Игры темной королевы. Глава — 8 — Пацаны — они и в Африке пацаны!!


Нарцисса сидела за столом в кабинете Люциуса и нервно постукивала по нему ноготками. Как всегда, великолепна и величественна, с абсолютно прямой спиной (поистине королевской осанкой), с холодным взглядом серых глаз. Она минуту назад отправила сову в Министерство и сейчас думала о том, сдержит ли слово та особа, по приказу которой были украдены две наследницы. Нарцисса согласилась на этот, как она думала, нелогичный поступок ради мужа и сына. Люциус был в бегах, Драко потерял авторитет даже у своих недалеких телохранителей Крэбба и Гойла. Она была в отчаянии, поэтому и пошла на этот шаг, чтобы Министерство Магии позволило Люциусу вернуться в семью. Тогда и у Драко всё восстановится в школе, как думала она.
«Тёмная королева… н-да-а-а-а… из неё Темная королева, как из Волан-де-Морта балерина! И пришло же ей такое в голову! Это сто процентный маразм!» — думала Нарцисса, ожидая похитителей.
В дверь постучали.
(далее…)

Игры темной королевы. Глава — 7 — След


Гарри выскочил из школы на крыльцо, от которого вела тропинка к озеру и, озираясь, стал искать друзей. Услышав тихий свист, он тут же их увидел. Бросив ребятам мантии и натянув свою, он тихо спросил:
— К воротам или в Хогсмид?
— В Хогсмит! Они туда пошли. Не понимаю, где смысл? Там сразу заметят двоих мужиков, несущих тело девушки, не подающей признаков жизни, — ответил Конор.
— О-о-о-о-о! – застонал Даниэль, оба брата с пониманием посмотрели на друга и одновременно положили ладони на его плечи.
— Не переживай, Королёк, всё будет хорошо, — уверил его Конор.
— К Визжащей хижине! – осенило Гарри. – Там, едалеко от неё можно аппарировать. Туда обитатели Хогсмида не ходят. Именно туда и отправились эти двое! Всё, бежим, — добавил он, и ребята припустились в сторону деревни.
Подбегая к Хогсмиду, они заметили двоих, свернувших от деревни в лес, где между деревьями виднелась Визжащая хижина.
Мелкими перебежками от дерева к дереву юные спасатели пробирались за похитителями, не упуская их из виду и не попадаясь им на глаза.
(далее…)

Продолжение фанфика Игры темной королевы — новый автор и новая глава — 6 — Переполох


Вступление в продолжение фанфика. От автора: mulka

Игры темной королевы - фанфик
Игры темной королевы — фанфик

Да, простит меня и моё нетерпение Dagassa, Автор сего произведения. Да, простят меня Читатели. В последующей главе я сделаю попытку не отойти от стиля написания предыдущего текста. Очень жду Ваших откликов, Читатели. Высказывайте всё — критику и удовлетворённость, протесты и радость, смех и слёзы. Я приму любые отзывы, основываясь на которых, пойму, продолжать мне или нет. Итак, начинаем…

От администрации сайта harry-potter2.com

Всем нам, тем кому полюбился этот фанфик, было очень не приятно узнавать о том, что у него нет продолжения. Ведь это один из самых лучших опубликованных нами фанфиков о Гарри Поттере. Этот фанфик обладает большим количеством комментариев, на его главы часто заходят посетители.

Мы очень рады, что у фанфика «Игры темной королевы» будет продолжение! Новый автор, со-автор фанфика — mulka — привознесет «игру» на новый уровень! Мы благодарны Вам mulka, за то, что вы дали нам возможность упиваться новыми строками, продолжением этого фанатского произведения!

Глава 6. Переполох

— Отстань от меня, Нимфадора, — с раздражением в голосе сказала Мэган, накрашивая лаком еще один ноготок и любуясь своей работой.
— Не называй меня Нимфадорой! — возмущённо проговорила Тонкс, волосы которой из каштановых тут же превратились в ядовито-розовые.
Мэган только мельком взглянула на опекуншу и, закатив глаза к потолку, издала стон. Затем, как ни в чём ни бывало, снова принялась приводить в порядок свои идеальные ноготки. Тонкс, воздев руки к небу, с криком: «Да, за что же мне такие мучения?» — вылетела из комнаты своей подопечной. Своенравная девчонка, издав смешок, показала язык двери, за которой только что исчезла Тонкс.
— Сама учи свои уроки, больно надо зубрить всякую дребедень чокнутого старого приведения. Сама-то не пробовала слушать его лекции? — бубнила себе под нос красотка. — Обходилась без этой школы и сейчас не помру. Эх! Метлу бы сейчас! Посмотрела бы я тогда, где бы ты меня искала и как бы ты тогда говорила?!
В дверь комнаты аврора постучали. Мэган прислушалась. Припозднившийся посетитель скрипучим голосом попросил профессора Тонкс немедленно проследовать к директору школы на срочное совещание.
— Сейчас буду, мистер Филч, — ответила та и, крикнув Мэган, чтобы она немедленно доучивала уроки и ложилась спать, вышла, захлопнув за собою дверь. Она и предположить не могла, что в следующее мгновение Мэган, сражённая оцепеняющим заклятием, упадёт на ковёр в своей комнате и будет похищена двумя неизвестными мужчинами в чёрных мантиях.
(далее…)

Игры темной королевы. Глава 5. Примирение. Часть 3


— Мистер Слизерин-Снейп, — обратился к сыну Северус, когда подростки вечером сидели в классе, в качестве наказания готовя ингредиенты. – Вы сегодня соизволите работать?

Конор резко выпрямился и сунул в карман кусок пергамента, который до этого читал. Мальчишка чуть улыбнулся и притянул к себе ступку с жесткими крыльями муховёрток. Мастер Зелий прошелся вокруг стола и встал за спинами Гарри и Даниэля.

— И почему только мы все время крошим и режем? – зевнул Даниэль, гоняя ножом по разделочной доске крупную мокрицу. – Профессор, неужели больше заставить некого? У Вас же есть куча первокурсников. Пусть бы они тут штаны просиживали.

— В отличие от Вас первокурсники учатся, а не бездельничают, — скрестив руки на груди, произнес декан Слизерина.

— А Малфой? Почему ты его не наказал? Он ведь тоже участвовал в драке на уроке прорицания. Вот бы пусть здесь и готовил тебе ингредиенты, — буркнул Конор, подняв взгляд на отца.

Мужчина неодобрительно покачал головой и указал на ступку.

— Так всегда, — проворчал мальчишка. – Одним влетает, а другим все сходит с рук.

— Это несправедливо, — поддержал брата Гарри.- Почему именно мы должны вечно отрабатывать?

— Ага, — кивнул Королёк, ловя мокрицу, которая умудрилась сбежать от него. – Мы возмущены и требуем сокращения отработок, улучшения условий труда, годовой отпуск и больше шоколадных лягушек.

— Вместо сладостей для вас троих могу предложить только профилактическое чтение школьных правил в дополнение к отработкам, — спокойно ответил мужчина, проходя к двери, ведущей в его кабинет.

— Это нас не устраивает, — запротестовал Гриффиндор.

— Тогда за работу, господа, — не поворачивая головы к мальчишкам, едко произнес зельевар и ушел к себе в кабинет.

Отодвинув от себя ступку, Конор посмотрел на друзей.

— Парни, нужна помощь.

— Кому? – растягивая слово, поинтересовался Даниэль, заботливо прикрывая листом крапивы замеревшую на столе мокрицу.

— Мерлину, Королёк! — хлопнув по листу ладонью, Конор сделал попытку отвлечь друга от дурачества. – Конечно, мне, кому же еще!

— Он убил ее! – вскрикнул паренёк, кидаясь к крапивному листу.

— Гриффиндор, постарайтесь меньше вопить на весь Хогвартс, нарезая мокриц! – раздался сердитый голос Мастера Зелий из кабинета.

— Он убил ее, — полушепотом повторил Даниэль, отпихивая друга от листа. – А ведь я ей и имя уже дал. Прунелла. Правда, красиво? Хотел подарить Мэган…

— Подаришь ей чего-нибудь другое, — прошептал Конор. – Но до этого мне нужно, чтобы вы прикрыли меня, пока я ненадолго отлучусь.

— Я убийцам невинных насекомых не помогаю, — заглядывая под крапивный лист, буркнул Даниэль, но потом довольно улыбнулся. – Прунелла, ты жива! Ты воскресла!

— Все, Королёк, Больница Святого Мунго с удовольствием примет тебя, — хмыкнул Слизерин и посмотрел на брата. – Гарри, соври что-нибудь отцу, если что. Хотя я не думаю, что он выйдет из кабинета в ближайшие полчаса. Наверняка письменные работы студентов принялся проверять.

— А ты куда собрался? – улыбнулся Гарри Снейп.

— Ну, тут…- замялся Конор, тоже улыбаясь. – Гермиона решилась поговорить, вот я и…

— Давно пора с ней помириться, — шепнул брат и кивнул на дверь. – Давай, дерзай. Мы уж как-нибудь продержим с Корольком оборону.

Конор с благодарностью посмотрел на Гарри и, осторожно пройдя мимо отцовского кабинета, выскользнул в дверь, ведущую в коридор.

— Уф, — облегченно вздохнул Даниэль и шепотом продолжил. – Я думал, все сорвется. Он так вчитывался в свиток, что у меня уже были сомнения, что поверит. Знаешь, я час потратил, чтобы почерк в письме поддался заклинанию и был похож на идеальные закорючки Грейнджер. Даже тетка решила, что я перевоспитываюсь и принялся за эссе по зельеварению. А ты старосте нашей настырной свиток с каракулями Не-ангела передал? Все же полчаса моего труда были вложены в три строчки.

Гарри, положив нож на стол и согласно кивнув, сказал:
— С трудом. Но все же она забрала послание.

— Отлично, — размял ладони Даниэль. – Теперь осталось самое сложное – заставить вашего родителя просидеть за проверкой работ как можно больше времени. Как, думаешь, он отнесется к запирающему заклинанию?

— Думаю, плохо отнесется. Пройдет через коридор и войдет в класс. И я не гарантирую, что мы останемся живы после этого.

— Да, запирающее заклинание не выход, — почесывая затылок, сделал вывод парень.- Придется придумать что-то другое.

* * *
Гермиона Грейнджер вздохнула и кинула сумку с учебниками на подоконник. Коридор, где назначил ей встречу Конор, пустовал.

«Нет, я не могла ошибиться, — вынув записку из кармашка сумки, девушка еще раз пробежала взглядом по строчкам. – Конор именно здесь решил встретиться. Но почему его до сих пор нет?»

За поворотом послышались торопливые шаги. Староста с трудом удержалась, чтобы не улыбнуться спешащему к ней Конору. Парень, то и дело оглядываясь, на ходу схватил Грейнджер за руку и потянул за собой.

— Гермиона, извини, но тут не стоит оставаться. Я немного с Филчем повздорил….

— То есть? — успев забрать сумку, девушка спешила за наследником.

— То есть он ищет меня, чтобы прибить метлой за небольшой бардак в одном из коридоров, в котором я перевернул ведро с грязной водой на пол и совершенно нечаянно уронил его в эту лужу. Я уже не говорю о средневековых доспехах, которые рухнули, когда Филч попытался зацепиться за них, чтобы сохранить равновесие.

— Доспехи ведь тяжелые, они могли покалечить старика, — охнула староста.

— Покалечилось пока только ведро, которое сплющилось от удара, — заворачивая за угол и ища взглядом какое-нибудь укромное место, произнес мальчик. – Но, похоже, даже это не будет для меня смягчающим обстоятельством. Я не думал, что из-за раздавленного ведра, старики могут так быстро вскакивать с пола. Пришлось бежать…

Подросток резко остановился, и Гермиона с размаху врезалась ему в спину, заставив слизеринца сделать пару шагов вперед. Выглянув из-за плеча парня, девушка увидела запыхавшегося, бледного от раздирающей злости смотрителя школы в мокрой одежде. Миссис Норрис, стоя возле ног хозяина, выгнув спину и вздыбив шерсть на загривке, зло зашипела.

— И кто выдумал тайные ходы? — буркнул паренек, прежде чем Филч схватил его за левое плечо.

Мальчишка поморщился от боли в раненной руке, которая все еще с трудом заживала.

— Добегался, — довольно заявил старик. – Думал удрать с места преступления, гаденыш?!

— Да я тут вообще ни при чем, — попытался высвободить плечо из железной хватки подросток.

— Ты это своему декану доказывать будешь, — таща за собой школьника по коридору, злился смотритель.

— Стойте! – крикнула Гермиона, подбегая к Филчу.– Возможно, он и вправду не виноват.

Старик оглянулся на студентку и, сузив глаза, ехидно заметил:
— Защитница?! Поди, такая же хулиганка, как и этот, — кивнул в сторону мальчишки. – А еще значок старосты нацепила. И кто таким значки раздает?! Шастают по коридорам после отбоя, полы топчут.

Грейнджер хотела было возразить, но Филч, схватив и ее за руку, повел за собой обоих нарушителей. Миссис Норисс, замыкая процессию, довольно распушив хвост, шагала вслед за хозяином. В связи с тем, что попавшиеся студенты были с разных факультетов, смотритель школы, заперев подростков в своей каморке, отправился с жалобой к деканам. Конор, потирая разболевшееся плечо, осмотрел небольшое помещение, заваленное коробками со старыми карточками учеников-нарушителей, где были прописаны их деяния.

— Это ж надо было так глупо попасться, — буркнул Слизерин, пнув ящик с каким-то барахлом.

— Не думаю, что деканы в этом случае будут строги, — присаживаясь на потемневшую от времени скамейку возле стены, Гермиона сложила руки на груди. – Мы не нарушили ни одно из правил школы…

— Это ты не нарушала правил, — вздохнув, перебил Конор, присаживаясь рядом и облокачиваясь о стену. – А мой отец думает, что я все еще в классе на отработке, а тут Филч – старый веник, все порушит своим визгом.

— Зачем же ты назначил встречу во время отработок? – пожала плечами девушка.

— Ты же позвала, вот я и пришел, — хмыкнул парень и, достав из кармана брюк свиток, протянул его Гермионе.

Девушка удивленно провела взглядом по строчкам письма. Раскрыв сумку, староста вынула свой вариант «приглашения на свидание» и отдала Слизерину. Тот недоуменно посмотрел на кривоватые строчки короткого письма и поднял взгляд на Грейнджер.

— Я этого не писал, — пожал плечами мальчишка.

— Но кто-то же это сделал? – хмыкнула Гермиона.

— Судя по кривизне каракуль, это «изобразил» Гриффиндор, — вскакивая со скамьи, прорычал Конор и, дернув за ручку запертой двери, громко произнес. — Алохомора!

Замок не поддался заклинанию, игнорируя все попытки подростка покинуть помещение. Слизерин-Снейп чертыхнулся и, пнув напоследок дверь, вернулся на скамью.

— Значит, Даниэль подстроил встречу,– тихо вздохнула Гермиона.

— Скорее всего, — посмотрев на девушку, пожал плечами Конор и, чуть запинаясь добавил, не поднимая взгляда на Гермиону. — Он просто немного опередил меня…Я уже и сам собирался… Но… В общем, как тебе сказать… Ты, ну это… прости меня за все выходки… Я вовсе не хотел тебя обижать. Но вспылил… И, как всегда, все испортил…Хотя если тебе не интересны мои извинения, то можешь…

— Нет, это ты меня прости, — улыбнулась в ответ староста, наблюдая, как волнуется ее парень.- Я повела себя как ревнивая дура.

— Ты ревновала? – вскинув бровь на манер своего отца, спросил Слизерин, стараясь унять улыбку, которая никак не хотела слетать с его лица.

— Нет, — неубедительно произнесла Грейнджер, и ее щеки стали розоветь.

— Ты сама сейчас сказала, — не унимался Конор, еще шире расплываясь в улыбке.

— Ничего я такого не говорила.

— Говорила.

— Нет.

— Да.

— Я всего лишь использовала выражение, — улыбнулась Гермиона.

— И ревновала, — засмеялся подросток и вскочил со скамьи, когда староста, замахнулась на него увесистым школьным старым журналом, который схватила из стопки на столе.

Пыль, поднявшаяся от пожелтевшего от времени издания, заставила сначала поморщиться девушку, а потом чихнуть.

* * *
«За каким Мерлином Конору понадобилось бегать по коридорам? — думал Северус Снейп, следуя за смотрителем школы к каморке. – Если бы тут задумывалась шалость, то Гарри с Даниэлем наверняка бы присоединились. Гриффиндор бы уж точно не упустил возможности как-нибудь набедокурить. Но, нет, эти двое остались в классе, да еще и выполнили все, что я им поручал, в то время как мой второй сын трепал нервы Филчу. Или что он там еще натворил? Ведро испортил? Не припоминаю я что-то страсти Конора к ведрам. Хм… Нет, мальчишка не просто так покинул класс. Смотритель утверждает, что поймал моего оболтуса и еще какую-то девчонку-гриффиндорку. Мне теперь еще романтических похождений моих отпрысков не хватало».

В главном холле школы к процессии присоединилась профессор МакГонаггл:
— Аргус, Вы уверены, что ученица, которую Вы поймали за нарушение дисциплины, с моего факультета? – шагая рядом со смотрителем, задала вопрос декан.

— Девчонка с Гриффиндора, а пацан со Слизерина, — подходя к каморке, пробурчал Филч.

— Насколько я знаю, мои студенты все в своих спальнях. Отсутствует только Гермиона Грейнджер. Но эта студентка самая дисциплинированная, она никогда бы не пошла на нарушение правил. Я уже не говорю о том, что мисс Грейнджер не стала бы бегать по коридорам и портить имущество школы…

Декан не успела договорить, охнув от неожиданности, когда в нее из каморки полетел старый коричневый башмак, как только смотритель открыл ключом дверь. Женщина моментально выхватила волшебную палочку и магией успела отразить «нападение» потрепанной обуви. В пыли, стоявшей столбом, в помещении было трудно что-либо разобрать, но хохот ребят вперемешку с кашлем говорил о том, что студенты все еще там.

— Промазала! – смеялся Конор. – В команду по квиддичу не возьмут!

— Ах, так! – из-за пылевой завесы послышался голос Гермионы. – Это тебе за твой наглый поцелуй, слизеринец!

Северус вовремя взмахнул рукой, останавливая заклинанием летящий в его направлении старый увесистый школьный журнал. Как только вещь шмякнулась об пол, зельевар шагнул в каморку и вытащил оттуда кашляющего сына, а затем и гриффиндорскую старосту.

— Говорите, дисциплинированная, — бросил Мастер Зелий, указывая на покрытую пылью ученицу, сжимавшую в руке второй увесистый школьный журнал, который она хотела отправить вслед за первым.

— Мисс Грейнджер, потрудитесь объяснить Ваше безобразное поведение! – взмахнув в сторону каморки волшебной палочкой, декан Гриффиндора пристально посмотрела на Гермиону.

Пыль в комнате смотрителя школы быстро исчезала, рассыпанная картотека студентов-нарушителей укладывалась обратно в коробки, школьные журналы идеальными стопками переместились на стол. Журнал в руке старосты дернулся и, вырвавшись на волю, присоединился к своим потрепанным «сородичам». Девушка с пылающими от стыда щеками посмотрела на профессора МакГонаггл.

— Это я все устроил, — заявил Конор, смотря на взрослых. – Решил пошутить над мистером Филчем, испортил его ведро, а потом разбросал его вещи в каморке. А Гермиона всего лишь пыталась меня остановить.

Староста резко повернула голову в сторону слизеринца.

— Хулиганье, — проскрипел смотритель школы, грозя кулаком мальчишке. – Пошутить он надумал! Безобразник!

— Я во всем разберусь, Аргус, — уверил старика Северус Снейп, видя, что его сын из-за девчонки берет всю вину на себя. – Мальчик получит то, что заслужил.

Филч согласно кивнул головой, уверенный в том, что декан Слизерина не оставит проделки своего студента безнаказанными.

— Но ведь я тоже… — попыталась восстановить справедливость Гермиона, но ее перебил Конор.

— Стояла рядом и пыталась образумить меня, когда я рушил коробки в комнате. Мистер Филч, я даже пробовал вырвать страницу из журнала шестого курса, но Грейнджер меня остановила, отняв журнал.

Смотритель, сжав кулаки, побледнел от негодования, гневно взирая на ученика.

— Что ж, раз все разъяснилось, и истинный нарушитель выявлен, то не стоит здесь больше задерживаться, — сказала профессор МакГонаггл, глядя на подростков. – Мисс Грейнджер, немедленно отправляйтесь в гостиную. Время позднее.

Гермиона, забрав свою сумку, мельком взглянула на Конора и чуть улыбнулась. Парень ей подмигнул и улыбнулся в ответ. Попрощавшись со Снейпом и Филчем, декан, сопровождая студентку, направилась по коридору в сторону движущихся лестниц.

— Вы, молодой человек, ничего больше не хотите сказать мистеру Филчу? – строго произнес Северус, глядя на отпрыска.

Конор пожал плечами и, ухмыльнувшись, сказал:
— Разве что принести дополнительные извинения за порчу ведра.

Игры темной королевы. Глава 5. Примирение. Часть 2


— Дурацкий урок, дурацкая школа, дурацкий лес, — пробираясь по сугробам между деревьями и кустарниками, ругалась Мэган Рейвенкло, сбежав с урока по уходу за магическими существами.

Бродя по заснеженному лесу, девушка уже сожалела, что самонадеянно полагала самостоятельно выбраться из чащи.

— Чтобы я еще раз появилась в этом кошмарном лесу! – прошипела наследница, когда с ветки дерева ей на голову свалился снежный комок. – Хоть бы кто-нибудь помог мне выйти отсюда, пока я еще не состарилась.

Студентка хотела было пройти дальше, но шорох в кустах неподалеку заставил ее замереть.

«Мне только зверей тут не хватало. Чего им в другом месте не ходится? Лес большой, а все сюда прутся, — спрятавшись за дерево, подумала Рейвенкло.

Пробираясь через кусты, прямо к дереву, за которым притаилась пятикурсница, вышел енот-полоскун. Принюхавшись, животное довольно фыркнуло и, стряхнув с шерсти налипший снег, направилось к наследнице. Увидев зверя, девушка испуганно отскочила и замахнулась сумкой с учебниками, намереваясь огреть лесного жителя, до того как тот решит напасть на нее. Енот остановился и, встав на задние лапы, передними почесал меховые бока, глядя на студентку.

— Чего уставилась, выдра?! – фыркнула Мэган.

Енот как-то странно взвизгнул и, резко оттолкнувшись, моментально превратился в человека.

— Выдра?! – возмущенно вскрикнул Даниэль Гриффиндор, обиженный таким сравнением. – Где ты видела таких выдр?!

— А я тебя не просила вообще в кого-либо превращаться, — облегченно вздохнула наследница, в какой-то степени обрадованная появлением однокурсника. – Тебя и так все животные за местного принимают.

— Не ворчи, — остановил поток колкостей Королёк, улыбаясь. – Передвигаться по лесу лучше всего в обличьи зверя. И удобно, и тепло. А ты чего тут одна? Где остальные студенты? Где Хагрид?

— Понятия не имею, — прислонившись спиной к стволу дерева, произнесла Рейвенкло. – Я тут решила, что уход за магическими существами совершенно мне не интересен, и вот теперь направляюсь к школе.

— Интересно ты идешь к замку, — ухмыльнулся мальчик. – Кругами. Я тут минуту только по твоим следам бегал, пока тебя не обнаружил. Лучше сознайся, что заблудилась?

— Ты сюда притащил свой меховой зад, чтобы измываться надо мной? – скрестив руки на груди, спросила наследница. – Мне нотаций и в школе хватает. Опять там эту, как ее, авроршу с нестабильной прической ко мне приставили. И ты ….

Договорить девушка не успела, так как, взвизгнув от неожиданности, оступилась и упала в сугроб, когда из-за поваленного дерева к ним с Даниэлем прыгнул волк.

— И чего орать на весь лес? – Конор принял человеческое обличье и, улыбаясь, протянул руку кузине, чтобы помочь ей встать.

Слизерин, ты совсем ополоумел! – поднимаясь на ноги, прошипела студентка. – Кидаешься тут, как одичавшая шавка!

— Извини, я не думал, что ты так испугаешься, — ответил мальчишка. – А чего это ты здесь бродишь? Заблудилась?

— Нет, — передернула плечами наследница. – Дышу свежим воздухом, гуляю.

— Заблудилась, — сделал вывод Слизерин-Снейп, глядя на гордую девчонку, которая никак не хотела признаваться в своей неудаче. – Ну, да ладно, придется тебя вывести из этого леса. А то я видел неподалеку дементоров, парящих между деревьями. Жалко их. Бедняги не выживут после встречи с тобой.

— Дементоры? – испугавшись, переспросила Мэган, оглядываясь.

— Да, они, родимые, — ухмыльнулся Конор. – Так ты пойдешь с нами? Гарри, наверное, уже весь покрылся инеем, пока ждет нас на опушке. Если он опять заболеет, Королёк, Мастер Зелий тебе голову оторвет.

— Я не виноват, — почесывая затылок, пробормотал Даниэль и указал на Рейвенкло. – Я вот ее след учуял и решил спасти.

— Выдра-спасатель, — хмыкнула Мэган и обратилась к Снейпу. – Давай же, уже показывай дорогу. Я не намерена тут целый час торчать.

Слизерин указал на поваленное дерево.

— Кратчайший путь через бурелом. Поэтому лучше будет бежать лапами, а не ногами. Мэган, нужно превращение.

— Я… — замялась девушка. – У меня не очень выходят крупные звери, в основном получаются миниатюрные.

— Надеюсь, не блохи? – засмеялся Конор, но тут же замолчал от тычка друга в бок локтем.

Гриффиндор подошел к студентке и, взяв у нее из рук сумку, произнес:
— Попробуй превратиться, а там видно будет.

Рейвенкло посмотрела на парней и, вздохнув, зажмурила глаза.

— Да, — протянул Конор, глядя на маленькую ящерицу с черным рисунком на спинке, умещающуюся в следе от туфли на снегу. – В таком ее виде мы и до весны не дождемся, пока она весь путь преодолеет.

Ящерица подняла голову и переступила с лапки на лапку, подмерзая.

— Ладно, делать нечего. Даниэль, не отставай от меня. Второй раз я не буду тебя искать, — сказал Слизерин, перевоплотившись в волка, с осторожностью подхватил пастью ящерицу и помчался к поваленному дереву.

Вскочив на ствол, волк обернулся, ожидая друга. Гриффиндор в обличье енота-полоскуна, схватив сумку Мэган зубами, поспешил следом.

* * *
Гарри, стоя за деревом, растер замерзшие ладони, пожалев, что не взял с собой теплые перчатки. Завязав потуже полосатый шарф, мальчишка легонько пнул носком ботинка свою сумку, валявшуюся на земле рядом с сумкой брата.

— И чего они там так долго? – прошипел гриффиндорец и, посмотрев в сторону, откуда должны были прийти Даниэль и Конор, перевел взгляд на поляну, где однокурсники слушали речь Хагрида о повадках глиноклоков.

Подросток мог расслышать лишь несколько фраз полувеликана, но присоединяться к студентам не решался, так как лесничий наверняка сразу поинтересуется, где Слизерин-Снейп и Гриффиндор, а этого допустить было нельзя.

«Лишь бы Хагрид не рассказал отцу, что мы отсутствовали на уроке, — вздохнул Гарри, наблюдая, как полувеликан следит за учениками, пока те с опаской прошли ближе к группке низкорослых глиноклоков, жующих сено на краю поляны. – Иначе нам Хогсмида не видать в эти выходные».

Хруст ветки заставил мальчика резко оглянуться. Двое мужчин в темных мантиях пробирались к поляне в стороне от него. Подросток тут же спрятался за дерево, осторожно притянув к себе школьные сумки.

— Что-то не видать ее, – проскрипел один из незнакомцев.

— Должна быть тут, — ответил второй, выглядывая из-за кустов. – По моим данным, она сегодня на уроках.

— Не проще ли ее прямо из школы взять? – оттряхивая рукав от снега, пожал плечами незнакомец.

— Из школы нельзя. Дамблдор не позволит, — отрезал мужчина, явно руководивший операцией. – Все должно пройти, как задумано. Нужно, чтобы последняя из Рейвенкло пропала внезапно. После того, как ее семья была убита этой ночью, все подумают, что это капитан «Летучего Голландца» расправился с девчонкой так же, как и с ее родителями. Вечерние выпуски газет разнесут эту новость быстро.

— Зачем ему расправляться со всей семьей? – чуть слышно произнес соучастник.

— Всем давно известно, что Слизерин кровожаден и не прощает измены. А Рейвенкло оплошали. Чего-то у них пропало, что принадлежало капитану.

— И он убил всех? – пропищал не совсем умный напарник, почему-то испуганно озираясь.

— Хейз, об этом ты спроси самого капитана, а не меня, — фыркнул ответственный за выполнение задания, глядя на школьников, собирающихся отправляться обратно в замок. – Нам приказано забрать мисс Рейвенкло. Бьюсь об заклад, что министр хочет выставить себя героем дня, который спас последнюю из известного рода. Наверняка через пару дней заявит на весь мир, что уберег девчонку от расправы Слизерина. Как, ты думаешь, отнесутся кланы Дальних земель к такому благородному поступку? Капитан может лишиться своей власти. Так что наша миссия крайне важна для политики Министерства. Поэтому пошевеливайся и постарайся, чтобы тебя никто не заметил.

— Я уж постараюсь, – улыбнулся подчиненный и стал пробираться за группой уходящих по тропинке в сторону Хогвартса студентов.

Гарри затаил дыхание, когда второй незнакомец прошел мимо раскидистого старого дуба, за которым он прятался. Лишь по чистой случайности мужчина не обратил внимания на утоптанный снег возле основания дерева рядом с узкой тропинкой. Увлеченный высматриванием Мэган среди пятикурсников, похититель направился следом за ребятами.

«Нет, не может быть! – не верил в то, что сейчас услышал, подросток. – Мистер и миссис Рейвенкло убиты. Дед не мог этого сделать! Он всегда хорошо о них отзывался. Но эти двое говорили о какой-то вещи, которую похитили из семьи Мэган. Неужели из-за этого дед разделался с ними? А Министерство? Почему оно всеми силами добивается, чтобы капитан перестал быть главой кланов Дальних земель?»

Мальчишка подобрал с земли сумки, когда его окликнул Даниэль, шагающий по сугробам:
— Выхухоль, беги. У нас Рейвенкло взбесилась.

* * *
— Ой! – отряхивая ворот мантии и вытирая шею от мокрого снежка, смеялся Конор, отбегая к Даниэлю и брату. – У нее точность попадания с каждым разом все лучше и лучше. Берегитесь!

— А ну стой, Слизерин! – от магии наследницы снежки один за другим скатывались и сами отправлялись в парней. – Я тебя закопаю в том сугробе, в который ты меня сбросил, волчара блохастый! Ты же меня всю исслюнявил!

— Ты ее исслюнявил? – удивился Гарри, стряхивая с плеча попавший снежок и отскакивая от следующего «снаряда».

— Думаешь легко нести во рту кого-то и не исслюнявить, — хохотал Конор, отбегая к Даниэлю, отбивавшему снежки сумкой наследницы. – Между прочим, мисс Рейвенкло, Вы себя тоже не контролировали. Все время высовывали язык и шипели.

— Да ты меня чуть не задушил своей зубастой пастью! — снежный «обстрел» мальчишек усилился.

Даниэль, весь в снегу, уже просто прикрывал лицо сумкой. Дерево, за которым попытался спрятаться Конор, не спасало. Снежки меняли направление и достигали цели. Гарри так же доставалось. Несмотря на более или менее успешное уворачивание от летящих снежный комков, мантия паренька стала белой от налипшего снега.

— А нечего было бить меня по носу хвостом. Тоже, знаешь, мало приятного, — не сдавался наследник Салазара, прикрывая рукавом глаза от снежков и пробираясь к разбушевавшейся девушке.

Мальчишка сделал рывок и, обхватив Рейвенкло, рухнул вместе с ней в сугроб. Магия моментально перестала действовать, и снежные «снаряды», потеряв контроль, попадали на землю, не достигнув цели.

— Отпусти, — Мэган пыталась высвободиться из крепких рук кузена. – Второй раз в сугроб! Я буду жаловаться! Я Виктору… Я все маме с папой расскажу!

— Я все маме с папой расскажу, — передразнил девчонку Конор, отпуская воительницу, и тут же нормальным голосом продолжил, садясь. – Не будешь снежками кидаться. А то разошлась тут, мне за шиворот, знаешь, сколько снега навалило.

— Ах, так?! Вот тебе добавочка! – засмеялась настырная студентка, сунув за ворот рубашки Слизерину холодный комок.

Паренек взвыл и вскочил на ноги. Пытаясь руками достать начавший движение по спине таявший снег, Конор извивался и охал, пока к нему не подбежал Даниэль и не шмякнул по лопаткам ладонью.

— Черт, Королёк! – процедил сквозь зубы Слизерин. – Большое тебе спасибо за раздавленный снег у меня на спине.

— Извини, я помочь хотел, — улыбнулся Гриффиндор.

— Помочь добить? – показав кулак, морщился наследник. – Так и скажи, что переметнулся на сторону мисс Я-Все-Маме-С-Папой-Расскажу.

Гарри, подойдя к друзьям, посмотрел на Мэган, приводящую волосы в порядок, в то время как Даниэль стоял с ней рядом и любовался ее красотой.

«Она еще не знает, что ей некому теперь жаловаться, — с сожалением подумал парень. – Остаться одной, что может быть хуже?»

— Гарри, хватит мечтать, — похлопал по плечу брата Конор, улыбаясь. — Хогсмид после сегодняшнего прогула урока нам не светит, рубашка на мне совсем мокрая, а Гриффиндору снежком последнюю извилину выпрямило. Видишь, с какой любовью он прижимает девчачью сумочку.

Мальчик поправил очки и, вздохнув, произнес:
— В школу пора.

— Да что с тобой? – недоумевал наследник. – Ты какой-то не такой. Что-то произошло, пока мы носились по лесу?

— Нет, — стараясь не глядеть на Мэган, ответил брат, решив про себя, что не скажет никому об услышанном.

Развернувшись, Снейп-младший пошел по тропинке, ведущей к замку.
– Просто надо идти обратно.

— А я бы предпочел погулять, прежде чем нас отец заставит драить котлы, — пожав плечами, сказал Конор, догоняя Гарри, и, забирая свою сумку у него, махнул рукой Даниэлю и Мэган. – Давайте, не отставайте.

Игры темной королевы. Глава 5. Примирение. Часть 1


— Почему уроки по уходу за магическими существами должны все время проходить на улице? – бурчал Даниэль, выходя с Конором во двор школы, чтобы оттуда отправиться к дому Хагрида, где собирались студенты, посещающие данный предмет.

Поежившись, мальчишка плотнее запахнул теплую мантию.

— И вообще, Не-ангел, тебе не кажется, что нас просто-напросто пытаются замучить никому не нужными уроками. И, заметь, с каждым днем все больше и больше. А потом эти отработки у твоего отца. Как они мне надоели! Из-за всей этой каторги, мне даже Мэган не удается увидеть. Между прочим, уже два дня прошло с тех пор, как я разбудил ее своим великолепным поцелуем.

— Не надо все себе приписывать, — ухмыльнулся Слизерин-Снейп, наблюдая, как трое первокурсников его факультета, у которых послеобеденное время было свободным, забавлялись киданием снежков в одиннадцатилетних гриффиндорок. – Рейвенкло вполне могла сама проснуться, а твой поцелуй – всего лишь совпадение.

— Ничего себе совпадение! – воскликнул Гриффиндор, размахивая руками. – Вот если я сейчас кину снежком в дверь, а она раскроется, и я попаду, ну, скажем, в Филча – вот это совпадение. А в случае с Мэган все ясно и понятно. Она неравнодушна ко мне и сразу же откликнулась на мой поцелуй. Спорим, если бы ты ее поцеловал, то она бы до сих пор сопела в кровати под присмотром мадам Помфри.

Скатав комок снега, Даниэль прицелился, запустил снежком в дверь и тут же отвернулся, потянув друга за рукав в сторону тропинки, потому что его «снаряд» попал прямо в переносицу смотрителю школы, вышедшего на свою беду из здания. Ругань Филча эхом прокатилась по склону.

— Это они! Я видел, — указав на первокурсников-слизеринцев, крикнул парень, глядя на старика, выискивающего вредителя.

— Молодец, вывернулся, — прошипел другу Конор, ткнув его в бок. – Между прочим, эти ребята с моего факультета.

— Ну и что? Не на гриффиндорских же девчонок-малявок мне показывать. Это бы точно вызвало подозрение у старого пылесоса, — наблюдая, как Филч ругает перепуганных мальчишек, сказал Королёк и, разворачивая Слизерина к школе, добавил. – Тем более, на горизонте обозначилась наша непревзойденная староста. Грейнджер вечно на защите мелюзги. Смотри-ка, идет вся такая-растакая, словно ей вручили министерскую премию за спасение мира от грязных носков капитана. А ведь ты так с ней и не поговорил. О чем ты только думал? Не утверждай, что об уроках. Это слово для меня самое противное после слова «зельеварение». А время-то идет, вот возьмет твоя энициклопедичка да и уйдет к какому-нибудь Уизли. Ему, говорят, уже лучше. Скоро выкинут из Больничного крыла. Я одного не пойму, почему мадам Помфри держит мою Мэган в лазарете…

Оставив размышляющего товарища, Конор направился к стайке первокурсниц, с которыми Гермиона сейчас вела разъяснительную беседу.

— Так вот, мисс Смит, кидаться снежками в ответ – не выход, — сказала староста.

— А мы и не кидались, — пропищала первоклашка и указала на Даниэля, стоявшего в сторонке. – Это вон мистер Гриффиндор кинул в мистера Филча снежком и свалил все на слизеринцев.

Гермиона недовольно посмотрела на наследника и обратила внимание на приближающегося Конора.

— С тобой можно поговорить? – тихо спросил парень под хихиканье и перешептывание девочек, наблюдавших за старшими.

Грейнджер пожала плечами и чуть отошла от любопытных созданий.

— Я знаю, что ты сильно обижена на меня, — начал Слизерин-Снейп, волнуясь. – Тогда, в «Золотом осьминоге», все как-то глупо получилось. Я вовсе и не собирался целоваться с той девчонкой…

— Даже? – перебила Гермиона, скрестив руки на груди. – Однако ты целовался и при этом выглядел вполне довольным.

— Это был всего лишь спор с Корольком…

— На самый длинный поцелуй? – усмехнулась староста. – Наверное, рекорд был побит с той девушкой. Или пришлось целовать еще одну?

— Что ты пристала к поцелуям?! – начал кипеть подросток, чувствуя, что Гермиона игнорирует его попытки извиниться. – Можно подумать, ты ни с кем не целовалась. Я же молчу про Крама. Этот болгарин у тебя в фаворитах ходил в прошлом году. Скажешь, с ним ты не целовалась?!

Даниэль, отвлекшись от созерцания разборок Филча, повернул голову в сторону Конора.

— О, Мерлиновы штаны, что он там городит?! – прошептал мальчишка себе под нос, поспешив к спорящей парочке, чтобы постараться прекратить их перепалку. – Он же так вообще все испортит.

Гермиона, красная от возмущения, готова была сказать Конору что-нибудь едкое, но слова застревали в горле. Парень ждал ответного слова, сверля девушку глазами.

Слизерин, между прочим, нас уже ждет Хагрид, — буквально оттаскивая от старосты разозленного друга, натянуто улыбался Даниэль. – Ты же только вчера клятвенно обещал отцу, что не будешь опаздывать на уроки. А нам ведь еще по склону спускаться, а у меня ботинки скользкие. Ой, смотри-ка, какой снежок выпал белый.

— Отвали от меня, Гриффиндор! – с яростью оттолкнул наследника подросток.

Даниэль, не устояв на ногах, упал, сильно ударившись локтем. Слизерин-Снейп, не обращая внимания на Королька, еще раз кинул взгляд на Гермиону и, развернувшись, решительно пошагал к склону, выплескивая свой гнев на сугробах, которым доставались пинки ботинками. Грейнджер чуть слышно всхлипнула и помчалась к двери школы, больно заехав сумкой с учебниками по лбу наследнику Годрика, который в этот момент пытался подняться на скользком утоптанном участке двора. Столкнувшись в проеме с Гарри, девушка что-то невнятно пробормотала и, не обращая внимания на приветствие парня, помчалась по коридору.

— Королёк, ты что на снегу расположился? Решил протестовать лежа? Опять овсянка?

— Нет, решил заболеть, — шипя и растирая лоб, буркнул друг. – Чтобы сидеть себе дома, зелье попивать и не участвовать в разборках парочки влюбленных магов, норовящих загрызть друг друга и окружающих.

Гарри подал руку и помог другу подняться. Отряхнув мантию и брюки, Гриффиндор сгреб в ладонь снег с ближайшей каменной скамейки.

— Посмотри, шрам остался? – убрав русую челку со лба, попросил паренек. – Она мне своей библиотечной сумкой заехала.

— Да, в виде молнии, — пошутил Гарри, не обнаружив следа нападения.

— Отлично, — приложив к ушибу таявший в ладони снег на случай появления шишки, ухмыльнулся Королёк и более весело заметил. – Теперь я могу себя смело называть Мальчиком-Который-Выжил. А ты, я гляжу, вырвался на волю. Решил присоединиться к нашему обществу замученных студентов?

— Да, отец наконец-то удостоверился, что я здоров, и позволил пойти в гостиную Гриффиндора. Правда, предварительно вручил свиток с расписанием и кучу указаний, — засмеялся Гарри.

— Ну и как тебя встретили на факультете? Фамилия Снейп не сильно популярна у наших с тобой однокурсников.

Гарри ухмыльнулся. Шагая по тропинке, спускающейся по склону в сторону хижины Хагрида, мальчик пожал плечами:
— Мне показалось, что они мне сочувствовали. Ты бы видел лица Дина Томаса и Симуса Финнигана! Они смотрели на меня так, будто я стал жертвой злого умысла зельевара. Правда, смешно?

— Да, профессор умеет запугивать народ. Мне лично одного его взгляда хватает, чтобы душа ушла в пятки и не возвращалась оттуда неделю, — хмыкнул Даниэль, идя следом. – А моя бабушка его просто обожает, будто он ей сын родной. Только и слышно: «Северус то, Северус се…».

— А если это правда? – Гарри резко остановился и, повернув голову, взглянул на Королька.

Гриффиндор хотел было отмахнуться, но серьезное лицо товарища остановило его, и мальчишка замер в ожидании.

«Почему мы должны все скрывать от него? — подумал сын зельевара. – Это подло».

— Знаешь, Даниэль, — глубоко вдохнув для смелости, произнес Гарри, понизив голос, – Нам следовало тебе сразу сказать, что профессор, то есть отец, и мы с Конором…

— По-настоящему братья, а Снейп ваш отец, — неожиданно закончил фразу однокурсник.

Гарри застыл в изумлении, но Гриффиндор похлопал его по плечу, успокаивая:
— Я все знаю, Выхухоль, мне Конор еще до поездки в школу все рассказал.

— И про капитана и твою бабушку?

Королёк согласно кивнул.

— И про Гермиону и ее настоящих родителей?

— И про это тоже.

— Но ты даже ни разу не обмолвился об этом, — удивленно пробормотал Гарри Снейп.

— Иногда я могу немножко подержать язык за зубами, — улыбнулся студент, поправляя сумку на плече. – К тому же я обещал Конору молчать. Поклялся нашей с ним дружбой.

— А мне почему не сказали? – фыркнул Гарри. – Я тут, как дурак, выдумываю, как бы тебя в курс дела ввести, а вы… Гады вы оба, вот кто!

— Эй, Выхухоль, ты только не обижайся. Говорить раньше было нельзя, — покачал головой подросток. — Капитан самый лучший в мире маг, который великолепно владеет легилименцией. Ему одного шмыга в твою сторону хватило бы, чтобы узнать о нарушении его указаний. И что было бы тогда? Правильно, было бы крайне больно, как морально, так и физически. Конор перед отъездом в Хогвартс поговаривал, что дед начал догадываться о нашей осведомленности. Ты еще не знаешь капитана. Он ненавидит, когда что-то выходит из-под его контроля.

— А как же отец? Он же вроде как тоже может читать мысли. Так мне Конор сказал, — задал вопрос Гарри.

— Мы решили, что если ваш отец все узнает, то это будет не столь страшно, как было бы в случае с капитаном, – объяснял Даниэль. – Но, слава Мерлиновской любимой белой тапке, ваш родитель не имеет привычки без спросу копаться в мыслях своих детей, да и в моих тоже. И тебя, между прочим, брат должен был уже предупредить о нашем с ним уговоре. А не предупредил этот влюбленный акромантул, поди, только из-за того, что в его мозгах ничего, кроме мыслей о Грейнджер, не осталось. Никогда бы не подумал, что у Не-ангела так может крышу снести из-за какой-то девчонки-заучки.

— Он поговорил с Гермионой? – спросил Гарри.

— Ага, — потирая ушибленный локоть, ехидно ухмыльнулся Даниэль. – Такой разговор можно смело вносить в сборник «Сто фраз, которыми можно обидеть девушку и добиться того, что она пошлет тебя подальше». Ой, чувствую я, что без подмоги наши голубки не обойдутся. Гарри, нам надо действовать.

— Интересно, как?

— Придумаю – скажу, — обойдя друга, ответил наследник Годрика, направляясь к хижине лесничего.

Студенты-пятикурсники, в расписании которых значился уход за магическими существами, столпились рядом с жилищем преподавателя. Гарри и Даниэль, увидев, что Хагрид уже что-то объясняет ученикам, стоя возле крыльца своего дома, прибавили шагу, поскальзываясь на мокром снегу.

— Так вот, ребятки, я и говорю, — голос полувеликана гремел над головами школьников. – Глиноклоки охраняют лошадей. Живут в основном вблизи табуна. Правда, в снежную зиму могут уходить в поисках прокорма. Трудно в зимнее время глиноклокам. В летнее-то, конечно, они травою питаются, а вот в мороз им приходится туго. Поэтому их надо бы подкармливать сеном. Сейчас мы пройдем в лес. Тут недалеко, на поляне я им кормушки устроил. Там вы и заприметите их. Запоминайте их повадки. Тока сразу говорю, руки к глиноклокам не протягивать, и вообще вести себя как можно тише. У них уже детеныши народились. Хоть глиноклоки небольшого роста, но потомство защищают яростно. Так что вы поосторожнее, ребятки.

— Что поосторожнее? – скользя на утоптанной дорожке, переспросил Даниэль, успевший услышать только последние слова преподавателя.

Но Хагрид не расслышал вопроса среди гомона подростков и, махнув рукой в сторону леса, пошел по тропинке. Пятикурсники не отставали, обсуждая, какими должны быть глиноклоки. Конор, мрачный, как грозовая туча, не спешил идти за лесничим и присел на ступеньку крыльца.

— Мы что-то важное пропустили? – подбежал Гарри и, поскользнувшись, зацепился за плечи Даниэля, чтобы не упасть.

— Что может быть важного на уроке по уходу за магическим существами? — хмыкнул Гриффиндор. – Конор, ты чего тут расселся? Решил примерзнуть задом к крыльцу? Думаешь, полувеликану нужна на ступеньке замерзшая кучка тебя?

— Закурить есть? – спросил наследник Салазара, бросая сумку рядом с собой.

— Ну и наглый же ты. Сначала меня роняет там, возле замка. А теперь сигареты спрашивает. Курить вредно, — заявил Даниэль. – Я же вот бросил. Может, это и временно, но на данный момент я за здоровый образ жизни. А ты вдруг решил возобновить свои вредные привычки? Это ты зря. Да и Грейнджер не одобрит.

— А мне все равно, что она одобрит, а что нет, — прорычал Конор.

Королёк улыбнулся и, подмигнув Гарри, продолжил:
— Что ж, тогда мне и не стоит передавать тебе, что она сказала. Пошли, Выхухоль, нам лучше поторопиться, а то вдруг в лесу Хагрид зверюшек раздает, а мы тут околачиваемся.

Гриффиндор уже пошагал по тропинке, но его остановил голос друга:
— Что она сказала?

— Хм… Дай припомнить, — почесывая затылок, придумывал мальчишка. — Ах, да, она сказала, что сожалеет, что не дала тебе объясниться.

— Вовремя, — хмыкнул Конор.

— Девчонки, — развел руками Даниэль. – Непонятные магические существа. Никогда не знаешь, как за ними ухаживать. Может, у лесничего спросить, чем их прикармливать?

Конор слабо улыбнулся и посмотрел на друга.

— Он еще лыбится, — скроив обреченное выражение лица, вздохнул Гриффиндор и посмотрел на Гарри. – Выхухоль, ты только глянь на этого жмыря. У него девчонка есть, а он все недоволен. А мы тут с тобой страдаем одиночеством. Гарри, ты страдаешь меньше, тебе хотя бы Ферула пишет, а вот моя Мэган, заточенная в Больничном крыле, она, бедняжка…

— Твоя бедняжка уже на уроках, — закончил Слизерин-Снейп. – И сейчас наверняка фыркает в лесу, где Хагрид каких-то зверюг решил показать.

— Что?! – воскликнул Даниэль. – И ты молчал?! Гарри, мы должны устроить ему бойкот. Не знаю, что это такое, но явно означает дать в рожу пару раз. Выхухоль, ты начинаешь, а я уж потом его пну, когда он без сознания валяться будет.

— Я на родню не нападаю, — сказал Гарри, улыбаясь.

— Вот так, Гриффиндор, — сам себе пробубнил Даниэль. – Снейпов вон сколько много стало, а ты один на белом свете. И никто тебя не пожалеет, никто не защитит. Может, к Мастеру Зелий обратиться? Пусть к себе в сыновья запишет.

— Он и так тебя своим придурковатым ребенком считает, — засмеялся Конор.

— Я не придурковатый, я — особенный. Слышал, что он на зельеварении сказал: «Вы, мистер Гриффиндор, за один урок побили рекорд по порче школьного имущества. На это у Вас таланта хватает». Видишь, он меня назвал талантливым, — шагая по тропинке в лес, разглагольствовал Даниэль.

— А потом обозвал неучем, снял баллы и выгнал из класса, — прошептал брату на ухо Конор.

Ребята, улыбаясь, последовали за Гриффиндором, о чем-то рассуждающем впереди.

Игры темной королевы. Глава 4. Странные сны. Часть 4


Шаги подростков отзывались эхом в пустых коридорах Хогвартса. За дверями кабинетов звучали голоса преподавателей, ведущих уроки по своим предметам. Проходя мимо класса трансфигурации, мальчишки услышали МакГонаггл, которая делала замечание одному из учеников, неправильно применившему заклинание.

— Сердится, — улыбнулся Даниэль, подходя ближе к двери. – Вот так и мне достается каждый раз. Характер у нее – просто стальной.

— Но она справедливая, — прохрипел Гарри, который не стал упускать шанс разнообразить свой вынужденный выходной прогулкой по школе.

— Ха, — бросил шутник. – Посмотрел бы я на тебя после ее двухчасовых нравоучений. Тогда бы не так хрипел.

— Гарри, может, тебе не стоило идти с нами? – глядя на брата, тихо сказал Конор, чуть поотстав от Гриффиндора. – Выглядишь ты неважно. Отец мне не простит, если что-то с тобой случится.

— Все будет нормально, — отмахнулся мальчишка, кутаясь в мантию и наблюдая, как Даниэль с опаской заглянул за угол и махнул друзьям рукой. – Интересно же узнать, выиграет Королёк или нет.

— Конечно, нет. Мэган скорее Крама позовет, чем Даниэля. Поэтому готовься к тишине и покою на два дня, как он обещал в случае проигрыша.

— Я не представляю, как Гриффиндор выдержит два дня без шуток, — улыбнулся Гарри, прибавляя шаг, пока наследник Годрика, стоя возле дверей Больничного крыла, ожидал сыновей Мастера Зелий. – Но вот нам будет плохо, если произойдет чудо, и Рейвенкло ни с того, ни с сего пробормочет имя нашего Мистера Высокозвездного.

— Тогда придется выполнять его дурацкое условие. Правда, не совсем понятно, зачем ему понадобилась черная курительная трубка нашего деда, ночной колпак Дамблдора с позолоченной кисточкой и старый коричневый башмак Филча из его кладовки, — хмыкнул брат, сунув руки в карманы брюк. – Если ему это барахло уже неделю в снах снится, как он утверждает, то мне еще повезло. Мне только этой ночью какая-то дребедень снилась. Будто я по каким-то коридорам бегал в поисках Гермионы. А когда ее нашел, то увидел возле нее тебя.

Гарри резко остановился, с удивлением глядя на брата. Сон Конора был ему очень знаком.

«Этого не может быть», — промелькнула мысль в голове мальчишки, когда он вспомнил неприятное сновидение этой ночи.

— И что потом было? — еле слышным сиплым голосом произнес Гарри.

— Меня взбесило что-то, не особо помню что, — пожал плечами парень. – А потом, Гарри… ты убил меня. Я проснулся, как только зеленая вспышка полетела в мою сторону. Какая только чухня не приснится. Но есть один способ избавиться от этого.

— Какой способ?

— Перевернуться на другой бок и плюнуть на все кошмары,- Слизерин улыбнулся и, хлопнув по плечу Гарри, отправился к Даниэлю, что-то бубнившему перед входом в Больничное крыло под заливающийся звонок с уроков.

* * *
Профессор МакГонаггл, стоя в учительской, уверяла прорицательницу в том, что обязательно отчитает племянника за потасовку, устроенную на уроке. Сивилла Трелони, крайне редко появляющаяся в общей комнате преподавателей, решила нарушить свои устои и выразить свое недовольство деканам непослушных студентов. Снейп, сжимая в руке журнал третьего курса, чей урок по его предмету должен был состояться после перемены, стоял возле кресла с каменным выражением лица, выслушивая вопли гадалки.

— Пострадавшим я велела сразу после моего урока показаться мадам Помфри. Раны очень сильно влияют на ауру, — поправляя цветастую шаль на плечах, продолжала Трелони.

— Вы уверены, что мистер Малфой тоже принимал участие в выходке? – поинтересовался зельевар.

— А кто это?

Северус вознес глаза к потолку, шумно вздыхая. Предсказательница пожала плечами и посмотрела на потолок. Не найдя там ответа, женщина непонимающе уставилась на Мастера Зелий.

— Мистер Малфой – это студент, который вместе с мистером Гриффиндором и мистером Слизерином-Снейпом, как вы утверждали, учинил безобразие во время урока, — почти по слогам ядовито произнес декан Дома Змеи.

— Это темненький такой? – стараясь припомнить образ ученика, спросила гадалка.

— Светлый, — коротко ответил Снейп.

— Был такой. Аура у него затуманенная. И чашку он разбил, а ведь там чаинки. Бедный мальчик, его ждет… — таинственным голосом произнесла Трелони, но зельевар прервал ее бубнеж.

— Он своего дождется. А пока могу обещать, что нарушители будут наказаны. Надеюсь, это рассеет затуманенность их аур, — заверил Северус и, развернувшись, вышел из учительской.

«Так, — протянул про себя мужчина, шагая по коридору. – Теперь и Малфой решил присоединиться к банде. Странно, что он вдруг сговорился с моими мальчишками. Не замечал я за ним дружественности к Конору или Даниэлю. Но хоть Люциус и воспитывал его в своей манере, однако подросток есть подросток. И ему нужны друзья, тем более, когда от него воротят нос многие слизеринцы, чьи родители были Пожирателями смерти. Малфой-старший исчез буквально за несколько часов до поражения Темного лорда. Приспешники Волдеморта обвиняют его в предательстве, авроры в свою очередь горят желанием засадить в Азкабан, а в результате никто не знает, где скрывается Люциус. И в сложившейся ситуации Драко рискует стать изгоем в школе. Поэтому, хотя я и не одобряю выходку мальчишек на уроке прорицания, дружба может пойти на пользу Малфою-младшему, если конечно мои ребята будут дружить с ним».

Решив проверить состояние Гарри, родитель направился к своим комнатам. Раскрыв дверь в кабинет, Снейп остановился в некотором замешательстве. Определенно было что-то не так. Явно отсутствовала часть ингредиентов. А одна банка на верхней полке вообще была пустой.

— Странно, — произнес Северус и прошел в гостиную.

Дрова в камине догорали, еле согревая помещение. Тихо приоткрыв дверь спальни, отец заглянул внутрь, предполагая, что Гарри после приема зелья наверняка спит. Но кровать пустовала, и одеяло, брошенное кое-как, одним концом свешивалось на пол.

— Отлично, зелья не принимал и решил прогуляться, — взяв колбу, сделал вывод Северус, постепенно вскипая от выходок своих чад. – Что же, сам напрашивается на неприятности, безобразник.

Резко развернувшись, профессор направился к выходу из комнаты.

* * *
Мэган Рейвенкло вздохнула во сне.

— Тут вечность можно стоять и лицезреть ее сопение, — заявил Конор, сдвинув в одну сторону все стоявшие на прикроватной тумбочке колбы с зельями и присев на ее край.

Даниэль, устроившись на единственном табурете возле кровати, уперся локтями в колени, положив голову на руки.

— Тетка говорила, что мадам Помфри сходится во мнении с вашим отцом, что Мэган должна проснуться в скором времени, — уставившись на девушку, пробубнил Гриффиндор.

— А можно это скорое время организовать уже сейчас? – усмехнулся Гарри, стоя возле ножной спинки кровати.

— Лучше посмотри, медсестра еще не вернулась? — попросил Даниэль, приближаясь к Рейвенкло.

Гарри выглянул из-за ширмы.
— Нет, там никого.

Слизерин-Снейп пнул ножку кровати и громко крикнул:
— Мэган, вставай, утренний маникюр пропустишь!

Что-то бормоча, спящая красавица только выше натянула на себя одеяло.

— У тебя метлу украли! – сделал попытку Гарри сиплым голосом.

— Лучше молчи, Выхухоль, — отмахнулся Гриффиндор. – Твоим страшным хрипом только Хагрида на грядках пугать.

— Вместо того, чтобы критиковать, лучше бы сам попробовал разбудить, — сказал Конор и посмотрел на часы, висевшие на стене. – Уже скоро звонок. Хочешь опоздать на трансфигурацию?

Гриффиндор поморщился и резко отстранился от девушки, которой до этого убирал локон с лица.

— Вечно ты под руку шипишь, Не-ангел. Я только настроился, только хотел…

— Что ты хотел? – засмеялся Слизерин.

— Поцеловать ее хотел, — указывая на Мэган, заявил Даниэль. – А ты своей трансфигурацией все испортил. И вообще, что вы оба уставились на нас с Рейвенкло. Нашли аттракцион.

— Ты сам нас сюда позвал, — сказал Гарри, улыбаясь. – Поспорить решил.

— И глазеют на тебя, моя дорогуша, — поправляя одеяло наследнице, пробормотал Королёк.

Конор, с шумом выдохнув, поднялся с тумбочки и произнес:
— Значит так. Либо ты ее целуешь, либо мы уходим и считаем, что выиграли спор.

— Ладно, ладно, — согласился друг и, встав, наклонился над девушкой. – Завидуйте и учитесь.

Наследник впился губами в губы Мэган. Поцелуй был недолгим, так как его прервал возмущенный голос мадам Помфри.

— Ах вы, негодники! Вы что тут устроили?!

Мастер Зелий, который зашел в лазарет вместе с медсестрой, моментально схватил за шиворот Гарри и отпихнул его от кровати, дотягиваясь до второго отпрыска. Конор взвыл от боли, когда твердая рука родителя вцепилась ему в больное плечо. Северус сразу же отпустил побледневшего парня, но, потянув за мантию, велел встать рядом с братом. Даниэль испуганно застыл на месте и, повернув голову в сторону взрослых, не заметил, как веки Рейвенкло дрогнули, и она открыла глаза.

— Королёк, — сказала девушка, будто во сне.

Гарри и Конор недовольно перекосились. Гриффиндор удивленно посмотрел на Мэган, не веря, что поцелуй подействовал.

— Виктор, — постепенно возвращаясь к реальности, произнесла наследница и, осознав, кто над ней навис, моментально отвесила звонкую пощечину расплывшемуся в улыбке парню, грозно зашипев. – Слезь с меня и не смей ко мне прикасаться, шут гороховый!

Схватившись за щеку с отпечатком ладони, Гриффиндор обиженно выпрямился.
— За что? Я же хотел как лучше.

Мадам Помфри подтолкнула подростка ближе к рассерженному зельевару и заботливо спросила:
— Как Вы себя чувствуете, мисс Рейвенкло?

— Я всегда себя чувствую плохо, когда рядом эти наглецы, — указывая на однокурсников, резко ответила Мэган.

Проводя волшебной палочкой над студенткой и проверяя ее состояние, медсестра с укором посмотрела на мальчишек, которые, то и дело оглядываясь, направились к выходу из Больничного крыла вслед за Мастером Зелий.

Северус Снейп в небольшом коридорчике, ведущем в Больничное крыло, остановился и, развернувшись к подросткам, жестко произнес:
— Месяц отработок за выходку в лазарете и месяц — за срыв урока прорицания.

— Это уже рабство какое-то получается, — поежившись от взгляда преподавателя, произнес Даниэль. – Столько никто не отрабатывает.

— Вот вы и будете первыми, — грозно навис над учеником профессор и, переведя взгляд своих темных глаз на сыновей, прошипел. – А с вами я поговорю отдельно.

Гарри и Конор переглянулись. Даниэль, все еще прикрывавший красную щеку, удрученно вздохнул и раскрыл рот, чтобы что-то добавить, но зельевар его опередил фразой:
— Десять баллов с Гриффиндора!

— Я хотел просто сказать, что звонок на урок прозвенел, — тихо произнес Королёк.

— Еще пять баллов с Гриффиндора за опоздание на занятие по трансфигурации! – добавил Снейп.

— Лучше бы я не напоминал про звонок, — буркнул наследник Годрика.

— Сейчас вы оба, — смотря на Конора и Даниэля, строго произнес преподаватель и кивнул в сторону коридора с движущимися лестницами. – Без каких-либо промедлений и задержек по поводу и без повода отправитесь на урок. И если я сегодня еще раз услышу от профессоров жалобы на ваше поведение, то слова «свободное время» вам придется забыть до окончания учебного года, и есть большая вероятность, что и на все летние каникулы.

Мальчишки хотели было запротестовать, но, наткнувшись на сердитый взгляд профессора, подталкивая друг друга молча направились на урок, оставив Гарри с отцом наедине.

— Пап, это был всего лишь шутливый спор, — прохрипел сын, когда родитель вопросительно уставился на него. – Мне просто хотелось увидеть результат.

— Увидел результат? Вот теперь чтобы духу твоего здесь не было! — грозно заявил Снейп-старший. – Ты должен соблюдать постельный режим и вовремя принимать зелье, а не шататься по школе. Или тебе няньку нанять, чтобы она следила за тобой?

— Я буду соблюдать этот режим, — чуть улыбнулся мальчик, чувствуя, что отец скорее обеспокоен, чем сердит.

— Отправляйся в постель, — более спокойным голосом произнес Мастер Зелий и, подтолкнув сына к выходу, добавил, посмеиваясь. – Иначе ужесточу методы лечения.

— Ты и так заставляешь пить кипяченое молоко, — смеялся Гарри, спускаясь в подземелье. – А это уже жестоко.

Игры темной королевы. Глава 4. Странные сны. Часть 3


— Королёк, лучше отойди от меня, иначе я за себя не ручаюсь! – угрожающе рычал Конор, потирая разболевшуюся обожженную руку, стоя в коридоре, куда был вытурен профессором Трелони вместе с Малфоем и Гриффиндором за устроенную в классе драку. – Ты ничего более умного не мог придумать, как плюнуть в сторону этих придурков Крэбба и Гойла?!

Даниэль, прислонившись к стене, оторванным рукавом мантии вытирал кровь с разбитой губы и смотрел на друга только одним глазом, в то время как второй глаз уже скрылся за кровоподтеком.

— Зато выбрались, — хотел улыбнуться мальчишка, но тут же поморщился от боли. – Малфой, а ты за какими Мерлиновыми шнурками решил присоединиться к кулачному бою? Ты же вроде как с обезьянодебильными в дружбе? Или тебя уже исключили из привилегированного сословия вашего факультета?

Вид у Драко был такой же потрепанный. Когда-то идеально уложенные светлые волосы сейчас топорщились в разные стороны, на щеке рядом с хорошим синяком под глазом красовалась царапина. Приложив платок к разбитому носу, серебряный принц подземелий зло покосился на наследника Годрика.

— Заткнись, Гриффиндор, я отлично видел, как ты указал на меня Гойлу, утверждая, что именно я толкнул его на Крэбба!

— Кто же виноват, что ты сидел совсем рядом с местом выяснения отношений? К тому же мог бы быть и проворнее, а не ждать, пока тебе кулаком заедут в лицо. Или ты драться не умеешь?

— А вот сейчас мы это и проверим, — Малфой ринулся на Даниэля.

Конор схватил Драко и оттащил его от Гриффиндора, но рассерженный студент успел вцепиться в уцелевший рукав мантии Королька. Нитки треснули, и черная ткань осталась в руке у Малфоя.

— Не кипятись, Белый! – сказал Слизерин-Снейп, отталкивая блондина подальше от друга.

— Ну, вот, Малфой, ты мне одежду испортил, — смотря на выделяющиеся своей белизной на фоне черной мантии рукава рубашки, пробормотал Даниэль. – Это был мой праздничный рукав, а ты его себе прикарманил.

Конор перевел взгляд на Драко, который, пыхтя от негодования и сжимая в кулаке оторванный рукав гриффиндорца, посмотрел на ткань и поднял глаза на Даниэля.

— Так и скажи, что решил пофорсить в моем рукаве, — приподняв уголок рта в слабой улыбке, чтобы как можно меньше бередить разбитую губу, произнес Королёк и протянул второй рукав. – Возьми, Белый. Считай это трофеем. Повесишь над каминной полкой и будешь потом вспоминать, что был лично знаком со звездой магического мира — Даниэлем Гриффиндором. Автограф на рукаве оставить? Мне ведь не жалко, я добрый.

— Я всякую гриффиндорскую дрянь на стены не вешаю, — фыркнул Драко, кинув в студента «трофеем», поднял с пола свою сумку и пошел к выходу из коридора.

— Нервный тип, — поймав изделие, прокомментировал Даниэль и, сравнив два рукава, аккуратно расправил их, а потом сунул в сумку.

— Трелони наверняка нажалуется директору, или Малфой сейчас же настучит декану, — вздохнул Конор, представляя, как будет «рад» отец, когда узнает об очередном его проступке.

— Навряд ли блондинистый псих помчится к Мастеру Зелий с такой разбитой рожей. И не думаю, что Трелони расскажет обо всем директору. Похоже, она с головой не совсем в дружбе, — закидывая на плечо сумку, предположил Гриффиндор, подталкивая друга к выходу из коридора. – Вот сам посуди: она считает, что у Гойла и Крэбба есть способности к прорицанию. Не странно ли это? И она даже оставила этих слизеринских мамонтов в классе, убежденная в том, что такие «милашки» лишь благодаря нашей черной ауре были втянуты в драку. А тебе она вообще заявила, когда от удара Крэбб лишился зуба, что ты воплощение зла. Я уже не говорю о том, что нам всем, конечно за исключением «милашек», грозит смертельная опасность. И ты считаешь это нормальным? Да по ней больница Святого Мунго плачет.

— Все же зря ты потасовку устроил в классе, — бурчал Конор. – Тебе мало вчерашних разборок?

— Подумаешь, опять родственники немножко пошумят, — улыбнулся друг, опережая на движущейся лестнице Слизерина. – Но главное, что мы сейчас на свободе.

— Надолго ли?

* * *
Несмотря на указания отца соблюдать постельный режим, Гарри в пижаме скучающе бродил по комнатам. В какой-то степени он был рад тому, что не приходится сидеть на уроках и скрипеть пером, конспектируя лекции. Но нахождение под домашним арестом также не приносило радости.

«Сейчас бы в квиддич поиграть, полетать на метле, — подумал мальчишка. – Эх, зря я ушел из команды. Но в начале года, до появления наследников основателей школы, мне было не до квиддича. То разбирательство в Министерстве, то Волдеморт со своим воздействием – все это повлияло на мое решение. Но теперь, когда все позади, когда у меня есть семья, а Волдеморт убит, желание ловить снитч вернулось. Кто бы знал, что напыщенный, как мне показалось сначала, наследник Дома Змеи и саркастичный профессор окажутся мне роднее всех. И дед у меня – Повелитель морей. И это еще один необычный подарок судьбы. Кстати о подарках…»

Подросток зашел в спальню и раскрыл свой чемодан, который домовые эльфы переправили из комнаты в Гриффиндорской башне. Достав небольшую коробку, Гарри осторожно откинул крышку. Золотистый снитч, подаренный братом, лежал, сложив крылышки, и не подавал признаков «жизни». Взяв его в руки, мальчик с улыбкой на губах смотрел на мяч, вспоминая, как Даниэль у них дома ловил снитч, бегая по комнате в одной тапочке. Будто прочитав мысли гриффиндорца, волшебный мячик дернулся, вырываясь из рук, и, расправив свои прозрачные крылья, выскользнул на свободу. Гарри вскочил и попытался схватить снитч, но тот ловко поднырнув под локоть школьника, улетел в гостиную. Стараясь не потерять по дороге тапочки, сын зельевара помчался следом.

— Не уйдешь! – смеялся парень сиплым, но уже более здоровым голосом, запрыгивая на кресло, вытягивая руку и ловя мяч.

Тут дверь гостиной тихо приоткрылась, и в проеме появилась голова Конора. Снитч, получив возможность расширить свою территорию полетов, сделав вираж, прошмыгнул над макушкой Слизерина, устремившись в кабинет Мастера Зелий, где уже через секунду послышался звон разбитого стекла и ругань Даниэля. Брат распахнул дверь под напором Гриффиндора, с ног до головы облитого жидкостью из разбившейся банки с маринованными конечностями ящериц, и ввалился в гостиную, где Гарри все еще стоял на кресле.

— Ого, а еще говорили, что он больной, — указывая на друга, крикнул Королёк, сбрасывая с плеча зеленоватую лапку, принадлежащую когда-то ящерице. – Если прыжки по мебели помогают вылечиваться, то я, когда заболею, истопчу весь теткин гарнитур.

В кабинете опять что-то со звоном рухнуло на пол.

— Это там твой бешеный мяч резвится, — улыбнулся Даниэль, проходя к каминной полке. – Крушит банки с красными наклейками. Видимо, его такой цвет раздражает. Надо профессору сказать, чтобы впредь был поосторожней с цветовой гаммой. Гарри, ты бы поймал свой снитч, пока он не двинулся к баночкам с желтыми наклейками. К тому же я бы хотел провести воспитательную работу с этим златокрылым мстителем, стукнув пару раз по нему молотком. Конор, у вас есть молоток? Если нет, то найди замену — отломай ножку от столика.

— Пожалуй, я пойду ловить свой снитч, – посипел Гарри, слезая с кресла под звук разбивающегося стекла в кабинете отца.

— А что у него с голосом? – поинтересовался Гриффиндор, тогда как Конор, взяв друга под локоть, потащил его к кабинету. – Он же хрипит, как придавленный пикси. И чего ты меня толкаешь вслед за Гарри?! Я там уже был, свою порцию баночного содержимого получил. Выхухоль пусть сам разбирается в кабинете. Я не хочу туда! Там мокро, а у меня ботинки новые!

— Надо помочь парню словить этот мяч, — сказал перед дверью Слизерин.

— Вот и помогай сам, — пытаясь зацепиться за дверную ручку, противился наследник Годрика. – А я вас подожду на диване. Мне еще рукава к мантии пришивать.

Друг, не поддаваясь на болтовню, втащил Даниэля в кабинет, захлопнув позади себя дверь.

— Где он? – почему-то тихо спросил Слизерин у брата.

Гарри указал на лампу на отцовском столе. Снитч словно мотылек летал вокруг горящей свечи, то и дело стучась о стекло.

— Мне что-то не по себе, — шепотом произнес Гриффиндор, и, развернувшись к двери, хотел было ее открыть. – И сачок для бабочек я дома забыл. Вы уж как-нибудь без меня.

Конор улыбнулся и, помчавшись к столу, попытался схватить мяч. Снитч тут же устремился вверх от рук слизеринца и, резко меняя направление, начал метаться от банок к банкам, круша стеклянные изделия.

— Он сейчас все здесь разнесет, — просипел Гарри, сделав попытку схватить взбесившийся золотистый мячик.

— Это какой-то бладжер, — отскакивая от полки, с которой потоком лилось вонючее содержимое только что разбитого сосуда, крикнул Даниэль, поскальзываясь на мокром полу.

Нечто склизкое, коричневого цвета с характерным звуком плюхнулось с полки прямо возле ног Гриффиндора из еще одной поврежденной тары.

— Почему все время ко мне? – отталкивая носком ботинка это нечто, поморщился Даниэль.

Конор и Гарри носились по кабинету. Отодвинув свитки на рабочем столе Мастера Зелий, Слизерин-Снейп встал на стол. Буквально доли секунды не хватило для захвата золотого снитча. Мяч, будто насмехаясь над ребятами, разбил еще одну бутыль с верхней полки и направился к входной двери. Гриффиндор, который стоял на пути, решил переступить через склизкий дурно пахнущий ингредиент, валявшийся перед ним, но скользкий от «маринада» пол не позволил мальчишке успешно довершить начатое. Чувствуя, что падает, студент в последнюю секунду, пытаясь зацепиться хоть за что-нибудь, схватил пролетавший мимо снитч и рухнул вместе с ним на спину.

Братья испуганно переглянулись. Конор, спрыгнув со стола, подбежал к другу, когда Гарри уже протянул руку, чтобы помочь жертве «золотистого террора». Посмотрев на зажатый в кулаке снитч, который теперь спокойно сложил крылышки, наследник простонал:
— О, Мерлиновы панталоны, я, кажется, себе что-то сломал из-за этого мелкого бладжера.

Мальчишки с тревогой посмотрели на лежащего Гриффиндора, который, еще раз умирающе простонав, сунул руку за спину и вынул из-под себя раздавленное склизкое создание, когда-то безучастно плавающее в банке на полке.

— Гадость какая, — скривился Даниэль и моментально поднялся, откидывая от себя ингредиент. – Я уж думал, что позвоночник себе сломал. Да и холодно на полу тут у вас.

— Зато ты умудрился поймать снитч, — помогая встать однокурснику, сказал Гарри.

— Медаль мне за это все равно не дадут, — морщился подросток от промокшей одежды, сунув в руку взъерошенному товарищу его снитч. – А тетка за мантию отругает.

— Не волнуйся, я дам тебе свою мантию, — улыбнулся Конор.

— С гербом Дома Змеи? Не уж, носи ее сам.

— Наденешь пока мою, — предложил Гарри, входя в гостиную.

— А можно парадную? Я Мэган хотел бы навестить сейчас в лазарете. Должен же я выглядеть поэффектней, — попросил Даниэль.

Конор засмеялся и указал на подбитый глаз:
— А это ты тоже парадной мантией прикроешь? Гарри, представь, Королёк у нас выдумал сбежать с урока посредством учиненной драки с прихвостнями Малфоя. Трелони так визжала, грозилась всеми богами и гадальными картами.

— Ну и что? — буркнул Гриффиндор, принимая из рук слизеринца колбу со средством от ушибов и салфетки. – Есть же и положительное во всем этом. Малфою тоже досталось, и его блондинистое величество так же вытурили с урока. В связи с таким стечением обстоятельств предлагаю всю вину свалить на Белого. Пусть Мастер Зелий его ругает.

— Влетит всем, — уверил друг, в то время как Гарри вынес из спальни свою новую мантию и протянул ее Даниэлю.

— Выхухоль, это ты во всем виноват, — вздохнул болтливый мальчишка. – Нашел время для болезни. Вот сейчас бы взял на себя всю вину, покаялся перед родителем.

— Чтобы мне досталось? – хмыкнул Гарри.

— Подумаешь, немного пошипит. С тебя же не убудет, — прикладывая салфетку к затекшему глазу, сказал Даниэль.

— Нет, Королёк, ты сам будешь отвечать за свои действия, — произнес Конор, потирая разболевшуюся руку, сидя в кресле.

— Злые вы, Снейпы, — улыбнулся мальчишка. – Одному я тут снитчи ловлю, для другого с всезнайками веду разъяснительные беседы, и все это ради того, чтобы они оставили меня на съеденье Мастеру Сарказма. А ведь я еще хотел повидаться с Рейвенкло. Это я тебе скажу, Не-ангел, не с Грейнджер по углам целоваться.

— А разве Мэган проснулась? – спросил Гарри.

— Нет, но это не столь важно, — решительно произнес неугомонный наследник. – Любовь не знает преград. Вот увидите, когда она проснется, то первым делом спросит про меня.

— Конечно, еще скажи, что поцелует, — засмеялся Слизерин-Снейп.

— Хочешь поспорить? – сложив руки на груди, серьезно предложил паренек.

— Ты забыл, что ты редко выигрываешь? – напомнил Конор.

— На этот раз я чувствую, что мне повезет, — настаивал мальчишка, расхаживая по гостиной.

— Ерунда все это, — прохрипел Гарри.

— Какие вы скучные, — поморщился болтун и тут же лукаво улыбнулся. – Или же вы просто струсили?

Конор фыркнул и поднялся с кресла.

— На что спорим? – задал вопрос Гарри.

Гриффиндор обвел взглядом друзей и, довольно улыбнувшись, произнес:
— На исполнение моих снов…

Игры темной королевы. Глава 4. Странные сны. Часть 2


— Сегодня прорицания, трансфигурация и …- перечислял Невилл, сидя за столом в Большом зале рядом с Гермионой Грейнджер.

Даниэль, расположившийся напротив, поднял глаза к потолку, изображающему безоблачное небо, и устало простонал:
— Лонгботтом, неужели больше тем нет для разговора, кроме как об учебе?

— Вообще-то, мы в школе, поэтому все разговоры так или иначе касаются учебы, — заявила староста факультета, изредка поглядывая на стол слизеринцев.

Наследник Годрика, глядя на девушку, только ухмыльнулся. Гермиона сделала вид, что не заметила ухмылки парня и налила из кувшина себе в кубок тыквенного сока.

— Ой, — изучая свиток с расписанием, воскликнул Невилл. – У нас зельеварение сегодня аж две пары подряд.

— Кушай кашу, Лонгботтом, это тебя успокоит, и заодно ты забудешь о расписании хотя бы на несколько минут. Глядишь, и я перестану давиться овсянкой при каждом твоем перечислении наших страданий на сегодня, — двигая ближе к однокашнику тарелку, предложил Гриффиндор.

— А почему до сих пор не видно Гарри? – поинтересовалась староста у Даниэля.

— Ты меня спрашиваешь? Не лучше бы тебе обратиться за такой информацией к профессору Снейпу? Или же к Конору. Он-то должен знать, где его брат, — Королёк мотнул головой в сторону стола, за которым к ним спиной сидел его друг.

Гермиона проигнорировала слова наследника и поправила значок старосты на мантии.

— О, Мерлинов ночной горшок, и что за девчонки пошли, — устало вздохнул Гриффиндор, плюхая ложкой в тарелке. – Настырные, совершенно не думающие о других. Нет бы подойти к парню, шепнуть на ухо…ну, что-то вроде «Я во всем виноватая, поэтому тебя прощаю». Но, нет, они только пыхтят, а некоторые еще и стихами пугают.

— Стихи – это красиво, особенно если их читать при луне, — мечтательно произнес Невилл.

— При какой там луне, — фыркнул Даниэль, протягивая руку к поджаренному тосту. – Тоже мне, романтичный оборотень нашелся. И если бы тебе почитали то, что слышали мы, тогда ты сразу бы поменял свое мнение и покрылся гигантскими мурашками на всем своем тощем теле. Это тебе не шипение профессорское слушать. Кстати, о шипении. Невилл, я точно знаю, что ты надежный товарищ. Как гриффиндорец гриффиндорцу дай списать домашнее задание по зельеварению. Правда, я не думаю, что Снейп спросит его, но так, для подстраховки свиточек иметь бы не помешало.

Студент пожал плечами и принялся рыться в сумке, ища нужный пергамент. Гермиона неодобрительно покачала головой и, выхватив у Лонгботтома из рук свиток с домашним заданием, положила вещь обратно ему в сумку.

— Даже и не думай, — решительно сказала девушка. – Даниэль должен сам готовиться к урокам, а не клянчить выполненные домашние задания. И пусть сам отвечает перед профессором за отсутствие свитка. Может, это научит его более серьезно относиться к учебе и не тратить время на праздные прогулки по различным увеселительным заведениям.

Невилл удивленно смотрел на старосту, сверлящую сердитым взглядом Гриффиндора, который, ухмыльнувшись, встал из-за стола.

— Вот так ты, значит? — хватая сумку со скамьи, сказал Даниэль. – Решила отомстить и пожертвовать успеваемостью своего факультета? Нет, насчет мести я еще кое-как могу понять. Вроде, тебя чуточку обидели. Заметь, обидел вовсе не я. Да и тот невинный поцелуй не был настоящим. Обычный мужской спор, на что тут обижаться? Но чего я не понимаю — как ты можешь так поступить с факультетом?! Сама посуди: я не спишу домашнее задание у Невилла, профессор снимет баллы, понизится рейтинг факультета, МакГонаггл начнет читать нотации, и тогда у учеников будет депрессия. Так и до апокалипсиса недалеко. Ты настолько кровожадна, Грейнджер? Я всегда думал, что только Мэган отличается своими хищными замашками, но, видимо, эта черта присуща любой девушке. Гермиона, ты меня разочаровала. Все, я тебя вычеркиваю из моего списка девчонок с приятной наружностью, и теперь не жди цветов на день старост.

Закинув сумку на плечо, мальчишка развернулся и пошел вдоль стола в сторону выхода из зала.

— А разве у нас существует день старост? — удивился Лонгботтом, беря ложку в руки.

— Ешь кашу, Невилл, — укладывая расписание уроков в сумку, буркнула Гермиона и направилась к первокурсникам, которые возле дверей Большого зала столпились вокруг близнецов Уизли.

* * *
— Есть ли смысл в этом бреде? – прошептал Даниэль Конору, сидя на низком мягком пуфике, обитым пестрой тканью, и облокотившись на круглый столик, на котором стояли две пустые чашки с чаинками на дне.

Хрустальный шар, который якобы должен был предсказывать жизненно важные события, стоял среди чашек и только отражал огонь из камина. В небольшом классе было душно, и Гриффиндор, изнывая от скуки и слушая, как профессор Трелони с особой таинственностью в голосе говорит о важности толкования снов и хиромантии, расслабил галстук и, скрестив ноги, протяжно зевнул, обратив на себя тем самым внимание всех учеников и самой преподавательницы.

— Я вижу, вы пытаетесь войти в транс, — взяв за руку наследника, полушепотом сказала женщина, рассматривая ученика сквозь толстые линзы очков.

— Я оттуда и не выходил, — улыбнулся мальчик, почесывая коленку и наблюдая, как профессор вглядывается в линии на его ладони.

— Если линия успеха начинается от линии судьбы и пересекает линию ума и сердца, то она показывает, что благополучие будет достигнуто исключительно благодаря Вашим личным природным дарованиям, усилиям и уму, — проводя тонкими пальцами по ладони Даниэля, произнесла Трелони.

— Вот так всегда, — вздохнул подросток. – Все сам, своими руками и умом… Нет, меня эта линия не очень устраивает, найдите что-нибудь другое. К тому же я бы хотел Вас предупредить, что как раз по этой, как ее, судьбоносной черточке, которая тащится по всей ладони, что-либо конкретное говорить нельзя. В детстве я порезал ладонь, и шрам как раз проходит по ней. Так что гадание не очень верное выходит.

Отпустив руку ученика, профессор посмотрела на Гриффиндора и улыбнулась.
— Деточка, от судьбы никуда не деться.

Поправив шаль на плечах, Трелони вышла на середину класса.
— К следующему нашему занятию попрошу всех вас подготовить на отдельном пергаменте, основываясь на моих лекциях и учебном пособии, описание ваших индивидуальных особенностей, черт характера и грядущую судьбу, заложенную в линиях ваших ладоней. А теперь я бы хотела обратить внимание на тонкости толкования снов. Откройте сто восемьдесят пятую страницу.

Студенты принялись листать учебники, ища нужную страницу. Слизерин-Снейп поморщился и посмотрел на Гриффиндора, с увлечением складывающего страницу пособия по толкованию снов в треугольник, старательно выравнивая края. Изображенный на еще не смятом участке страницы волшебник в остроконечной шляпе грозил кулаком вандалу.

— Как ты думаешь, если я вырву пару страниц из твоего учебника для сооружения бумажной эскадры, ты не будешь против? – захлопывая книгу, шепотом спросил Даниэль, дотягиваясь до пособия друга.

— Я буду даже счастлив, если ты оставишь мне только корочки, — улыбнулся Конор и подтолкнул ближе к Корольку книгу. – А лучше придумал бы, как нам отсюда сгинуть. Вообще, кто нам в расписание эту дребедень прорицательную вписал? Гермиона и то не посещает этот урок.

— Тетка говорит, что посоветовалась с твоим предком, Дамблдором, есть предположения, что и с Волдемортом, перед тем, как тот скрючил лапки, и они решили для общего нашего развития внести в список уроков прорицание, уход за магическими животными, астрономию и еще какую-то там фигню в довесок основным предметам, — вырвав страницу из учебника наследника Салазара, Даниэль посмотрел в сторону Трелони, объяснявшей Невиллу расшифровку его кошмаров, и, повернув голову к Драко, сидевшему за соседним столиком в гордом одиночестве и наблюдавшему за наследниками, скорчил рожу.

— И отец согласился, чтобы я и Гарри посещали уроки по прорицанию?- указывая на размахивающую руками преподавательницу, навевающую страх на впечатлительного Лонгботтома, хмыкнул Конор.

— Откуда мне знать? — превращая лист из книги в немного кривоватую летучую мышь с хищным выражением уродливой мордочки, ответил Даниэль. – В любом случае, я не собираюсь здесь засиживаться. У меня куча срочных дел, к тому же я еще не навестил Мэган в Больничном крыле. Вдруг она там проснулась. Представляешь, какой вопль будет, когда она узнает, что, падая на пол в вагоне, сломала ноготь на указательном пальце. Думаешь, я пропущу такое представление ради какого-то там урока прорицания? Аппарировать не мешало бы.

— Не выйдет, — вздохнул друг, постукивая по крышке столика. – Я уже пробовал. Дед постарался, чтобы чары Хогвартса не позволяли кому-либо перемещаться в пространстве на всей территории школы.

— А я так рассчитывал на твое умение аппарировать, — огорчился Гриффиндор и, выпустив в свободный полет своего мыша-монстра, оглянулся в поисках нового способа сбежать с урока.

Игры темной королевы. Глава 4. Странные сны. Часть 1


Гермиона плакала, сидя на ступеньке каменной лестницы в одном из коридоров заброшенной части замка. Шелковистые каштановые волосы девушки рассыпались по подрагивающим от всхлипов плечам. Гарри протянул руку и пальцами дотронулся до локона упавшего на её лицо. Гермиона вздрогнула и посмотрела на парня своими красивыми карими глазами, сейчас мокрыми от слез. Мальчик чуть помедлил, но потом вздохнул и присел на потрескавшуюся от времени ступеньку, силясь придумать слова утешения для подруги. Положив руку на плечо Грейнджер, он притянул ее к себе, шепча:

— Успокойся. Это он ляпнул, не подумав.

Девушка всхлипнула и покачала головой.
— Видимо, я не настолько красива, и он…

Аромат, исходящий от волос старосты факультета пьянил. Парень прижал девушку сильнее и провел рукой по каштановым прядям, потом по плечу.

— Нет, Гермиона, что ты говоришь? Ты не представляешь себе, насколько ты великолепна. И я хочу тебе сказать, что он… я люблю тебя, — вдруг тихо произнес Гарри, приближаясь к губам гриффиндорки.

Поцелуй, казалось, уносил куда-то вдаль, укачивая, пока позади не послышались торопливые шаги и голос запыхавшегося брата:
Гермиона, я…ты меня извини, что…

Конор замолчал на полуслове и застыл, словно его парализовало заклятье, недоуменно уставившись на целующуюся пару.

— Ты… что ты здесь делаешь, Гарри? Вот этого я от тебя не ожидал. Мерзкий предатель! Как ты мог?! Я убью тебя!

В последний момент гриффиндорец помнил только зеленую вспышку, озарившую коридор. Смертельное заклинание полетело прямо в него…

— Я убью тебя, Гарри, если ты не проснешься, — стоя в пижаме, Конор тряс за плечо своего брата. – Давай вставай. И нечего тут хрипеть, будто я на тебе Круцио испытываю.

Парень потер глаза, все еще никак не соображая, где он находится, и что было во сне, а что наяву. Расплывчатость мира быстро исчезла, как только Конор нацепил ему на нос очки.

— Слушай, я не собираюсь тут нянчиться с тобой целый час, — бряцнув о прикроватную тумбочку подносом с кубком, колбами, заполненными зельями, чашей с бульоном и тарелкой с парой ломтиков хлеба, подросток недовольно покосился на брата. – Тем более из меня нянька, как из Королька алхимик.

Гарри приподнялся на локтях и огляделся, пока Конор смешивал содержимое склянок в кубке.

— А почему я в твоей комнате и притом на твоей кровати? – недоуменно осматривая помещение, попытался прояснить ситуацию взъерошенный парень, но голос отказывался слушаться хозяина, и Гарри всего лишь чуть слышно просипел.

— О, брат, как бы сказал капитан: «Якорь тебе в глотку, Гарри, да у тебя голос, словно у подыхающего дельфина!», — улыбнулся Конор и вручил родственнику кубок. – Пей. Такую гадость лучше пить сразу и не принюхиваться. Хотя ты должен был уже привыкнуть к специфическому аромату, потому что отец влил в тебя уже несколько литров этого зелья.

Мальчик взглянул на снадобье и сделал пару глотков. Ощутив вкус зелья в желудке подросток понял, что он долго не выдержит, и еще немного — и его стошнит.

— До конца, — предупредил брат, видя, что Гарри хотел было сделать попытку опустошить посудину только на половину. – Отец велел, чтобы ты выпил все, предупредив, что если этого не произойдет, он заставит меня допивать остатки. Мне как-то не особо хочется, чтобы он исполнил обещание.

— Ну и гадость, — прохрипел гриффиндорец, отдавая пустой кубок Конору.

— Полностью с тобой согласен, — хмыкнул наследник Салазара, взяв один из кусочков хлеба. – Эту мерзопакостную слизь, которую надо смешивать непосредственно перед употреблением, выдумал наш «добрейший» дед. Говорит – старинный рецепт. Но у меня подозрения, что основным ингредиентом зелья являются его грязные носки двухнедельной «свежести».

Гарри выхватил из рук брата хлеб и запихнул в рот, стараясь заглушить рвотные позывы.

— Между прочим, меня таким зельем в детстве то и дело лечили на «Летучем Голландце», пока я не окреп в суровых климатических условиях. Так что запашок этой слизи я помню с давних времен. В первый раз, когда я был еще маленьким, разревелся, отказываясь пить варево, но дед силком влил в меня зелье. Эх, и ругался он тогда.

— А почему все же я не пошел в гостиную Гриффиндора? – присаживаясь на кровати, просипел Гарри. – Я помню, как мы ужинали, а потом…

— Потом, когда ты узнал о смерти того оборотня, которого грохнули возле озера, ты сказал, что чувствуешь себя неважно и что хотел бы пойти к себе в гриффиндорскую спальню, — вздохнул Конор, подавая чашу с бульоном брату и присаживаясь в кресло возле кровати. – Неизвестно, что бы было, если бы отец не заинтересовался твоим состоянием. У тебя был жар. Да еще какой! К тому же лихорадило. Мадам Помфри предлагала переправить тебя в Больничное крыло, но папа отказался, сказав, что сам будет лечить. Тем более, что требовался постоянный уход, по крайней мере, пока ты не придешь в себя. Вот поэтому, Гарри, моя комната быстро была приспособлена под лазарет.

— А как же ты? – отхлебнув теплую, приятную на вкус жидкость, спросил мальчишка, шмыгнув носом.

— А что я? Мне досталось по полной: и за случай с Уизли, и за прогулку на свежем воздухе без верхней одежды. Вот ты мне скажи, я тебя заставлял идти со мной к берегу?

Гарри отрицательно мотнул головой и сделал очередной глоток бульона.

— Вот это-то я и пытался втолковать нашему предку, но все без толку. Ты не представляешь, как он рычал на меня вчера, аж как-то не по себе стало. Потом принялся выяснять, за каким Мерлином мы отправились на берег, и как этот Люпин там оказался. Будто я знаю, с какой стати оборотни бродят возле Хогвартса! В конце концов отправил спать к себе в комнату, предварительно назначив отработку на неделю в кабинете зельеварения, а сам всю ночь провозился с твоей лихорадкой. Вон, наколдовал себе кресло и отпаивал тебя зельем каждый час, пока температура не нормализовалась. А сегодня с самого раннего утра разбудил меня и велел, чтобы я накормил тебя легким завтраком и заставил выпить лекарство, пока он хотя бы немного поспит перед занятиями. Эльфы притащили завтрак и для тебя, и для него. Вот теперь мне приходится тут нянчиться с тобой. Не люблю я это дело. Ну да ладно, дожевывай свой совсем уж легкий завтрак и спи дальше. К вечеру голос уже должен появиться, по крайней мере, судя по моей практике. Но опять же по практике — лучше, чтобы он у тебя подольше не восстанавливался.

— Почему? – просипел Гарри, улыбаясь.

— А потому, что как только ты обретешь возможность издавать звуки, отец намерен выяснить, каким образом у тебя оказалась пачка дедовских сигарет в кармане рубашки. И, возможно, оторвать тебе голову за курение. Он у нас крайне ревностно относится к вредным привычкам, — улыбнулся Конор, потягиваясь.

— Так это же Даниэля сигареты, — пробормотал мальчик, поправляя очки.

— Вот ты это ему и докажешь, — ухмыльнулся брат, вставая с кресла. – Вообще не понимаю, почему ты сигареты не выкинул?

— А сверток с ключом и свитком отец тоже нашел? – поинтересовался Гарри.

— Не знаю, — пожал плечами Слизерин, подойдя к двери, – Он очень разозлен, и лишние расспросы только добавят масла в огонь. Поэтому поосторожней с этим.

— Но я бы хотел узнать, от чего Люпин умер, — прошептал подросток.

— Не думаю, что это хорошая идея. Похоже, фамилия оборотня, да и вся история с его появлением на берегу не пришлась по вкусу нашему строгому отцу. Что-то тут не так. Но выяснять, что именно, я не хочу. Еще не хватало, чтобы из-за какого-то отброса общества мне влетело.

— Не называй его так, — как можно громче прохрипел Гарри, сжимая руками одеяло.

— Спокойно, братишка, — улыбнулся Конор. – Ты со своей защитой оборотней себе голосовые связки надорвешь. Шипишь тут, как мурена на сковородке. Лучше допей бульон и ложись спать. А я пошел переодеваться, а то мне еще топать до Большого зала на завтрак. Надеюсь, что хоть Королёк не заболел и соизволит выползти сегодня из гриффиндорской башни. Его МакГонаггл вчера под конвоем увела. Тоже, наверное, досталось парню. Но, между прочим, хоть Даниэль на вид и хлипкий, я ни разу не видел его простывшим. Невероятно, но факт.

Мальчишка усмехнулся и вышел из комнаты, закрыв за собой дверь.

2 с 41234