Случайность, или Зов будущего. Глава 7. Правда. Часть 1


…Нос чуть короче, на лбу странный шрам в виде молнии и глаза… изумрудного цвета.
— Это ещё кто? – возмутился Гарри и покрепче сжал палочку.
— Стой! – Рон отвёл его руку. – Это новички. Помнишь, мы тебе про них рассказывали.
Гарри не сразу вспомнил, и ещё с минуту удивлённо смотрел на этих странных ребят. Они, казалось, были испуганны (или удивленны), это трудно было понять.
— Ты что, Филча так испугалась? – Гарри и Рон подошли и помогли Гермионе подняться с пола.
Мародёры и Лили, наконец, вышли из оцепенения. В коридоре снова послышались шаги.
— Надо убираться отсюда! – пробормотал Сириус.
— Пожалуй, вы правы, — сказал Гарри, однако голос звучал всё также настороженно. – Гермиона, где карта?
Девушка снова испуганно посмотрела на Мародёров, перевела взгляд на Гарри и с трудом промолвила: « Я её потеряла».
Гарри и Рон недоумённо уставились на неё.
— Ты с ума сошла? Если Филч найдёт карту, нам больше не видать её как своих ушей! – Рон не мог поверить в то, что Гермиона допустила такую оплошность и лишила их способа безбоязненно передвигаться по коридорам замка.
Сириус неуверенно кашлянул, заставляя эту троицу обратить на них внимание.
— Может, отношения в другом месте выяснять будете? Если Филч нас увидит…
Повторять дважды не пришлось. К тому же шаги были уже близко. Ребята резко свернули за угол. Но их так много. «Нас точно поймают» — подумал Гарри, но внезапно его осенила идея. Он знал, где можно укрыться от Филча и переждать опасность. «Выручай-комната!»
— Гарри, башня Гриффиндора в другом направлении, — неуверенно начала Гермиона.
— Я знаю. Но ты думаешь, Филч не догадывается о факультетской принадлежности нарушителей? Он наверняка уже там. Лучше переждать.
В этот момент Гарри отчаянно думал о том, что им нужно укрытие. Наконец, мелькнула знакомая дверь. Ребята забежали внутрь. На этот раз Выручай-комната оказалась пустым кабинетом с кучей старых парт и учебников, раскиданных по всему помещению.
Мародёры и Лили продолжали молчать, словно переваривая слишком трудную информацию. Бродяга пару минут стучал по стоящей рядом парте, пытаясь собраться с мыслями.
— Ну и куда же наши старосты ходят по ночам? – выпалил Сириус, не сводя глаз с Гарри.
Джеймс увидел непонятную книгу в руках Гермионы.
— Похоже, воруют книги. И, скорее всего, из запретной секции.
Гермиона гневно посмотрела на Джеймса.
— У меня к вам тот же вопрос, ТИМ (она нарочно выделила его имя). Вы, между прочим, тоже гуляете после отбоя! Разве нет? – заметила девушка.
Джеймс не нашёл что ответить. А Блек язвительно пробормотал: «У каждого свои секреты».
Рон подошёл в двери и приложил ухо к двери.
— Кажется, шаги стихли. Как думаете, он уже ушёл?
— Понятия не имею, — при этом Гарри гневно уставился на Гермиону.
Гермиона промолчала, остальные тоже не были настроены говорить что-либо. Джеймс время от времени поглядывал на Грейнджер, желая понять, знает ли она правду, но девушка старалась не смотреть в его сторону. «Это её непонятное поведение. Спрятала карту, но Гарри ничего не сказала. Значит, что-то поняла».
Лили вообще не могла понять, что было на той проклятой бумажке, почему Гермиона так испугалась и соврала своим друзьям. Но больше всего её волновали глаза юного Поттера. Она точно знала, что Гарри – сын Джеймса. Она гнала от себя глупые мысли. Лили перебрала в памяти кучу девушек с их факультета. Но она знала наверняка, таких изумрудных глаз не было ни у одной знакомой Джеймса… кроме неё.
А Гермиона пыталась побороть страх внутри себя. Она вновь и вновь вглядывалась в лица новых учеников, избегая лишь взгляда Тима. Она чувствовала его пристальное внимание. Теперь она увидела в Джоне до боли знакомые черты. Её подозрения с жестами… Всё вело к одному. Она перевела взгляд на Эрни. «Усталый вид. Не может быть. Это не могут быть они», — не переставала повторять себе Гермиона. Она бросила взгляд на Гарри. Он, похоже, не заинтересовался новичками. «Это хорошо. И не надо ему ничего знать. А с этой пятёркой я завтра всё проясню».
— Наверное, уже можно идти, — промолвил Гарри. – Вдруг ещё мадам Помфри нагрянет и обнаружит, что меня нет.
С этими словами он подошёл к двери и, чуть приоткрыв её, окинул взглядом коридор.
— Всё тихо, — он кивнул остальным.
Они быстро покинули кабинет. Гарри попрощался со всеми и кинулся в сторону Больничного Крыла. Лили и Джеймс непроизвольно обернулись и посмотрели мальчику вслед. Когда Гарри скрылся из виду, они посмотрели друг на друга. Лили показалось, что она знает Поттера всю свою жизнь. И словно не было никогда этой ненависти и неприязни друг к другу, так нежно и заботливо смотрел он на неё. Мгновение она раздумывала, затем подошла ближе к Джеймсу и взяла его за руку. У них возникло ощущение, что что-то их крепко связывает. У них есть что-то общее, какая-то тайна. А может, это просто любовь?..

Пристанище. Часть 1


Название: Пристанище.
Автор: Onix_SiStEr
Жанр: Драма
Авторский рейтинг: R
Пара: Джинни Уизли/ Гарри Поттер/Драко Малфой
Описание: Прошлое… Хочешь удержать душу? Рискни!..
Посвящение: Только Тебе и больше никому. Вся правда, вся ложь.
Улыбаюсь, а сердце плачет в одинокие вечера. Я люблю тебя, это значит — Я желаю тебе добра. (В. Тушнова)

===

Мы лжём…
Нагло пытаясь скрыть своё больное воображенье,
Разрывая сосуды по злому веленью.
Мы играем…
В прятки со смертью на грани искушенья,
Диктуемого ветром путём наставленья.
Мы не видим…
Выход из этой лунной вуали затменья,
Будоражащего моря из слёз и утешенья.
Мы не слышим…
Друг друга, задыхаясь от боли
В плену рабского повиновенья, в душной неволе!
Я – боюсь…
Потеряться, упасть, поломать себе крылья…
Ты – снизойдёшь…
До холодного крика глаз от бессилья…
Я – отступлю…
Сломав желанье бороться со злым серым миром.
Ты – не поймёшь…
Наставляя меня на проклятый путь мятежной души и кровавого пира.
Мир против нас…
Закрывая жизнь и дорогу,
Вымощенную пытками и общею злобой.
Против друг друга…
Мы навсегда в этом бледном тумане,
Построенном этими мнимыми холодными богами!
Вместе навек…
Ибо мы неделимы…
Ни грешным огнём ада,
Ни небес святой силой!
И лишь свет…
Освободит наши горькие души,
Даруя смерть тебе – без меня тебе лучше…
И лишь тьма…
Освободит наши горькие души,
Даруя мне мнимую жизнь – без тебя ещё хуже…

Иногда мне кажется, что я жива. Но это бывает так редко, что я перестала предавать значение этому странному, не присущему мне, хоть я и человек, чувству. Невольно возникает вопрос: а я разве человек? Как же хочется, чтобы с губ сорвалось глупое «нет» – и всем туманам перед моими глазами, мерцающими постоянно в непонятных серо-голубых тонах, придёт конец. Но, увы, я знаю, что ещё дышу, в глазах играет свет, тело способно чувствовать, у меня возникают самые различные идеи, я начала писать собственную книгу… творческая жилка во мне не пропала, пожалуй, это отличает меня, как человека. А ещё я могу возводить великолепные замки из лжи, не хуже известных архитекторов вроде Кристофера Вэна, да и вообще не хуже остальных людей. Временами я сама начинаю теряться в этих замках, путаться в собственных словах, в своих бесконечных теориях, где мелькает тень правды, и где, как ртуть, на сердце снисходит жестокий обман.

Почему не погасло солнце двадцать четвёртого августа две тысячи первого года? Я до сих пор ищу ответы. Именно в этот день мне почудилось, что восход навсегда останется в прошлом. А когда я увидела первые розоватые лучи, рвущие пелену дыма горящих деревьев, и в нос ударил запах пороха, я просто не могла поверить, что открыла глаза, и передо мной за горизонтом кровавым знаменем поднимается великое светило, проступая сквозь воспалённые облака. Стоило ли тогда мне так кричать, чтобы голос окончательно пропал?.. Стоило ли звать Его… Не помню, кого же я звала…

– Почему ты не спишь, милая? – тёплый голос над ухом. Я прячу бледное, худое лицо с веснушками в своих волосах цвета горячей, осенней листвы. Мне не хочется говорить. Он ласково убирает пряди с моего лица и улыбается, всматриваясь куда-то глубже… глубже моих глаз, меня, будто смотрит в стекло окна. Всегда не по себе от этого взгляда. Ты мне слишком дорог, Гарри… чтобы позволить тебе войти в мой храм исповедания, да и он же святилище снов и обманов. – Я беспокоюсь за тебя, в последнее время ты много принимаешь снотворного. Но чего-то я не заметил его действия.
– Я слишком много работаю над книгой, потому подолгу не могу найти себе место… новые идеи, мысли, – я ласково чмокнула «мой последний свет» в щёку – стало тепло и уютно.
Он по-детски хмыкнул и обнял меня, уткнувшись носом в шею, вдыхая аромат давно надоевших духов когда-то известной и дорогой марки. Но сейчас я не только не чувствую этот запах, свой запах… внезапно исчезает дыхание моего счастья, всё куда-то проваливается. Этих моментов я боюсь больше всего. Сегодня я засну, я знаю… потому что он рядом и укроет меня от самой себя, вылечит, как делал это и всегда будет делать.
– Ты останешься со мной, Гарри? – не могу понять, мой ли это голос. – Ведь останешься?.. Останься…
– Глупенькая, я всегда с тобой! – крепко-крепко прижимаюсь к нему – глаза закрываются. – Помнишь… холодный, серый январь? Когда ты гуляла в парке…
Помню. Этот парк я не забуду никогда.

С Днём Рождения, Грейнджер… Часть I. Наш удел – терпеть… Часть 1


Название: С Днём Рождения, Грейнджер…
Автор: Onix_SiStEr
Жанр: Роман
Авторский рейтинг: R
Пара: Гермиона Грейнджер/Драко Малфой
Описание: Она наслаждалась призрачным счастьем, которое, словно рюмка вина, раз за разом опьяняло разум; в глубине души верила в сказку о Золушке, хоть и убеждала себя в обратном. Была готова умереть за его улыбку… Но после сладкого вина пришло похмелье. Пришла расплата за мечты. От этой боли не избавиться… никогда… Ведь он – её проклятье…

От автора: для меня этот фанфик имеет особенное значение. Это – частичка меня… Все мои мысли, чувства запечатлены здесь. Это – боль, которую я записала на бумагу. Я писала эту историю и плакала… Не писала – всё равно плакала. Этот фик о том, как рушатся мечты, о жестокой судьбе, о вечной силе любви и самопожертвовании. О страхе и невыносимой боли… О потерянном человеке.
(далее…)

Становление тьмы. — Часть четвертая — Тени, несущие свет. — Глава 11. В свет. Часть 3


Дни и ночи Драко Малфоя все еще не были превосходны, но у него появилась надежда на будущее. Лучшая должность, уважение, власть… все это медленно возвращалось в ощутимую близость. Защита Розье заставила позабыть о его позоре и вспомнить, что значит его фамилия. Некоторые глупцы, видя его теперешнее положение, даже завидовали его временной «ночной» обязанности. Они считали, что назначение его командиром элитного отделения – лишь вопрос времени.
Впервые за неделю он смог выбраться домой и сейчас пребывал в великолепном настроении. Нарцисса радостно улыбалась ему, а десерт был превосходен.
– До меня дошли некоторые слухи…
Драко оторвался от тарелки.
– Какие? Если о том, что сегодня дементоры объединятся в профсоюз, то…
Нарцисса рассмеялась.
– Нет-нет. Это о Гринграсс. Ее семья заинтересована в тебе.
– И насколько? – скептично уточнил он.
– Достаточно, чтобы первыми заговорить о том, что ты неплохая партия для Дафны. Естественно, это еще не помолвка…
Неплохая партия? Помолвка? Он не был уверен, что следует верить этим слухам.
– Вполне возможно, что это просто сплетни.
– Вероятно, – легко согласилась Нарцисса. – Сегодня для тебя пришло письмо.
– А почему не на работу? – удивился Драко.
– Не знаю. Нет ни имени отправителя, ни твоего, – ее взгляд стал серьезен. – Его принес ворон.
Драко непроизвольно вздрогнул и осторожно потянулся за письмом.
– Мне надо идти. Встретимся позже, мама.
Он прочитал письмо лишь за запертыми дверями кабинета. Секунду спустя он сглотнул и воровато огляделся, опасаясь, что кто-то наблюдает за ним. Потом еще раз прочитал слово за словом и немедленно сжег бумагу. Пепел тщательно растер и уничтожил заклинанием.
Драко поднял голову и уставился на бледного молодого человека с дрожащими губами. Это он сам, понял после секунды ужаса. «Проклятый Лецифер».
Несколько строк и его налаженная жизнь меняется.

«Драко Малфою.

Скорее всего, ты знаешь о захвате Джима Поттера и Рона Уизли. Ты обязан Гарри Поттеру и мне Лециферу Арман из клана Сов жизнью. Или ты забыл день, когда умер Альбус Дамблдор?
Сегодня я требую свой долг. Узнай, где они содержатся и освободи их, если сможешь.
После этого можешь быть свободен.
Лецифер Арман».

Он знал, где они. В казематах «Крыла Ночи» – карательного отделения, подчиняющегося лично лорду. Еще сегодня утром он слышал, как пара из них обсуждала пытки Уизли.
Может ли он освободить их? Нет. Риск слишком велик. Но… на нем, и правда, долг жизни, двойной. Правила чести и магии обязывали его заплатить долг. Он машинально принялся разбирать взятые на дом документы, но даже не замечал, что именно делает. И как, на милость Мерлина, он должен вытащить их? Эта не та тюрьма, из которой может бежать человек…
Человек! Основное понятие. Теперь Драко знал, что делать. И если у него получится, то он сожжет тот проклятый ошейник.
Он поспешно взглянул на часы и нахмурился. Он должен закончить работу. Оставалась лишь надежда, что Поттер и Уизли смогут продержаться в живых еще немного.

*** ***

Вечность в тишине одиночества медленно убаюкивала Джима. Мысли и воспоминания, постоянное чувство вины и беспокойства о Роне вводили в тихую апатию. Сам не замечая этого, Джим тихо скулил, пока один из надзирателей не швырнул в него слабое, тщательно отмеренное, круцио. После этого он сидел, невидяще таращился в темноту и ждал.
Спустя несколько часов или дней, кто знает, раздался уже знакомый звук шагов. К ним прибавилось что-то новое, шум, как будто что-то тащили по каменному полу. Джим вскочил. Дверь открылась, и в камеру бросили что-то тяжелое.
– Завтра твоя очередь, Поттер, – дверь закрылась.
– Р-Рон? – Джим нерешительно коснулся лежащего тела. Темная масса не двинулась. В сердце Джима пробралось ужасное предчувствие. – Рон! Пожалуйста, очнись…
Тихий стон.
– Джим? – едва слышно, сорванным голосом… Мальчик понял, что его друг вынужден был очень долго кричать. – Я здесь, – со слезами облегчения почти прорыдал Джим. – Я так рад, что ты жив.
Рон попытался рассмеяться, но тело только вздрогнуло.
– Не бойся, они не дают умереть… Они лечат и начинают сначала, – он умолк и всхлипнул. – Ненавижу.
– Это моя вина… – прошелестел Джим.
– Нет. Моя тоже. Все мы ошибаемся. И я ошибся… не в том, что пошел с тобой, и не в том, что попался так глупо. Я был слишком… чистокровен… почти как Малфой.
– Не понимаю.
– Твой брат. Я не увидел в нем человека.
Джим кивнул. Он слегка коснулся кровоточащей руки Рона.
– Насколько это… плохо?
– … терпимо… – больше он не сказал ни слова.
Ночью, или в то время, которое они приняли за ночь, они пытались спать. Рону помогло полное истощение, а Джима мучили кошмары. За ним гнались, пытали, убивали. Что-то коснулось его плеча, он в ужасе закричал и забился.
– Ай! – пискляво выкрикнул незнакомый голос. – Добби не виноват. Добби только хотел будить господина. Добби накажет себя.
Растерянный Джим смотрел, как темная фигурка билась головой о каменную стену. Наконец, он отошел от шока настолько, чтобы прошептать.
– Перестань! Остановись. Может прийти надзиратель.
– Добби понимает. Извините, господин, – звук ударов прекратился.
– Ты кто?
– Домашний эльф. Добби.
– Да? – Джим схватил Рона за плечо и потряс. – А как ты попал сюда?
– Для домашних эльфов нет преград. Господин послал Добби и сказал, что Добби будет свободен, если поможет.
– Помощь? – пробормотал едва проснувшийся Рон. – Кто решился помочь нам?
– Добби не может говорить.
Домашний эльф выглядел испуганным, и Джим поторопился успокоить его.
– Хорошо-хорошо, как ты должен помочь нам?
В руку ткнулось что-то холодное, и эльф зашептал.
– Мастер дал портключ. Специальный портключ для этого места. Пароль – свобода.
Это было слишком хорошо, чтобы быть правдой. Джим ощупал предмет, всматриваясь в него в полумраке – это был браслет. Их дорога к свободе, если эльф говорил правду. Вот только Джим сомневался.
– Куда он ведет?
– Добби не знает. Господин не сказал, – внезапно маленькое существо занервничало. – Добби слишком долго здесь… Должен идти… быстро!
– Подожди! – крикнул Рон, но слишком поздно.
Джим нерешительно крутил браслет. На ощупь он был совершенно неопасен. Стоит ли им решиться и поверить? Что если все это ловушка?
Рон протянул к браслету усеянную свежими следами от ран руку.
– Чего ты ждешь, Джим?
– Ты хочешь сделать это?
– Естественно, – в голосе рыжего не было и тени сомнения. – Все равно, куда — лишь бы не обратно в ад.
Ад. Завтра его очередь посетить ад. Они буду пытать его, делать с ним невыразимые вещи. Он боялся даже думать об этих вещах. Больший страх, чем смерть.
Хогвартс? – шепнул он, ожидая подтверждения.
Родители, Орден… Они оказались здесь из-за них… И теперь — струсить и сбежать? Джим не хотел быть трусом. Но этот первобытный страх давно победил его гордость, оставив лишь чувство вины. Лишь тоска по родителям заставила его задать этот вопрос. Не был ли он эгоистом? Он же избранный, он должен спасти их… или остаться в одиночестве.
– Хогвартс падет и они погибнут. Но мы избавим их от вида твоего трупа и дадим выжившим надежду.
– Мы сдались…
Тихое «да» последовало лишь после долгой паузы.
– Но пока мы живы, у нас есть шанс.
– Ты прав, – Поттер радовался, что тьма скрывает слезы. Он сдался. Его родители умрут, а он будет в безопасности. У него останется лишь смутное утешение, что он, все же, пытался.
– Джим?
Он крепко схватил руку Рона и положил ее на браслет. Эти раны были на его совести. Рон Уизли охранял его. Он принял на себя его пытку. Благодарность и чувство вины были слишком велики, чтобы выразить их словами.
Но он потребовал от друга достаточно много, чтобы не использовать шанс спасти его. Джим Поттер вдохнул и чистым ясным голосом сказал.
– Свобода.
Магия приподняла их и рванула прочь из этого ужасного места в неизвестность.
Джим не знал, от кого он бежал теперь, на кого оставлял свои обязанности. Бежал ли он из эгоизма или страха боли? Или ради Рона и родителей? Или потому, что понял, что этот бой они проиграли?
Возможно из-за всего сразу или вообще без причин. Только когда он летел в свет и свободу, он чувствовал, что это единственно правильное решение.

*** ***

Свободный домашний эльф счастливо прижал к себе рубашку и исчез. Драко вздохнул с облегчением и присел в кресло.
Чудо, что все получилось. Сначала он должен был узнать, в какой камере пленники. Лишь спустя два часа и литры коллекционного коньяка для «славных ребят, чью ответственную работу никто не ценит» он узнал нужные сведения. Крыло, уровень, номер.
Дальше было сложнее. Портключ. К счастью, на него уже давно сально поглядывала одна из членов карательного отделения. Оставалось лишь ответно улыбнуться. Скрепя сердцем, не отвечая на удивленные взгляды Нарциссы, он привел ее в Малфой-мэнор. Любимое семейное проклятие подчинения, а потом заклинание изменения памяти, и она отправилась домой в абсолютной уверенности, что провела страстную ночь с бывшим любовником самого Лорда. Страх вызвать его ревность заставит ее зря не трепаться о происшедшем. Но сам Драко был доволен – он одновременно создал специальный портключ и алиби.
Добби был самым простым звеном во всей операции. Достаточно было предложить ему свободу.
Теперь, если эти двое были не абсолютно безмозглыми гриффами, то должны были уже находиться в безопасности. Зная о методах карателей, он послал их в отличный госпиталь в Португалии, специализирующийся на травмах. Достаточно великодушный жест с его стороны.
Наконец он свободен. Казалось, что с души снят омерзительный груз. Драко больше никому и ничего не должен. Теперь он опять гордый Малфой.
На тонкой полоске пергамента, принесенной его совой Лециферу, стояло лишь два слова.

«Исполнено. Драко».

Становление тьмы. — Часть четвертая — Тени, несущие свет. — Глава 11. В свет. Часть 2


Приближающиеся голоса предупредили, что к ним идут. Затем мелькнул знакомый багровый отсвет факелов. Затем дверь скрипнула, и свет ворвался в их камеру, почти ослепив пленников. На этот раз к ним пришли не для того, чтобы наделить едой. Много важничающих мужчин и женщин.
Рон почувствовал дрожь мальчика. В нем самом разгоралось адское пламя страха, и он с трудом поборол бесполезное искушение отползти в дальний угол клетки, сворачиваясь там клубочком.
Люди остановились. Свет факелов остался за их спинами, накрывая детей черными щупальцами шевелящихся теней пожирателей.
– Джим Поттер и Рон Уизли, – вперед выступил рослый мужчина. Сломанный нос, ровные темные волосы, ничего примечательного. Кроме глаз. Свободные от любого проблеска сочувствия или милосердия. – За связь с запрещенным в Англии Орденом Феникса вы причислены к государственным преступникам и приговорены к смерти.
Слова и их смысл не были неожиданностью, но все же сделали все невероятно реальным. Каждый знает, что когда-нибудь умрет. Но знание, что это произойдет в ближайшем будущем и насильно, а ты ничего, абсолютно ничего не можешь сделать, сотрясало душу.
Пожирателю был известен эффект этих слов и он широко улыбнулся.
– К долгой и очень болезненной смерти. Но вы можете доказать свой ум и склонить Темного Лорда к милосердию… предположим, согласием ответить на пару вопросов. И, может быть, кое-что сделав.
– Мы должны предать? – прошипел Джим. – Моих же собственных родителей? Никогда!
– Действительно? – Мужчина с жадным предвкушением в глазах разглядывал Джима и поминутно облизывался. В эту минуту Рон трезво и четко осознал, что перед ним палач. Пыточных дел мастер. И что сейчас он прикидывает, что можно сделать с мальчиком, чтобы причинив максимум боли, сохранить тому жизнь и рассудок. И, черт его побери, если кто-то из Уизли позволит обидеть ребенка. Он не может послать Джима в ад… не перед собой.
Нельзя позволить… он клялся… Он сохранит неприкосновенность Джима настолько долго, насколько это будет в его силах… пусть хоть лишь на пару часов.
Рон, молнией сорвавшись с места, ринулся к Пожирателю, метя кулаком в лицо. У него еще были силы и энергия, чтобы свалить с ног даже такого грузного мужчину и изо всех сил пнуть ногой, целясь в пах. Тонкий пронзительный крик стал доказательством успеха. Дикая радость подстегнула Рона и он замахнулся еще раз. Несколько проклятий одновременно сбили его с ног, проволокли по каменному полу камеры и ударили о стену. Встать он не смог.
– Ублюдок, – прохрипел палач. С искаженным от боли лицом, он с трудом поднялся на ноги. – Ты пожалеешь об этом. Взять его.
Два пожирателя легко подняли Рона в воздух и направились прочь. Палач, не оглядываясь, захлопнул за собой дверь камеры.
Огни исчезли. Опять стало темно, и Джим остался один
Он скорчился у стены дрожащей тенью, стыдясь, что не помог Рону. Он просто сидел и ждал… теперь ему оставалось лишь сидеть и ждать… возвратится ли Рон хоть когда-нибудь.

*** ***

– Лецифер, – Тая нерешительно коснулась его плеча. – Что ты делаешь?
Он продолжал молча смотреть на пергаменты перед ним. Сообщения, карты, сведения и коротенькое письмо с его подписью. Она мельком взглянула на эту груду.
– Стоило ли это потраченного времени?
– Да, – его голос звучал резко, почти обвиняя ее в том, что она осмелилась спросить.
– Успешно?
Полувампир медленно встал.
– Нет. Слишком много возможных мест и вариантов. Наши шпионы внедрились лишь в нижние эшелоны власти. У нас нет никого, кто знаком с кем-либо из высокопоставленных пожирателей.
– Это лишь вопрос времени… – попыталась утешить его Тая. Вместо этого он внезапно возбудился.
– Время? Тая! У Джима и Рона нет времени. – Он казался тигром, запертым в слишком маленькой клетке. – Я не могу помочь им. При всей моей силе… я бессилен.
– Ты помог многим другим.
Лецифер посмотрел ей в лицо. Его зеленые глаза были глубокими и какими-то странно пустыми. Он слегка поморщился, как от укола головной боли.
– Надеюсь, что это так, – он помолчал несколько секунд. – Сколько времени понадобится на сбор руководства армией?
Тая наморщила лоб.
– Часов шесть, вероятно.
– Отлично. Тогда моему плану ничего не мешает.
– Плану? – Тая дернулась, как от удара. – Плану чего? Что ты собираешься сделать? Весь лагерь собирается для битвы, но никто ничего не знает… что будет?
– Поэтому я назначаю собрание, – молодой человек был почти равнодушен. – Но если тебе невтерпеж – что бы ты хотела узнать?
Рассердившись на его холодный тон, она топнула ногой.
– Иногда ты ведешь себя, как избалованный ребенок!
Одно долгое мгновение казалось, что он улыбнется, но он ответил без единого намека на веселье.
– Я не знаю, как ведут себя дети.
Тая не знала, что ответить. Ее друг никогда не давал понять, что сожалеет о своем образе жизни или хочет чего-то другого. Всегда сильный, всегда спокойный и собранный, как, впрочем, и сейчас. Только теперь слишком отстраненный и холодный. Кажется, близнецы были последней опорой детской части его души. Теперь, без них, осталось лишь существо рожденное для войны.
Тая могла лишь надеяться, что время излечит и эту рану. Время и друзья.
– Лецифер, не делай глупостей. Но, в любом случае, ты мой друг, и я… – она сжала его руку. – Если тебе понадобится помощь, просто приди ко мне.
– Обещаю, – полувампир задумчиво смотрел на нее.
– Тая, так или иначе, эта война будет окончена. Не знаю, увижу ли я конец… поэтому и хочу попросить тебя, – он глубоко вздохнул. – Не могла бы ты позаботиться, чтобы меня погребли в России, рядом с друзьями?
Тая растерянно замолчала.
– Лецифер…
– Пожалуйста.
Слезы подступили к глазам, и Тая побоялась, что не справится с голосом, поэтому просто кивнула. Потом выдавила.
– Клянусь. Рядом с ними.
– Спасибо.

Становление тьмы. — Часть четвертая — Тени, несущие свет. — Глава 11. В свет. Часть 1


Абсолютная темнота вокруг не мешала ему полностью погрузиться в ужасные картины его будущего. Картины, наполненные страданием и болью. О сне можно было и забыть, наслаждаясь кошмарами реальности. Рон закрыл глаза и попытался расслабиться. Он выискивал в памяти воспоминания, способные утешить его… Безумный смех соседа по камере прервал его мысли. Слишком усталый, чтобы рассердиться, рыжий просто устроился удобнее.
– Рон? – тихий голос раздался почти рядом. Прерывистое дыхание и шмыганье носом выдавали беспокойство юного Поттера. – Как ты думаешь, что они будут делать с нами?
А надо ли вообще отвечать? Джим уже знал ответ, но может быть он просто хотел поговорить.
– Не знаю.
Снова тишина. Минуты ползли, отсчитываемые капелью клепсидры сырости. Потом Джим выдохнул вместе с рыданием.
– Я так боюсь…
Неспособный помочь, Рон тихо ответил.
– Я тоже…
Сказав все, они опять утонули в молчании. Где-то далеко проходили часы, вставало и опускалось солнце, а они сидели и изо всех сил пытались не слышать звуков страха и боли. Внезапно, сквозь зарешеченное окошко в двери камеры мелькнули блики факельного огня. В коридоре раздались шаги. Рон не решался смотреть на дверь. Начнутся ли пытки именно сейчас?
Шаги замерли перед их дверью… Рон затаил дыхание и зажмурился, в детской надежде, что все минует… Хлопнул клапан, и на полочке под ним появилась миска с едой и кувшин воды. Шаги пошаркали дальше.
– Только еда, – в голосе Джима звучало легкое удивление.
– Да, – «Наш последний обед», – горько подумал Рон.

*** ***

Джеймс Поттер моргнул. Полуденное солнце било прямо в глаза. Машинально он поднял левую руку, чтобы прикрыть глаза, но не смог. Реальность больно ударила в сознание, напоминая, что рука потеряна навсегда.
– Задернуть штору? – Лили вскочила со стула у изголовья кровати.
– Пожалуйста, любовь моя, – Джеймс грустно улыбнулся ей. Он только недавно вышел из лечебной комы, в которой наверстывал кровопотерю.
Лили опустила штору и вернулась к кровати. Они находились в огороженном не пропускающими звуки ширмами пространстве. Без подобной защиты в больничном крыле было бы невозможно находиться. Огромное количество тяжелораненых, стонущих от боли или мечущихся в бреду, их родственники или друзья, помогающие мадам Помфри, создавали невообразимый хаос. Поэтому уже в первые же часы после начала атаки палата начала разделяться на маленькие закутки для одной или двух кроватей.
– Я принесла тебе чистую одежду, – тихо проговорила Лили. – Помочь одеться?
Джеймс откинул одеяло и посмотрел на себя. На нем были только боксеры и просторная белая футболка.
– Думаю, что брюк будет достаточно. Я попробую сам.
– Как хочешь, – Лили протянула ему сверток. – Мы еще подождем. Поппи обещала еще раз посмотреть на рану.
– А, хорошо. А потом сразу уйдем? – В его голосе было столько детского желания покинуть больницу, что Лили улыбнулась. Легкое покашливание за спиной, заставило их обернуться. Слегка отодвинув штору, к ним входил Виктор. Он улыбался, но довольно напряженно и фальшиво.
– Рад, что вам лучше.
– Ты тоже неплохо выглядишь, – любезно ответила Лили. – Поддержка Защиты достаточно измотала нас обоих, но ты выглядишь бодрее меня.
– Вероятно. Я могу войти? Мне надо кое-что сообщить вам.
Джеймс нервно нахмурился.
– А подождать никак нельзя?
Виктор помедлил, но все же упрямо покачал головой.
– Думаю, будет лучше, если вы немедленно узнаете об этом.
Рыжая ведьма вздохнула.
– Тогда входи. Ты принес хорошие или плохие новости?
– Это зависит от того, чем является для вас правда.
Поттеры ошеломленно переглянулись. Что имеет в виду болгарин? Правду… какую правду? Тяжелое предчувствие медленно накатывало, и сияющий летний день тускнел и мрачнел.
– Не думаю, что это будет слишком плохо, – решил Джеймс.
– Джеймс прав, – согласилась с ним Лили. – Рано или поздно правда все равно выйдет наружу. Так лучше не жить во лжи, или в счастливом неведении.
Виктор промолчал в ответ на на это высказывание. Он молился, чтобы Лили оставалась в этой уверенности и через несколько минут.
– Как знаете. Я буду краток. Перед самой атакой на Хогвартс я работал в кабинете Дамблдора. Я кое-что искал там. И нашел, – он поднял взгляд на молчавших супругов. Они ожидали продолжения. – Перед смертью Дамблдору стало известно о втором тождестве Гарри… имени, под которым он известен вампирам и Федерации.
– Кто он? – Лили подалась вперед от волнения. Она могла узнать что-то новое о потерянном, почти чужом ребенке. Разве это могло быть плохо?
Виктор был немного другого мнения.
– Вы и правда хотите знать это?
– Естественно! Он наш сын, – Джеймс был уверен в своих чувствах.
Виктор медленно кивнул. Поттеры сами приняли решение. Сердце защемило, но он продолжил.
– Приняв его, вампиры дали ему новое имя, – смотреть на сияющие радостным волнениям лица было невмоготу, и Виктор закрыл глаза. – Лецифер.
Тишина. Задыхающаяся, растерянная тишина. Птицы умолкли, замерли даже пылинки в воздухе. Иди это остановилось само время? Виктор открыл глаза. Время застыло. Все осталось таким же — та же больничная койка, белые стены ширм, свет летнего солнца… Только лица другие. На них были растерянность и растущее понимание, которое вдруг взорвалось сокрушительным ощущением предательства.
Лили прикусила пальцы, все сильнее стискивая зубы, чтобы подавить рвущийся из горла звериный вой. Ее сын… ее маленький сын… Лецифер? Хладнокровный убийца, равный по деяниям самому Вольдеморту? Этого не может быть!
Он же провел с ними все лето. Когда бы он успел? Ведь договор был заключен… ровно в то же время, когда он уходил. Как же они не поняли? Но тогда они еще не знали, что он стал полувампиром. А Дамблдор…
Этого быть не может. Нельзя же невозможное назвать правдой?
Было ли их лето, их единственное общее время, сплошной ложью. Планом выведать их тайны и предать?
Может ли это быть правдой? Не должны ли были они, его родители, увидеть изменение мальчика? Лили задрожала от ледяного холода в сердце. Виктор никогда бы не пришел к ним с непроверенными данными. А эту новость он должен был проверить троекратно…
Они были его родителями. Они должны были остановить его. Лецифер убивал невиновных, участвовал в уничтожении Министерства… список прегрешений казался бесконечным… А что они делали? Лишь охраняли и защищали его, даже когда он пришел к ним в дом убить всех.
– Это ошибка! – голос Джеймса был слишком резок и высок. – Гарри не может быть им. Он, пусть даже с его невероятными способностями, не годится Лециферу и в подметки. Кроме того, впервые Лецифер появился восемь лет назад! Гарри был еще ребенком. Слишком маленький, слишком незрелый и, вообще, слишком неопытный для войны. А даже если и наоборот, неужели ты всерьез веришь, что Вольдеморт примет семнадцатилетнего юнца, как равного себе? Невозможно.
В Лили вновь пробудилась надежда. Джеймс, разумеется, совершенно прав… и как она смогла настолько легко поверить словам Виктора? Смешно.
Виктор тяжело вздохнул. Он был готов к недоверию. Легче всего было согласиться с ним и тихо уйти, но он не мог.
– Гарри полувампир. Поэтому его способности значительно выше, чем у человека. Если его тренировали с детства, то уже в десять он мог быть серьезным противником даже взрослому мужчине. Не стоит забывать и о его специфической магии смерти, именно той, которой он уничтожил Вернона Дурсля и… остальных мужчин.
– Рост?
– Скорее всего, зелье.
– Все равно, у тебя нет доказательств, – прошипел отец.
– Время отсутствия Лецифера в России точно совпадает со временем нахождения в Дурмстранге Дэмиена Сильбера, – твердо отчеканил Виктор. – Кроме того, Гарри, как и Лецифер был женат на вейле по имени Камилла и так же точно рано овдовел…
Лили сглотнула. Правда выглядела слишком чудовищно. Как будто ей только что сообщили, что ее сыном был сам Вольдеморт. Абсурдно, невозможно, фальшиво. Единственно ответом на подобное обвинение мог быть только смех… но они сидели и не смеялись.
Джеймс становился все более нервозным.
– Да и как мальчик может управлять армией? Кто примет его всерьез?
– Никто, кто увидел бы его лицо или узнал возраст, а кто видел Лецифера?
– Никто, – прошелестела Лили.
– Правильно. А те, кто видел, уже мертвы. И думаю, что члены Совета и лорд Вольдеморт знали правду… но ценили его способности больше, чем свое высокомерие к ребенку.
– Способности? – Лили упрямо смотрела в пол. – Да, он хорош в дуэли, но…
– Джим видел его оружие. Это значит, что он обучен обращению с клинками, – Виктор скривился в сочувствующей гримасе. – А магия смерти… вероятно, нам повезло, что мы не видели ее.
Лили сгорбилась, как будто ей на спину взвалили всю правду их больного мира. Из прокушенных, почти изжеванных, губ капала кровь, но женщина не ощущала боли. Кто замечает порезанный палец при ампутации сердца? Из ее горла вырывались сухие рыдания, от каждого из которых тело содрогалось, как под ударами бича. Слезы стекали по щекам, капая вниз.
Все совпадало. Как будто кто-то взял ее реальность и вывернул наизнанку. Сын – преступник, предатель, безжалостный убийца… да она была бы рада такому счастью. Но нет, кому-то там, наверху, показалось мало. Ее сын – Лецифер. Воспоминания о счастье, наполнявшем душу, исчезли. Больше не было мальчика с зелеными глазами, громко смеющегося и дергающего ее за пряди волос.
– Вон, – прохрипел Джеймс. Он направил на Виктора судорожно зажатую в руке палочку. – Вон.
Виктор умиротворяюще поднял руки и медленно, не поворачиваясь спиной, выскользнул за ширмы. Им лучше побыть в одиночестве. Затем он медленно поплелся к себе. Правильно ли он поступил?
Джеймс обнял Лили за плечи.
– Он ошибся, всего лишь ошибся… это только ошибка… – бормотал он сдавленным голосом.
– А если нет?
– Тогда… тогда… он все еще наш сын, – тем не менее, его голос дрогнул и сорвался.
Всхлипывания стали громче. Джеймс проклял пожирателя, лишившего его руки. Он не мог крепко обнять жену, даря ей сострадание.

Гарри Поттер и наследники. Пролог


Автор: Dagassa
Бета: Radistka
Пэйринг: СС, ГП и несколько новых героев
Рейтинг: PG
Жанр: Приключения/ Юмор/ AU
Размер: Макси
Статус: Закончен
Саммари: Пятый год обучения. Чтобы защитить Гарри, Дамблдор решает пригласить в школу потомков основателей четырех факультетов. Предупреждение: ООС героев, отход от канона. Пятая книга не учитывается.

Пролог. Необходимость

— Волдеморт становится сильнее, — устало сказал Дамблдор, глядя на хмурое небо за окном. — Его попытки завладеть разумом Гарри в конце концов могут привести к гибели мальчика. Поппи сообщила, что Гарри ежедневно принимает зелье сна без сновидений. Это тоже не может не сказаться на его состоянии. Надо предпринимать срочные меры.

— Но, Альбус, что ты можешь сделать? Наши сотрудники уже везде сопровождают мальчика. Но ему с каждым днем все хуже и хуже, — сжав кулаки, произнес Грюм, опираясь на посох.

— Я вижу только один выход в сложившейся ситуации, — директор повернулся к преподавателям, собравшимся в его кабинете. — Нужно обновить магическую защиту Хогвартса. Только новый щит поможет избавить Гарри от влияния Волдеморта хотя бы до того, пока мальчик находится в стенах школы. А для этого нам надо…

— Неужели ты полагаешь, что стоит на это решиться? — уже догадывалась о следующих словах профессор МакГонаггл.

— Я думаю, это единственно верный вариант. Если в Хогвартсе будут учиться настоящие потомки основателей всех четырех факультетов, то магический щит школы пополнится невероятной энергией.

— Но, директор, вы подумали о последствиях данного приезда? – серьезно, как никогда, произнес Снейп. — Вы не предполагаете, что они разнесут замок на мелкие куски, лишь только из-за того, что им станет вдруг скучно без вечных сражений.

— Я об этом много раз думал, поэтому ваша первая задача сделать все, чтобы внутри школы не начались боевые действия. Я уже разослал пригласительные письма их родным и сегодня получил почти от всех утвердительный ответ.

— То есть почти от всех? — приподнял бровь зельевар.

— Энгус Слизерин согласен на учебу его внука в стенах нашей школы, но окончательный ответ оставляет за тобой, Северус, как крестного и к тому же названного отца наследника. Я думаю, мой мальчик, ты не будешь против прибытия в школу твоего сына?

Дамблдор знал, за какие струны следует дергать, чтобы профессор зельеварения смягчился.

— Все же я считаю, что прибытие потомков основателей факультетов не совсем хорошая мысль, — попытался противиться Снейп. — Вы все отлично знаете, что, воспитываясь в дальних частях нашего мира, наследники знать не знают о маглах. Я не гарантирую, что, обладая огромным магическим потенциалом, мой сын не наделает тут бед. Я уже не говорю о Гриффиндоре, вместе с которым они переплюнут близнецов Уизли.

— Я полагаю, что с Даниэлем Гриффиндором справится его тетушка. Правда, Минерва?

— Я постараюсь, но Северус прав. Они выросли в мире магии и не представляют, что кто-то не может ею обладать. Я не знаю, как они отнесутся к полукровкам. Да и Даниэль, как и Конор Слизерин привыкли к постоянным сражениям, битвам и тому подобным кровавым действиям. Ты же знаешь, Альбус, дальний мир в постоянных войнах. Я просто не представляю, как мы теперь сможем заставить их просто учиться, сидя за партами.

— Надо постараться, Минерва, очень надо. Всего две недели прошло с начала учебного года, и я думаю, что наследники смогут сравняться со своими однокурсниками. Они ведь все одногодки Гарри?

Преподаватели утвердительно кивнули.
— Тогда возможно они быстрее подружатся с Гарри.

— Да, либо когда-нибудь мы найдем Поттера в разных частях замка в непригодном для дальнейшей жизни состоянии, — саркастично заметил зельевар.

Всё не навсегда. Глава 1. Случайное воспоминание… Часть 1


Автор: Scaeva

Пейринг:Энн Иронс /Драко Малфлой
Рейтинг: R, Darama
===

Она вспомнила,что была на приёме у Малфлоев вместе с папой и мамой.Они работают в министерстве магии- под прикрытием.У них было задание узнать,где находится Волен-Де-Морт,и какой он силой обладает…Для этого родителям изменили внешность,и фамилию с именами,а Энн так и осталась сама собой.
-Мистер и миссис Грегберри.-поприветствовал дворецкий,пропустив их в замок.
-О,добро пожаловать!-воскликнула Нарцисса Малфлой,позволив отцу Энн поцеловать её руку.Энн скривилась в незаметном отвращении.
-Здравствуйте миссис Малфлой.-девушка сделала еле заметный поклон в сторону хозяйки.
-Здравствуй!-также воскликнула женщина,бросившись обнимать её.Девушка натянуто улыбнулась,пытаясь высвободиться из крепких объятий Нарциссы.
-Мы можем пройти в свою комнату?-спросил мистер Иронс.
-О да,Лериола проводит вас.-ответила Нарцисса.-Она сейчас придёт.
-А где Люциус?-поинтересовался мистер Иронс,вспомнив зачем он сюда пришёл.
-О,он будет к началу приёма.Знаете ли дела…
«И как это он может быть к началу приёма?Он же в Азкабане!Сбежал?Нееет…а мож и да.»Энн посмотрела в даль коридора:
(далее…)

Бунгало Сатаны или Наследие Ангелов. Пролог


Название: «Бунгало Сатаны или Наследие Ангелов»
Автор: Редкая Прелесть.
Сайт: Блог автора
Бета: laurelea_ru
Рейтинг: NC-17.
Пейринг: Так как автор — верная поклонница слэша, то ГП/ДМ.
Жанр: Общий/ Приключения/ Роман.
Размер: макси
Статус: в работе.
Тип: слэш.
Аннотация: Закат четко, графически, очертил силуэт Поттера, придавая ему завершенность безупречной статуи, бросая кроваво-красные отблески на лицо. Драко вздрогнул – ему показалось, что Гарри в крови. Силясь прогнать стойкое ощущение близкого несчастья, Драко нежно коснулся его лица, словно хотел стереть эти красные отблески умирающего солнца, но стало еще страшнее: его руки тоже окрасились в ужасный цвет крови. Крови Гарри Поттера на его руках..
Дисклеймер: Герои принадлежат Роулинг, Язык — русским, Земля — крестьянам, Мне — мой Остров и его жители.

Предупреждение: Игнор эпилога 7-й части, ПостХог, ООС персонажей, немного «Рашн Фореве!», но совсем чуточку, правда-правда!!!

———————————————————————————

Пролог.

По синему морю неторопливо плывет белый корабль. Вокруг него вьются проворные, хищные, крикливые чайки. Птицы прекрасно знают, что за кораблем всегда тянется след различных объедков, поэтому вблизи судна всегда есть, чем поживиться. Вот открывается иллюминатор, и волосатая рука помощника кока выплескивает за борт ведро с очистками и помоями. Птицы приходят в неописуемый восторг! Еще бы, новая порция еды! Подобно летчикам-камикадзе, чайки бросаются к самому борту корабля, выхватывают кусочки поаппетитнее, взмывают в воздух, стремясь удрать подальше от сородичей, садятся на воду и начинают пир, чем кок послал. Расправившись с едой, они снова и снова повторяют свой маневр, до тех пор, пока корабль не отплывает на значительное расстояние, или не заканчиваются «дары богов».

Шум! Гам! Настоящий птичий базар преследует белый корабль. Одна из чаек пролетает мимо большой открытой палубы, камнем падает на воду, у самой воды успевает схватить «лакомство» и резко взмыть вверх. На палубе, облокотившись о поручень, стоит высокий молодой человек и с интересом смотрит на чаек.

«Всё как у людей, — думает он. — Успеть, схватить, урвать, удрать, да побыстрее. Или отобрать у того, кто слабее… А может, это у людей нет ничего, кроме таких примитивных инстинктов? Тогда зачем были все эти века эволюции? Для отбора лучших из худших? Если все равно человечество не так далеко ушло от безмозглых и крикливых птиц?»

Внезапный порыв ветра прервал его размышления, сбросил с головы шляпу. Длинные, чуть вьющиеся волосы взметнулись, следуя порыву ветра. Черная атласная лента красиво оттеняла светлый цвет его локонов, не давая им рассыпаться по плечам. Казалось бы, яркое солнце должно было породить в этих волосах медовые или соломенные блики, но нет — они оставались холодно-серебристого цвета. Цвета лунной дорожки на ровной глади горного озера, с качающимся на ней лотосом.

Чертыхнувшись и помянув Мерлина в весьма недвусмысленной ситуации, молодой человек попытался на лету схватить свою непокорную шляпу. Та в легком ветреном танце перелетела через палубу и упала бы за борт… Но в полете её перехватила рука другого юноши, брюнета, неуловимо похожего на блондина, потерявшего шляпу. Хотя он выглядел полной противоположностью первому. Так похожи позитивный и негативный варианты одного и того же снимка – казалось бы, такие разные, они являются отпечатками одного и того же.

Внимательный наблюдатель сказал бы, что этих двоих объединяет какая-то тайна. Принадлежность к чему-то более весомому, чем членство в одном крикет-клубе.

Брюнет держал в руках шляпу и ждал, когда за ней подойдет блондин, не делая, впрочем, шагов навстречу.

— Спасибо, что пойма… Черт побери, Поттер!!! Какого гиппогрифа ты делаешь на моём корабле?!
— Твоем корабле? Ты ничего не путаешь, Малфой? Могу с тем же успехом спросить и тебя: что ТЫ делаешь на ЭТОМ корабле? — сказал тот, кого назвали Поттером.

Смерив друг друга ледяными взглядами, они разошлись в разные стороны. Теперь ни у одного из них не возникало желания любоваться чайками…

Невозвращенцы. Глава 1. Шахматы


Автор: Че_галоген
Название: «Невозвращенцы»
Дисклеймер: Все персонажи принадлежат несравненной Роулинг, а все перипетии их жизни — вашей покорной слуге.
Предупреждение 1: AU последних глав 7 книги канона.
Предупреждение 2: Возможен OOC персонажей, поскольку они попали в непривычные для них условия.
Предупреждение 3: Последние главы седьмой книги канона не в счет.
Предупреждение 4: Здесь довольно мало экшена, основной акцент сделан на характере взаимоотношений героев.
Предупреждение 5: Инцест по незнанию. Причем речь идет только о романтических отношениях, никакого секса.
Персонажи: Много Уизли, Гермиона Грейнджер, Рон Уизли, Гарри Поттер и многие другие.
Рейтинг: PG
Описание: Волдеморт победил, но решил, что убить врагов – это слишком просто. Гораздо интереснее заставить их относительно добровольно жить по его правилам.

—————

1. Шахматы

Звякнули жалобные колокольчики, и закрылась гладкая магазинная дверь. Фред, стоявший спиной к прилавку, не обернулся. Он осторожно поставил на полку коробку «Нетающих снежков», которую до этого теребил в руках, и улыбнулся — невесело, но спокойно. За двадцать два года жизни с братом он научился на слух определять его настроение. Гулкое уханье открытой двери, неровный шорох его ног. Вот он сбивает, отряхиваясь от снега, коврик, а теперь поправляет его неловким движением ботинка. Вот хмурится – да-да, Фред почти слышит, как взлетают, скрываясь в рыжей, приправленной снегом челке, его брови. Брат чем-то недоволен, смущен, но в остальном, все совершенно нормально. Поводов для беспокойства нет.
— Что он хотел на это раз? – Фред, наконец, повернулся к брату.
— Переспать с моей женой, — капризно заявил Джордж.
— Но у тебя нет жены.
— Вот именно!
— А значит, он хотел…
— …чтобы мы работали на Министерство, — вдруг серьезно выдохнул Джордж.
— Хм, то есть теперь это официальное предложение? – Фред взмахом палочки прикрыл ставни и облокотился на прилавок.
Джордж открыл рот, чтобы отшутиться, но только искривил губы в родной усмешке и промолчал. Он размотал полосатый шарф и с размаху опустился на стул. Заметив свое отражение в прозрачной столешнице, он взъерошил рыжие метелки своих волос, обнажив единственное горящее от мороза ухо.
(далее…)

5 с 1012345678910