим праздникам, она может быть даже выносимой. Но я не верю, что за эту ночь Джессика переродится и явится народу в виде милой, доброй, приятной во всех отношениях девчушки, — Рон сегодня просто поражал своей логикой, — То, что она — сестра Гарри, что, кстати, лично я пока считаю недоказанным, ещё ни о чём не говорит. Вот у меня брат — Перси, так я ведь не жалуюсь!
— Ну да, может ты и прав, — как-то сникла Гермиона.
— Но я всё равно должна буду перед ней извиниться, — гнула своё Джинни; похоже, её мысль следовала точно параллельно проистекавшей рядом беседе, в смысле даже не пыталась с ней пересечься, — Я ведь была не права, Джессике и правда нужно было бы напиться Отворотного зелья, если бы… Как вы думаете, она меня простит?
— Она же не полная идиотка, — глубокомысленно изрёк Уизли: всё-таки это день его триумфа, — Она должна понять. В конце концов, сама виновата — надо было сразу предупреждать, а не ходить вокруг да около. И не было бы никаких недоразумений.
— А если не простит?
Рон тяжело вздохнул и принялся популярно объяснять сестре, кто такая Джессика и куда ей следует отправиться в случае, если она откажется понимать очевидное.
— …в общем, Джин, я бы на твоём месте поменьше волновался бы по этому поводу. Слышишь? Эй, Джинни!
Но Джинни, кажется, его уже не слышала. Она странно откинулась в кресле и уставилась куда-то вдаль.
— Гермиона, что с ней? — обеспокоенно воскликнул парень, осторожно касаясь щеки девушки, — Мерлин, она холодна как лёд. Нужно скорее…
— Рон, у тебя есть перо и пергамент? — вдруг нервно спросила Гермиона.
— Мерлинова борода, Герми! Джинни плохо, а тебя волнуют какие-то бумажки?
— Рон, не дури, дай скорее! — почти истерично вскрикнула девушка, бросая на мало что понимающего парня уничижительный взгляд.
— Да что сегодня такое с вами? С ума посходили? — буркнул Рон, нашаривая в кармане какой-то старый кусок пергамента и помятое перо.
Гермиона резко выхватила письменные принадлежности у юноши из рук, когда Джинни вдруг странно дёрнулась и произнесла низким, холодным, чуть глуховатым голосом, так не похожим на её собственный:

И разольются багровые реки,
И на колени опустится Сила,
И в каждом доме поселится Ужас
Из-за забытой святыни Изиды.

И замерла. Рон медленно откинулся на спинку дивана. Только через полминуты он с удивлением осознал, что дрожит. Юноша тряхнул головой и посмотрел на Гермиону. Та молча изучала записанные ею вслед за Джинни строчки.
— Что это… Это плохо, да?
Гриффиндорка медленно подняла глаза на Рона. Она была бледна.
— Ребята, я вот хотела… Что случилось? — Джинни переводила изумлённый взгляд с Рона на Гермиону и обратно; похоже, она ничего не помнила…

Гарри Поттер и Законы Крови. Глава 27. Часть 4: 13 комментариев

  1. так интересно!!!!!!!! я совсем недавно начала читать. спасибо автору!!!!!!!!! буду ждать продолжения :))))))))))

  2. Я прочитала на одном дыхании….!!!!!!!!!!!!Оч, оч,оч понравилось…!!!!!!ПОЖАЛУЙСТА, ДАЙТЕ СКОРЕЕ ПРОДОЛЖЕНИЕ.., А ТО УЖЕ ЕГО ДАВНО НЕТ, если что-то случилось с автором это будет очень плохо…((((((((, буду ждать и надеятся…..!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.