Гарри Поттер и Ось Времён. Глава 44. Часть 4


Директорский глаз нехорошо дёрнулся, а Гарри вдруг подумалось, что Фадж постоянно присылает в школу каких-то слабонервных идиотов. Следующим заходом ему осталось посадить на ответственный пост какого-нибудь шизофреника. Вслух свои соображения по этому поводу Поттер высказывать не стал, всерьёз опасаясь либо приступа неконтролируемой ярости, либо, что ещё хуже, сердечного приступа собеседника.
— Вы так уверены в своих друзьях? — наконец спросил Берк.
— Да, я в них уверен, — честно ответил Гарри. — А ещё я уверен в своих врагах. В то время как министерство будет воевать с детьми в школе, они сотрут вас в порошок. И поверьте, уж они-то точно не подавятся.
В освещённом одним только камином кабинете выражение лица Берка юноше было видно плохо, но, судя по прерывистому сопению, директор аргумент оценил и сейчас довольно красочно представил себе возможные перспективы. Сам Поттер сейчас тоже был далёк от беспредельно счастья: никогда прежде он даже не думал, что когда-нибудь будет пугать министерство Вольдемортом.
— Боюсь, мистер Поттер, что вы недооцениваете возможности министерства, — наконец-то ответил Берк.
— Пусть так, — пожал плечами юноша, глядя на мирно дремлющего в своей раме Альбуса Дамблдора. — Но я по-прежнему остаюсь при своём мнении. Это всё, о чём вы хотели со мной поговорить?
— Вообще-то я хотел бы обсудить ваше наказание, — попытался осадить собравшегося было уходить юношу.
— Какое наказание? — безразличным тоном спросил Гарри?
— Наказание, полагающееся за опоздание на урок.
— Профессор Аллерт дал мне внеплановый тест, — возразил Гарри, — между прочим, я с ним пол-урока провозился! А я, заметьте, даже не на его урок опоздал!
— Вы думаете, что за опоздание на урок достаточно одной только самостоятельной работы? — не отставал директор.
— Э-э… профессор, у вас камин звонит, — невпопад ляпнул Поттер, сидящий, в отличие от Берка, лицом к камину и потому заметивший, что пламя в нём стало изумрудным. А ещё в пламени повисла морда лица Фаджа.
— Здравствуйте, министр, — вежливо поздоровался Поттер, про себя желая Фаджу насмерть подавиться морковкой. — Я могу идти, сэр?
— Да, мистер Поттер, вы свободны, — поспешил распрощаться Берк. — Мы с вами ещё поговорим.
— Жду с нетерпением, — пробормотал себе под нос юноша, выходя из кабинета.
Лишь только за ним встала на своё место каменная горгулья — бессменный страж входа в кабинет директора, как на юного мага навалилось непривычное ощущение беспокойства. Юноша попытался отбросить его, загнать куда-нибудь в дальний уголок сознания. Попытался мысленно проанализировать полученную сегодня информацию, но потом, поняв, что голова его рискует вот-вот лопнуть от перегрузки, постарался вообще ни о чём не думать. Как бы то ни было, сейчас юноша собирался как следует выспаться. Кровь тяжело стучала в висках, подгоняя его, заставляя идти быстрее, едва ли не бежать. Это было уже совсем не то чувство, что возникало, когда, всего лишь несколько лет, а, кажется, что целую жизнь назад, он прятался от Фильча под надёжным покровом мантии-невидимки. Сейчас его подгоняло не опасение быть отчисленным, а страх перед тем, что таилось в тёмных коридорах замка. А в том, что там что-то есть, Гарри уже не сомневался. Ещё никогда, даже на младших курсах под мантией-невидимкой Гарри не приходилось воровато озираться по сторонам, в любой момент готовясь сражаться с неведомым врагом. Ещё никогда ему не приходилось вздрагивать от каждого шороха, прорезавшего могильную тишину ночного Хогвартса. И ещё никогда Поттер так пристально не вслушивался в едва различимый гул сквозняка, гуляющего по коридорам. Этой ночью юношу не оставляло ощущение скрытой опасности. И, как бы Гарри ни хотел скрыть от себя сей позорный факт, вперёд по коридору его сегодня гнал страх.
И если старый замок Гарри перестал считать безопасным местом ещё в начале года, то сегодня Хогвартс и сам таил угрозу. Только сейчас Гарри понял, что ощущали Гермиона и Пенелопа Кристалл, узнав тайну нападений на маглорождённый учеников на далёком втором курсе. Девчонки заглядывали за углы с помощью зеркала, зная, что может ждать их за поворотом. Вот и сейчас, когда Дамблдора, способного сдержать опасность, больше нет, за углом может оказаться любой сюрприз. Поттер нестерпимо хотел малодушно спрятаться за какими-нибудь защитными заклинаниями, как поступал в школе Авроров, когда они лазили на склад воровать еду. Но, увы, высшие заклинания в необходимом ему сейчас количестве Гарри не использовал с того времени, как начал заниматься со Снейпом беспалочковой магией, так что сейчас серьёзно опасался того, что вполне может перестараться и рухнуть в обморок, что не желательно.
Неожиданный, едва слышный шорох заставил Поттера остановиться. Юноша замер и принялся напряжённо прислушиваться. Рука его нервно, но от того не менее крепко сжала давным-давно извлечённую из рукава волшебную палочку. Юноше померещился слабый скрежет в нише с доспехами, но больше оттуда не доносилось ни звука. Гарри приблизился к доспехам на несколько шагов.
— Выходи, или через три секунды я использую Круциатус, — велел юноша, напряжённо вглядываясь в темноту. — Время пошло.
— Шёл бы ты, Поттер, а? — огрызнулся появившийся нарушитель спокойствия, так же, как и Гарри сжимающий в руке готовую к бою волшебную палочку. Судя по всему, Макгонагалл, даже если и хотела, не смогла споить в дугу слизеринского старосту.
— Привет, Малфой, — поздоровался Гарри, впрочем, так и не опустив оружие.
— Повторяю, шёл бы ты, Поттер, — уже практически выплюнул, похоже, задетый за живое тем, что его маскировку раскусили Малфой.
— С большой ра..
Юноша остановился на полуслове, внимательно вслушиваясь в ночную тишину.
— Поттер, ты совсем рехнулся? — раздражённо прошипел Малфой, тем не менее тоже прислушавшись. — Крыша улетела и…
Гарри бесцеремонно оборвал излияния слизеринца, резко подняв руку в предостерегающем жесте. Он наконец-то уловил отдалённый, тихий, едва различимый шорох.
— Ты слышишь? — шёпотом спросил Гарри.
— Что?
— Шорох, — лаконично ответил Поттер.
— Может, это кто-то по коридору идёт? — Драко, видимо, совсем растерялся.
— Нет. Это что-то очень и очень большое… и тихое, — уверенно отрапортовал юный маг. — Лучше нам будет отсюда уйти, да поскорее.
Спорить слизеринец был не настроен, так что оба юноши крадучись направились к ближайшей лестнице. Однако дойти до неё им было не суждено: за поворотом возникло что-то большое, тёмное и явно недружелюбно настроенное.
Синхронности действий гриффиндорца и слизеринца в данный момент можно было только поражаться, как и той скорости, с которой они преодолели отнюдь не маленький коридор. Упершись в стену, Гарри резко развернулся, вскидывая палочку.
— Чувствую, крыша твоя улетела с концами, мрачно констатировал вжавшийся спиной в стену Малфой.
— Если бы ты хоть иногда на УЗМС занимался делом, то, может быть, опознал бы акромантула, — прошипел Поттер, резко оборачиваясь лицом к собеседнику.
Глянув в глаза Гарри, Малфой ещё плотнее вжался в стену: уж больно много отчаяния было во взгляде Гриффиндорца, а, значит, ничего хорошего им не светило.
— Сейчас у тебя есть два варианта, — продолжил говорить Гарри. — Либо ты смываешься, пока я отвлекаю эту прелесть, либо обеспечиваешь огневую поддержку.
Между тем, шорох неумолимо приближался, становясь всё более отчётливым. А Гарри некстати вспомнилось, что авроры, выделенные министерством для охраны школы, в это время суток либо спят, либо охраняют периметр здания.
— Чего?! При чём тут я?! Если тебе жить надоело, то это твои проблемы! — запротестовал слизеринец, бурно жестикулируя свободной левой рукой, и правой, в которой по-прежнему была зажата волшебная палочка.
— Акромантулу хватит и двух сногсшибателей для отключки, — припомнил Тремудрый турнир Гарри.
— И что?
— А то, — мрачно отозвался Гарри, осторожно выглядывая за угол, и тут же резко отскакивая ближе к стене, — что шёл он не куда-нибудь, а прямиком к Большому залу, который почему-то не заперли. И там он бы бодренько схарчил самого прожорливого ученика, которому неймётся явиться на завтрак раньше всех. И, кстати, сбежать ты уже не успеешь.
Малфой грязно выругался, тут же напомнив незабвенного Фокса.
— Скажи, Малфой, а вы, чистокровные, в минуты опасности все материтесь как сапожники? Или это только ты такой?
— После такого оскорбления, Поттер, помогать тебе мне не позволит слизеринская гордость, — отрезал Малфой, скрещивая руки на груди, приваливаясь к стене, и ожидая действий либо со стороны своего невольного товарища по несчастью, либо со стороны, собственно, несчастья, очертания которого уже вырисовались в дальнем конце коридора. Сами же шестикурсники упёрлись в тупик, которым этот коридор заканчивался, и теперь им оставалось только ждать, пока чудище не приблизится к ним на расстояние выстрела.
— Если выживем, то я тебе подробно поведаю о гриффиндорском пофигизме, — прошипел Гарри, становясь в оборонительную позицию.
После первого же беглого взгляда на нарисовавшееся в коридоре «нечто», Гарри вспомнились магловские грузовики, раз в неделю забирающие мусор из ящиков на Приват-Драйв. Огромный паук, завидев добычу, очень недвусмысленно щёлкнул жвалами, медленно приближаясь. Своей тучной тушей он время от времени задевал стены отнюдь не узких коридоров Хогвартса, чем и создавал услышанное юношами тихое шуршание.
Сзади до Гарри донёсся глухой стук. Либо Малфой малодушно завалился в обморок, либо на полной скорости шмякнулся спиной об стенку, пытаясь просочиться сквозь неё аки призрак в ночи. Увы, это ему явно не удалось.
Дожидаться приближения жуткого монстра Поттер не стал, и, следуя своему собственному недавнему совету, воспользовался сногсшибателем. И только после третьей неудачной попытки юноша со всей ясностью осознал, в какую же передрягу они с Малфоем влипли. Заклинания попросту испарялись, не долетев до ночного гостя Хогвартса каких-то несколько дюймов. Создавалось впечатление, что отвратительная шкура монстра поглощает направленную против него магию, так что от идеи отбиваться так, чтобы об этом никто не узнал, пришлось отказаться.
Малфой, надо полагать, был в кои то веки раз с ним солидарен, так как из-за спины Поттера вылетело Seko. И тогда Гарри заволновался по-настоящему: юноша едва успел выставить щит, чтобы защититься от отскочившего от акромантула заклинания. А между тем монстр медленно, но уверенно приближался.
Гарри попятился, попутно устанавливая все известные ему заграждающие заклинания и наплевав на перспективу лишиться сил. Первый барьер чудище легко преодолело. А затем, ступив на созданную Поттером невидимую линию, оно издало утробный звук, напоминающий рычание. Голубые разряды побежали по тёмной мохнатой туше, заставив огромные оттопыренные лапы конвульсивно задёргаться. Однако, и этот барьер был пройден. До магов акромантулу оставалось всего ничего.
В отчаянии, Гарри создал на пути у жертвы радиации из Запретного леса огненную преграду шириной во весь коридор. Пламя поднималось прямо из пола и доходило почти до самого потолка. Монстр замер, словно бы оценивая ситуацию.
Уже успевший плотно вжаться в стену рядом с Малфоем Гарри, уже хотел было перевести дух, но, как оказалось, он рано радовался: помедлив, гигантский паук легко преодолел стену огня.
Малфой, видимо решивший, что гордость гордостью, но жить всё-таки хочется, наколдовал небольшую молнию, атаковавшую паука сверху.
— Ещё идеи есть? — обратился слизеринец к Гарри, когда отскочивший от акромантула разряд врезался в потолок.
— Есть, — отозвался Гарри, нейтрализуя щит, не позволивший посыпавшемуся с потолка каменному дождю пришибить мальчишек на месте. — Но только одна.
С этими словами юноша, не обращая внимания на всё ещё падающие с потолка мелкие камушки, сделал несколько шагов вперёд, встав почти вплотную с довольно поводящей жвалами тварью.
— Avada Kedavra!
Безотказная зелёная вспышка ярко полыхнула, ударяясь об успевшее приблизиться на расстояние укуса чудище, и оно, в последний раз обиженно клацнув жвалами, пошатнулось и огромной бесформенной тушей осело перед юношами.
— Смерть пробирается сквозь любую защиту, — констатировал Гарри, опуская палочку. — Ну что, гордый слизеринец, идёшь? Или тебе шкура приглянулась?
— Почему нет? — в тон ему ответил Малфой. — Закажу из неё меховые рейтузы и пару отравленных ножей.
— Ну вот и славно. Только не сегодня. Шуму мы тут наделали, надо думать, немало. Лучше смыться поскорее. Ты, кстати, как?
Гарри неожиданно осёкся, вдруг вспомнив, с кем, собственно, разговаривает. Впрочем, открытой враждебности Малфой не проявлял, тем более что не далее как несколько часов назад Макгонагалл открытым текстом заявила, что он, вроде как, свой.
— Штаны сухие, если ты об этом, — усмехнулся слизеринец.
— Безмерно рад за них. Скажи-ка, Малфой, а как у тебя с трансфигурацией?
Вопрос был задан самым серьёзным тоном, из имеющихся в арсенале Поттера, так что Драко честно задумался.
— Средне, а что?
— Сойдёт и средне. Помогай — труп будем прятать, — мрачно объявил Гарри.
— Как?
— Ты слизеринец, тебе и виднее, — огрызнулся Гарри, прикидывая, как бы обогнуть тушу монстра, занявшую весь оперативный простор от правой стены до левой.
— Если слизеринец, то должен уметь прятать трупы верно? — раздражённо фыркнул Малфой.
— Вообще-то, по определению и убивать эту дрянь должен был ты, — парировал Гарри. — Ладно, предлагаю расчленить, превратить в вазы и расставить вдоль стен.
— Типично гриффиндорский план. Расчленять тогда ты будешь, — нагло ухмыляясь, заявил слизеринец.
— У тебя есть идеи получше?
— Есть. Выбраться отсюда и сказать, что так и было.
— На допросе с сывороткой правды? — скептически осведомился Поттер, прикидывая, можно ли проторить на туше народную тропу.
— Тогда можно его испарить, — предложил Малфой, осторожно тыкая ботинком в одно из чудовищных жвал.
— Рехнулся? Да проще телепортировать в Тихий океан! — возмутился Гарри.
— Телепортируй.
Гарри глубоко вздохнул. Слизеринец был прав — тушу надо было испарять. Только вот делать этого на скорость он ещё не пробовал.
— Ну, давай… Яд будем в баночку собирать?
— Ещё чего! — фыркнул Драко. — Кому он нужен?
— Снейпу нужен, хотя обойдётся. Пускай сам себе акромантулов убивает. Начали, ты справа, а я слева. Раз… два… три!
— Evanesko!
Через полчаса от туши осталась только огромная и отнюдь не привлекательная зелёная лужа.
— Хочется надеяться, что это был Берк в анимагическом обличии, — процедил сквозь зубы малфой, брезгливо вытирая руки об мантию.
— Жаль разбивать твои мечты, — спустил его с небес на землю не более чистый Гарри, — но я только что от него, и если он и решил превратиться и следовать за мной, то в любом случае анимаги после смерти приобретают свой настоящий облик. Как, кстати, и метаморфы. Так… вроде всё чисто. Лужу пускай Фильч драит. Что ж, позволь откланяться.
С этими словами Гарри, коротко кивнув, быстро зашагал в сторону гриффиндорской башни, оставив слизеринца в тёмном коридоре размышлять о вечном.
— Гарри, это ты? — сонно спросил Рон, заворочавшись в своей кровати.
— Нет, Рон, это насрали… — проворчал юноша.
— Что-то случилось? — Рон изволил даже открыть глаза и подняться с кровати. Завидев вывозившегося в отвратительной дряни друга, он окончательно проснулся и потянулся за палочкой.
— Случилось, — мрачно подтвердил Гарри. — Проследи, чтобы с утра из гостиной никто ни ногой. Надеюсь, что больше в школе ничего подобного нет, так что сегодня можно спать спокойно… — По крайней мере, хочется в это верить… — едва слышно добавил он, на пути в душ.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.