Демон Поверженный. Глава 2


Глава 2.

Земля. Небо.
Между Землей и Небом — Война!
И где бы ты не был,
Что б ты не делал —
Между Землей и Небом — Война!
В. Цой «Война»

— Лей, на тебе лица нет! Ты уверена, что всё под контролем?
— Ну разумеется, Лил. С чего ты взяла, что что-то не так?
— Девочка, ты нас за идиоток держишь? Что такого ты сказала Дамблдору, что он вышел такой недовольный?
— Ах, Элли, пожалуйста!…
Лейла недовольно нахмурилась и отошла к окну. Лили и Алиса недоумённо переглянулись: с каких пор между ними появились секреты? Несколько минут в комнате стояла мёртвая тишина, изредка прерываемая глухими ударами: маленький Гарри, сидя в детском вольере у ног матери, с завидным упорством пытался расколошматить очередную погремушку. Слыша такие звуки, Алиса машинально погладила по головке затихорившегося у неё на руках Невилла. Видя, что в ближайшие несколько часов Лейла менять своё положение не собирается, молодая женщина посадила сына в вольер рядом с Гарри (последний немедленно ударил новоприбывшего резиновым слоном по голове, на что Невилл запустил в оппонента бутылочкой из-под молока) и подошла к подруге. Та сделала вид, что не заметила манёвра Алисы, и с завидным упорством продолжала буравить взглядом уличный фонарь.
— Лей.
А в ответ — тишина.
— Лейла!
Никакой реакции.
— Лейла Маргарет Энджилл!!!
И снова ноль эмоций, фунт презренья.
Алиса не выдержала, резко схватила подругу за плечи и развернула её к себе.
— Элли, осторожней! — возмутилась Лили, немедленно подскочив к подругам.
— Что надо? — как-то непривычно грубо поинтересовалась Лейла, уставившись на не в меру настойчивую подругу.
— Лей, если ты продолжишь так с нами обращаться, я на тебя нашлю какое-нибудь проклятье, посложнее. Хорош уже выкаблучиваться. Что ты не поделила с Дамблдором?
— Не с Дамблдором… — прошептала Лейла, переводя взгляд с одной женщины на другую.
Лили мягко отстранила свою чрезвычайно вспыльчивую подругу и потянула Лейлу на диван.
— Что случилось, дорогая? — спросила Лили самым участливым тоном, на который только была способна, как только Лейла, чуть расслабившись, откинулась на спинку, тем самым показывая готовность к диалогу.
— Я… меня узнали, — наконец прошептала она.
— Кто? Когда? — от удивления Алиса чуть было не свалилась с подлокотника, на который приземлилась полминуты назад.
Северус Снейп. Сегодня, в баре.
— Это ещё что за хмырь? — не поняла Алиса, с явным трудом восстановив равновесие.
Лили, в свою очередь, быстро поняла, о ком идёт речь.
— Ты уверена?
— Мерлин великий, разумеется! Он назвал меня по имени и велел убираться, пока я не нажила неприятностей. И, что хуже всего, он был в компании Люциуса Малфоя и его прихлебателей!
Лили закрыла рот руками.
— Может, мне кто-нибудь всё-таки объяснит, кто такой этот шимпанзе? — раздражённо осведомилась Алиса.
— Злейший школьный враг Джеймса и Сириуса, — пояснила Лили, — Звезда нашего выпускного. Помнишь, я тебе рассказывала…
— А, этот звезданутый красавчик? Как же, помню.
— Я тоже хорошо запомнила. И он не сильно изменился с тех пор… — всхлипнула Лейла.
Лили и Алиса испуганно перевели взгляд на расстроенную подругу.
— Девочки, я так больше не могу! — еле слышно пробормотала девушка, закрывая лицо руками, — Я же целитель! Я обязана спасать людей! Я не могу… я больше не в состоянии смотреть на всё это! Сегодня они увели ещё одну девочку. А ведь ей только неделю назад исполнилось семнадцать!… И никакого Империуса, ничего, они все сами уходят, добровольно! И не возвращаются…
Лили осторожно обняла подругу за плечи.
— И я ничего не могу сделать — я должна только наблюдать за всей этой… грязью! А кто знает, может, я следующая!
— Лей, успокойся, с тобой ничего не случится, — попыталась успокоить подругу Алиса, — А теперь Дамблдор тебя точно никуда не отпустит.
— Сомневаюсь, он всегда говорил, что больше некому… — обречённо всхлипнула Лейла, — Но я же врач, а не аврор! Я не умею на всё это смотреть так…
На это ни Лили, ни Алиса не нашлись что ответить. Плечи Лейлы продолжали подрагивать, но, похоже, она уже успокаивалась, когда в коридоре раздался громкий смех, и в комнату буквально влетели два юноши. Оба высокие, темноволосые и, по-видимому, настроенные сеять везде, где только появятся, суматоху и колики, вызванные безостановочным хохотом. Узрев новоприбывших, маленький Гарри довольно заворковал и с утроенной силой заколотил погремушкой по полу.
— Кто это у нас тут так шумит? — с притворной строгостью вопросил потолок Джеймс Поттер, беря на руки сына, — Ага, попался! Вот ты, где, маленький нарушитель спокойствия.
— Достойная наша смена растёт, — важно заявил Сириус Блэк, легонько щёлкнув разбаловавшегося крестника по носу, — Хогвартс, тебе конец! Дедушка Дамблдор, собирай манатки и удирай со всех ног, пока это создание не подросло.
— Привет, Бамбино, — рассмеялся Джеймс, не забыв пихнуть разговорившегося друга локтём под рёбра, — Как сегодня день провёл?
— Джеймс, дорогой, — снисходительно улыбнулась Лили, глядя, как её непутёвый муж тетешкается с Гарри, — Если ты будешь продолжать называть его «Бамбино», он скоро станет откликаться исключительно на это имя.
— А что? Бамбино Джеймс Поттер, неплохо звучит! — искренне восхитился Сириус, за что получил ещё один удар, на сей раз по колену, — Эй, ты чего дерёшься? Вот смотри, вырастет Гарри и будет сам папу стукать по его большому мягкому месту. Это называется «Ужасная мстя за любимого крёстного», правда, малыш?
— Ты чему ребёнка учишь? — искренне возмутился Джеймс (возможно, потому, что «стукать» собираются его).
— Дай сюда ребёнка-то, эгоист хренов, или я его начну подначивать, чтобы он начал стукать папу прямо сейчас. Видишь, какая большая и страшная у него в руке погремушка?
Джеймс смерил друга уничтожающим взглядом, но сына передал. Взъерошив реденькие волосики на голове у маленького Невилла, мужчина подошёл к группе девушек, занявших энную часть дивана на другом конце комнаты. Чмокнув жену, Джеймс устроился на втором подлокотнике. Первый по-прежнему занимала Алиса.
— Эй, кто такую красоту обидел? — Поттер немедленно вычислил, что Лейла плакала, — Скажи, и негодяй подвергнется самой мучительной из всех возможных смертей.
— Да ничего особенного, просто проблемы на работе, — максимально весело улыбнулась Лейла, отчаянно сигналя подругам, дабы те даже не смели рассказывать Мародёрам о том, что с ней сегодня произошло.
— На какой из двух? — ухватился за самую суть Сириус, только подошедший с Гарри на шее.
— В св. Мунго, разумеется, — нахмурилась Лейла.
Алиса улыбнулась уголком губ. Лили пристально изучала носки своих туфель.
— Что такого знает моя жена, чего не могу знать я? — нахмурившись, осведомился Джеймс.
— Хороший вопрос. Давай-ка, выкладывай, — присоединился Сириус.
— Да что вы ко мне пристали? — вскинулась Лейла, резко вскакивая с дивана, — В конце концов, не ваше дело!
Девушка стремительно направилась к выходу, но у самой двери столкнулась с Дамблдором в сопровождении Аластора Грюма. По их глазам Лейла прочитала свой приговор. Ей придётся вернуться в бар…

* * *

Северус взял стакан и налил себе изрядную порцию огневиски, но сделав всего два глотка, со всего размаху швырнул несчастный предмет посуды в камин.
— Что за чёрт?! — вопросил он искрящееся пламя, но ответа, как и следовало ожидать, не получил.
С того идиотского вечера, когда Люциусу приспичило потащить Снейпа отмечать его собственный День рождения, прошло почти трое суток. Но этот чёртов бар с этой чёртовой певичкой не вылезал у него из головы. Северус зарычал, плюхнулся в кресло и с усилием закрыл глаза. Почему он не мог всё это забыть?
Вопрос был в высшей степени идиотский. Просто потому, что эта волшебная троица была напрямую связана с Поттером и Блэком. Алиса Крейг, Лили Эванс и Лейла Энджилл.
Нет сомнений, что Люциус так её и не узнает. Когда Лейла поступила в школу, Малфой перешёл на пятый курс и вовсе не интересовался всякими малявками с Когтеврана. Но он, Северус, запомнил её лицо очень хорошо…
Это была совершенно сумасшедшая троица, вполне способная дать фору по популярности самим Мародёрам, а это показатель. Начать с того, что закадычные подружки были погодками. Алиса была самой старшей, следом шла Лили и замыкала ряд Лейла. Алиса и Лили, в отличие от последней, учились на Гриффиндоре, тогда как младшенькая с гордостью носила эмблему Когтеврана. Все трое были отличницами. И, что самое интересное, большего общего у девушек не было ничего. Вообще.
Алиса была высокой спортсменкой, чуть более широкой в плечах, чем положено девушке, чуть грубоватой загонщицей команды Гриффиндора. Она и всё тот же пресловутый Поттер создавали замечательный тандем: он ловил все снитчи, а она уничтожала всех игроков команды соперников. Благодаря объединённым усилиям Поттера и Крейг команда Гриффиндора шесть лет подряд получала Кубок квиддича с весьма впечатляющим счётом. После выпуска Алиса, насколько знал Северус, вышла замуж за гриффиндорца со своего курса, Френка Лонгботтома, и поступила в школу Авроров. Сейчас она в компании своего мужа выезжала на рейды и, как и в квиддиче, не давала покоя соперникам.
Лили осталась в памяти Северуса скромной старостой, помешанной на учёбе. Но, несмотря на это, время от времени тихая гриффиндорка превращалась в ужасную рыжую бестию, и тогда…держись, Хогвартс. Парней Лили отбривала просто мастерски и предпочитала держаться женской компании. У подавляющего большинства мужского населения школы подобные закидоны уничтожали всё желание общаться с Эванс. Исключением, как и всегда, стал неугомонный Поттер, нашедший себе сестру по разуму. После выпуска Лили устроилась на работу в Гринготтс и вышла замуж за Джеймса. У них подрастал сын, всего на день младше, чем сын Алисы и Френка.
Лейла с четвёртого курса заняла место Первой Леди Хогвартса. В отличие от Лили, Энджилл общества мужчин не гнушалась, причём совсем. Даже на родном Когтевране её называли нескромной. Бойфрендов она умудрялась находить каждый месяц, причём вне зависимости от курса и факультета. На её уловки попадались даже слизеринцы. Лейла замечательно пела и танцевала и, благодаря протекции любимой бабушки Минервы Макгонаголл, присутствовала и на выпускном Алисы, и на выпускном Лили. Последним принцем Лейлы, насколько мог припомнить Северус, являлся никто иной как Сириус Блэк. С ним Лейла встречалась последние два месяца до выпуска юноши. Правда, на самом празнестве она с ним почему-то порвала. Впрочем, Сириуса это не остановило: он продолжал посылать ей письма весь следующий год. По-видимому, в отношениях с противоположным полом Блэк был не в состоянии воспринять «нет» как ответ. Как сообщали слухи, несмотря на эти знаки внимания а может быть именно из-за них, Лейла в свой последний год в Хогварте стала вести себя гораздо скромнее, больше не пытаясь бороться за внимание противоположного пола. Северус потерял её след сразу после своего собственного выпуска, но сейчас, не находя покоя, умудрился выяснить, что Лейла работает в больнице св.Мунго. Мужа у ней, кажется, не было.
Северус ухмыльнулся. Ему даже не пришлось долго думать, что целительница Энджилл делает в магловском баре в образе тамошней певицы. Она работала на Дамблдора. Шпионка…
Северус не знал, что ему делать. Инстинкт Пожирателя твердил ему, что девушка опасна, она может привести авроров, и нужно срочно предупредить Тёмного лорда. Но непонятно откуда взявшийся внутренний голос нашёптывал ему, что с подобны решением пока стоит повременить. Именно эта дилемма не давала ему покоя последние дни. Что делать?…
Вопрос всё ещё остался нерешённым, когда Северус почувствовал, что Чёрная метка на его предплечье горит огнём. Волан-де-морт снова вызывал его. Северус быстро накинул мантию Пожирателя, взял маску, вышел из квартиры и трансгрессировал в неизвестном направлении.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.