Гарри Поттер и Ось Времён. Глава 46. Часть 2


— Проверь ещё раз, — потребовала Гермиона, когда они с Гарри упёрлись лбами в двери больничного крыла.
— Да я только что смотрел! А до этого ещё шесть раз! — возмутился Поттер, которому вовсе не улыбалось опять лезть за картой Мародёров, да ещё в темноте и под мантией-невидимкой, где места для манёвра не было совсем. Всё-таки в бытности первокурсником имелись свои безусловные плюсы: во-первых, самое сложное, что приходилось учить — чары левитации. Во-вторых, первокурсники не изучают Прорицания. И, наконец, третье, оно же главное — первокурсник занимает места под мантией-невидимкой вдвое меньше, чем шестикурсник, так что если в далёком детстве гриффиндорское трио ухитрялось не только с комфортом закутаться в это во всех отношениях незаменимое достижение магии, но спрятать там средних размеров чемодан. Сейчас же даже вдвоём Гарри и Гермиона едва смогли закутаться как следует.
— Посмотришь ещё раз — не развалишься, — огрызнулась староста, которая почему-то страшно нервничала.
— Хорошо, хорошо, — примирительно поднял руки Поттер.
Руки он поднимал явно зря — полы мантии тотчас же приподнялись, явив миру четыре конечности, самым наглым образом бороздящие ночной Хогвартс без какого бы то ни было участия со стороны непосредственных обладателей. Засим наблюдатель, которому приспичило бы заявиться ночью в больничное крыло, буде такой имеется, услышал бы сдавленное шипение, извиняющееся бормотание, а потом был бы свидетелем чудесного испарения бесхозных конечностей. К счастью, во всём Хогвартсе нашлись только два мудреца, готовых ломиться среди ночи в гостеприимно запертые двери лазарета, и они бы о летающих конечностях, разумеется, никому не рассказали. Намного проще было бы использовать маскирующие заклинания, но на них по школе вполне могли поставить сигнализацию. Вряд ли, конечно, но нужно быть готовыми к худшему: директор, конечно, на первый взгляд идиот, но на то он и первый взгляд… Да и не сильно Поттеру охота было, откровенно говоря, баловаться высшей магией: занятия беспалочковой магией закончились не так уж и давно, да и ночное приключение на подвиги не вдохновляло. В общем, по здравом размышлении было решено отправиться в гости к болящему другу по старинке — под мантией-невидимкой.
— Кроме Рона никого, — в очередной раз за сегодня констатировал Гарри, сворачивая старый пергамент. — Всё ещё. А ты рассчитываешь, что придёт кто-нибудь ещё?
— Разумеется, — не стала спорить староста. — Какой же секретный разговор без Филча?
— Жаль тебя расстраивать, — печально опустил глаза Гарри, — но сегодня на присутствие мистера Филча рассчитывать не приходится — он драит пол на втором этаже, возле туалета плаксы Миртл: по странному стечению обстоятельств какие-то неизвестные вандалы выбрали именно это место, чтобы опробовать новый вид навозных бомб, ими же, по всей видимости, изобретённых, — продекламировал Гарри, тоном диктора из вечерних новостей. — Увы, похоже, разработка нуждается в модификации: что бы не хотел создать неизвестный изобретатель, но получившаяся субстанция ни в какую не желает оттираться от стен.
Гарри развёл руками, давая понять своему единственному зрителю, что он очень и очень огорчён сей странной случайностью.
— Это ты подстроил! — вознегодовала Гермиона после минутного раздумья, а её указательный палец обвиняюще застыл в каком-то сантиметре от груди юноши. Гарри, вспомнив, как много запоминающихся минут доставило ему натягивание рубашки на след своих ночных приключений, поспешил аккуратно и ненавязчиво отвести её руку в сторонку: заклинаниями заработанный в неравном бою синяк лечиться не желал, так что болеть, по всей видимости, будет ещё около недели. Слава Мерлину, хоть рёбра целы…
— Естественно я, — подтвердил он, и поспешил развить мысль, пока не стало поздно, — больше того, я этим неизвестным вандалам за такой подвиг помогал делать трансфигурацию.
— Забини, Морган и Джонс, — уверенно перечислила Гермиона, загибая пальцы.
— А кто же ещё? Помимо того, если Филч управится с бомбой, в чём лично я сомневаюсь, то в туалете Миртл произойдёт внеплановое наводнение.
— Как ты это сделал?! — изумилась староста. — Да такие чары надо наводить не меньше суток! Надо же, чтобы они сработали именно тогда, когда Филч закончит с уборкой…
— Какие чары? — рассмеялся Гарри. — Я всего лишь договорился с Миртл, и если завхоз вдруг освободится раньше необходимого, то будет до послезавтра с тряпкой ползать. Кстати, ты не находишь, что мы выбрали довольно странное место для беседы?
— Ох… — похоже, Гермиона совершенно забыла, где и когда они находятся. — Это сколько же мы тут торчали? Ну-ка, проверь карту!..
Гарри взвыл. Негромко, но проникновенно. Вот до чего доводит общение с оборотнями…
— Никто до сих пор не появился, — проворчал он. — Теперь-то можно заходить? Или ещё подождём?
На откровенную провокацию Гермиона не поддалась, молча достала палочку, направила на дверь и принялась бормотать заклинания.
Сухой щелчок красноречиво свидетельствовал о том, что замок помехой больше не является.
— Твоя очередь, — Гермиона опустила палочку, — тут защитное заклинание.
Когда со взломом было покончено, двое подростков не спеша вошли в лазарет. Стоящие в ряд аккуратно застеленные кровати пугали своей пустотой. Впрочем, так было всегда: ученики всеми правдами и неправдами старались поскорее смыться от навязчивой опеки мадам Помфри, так что на ночь в лазарете оставались в основном безнадёжно больные, без шансов на выздоровление (во всяком случае, носится с ними медсестра именно как с неизлечимыми). На самой дальней кровати, возле окна, возлежал Рон. Со стороны начинающий некромант вполне походил на свою потенциальную клиентуру — покойников, причём не первой свежести. Во многом сему способствовал антураж: лунный свет в окошке и отчаянно рыжие волосы болящего заставляли его лицо казаться ещё бледнее, а белая простыня, выданная ему вместо одеяла (в лазарете, не в пример остальным помещениям замка, было по-летнему жарко. Видимо, чтобы несчастные чахоточные дети могли хоть где-то отдохнуть от вечных сквозняков. И ведь некоторые ещё удивляются, откуда у волшебников радикулит!) запросто могла бы сойти за саван.
— Знаешь, Гарри, — усмехнулась Гермиона, кивая на мирно храпящего Уизли, — если сейчас в окно влезет вампир, дабы приложиться к горлу девственницы, он не сильно огорчится, обнаружив вместо неё Рона.
Гарри хотел что-то ответить, однако потенциальная девственница, услышав чужеродный звук, зашевелилась, подавая тем самым недвусмысленные признаки жизни.
— Уйди, глюк, — велела она, то есть он, разворачиваясь к посетителям спиной и окрестностями.
— Может, его водичкой облить? — задумчиво вопросил у потолка Гарри.
В ответ на эту страшную угрозу Рональд, не разворачиваясь, продемонстрировал глюку некий экзорцизм, заставивший Гермиону покраснеть, и гневно вскинуть брови.
— Рон, кончай придуриваться, — скомандовал Поттер. — Мы сюда, знаешь ли, не просто так ночью припёрлись.
Гостеприимный обитатель палаты нехотя развернулся к ребятам лицом и, проделав над собой титаническое усилие, открыл левый глаз. Несколько секунд юноша созерцал помещение. Не найдя ничего заслуживающего внимания, он вновь закрыл многострадальный глаз.
— Гарри, — вкрадчиво проговорила Гермиона. — Похоже, мы кое-что забыли.
— Что же? — осведомился оскорблённый невниманием лучшего друга Поттер, по всей видимости, прикидывающий, с какой стороны его удобнее облить водой.
— Мантия.
Поттер присвистнул, восхищаясь объёмом собственной глупости, неизвестно как помещающейся в сравнительно небольшом черепе, и принялся осторожно стягивать с себя и Гермионы мантию-невидимку.
— Рон, теперь мы тут целиком, можешь не сомневаться, — заверила спящего Гермиона.
— Интересно, чего намешала в ту микстуру мадам Помфри?.. — пробормотал Уизли, всё-таки изволив открыть глаза, дабы в полной мере удостовериться, что голоса друзей ему мерещатся. — А может, она мне и скурить чего дала, а я забыл? — внёс необходимое уточнение в вопрос староста Гриффиндора, узрев перед собой однокурсников.
Злиться или обижаться на него после такого заявления было просто невозможно, посему друзья не нашли ничего лучшего, кроме как расхохотаться.
— Очень весело! — проворчал Уизли, — просто обхохочешься! Пугать несчастного, больного человека, можно сказать, при смерти находящегося…
— И, правда, неважно выглядишь, — согласился Гарри. — Может, тебе переливание сделать?
Поттер с готовностью закатал рукав.
— Не надо! — переполошился Рон. — У тебя кровь близорукая!
— Зато живая, — усмехнулся Гарри. — И с мертвяками почти никак не связанная.
— Так. — Уизли сел на кровати, разом становясь серьёзным. — Здесь, похоже, мне полагается начать оправдываться и делиться сокровенными тайнами бытия…
— Оправдываться тебя никто не заставляет, — поправила его Гермиона. — Будет достаточно, если ты просто расскажешь, как ухитрился впутаться в некромантию.
— Я и не впутывался, — возразил Рон, в то время как Гарри и Гермиона приземлились на ближайшую кровать, готовясь слушать долгую историю. — Я занялся некромантией вполне осознанно.
— И давно? — уточнил Поттер, втайне готовясь к тому, что Рон ответит: «С первого курса, странно, что ты до сих пор не заметил».
— С осени, — Уизли надежды Гарри оправдывать не торопился. — И сокровенных тайн бытия тут тоже, кстати, нет: помните, когда мы лазили в Тайную Комнату, там была библиотека?
— А ты, как слизеринец в душе, умудрился стянуть с полки книгу? — скептически спросил Поттер, уверенный, что Слизерин в своё время надёжно защитил свои сокровища.
— Нет, конечно, — фыркнул Рон. — Эта книга лежала не на полке, а валялась на полу.
— И ты, благородный гриффиндорец, не нашёл ничего лучше, кроме как по-тихому её стащить, — весело закончил Гарри. — Ну, дружище, добро пожаловать в клуб идиотов, которые могут по собственной глупости попасть в число участников Тремудрого Турнира, засунуть палочку в задний карман брюк и спереть из библиотеки Слизерина учебник по некромантии!
— Ты, Гарри, делай выводы, — хмыкнул Рон. — По всему выходит, что это заразно, и подхватил я сию заразу не от кого-нибудь, а от тебя любимого.
— Гермиона, — жалобно вопросил у старосты Поттер, — ну хоть ты-то никаких глупостей не наделала?
— Наделала. Ещё на первом курсе — связалась с вами двумя, — серьёзно заявила Гермиона. — до сих пор иногда думаю, что хуже — тролль, или вы. Но это было давно, так что отступать поздно.
— Отступать поздно, — эхом повторил Гарри, глядя куда-то сквозь друзей.
— А что творится в большом мире? — полюбопытствовал Уизли, устав созерцать отсутствующее выражение друга.
— В общем-то ничего интересного, — Гарри оторвался от высших материй и вернулся на грешную землю. — Было несколько невинных шуток и розыгрышей с участием Берка. Было очень весело, но ему почему-то не понравилось, и розыгрыши объявили актами вандализма.
— Скажи, а розыгрыши не предполагали часом выставление Берка идиотом на всю школу? — уточнил Уизли.
— Ну, — Гарри замялся, — разве что совсем чуть-чуть. Ну, скажи, что может быть обидного в клеящем заклинании на его кресле в Большом Зале?
— Смотря кто заклинание накладывал, — Рональд продемонстрировал небывалые догадливость и эрудицию. — Если второкурсники-дилетанты, то ничего страшного. А если вы двое, то боюсь представить, что там могло начаться.
— Вообще-то это было коллективное творчество, — смутилась Гермиона. — Руку приложили ребята со всех факультетов. Хотя по мне получилось излишне грубо.
— Конечно грубо, — согласился Гарри. — Это же была мелкая пакость, а она и должна быть грубой и неприглядной.
— А что-нибудь поизящнее устроить вы ещё не решили? — осведомился Уизли, приподнимаясь на кровати.
— А для поизящнее ждём тебя, — убийственно честно и торжественно заявил Поттер.
— Не верю ни единому слову, — усмехнулся Рон. — Разве только ты собрался с моим участием натравить на Берка пару зомби — это единственное, чему я толком научился. Остальное пока хромает.
— Ну и правильно, что не веришь, — вздохнул Гарри. — Завтра вечером мы слегка поменяем каминную связь с Министерством. Так, чтобы туда не доходили жалобы на нас Берка и Аллерта. Совиной почтой сейчас пользоваться остерегаются, так что нам нужно только всё правильно заколдовать. Если получится, то у директора не останется поддержки, кроме Аллерта и Филча, конечно. Из них что-то серьёзное можно ожидать только от Аллерта…
Гарри понял, что слегка увлёкся, и поспешил закончить мысль:
— Но это уже потянет даже не на акт вандализма, а на государственную измену. Так что если нас поймают ничего хорошего их этого не выйдет.
— Но зачем вообще вы это задумали? — Рон решительно не понимал происходящее.
— Согласись, намного увереннее себя будет чувствовать тот, у кого за спиной стоит министерство магии, — принялся объяснять Поттер. Гермиона, в происходящее посвящённая, медленно наклонялась в сторону подушки, и до момента соприкосновения, судя по всему, осталось совсем немного. — Обнаружив же, что его послания зачастую игнорируются, или же получают в ответ поощрительное «так держать», Берк довольно скоро почувствует, что под ним шатается трон. И уже не будет так в себе уверен.
— А разве не лучше будет, если в министерстве поймут, что Берк не справляется, и пришлют кого-нибудь ещё?
— У Фаджа есть неповторимая привычка отправлять сюда своих братьев по разуму, — Гарри фыркнул, давая понять, что он обо всей этой семейке думает, — однако, как ни жаль, в министерстве не одни идиоты. Сейчас, когда идёт война, ценные кадры отправлять в школу не станут, да и фаджевых братьев сплавят с глаз с удовольствием. Но как только те, кто сейчас пытается разгребать ситуацию, поймут, что в школе не всё так просто, кого-нибудь да отрядят. И мы все взвоем.
— Какие ещё «те, кто разруливает»? — удивился Рон, усиленно вспоминая, что и когда о подобных господах слышал. По всему выходило, что ничего и никогда.
— Вообще-то это мои догадки, — признался Гарри, — но я совершенно уверен, что не только Люциус Малфой дёргал Фаджа за верёвочки и прочие выступающие части организма. И теперь за его спиной находится кто-то третий. Кто-то, поддерживающий интересы Министерства. Не Ордена. Не Вольдеморта. Министерства. И я этому кому-то не завидую: ему надо одновременно как-то содействовать Ордену, но так, чтобы, упаси Мерлин, никто не подумал, что он ему содействует, надо как-то мешать коварным планам Вольдеморта захватить мир, и как-то разруливать ту кучу глупостей, которую ежедневно творит наш самодурый министр.
— Больше всего проблем будет с третьим пунктом, — уверенно заявил Рон.
— Мне почему-то тоже так кажется, — Гарри зевнул. — А когда мадам Помфри будет пускать к тебе посетителей?
— Дня через три — не раньше.
— Какие три дня?! Да на тебе уже сейчас пахать можно! — возмутился Гарри. Рон как-то сразу погрустнел, и мрачно признался:
— Я умудрился разбить склянку с каким-то жутко сложным лечебным зельем, и она за это прописала мне строжайший постельный режим.
— Интересно, они со Снейпом не родственники? — пробормотал себе под нос Поттер. — А то уж больно воспитательные меры в последнее время похожими стали… Эй, Гермиона! Не спи! У нас тут война идёт, а ты спать залегла…
Гарри спохватился довольно поздно: староста, на протяжении всего вдохновенного монолога потенциального спасителя мира медленно но верно приближающаяся к подушке, наконец достигла светлой цели, вцепилась в неё мёртвой хваткой и, довольная, уснула. Гарри осторожно потряс её за плечо, но, получив подробный адрес дальнейшего следования, понял, что это дохлый номер.
— Эх, Гарри, ничего ты не понимаешь в колбасных обрезках, — притворно тяжело вздохнул Уизли и, с явно читающимся на лице превосходством, подошёл к спящей, наклонился и тихо сказал, положив руку ей на плечо: — Гермиона, просыпайся. Контрольная через полчаса, нам ещё завтракать, а ты Снейпа знаешь…
— Какая ещё контрольная?! — о чудо! — Гермиона, ещё секунду назад стопроцентно неадекватная, стояла на ногах, и ошалело смотрела на Рона.
— Идиот, — констатировала она, сообразив, что её подло обманули. — И методы у тебя идиотские.
— Зато действенные, — обиделся Рон. — Вот что вы, например, скажете мадам Помфри, когда она придёт и обнаружит вас здесь? Опять память затирать будете? Или Гарри опять будет на пониженных тонах доводить бедную старушку до сердечного приступа?
— Какого ещё сердечного приступа? — теперь настала очередь Гарри удивляться.
— А ты попробуй как-нибудь убедить в чём-нибудь зеркало. Желательно представить себе, что это пленный Пожиратель, на которого надо нагнать страху. Вот если сердце после этого шалить не начнёт, я буду удивлён.
— Скорее зеркало треснет, — усмехнулся Гарри, старательно не вспоминая, что его сердце и без зеркала шалит довольно успешно и основательно. — Три дня ты без нашего общества протянешь?
— Предпочёл бы быть в курсе окончания вашей авантюры.
— Если мадам Помфри не скажет, что нас исключили и отправили в тюрьму, то всё закончилось благополучно, — Гермиона поднялась с койки, не забыв спихнуть с неё и Гарри. Затем девушка придирчиво осмотрела изрядно помятое покрывало, которым застилались пустующие кровати в лазарете, и принялась его расправлять, создавая исключительно жалкую иллюзию того, что их с Гарри тут не было. Увы, обычными человеческими усилиями результат получился довольно скромный. Впрочем, в распоряжении старосты факультета Гриффиндор школы чародейства и волшебства Хогвартс всегда была волшебная палочка, которой всё можно сделать быстро и просто.

Гарри Поттер и Ось Времён. Глава 46. Часть 2: 1 комментарий

  1. Я могу сказать, что я никогда не читал так много полезной информации о Гарри Поттер и Ось Времён. Глава 46. Часть 2 | Гарри Поттер. Я хочу выразить свою благодарностьвеб-мастеру harry-potter2.com.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.